А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Греческие каникулы" (страница 9)

   КОРФУ

   – Таки!
   Грек разогнул спину и поискал взглядом того, кто его окликнул. Честно сказать, он опасался, что это окажется фрау Герда. Фрау трудилась на посту управляющей отелем и весьма строго следила за трудовой дисциплиной всех служащих. Уже не раз Таки попадало от нее за всякие провинности. Садовник побаивался голубоглазой фрау, чьи светлые волосы всегда аккуратно уложены, и даже яркая помада не может скрыть, какие тонкие и злые у нее губы.
   Надо отметить, что не он один недолюбливал фрау Герду. Греки народ дружелюбный, но не сильно увлекающийся трудовым процессом. Проще сказать, они довольно ленивы и не слишком обязательны. Любой местный труженик уверен, что перед началом рабочего дня нужно хорошенько пообщаться с товарищами, обменяться новостями, вдруг со вчерашнего дня произошло что-то важное? Опять же перекуры – дело святое, точно так же, как и пополнение запаса жидкости в организме. Таки, как истинный грек никаких глупостей вроде чая или кока-колы не признавал. Он приносил с собой на работу полуторалитровую бутылку вина и к концу рабочего дня приканчивал ее всю. К чести Таки надо сказать, что вино это он делал сам, да еще разбавлял его водой, чтобы не захмелеть на солнце. То есть пил он фактически сок. Но фрау каждый раз принюхивалась и приглядывалась к нему с большим подозрением.
   Кроме того, немецкая пунктуальность весьма напрягала греков. То есть они в принципе были согласны, что работу надо сделать. Но зачем же так спешить?
   Фрау Герде пришлось изрядно помучиться, но в конце концов работники уяснили, что если они хотят получать деньги, а не платить бесконечные штрафы, то нужно подчиниться. Фрау Герда заслуженно гордилась тем, что ее отель считался образцово-показательным, и даже в Интернете почти никто не ругал ни питание, ни обслуживание. И все же где-то что-то порой оказывалось не совсем идеально: Андрис забыл полить рассаду, и она пожухла. Спиро запамятовал убрать инструмент, потому что торопился на свадьбу друга, и кто-то из гостей наступил на грабли и так далее. Последний грех Таки состоял в том, что вместо абстрактного узора из разноцветного песка и камушков, который должен был украшать въезд в отель (фрау Герда лично передала ему картинку, где все было раскрашено и подписано на греческом), он в порыве творчества выложил на клумбе рисунок, виденный им на одном из старых черепков. Красивый греческий юноша готовился метнуть копье.
   Если бы этот узор (а тем паче черепок) увидел искусствовед, он пришел бы в восторг и рассказал, что сие есть образец «классического периода в истории Древней Греции, который явился периодом расцвета ее цивилизации. В это время на первый план выдвигаются Афины, что во многом было обусловлено становлением там демократии. Идея осознания себя гражданами полиса, а не просто его жителями отразилась в первую очередь в творчестве Софокла, Еврипида, Эсхила, трагедии которых способствовали успешному развитию греческого театра. Во многом именно последний, будучи общедоступным, воспитывал патриотизм и гражданственность. В искусстве в полной мере воплотился идеал человека-героя, совершенного физически и нравственно».
   Но фрау Герда, хоть и была женщиной с университетским образованием, видела перед собой прежде всего обнаженное тело, выполненное по всем канонам анатомии. И тело это было мужское.
   Оглядев творение садовника, она онемела было, но ненадолго. Таки, увидев вытаращенные голубые глаза фрау и беззвучно шевелящиеся тонкие губы, вобрал голову в плечи, готовясь к разносу. Но тут как раз подъехал автобус с новой партией туристов. Среди них оказался энтузиаст, увлекающийся греческим искусством, и первое, что он сделал, – выразил фрау искреннее восхищение тем, что отель встречает гостей лучшими образцами греческой живописи.
   Подкованный турист упомянул таких «ведущих мастеров греческой пластики, как Мирон, Поликлет и Фидий. Их произведения отражают образ человека-гражданина, который так высоко ценили греки. Физическое, а значит, и внутреннее совершенство их моделей утверждает мысль о человеке как о мериле всего сущего…».
   После столь информативной лекции обнаженный юнец, изображенный на клумбе, перестал напоминать фрау Герде образчик родной немецкой порнографии и потому был помилован. Но на Таки она все же поглядывала с недоверием.
   Садовник огляделся, и его смуглое лицо расплылось в улыбке. Нет, это не фрау Герда ищет его, чтобы устроить очередной разнос. Это две милые девчонки, ужасно похожие на его племянниц, – Насти и Лайза.
   – Привет! – Таки махнул им рукой. – Рано встали!
   – Здравствуй, Таки! Ты сегодня как?
   – Хорошо! Уже много с утра сделал… Могу покурить.
   Садовник опустился на землю, а девчонки оседлали валун, вокруг которого Таки и копался – приводил в порядок цветочную композицию. Он залез в сумку, которая отдыхала в тенечке, и выдал каждой из девочек по кисти винограда. Ягоды были некрупные, но тугие, плотные и словно покрытые восковым налетом. Лизка сунула одну в рот, раскусила и скривилась:
   – Шкурка терпкая… и не жуется.
   – Ай, не так надо! – Таки засмеялся. – Смотри.
   Он отщипнул виноградинку, поднес ко рту и сдавил ее меж пальцев. Кожица лопнула, и мякоть вылетела, угодив точно в рот. Таки бросил в кусты кожицу и облизал пальцы.
   Так виноград пошел гораздо лучше. Сок тек по пальцам и губам, всем было весело. Хихикая и нахваливая виноград, хитрые девицы принялись допрашивать Таки.
   Думаю, любой следователь снял бы шляпу перед мелкими авантюристками. Они повторяли один и тот же вопрос на разные лады, пока не добивались от грека более-менее внятного ответа. Слушали внимательно, цеплялись за детали и намеки. Им всем сильно мешало, что Таки знал всего пять русских слов и весьма ограниченное количество английских и немецких. Девчонки говорили по-английски сносно, но это не сильно помогало.
   Тем не менее им удалось выяснить, что где-то недалеко, на холме, живут англичане. Как минимум один из них весьма сердитый и в дом к себе никого не пускает. И в доме этого сурового джентльмена хранится карта побережья, на которой отмечены места, где когда-то располагались храмы. Вынести ее нельзя, потому что она большая. А откуда Таки знает про карту? А он ее видел в окно, когда работал в саду.
   – Ага, – обрадовалась Настя. – Раз ты видел, значит, и мы можем посмотреть!
   – Нет-нет, – замахал руками Таки. – Англичанин сильно сердитый, может убить Лайза и Насти. Он всегда с ружьем. Не любит сорок и других больших птиц. Стреляет.
   – Ну, это вряд ли, – пробормотала Лизка. – Видали мы тут всяких. Все-таки мы не сороки.
   Девчонки безбожно подлизывались к садовнику, подарили ему пару пачек конфискованного у Марка «Парламента» и красивую зажигалку.
   Таки любил красивые вещи. И детей он тоже любил. Своих у него не было – в деревне он считался немного блаженным, и замуж за него никто не спешил, а потому Таки баловал всех ребятишек: и своих племянников, и тех, что приезжали отдыхать в отель.
   В простодушном садовнике мирно уживались любовь к детям, страсть к археологии и нелюбовь к «английским захватчикам». Причем свою бывшую хозяйку – миссис Дайлет – он всегда вспоминал с уважением и симпатией, что совершенно не мешало ему ненавидеть англичан абстрактно – как расхитителей исторических ценностей его родины.
   А нелюбовь к тем, кто наживался, растаскивая историко-культурное наследие Греции, подтолкнула Таки на поступок, который раньше он счел бы неприемлемым. Чуть выше городка, среди оливковых рощ и миртовых зарослей стояли виллы, принадлежавшие англичанам. Там было пять домов. Один из них недавно приобрела какая-то семейная пара. Таки еще и не разузнал толком, кто они такие. Хозяева на виллу пока не переехали: там делали ремонт и завозили мебель и прочее. Еще один дом принадлежал тому самому сердитому английскому джентльмену, про которого Таки рассказывал девчонкам. Три дома (в том числе дом его бывшей хозяйки миссис Дайлет) стояли пустые. Так вот, Таки взбрело в голову, что раз англичане так много украли у его родины, то и он может позволить себе поживиться чем-нибудь на их территории.
   Он успел обшарить все три пустующих дома и натаскать оттуда кучу барахла. Именно из этих вилл происходили все те замечательные дверные ручки и молоточки, которые так пленили Марка. Безалаберные англичане оставили кое-какую мебель и сундуки с ненужным барахлом на чердаке. Таки составил себе приличную коллекцию вещей, ценности которых он не знал. Здесь были грошовые сувениры, вроде пластмассовой Эйфелевой башни и бронзовых пепельниц, купленных в туристических лавках Египта, были черепки греческих сосудов с узорами и рисунками и каменные амфоры, место которым в музее. Книги – от грошового издания Джералда Даррелла до переплетенного в кожу дневника капитана чайного клипера за 1879 год. Капитан имел склонность к литературе и записывал много интересных историй и фактов. Какой-нибудь историк был бы счастлив получить в руки такой ценный источник сведений о девятнадцатом веке, но вот поди ж ты, журнал покоился в сундуке в комнате Таки, аккуратно завернутый в афишу какой-то джаз-группы, имевшей счастье выступать в отеле.
   Таки фактически стал коллекционером и очень редко продавал что-нибудь из своих сокровищ. Вчера он пошел на базар, потому что очень понадобились деньги: его позвали на свадьбу, и он не хотел ударить в грязь лицом перед родственниками. А кроме того, Таки чуть ли не впервые встретил родственные души в лице Лизки и Насти. Милые русские девочки искали древности и с восторгом относились к греческой культуре (как понял Таки).
   Лиза честно пыталась объяснить ему, что она ищет храм Исиды. Кто такая Исида, Таки не знал, но поиски храма от души одобрил. Девчонки пытались расспросить его, какое именно место на побережье он считает самым перспективным с точки зрения раскопок. Таки задумался. И опять вспомнил о карте, виденной им у англичанина.
   Вынести карту невозможно, но вот увидеть… взгляд Таки упал на фотоаппарат, болтавшийся на груди Насти.
   Это и решило дело. Он согласился провести девчонок к вилле и показать им карту.
   – Вы ее – чик! – Таки ткнул пальцем в фотоаппарат. – И тогда мы узнаем, где копать, да?
   – Да! – согласилась Лиза. – Когда идем на дело?
   Таки задумался. Утром нельзя – англичанин почти никуда не выходит, копается в саду или читает на веранде. Но после обеда он идет отдыхать и спит, как правило, в гамаке за домом, в тени деревьев.
   – Сегодня после ланча, – сказал он решительно. – Today after lunch, o’key?
   – O’кей! – на два голоса отозвались девчонки и убежали на пляж, где Марк уже весьма нервно озирался, не понимая, куда запропастились его подшефные овечки.
   Отдых радовал. Море теплое, погода отличная, персонал услужлив, питание просто замечательное. Что еще нужно утомленному жизнью отцу семейства? Но вот поди ж ты: чем больше Марк отдыхал, тем больше его терзали скука и совесть. Он ужасно скучал по малышам и Лане и угрызался от мысли, что его бедная женушка сидит в пыльной Москве совершенно одна (про Цилю и тетю Раю он в приступе самоедства как-то позабыл), разрывается между двумя детьми, а он здесь барствует. Руки чесались взять мобильник, да и позвонить ей… но сегодня с утра он уже звонил, они немножко поговорили, как всегда довольно сумбурно, и теперь придется ждать до вечера. Дело в том, что предусмотрительная Лана, зная своего мужа, твердо заявила ему, что она станет подходить к телефону только два раза в день – рано утром, пока малыши не проснулись, и вечером, перед тем как класть их спать. И все. Впрочем, за день терзаний Марку полагалась награда: Лана включала веб-камеру на компьютере, и в течение нескольких минут он мог видеть ее и малышей на экране своего нетбука.
   Марк беспокойно завозился в шезлонге: до вечера еще так далеко… Надо как-то успокоить нервы. Он встал и направился к отелю.
   – Эй, Марк! Ты куда? – Настя и Лиза уставились на него от кромки моря. Великовозрастные девицы с детским энтузиазмом строили замок из песка, выкладывая плоскими камушками особо ценные фортификационные укрепления.
   – Я схожу в номер за сигаретами, – отозвался он.
   – Стоять!
   Ошарашенный, Марк замер чуть ли не на одной ноге. Бог знает когда Лизавета успела выработать голос сержанта-сверхсрочника, но несколько мужчин на пляже, повинуясь незабываемым интонациям, вытянулись во фрунт.
   Девочки обменялись значительными взглядами и направились к Марку, который озадаченно топтался на горячем песке.
   – А что это вдруг ты стал так много курить? – сурово вопросила Настя.
   – Вас лично Минздрав что, забыл предупредить? – поинтересовалась Лиза.
   – Если о себе не думаешь, вспомни о нас! – скорбно поджав губы, попросила Настя. – У тебя теперь трое детей, и всем нужен отец.
   Растерянный, Марк переводил взгляд с одного загорелого личика на другое. Обе девицы выглядели исключительно серьезно, и его слабые надежды на то, что это шутка, испарились быстрее, чем вода на жарком греческом солнце.
   – Да? Вроде бы я не так уж много курю, – протянул он.
   – А пора бы совсем бросить! – сурово припечатала Лизавета.
   – И сейчас как раз самый удобный для этого случай, – подхватила Настя.
   – Точно! Смена климата и обстановки создают дополнительную нагрузку на сердце, о чем в вашем возрасте надо помнить. – Лиза в своей безапелляционности очень напомнила Марку маму Цилю.
   – Да? – пробормотал он. – Ну, может, вы и правы… А пиво можно?
   Настя вскинула брови и вопросительно взглянула на подругу. Та пожала плечами и скривила губы: что сделаешь с этими взрослыми? Никакого понятия о здоровом образе жизни!
   – Одиннадцать уже есть? – сухо спросила Настя.
   Марк взглянул на часы:
   – Да.
   – Тогда можно.
   Еще разок обменявшись значительными взглядами, девчонки направились к отелю.
   – А вы куда? – отмер Марк.
   – В номер.
   – А что так?
   – Марк! Ты врач или где? – Настя закатила глаза. – Полуденное солнце самое вредное. Особенно для наших нежных шкурок.
   – Да? Ну, идите, идите.
   Вышагивая к бунгало, Настя хихикнула:
   – Классно мы его развели, да?
   – Думаешь, он действительно вот так сразу возьмет и бросит курить? – с сомнением поинтересовалась Лиза. – Что-то мне не верится. Мой фатер тоже маме вечно клянется, что и курить бросит, и дома больше времени проводить будет. Хватает его энтузиазма на неделю. При этом курит он на улице втихаря, а потом и вовсе срывается опять куда-нибудь делать бизнес… И что будет, если Марк все же решит покурить и обнаружит, что его запасы сигарет сильно уменьшились? Купил-то он блок, а мы половину перетаскали Таки.
   – А давай… давай вообще их заберем! А если Марк станет спрашивать, я скажу, что, заботясь о его здоровье, просто выбросила их.
   – Думаешь, он поверит?
   – Марк-то? – Настя подумала. – Знаешь, очень может быть, что и поверит. Он у нас такой… оптимист.
   Поднявшись в спальню, Настя нырнула в чемодан. У Лизы сумка была своя, отдельная, а их с Марком вещи Лана уложила в один довольно большой чемодан. Марк свою одежду, обувь и несессер по приезде вынул и разложил в шкафу, а чемодан отнес в комнату Насти. Почти полный блок «Парламента» остался валяться среди ее ярких тряпочек, ракеток для пинг-понга, альбомов и коробок с пастелью.
   И вот теперь Настя выловила его из кучи вещей, а Лиза убрала на самое дно своей сумки.
   Красивую зажигалку они стянули еще раньше, и теперь Таки гордо поблескивал на перекурах настоящим Zippo.
   До ленча подружки успели переделать кучу дел: зарядили фотоаппарат, собрали сумки, включив в набор юных искателей приключений мобильники, бутылки с водой, пачку печенья, блокнот для эскизов и карандаши, косметичку одну на двоих и прочие мелочи. Потом они озаботились тем, как именно будут покидать бунгало, если предполагается, что Марк будет отдыхать на первом этаже.
   Они осмотрели балкон и опытным путем установили, что с него можно перебраться в соседний номер, который пока пустует. Выясняла это Настя: Лиза с физкультурой не очень дружила и, кусая губы, смотрела, как худенькая подружка крепко цепляется за столб, распластывается на нем, как ящерица, и, так же цепко перебирая лапками, перемещается по узкому карнизу на соседний балкон, перелезает через деревянные столбики балюстрады и скрывается в глубине комнаты.
   Настя вернулась в номер естественным путем буквально через две минуты и, чрезвычайно довольная собой, доложила, что все прекрасно: лезть не страшно, карниз не такой уж узкий, а внизу не земля, а крыша террасы, да еще плотный навес из цветущей бугенвиллеи. Соседний номер действительно пуст, она просто прошла на первый этаж, открыла дверь (английский замок, работающий от карточки, можно заблокировать изнутри, но в отсутствие жильцов сделать это было некому) и захлопнула ее снаружи.
   – Класс! – блестя глазами, радовалась Настя. – Можем в любое время входить и выходить.
   Лиза молчала. Ее фигура за последний год существенно округлилась, прибавив ей долгожданной женственности, и Лизавета весьма гордилась своими формами, с презрением поглядывая на «селедок» одноклассниц. Но вот так распластываться на карнизе и шастать по балконам она побаивалась. Хорошо Настьке, она в любую щель пролезет…
   Мозговой штурм не остался безрезультатным: Лиза отвергла план подруги, выдвинув вполне достойное объяснение:
   – А если Марк нас хватится? Проснется и позовет?
   – Скажем, чтобы не звал, – мол, мы спать будем.
   – А если мы задержимся и он испугается, что мы тут уснули вечным сном, и поднимется наверх? Ты подумала? Или увидит нас кто-нибудь, пока будем изображать каскадеров?
   – Что же делать? – спросила заметно приунывшая Настя.
   – Самая лучшая ложь – та, что похожа на правду! – важно изрекла Лизавета. – Давай просто скажем ему, что после обеда ты пойдешь рисовать куда-нибудь на природу. А я с тобой, естественно. За территорию парка пообещаем не выходить. А тут столько всяких мест – найди нас.
   – Точно! Лизка, ты гений!
   – А то!
   Против обыкновенного девочки управились с обедом очень быстро, и когда Марк явился в ресторан, они уже доедали фрукты.
   – Марк, я сегодня пойду рисовать в парк, – заявила Настя. – Потом, может, мы искупаемся… а впрочем, скорее всего, пойдем сразу на танцы. Так что не скучай, хорошо?
   Марк, разморенный солнцем, вяло кивнул. Он проводил взглядом подружек, вприпрыжку удалявшихся в глубь зеленой территории, и похвалил себя за то, что согласился взять Лизу. Девочкам вдвоем не скучно. Страшно подумать, что бы было, если б Насте не с кем оказалось болтать, купаться, бегать на танцы и бродить по дорожкам парка, выискивая уголок, достойный того, чтобы запечатлеть его на картоне или холсте.

   Таки ждал девчонок в условленном месте: возле огромного валуна, покрытого живописными лишайниками и вьюнками. Он приложил палец к губам и крадучись, как индеец в кино, направился по дорожке в сторону ограды, разделявший землю отеля и остальной мир. Сами не зная почему, Настя и Лиза пригнулись, как под обстрелом, и последовали за садовником.
   Парк поднимался на холм, и посреди склона проходила демаркационная линия – столбики и банальная сетка-рабица, обсаженная кое-где кустиками живой изгороди.
   – Не полезу! – пробурчала Лизка, глядя на полутораметровую сетку.
   Но Таки нырнул в кусты, и – оп! – там оказалась неприметная калиточка, закрытая на ржавый крючочек. Все трое выбрались с территории отеля без всяких проблем и бодро двинулись дальше. Очень скоро девочки поняли, что время для похода выбрано не слишком удачно. Наступило самое жаркое время дня, и полуденное солнце жгло во всю свою силу. Все разумные и просто догадливые твари в это время прятались в тени. В кустах не пели птицы, лишь цикады звенели в высокой траве. И от этого неумолчного звука казалось, что окружающее их марево колышется в каком-то исступленном ритме. Горячий воздух, колеблясь, поднимался над выжженным склоном, резко пахли раздавленные кроссовками травы, и голова тяжелела и кружилась. Пот липкими струйками стекал по телу, и невыносимо хотелось присесть, забиться хоть в какую-нибудь тень. Но легконогий Таки шел довольно быстро, время от времени принимаясь насвистывать бодрый мотивчик. Его темные с проблесками седины волосы, не покрытые кепкой или шляпой, блестели на солнце. Смуглая кожа южанина была куда менее чувствительна к солнечным ожогам, чем тела приезжих. Настя чувствовала, как зудят опаленные жаром предплечья, но, сжав зубы, смотрела в спину Таки или под ноги и шла вперед. Лизка пыхтела сзади, но тоже не жаловалась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация