А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Греческие каникулы" (страница 8)

   Подпись под портретом, стилизованная под старинный шрифт, гласила: «Жрица Нефтиды». Лана торопливо перебрала остальные рисунки. Вот это сама Нефтида. Отрешенное и высокомерно-прекрасное лицо богини, совершенное тело с женственными формами. Над головой богини вздымались рога, меж которыми заключен был солнечный диск. Еще Лана нашла наброски внутреннего убранства храма, где намечены были контуры человеческих фигур, склонившихся перед статуей, в которой Лана без труда опознала Нефтиду.
   Из спальни донесся возмущенный писк – мальчишки требовали внимания. Лана устремилась на зов, но мысли ее все еще вились вокруг рисунков дочери. Почему Настя одела Розу в жреческий наряд и откуда взялась эта непонятная богиня? Если бы не портрет Розы, Лана решила бы, что дочка изобразила персонаж, связанный с вымышленным миром фэнтези. Их сейчас полным-полно во всевозможных играх, книгах, фильмах и мультиках, взрослые просто не успевают запоминать дурацкие имена, но дети и подростки часто привязываются к странным созданиям и думают о них больше, чем о реальных одноклассниках.
   Уложив малышей, Лана устремилась к источнику мудрости и знаний, то есть к компьютеру. Меньше чем за час она получила кучу информации и стойкую головную боль. Юрист по образованию, Лана привыкла организовывать данные. И вот теперь перед ней желтеньким флажком горит на рабочем столе папка, куда она поместила все собранные сведения. Вкратце суть их была такова:
   Любимая и почитаемая, Исида хранила свой родной Египет как богиня трона, богиня любви и магии, великая целительница. Существование ее культа подтверждается в текстах пирамид времен Четвертой династии (около 2600 года до нашей эры) и, возможно, уходит корнями в более далекое прошлое. Исида почиталась как отдельно, так и вместе со своим мужем Осирисом или другими богами, в том числе и со своей сестрой Нефтидой, которую многие считали не отдельной личностью, а темной стороной самой богини.
   Некоторые древнейшие легенды гласят, что Исида и Осирис принимали в ходе жертвоприношений кровь своих жертв. В них также говорилось, что Осирис и Исида продолжают существовать в материальной форме и принимать кровь.
   Согласно этим преданиям они были созданы много тысячелетий назад благодаря некоему смешению духа и плоти, подарившему им бессмертие.
   Возможно, они были первыми вампирами. Говорят, что и сейчас их недвижимые тела существуют под присмотром жрецов.

   Еще несколько дней назад Лана и читать бы подобную чушь не стала. Подумать только – древние боги и вампиры! Но если вспомнить смерть Розы и более ранние жертвы, над которыми проводили ритуал обескровливания… то, если не тревожить древних богов, логично предположить, что в городе существует секта, исповедующая именно эту страшноватую религию. Видимо, они жертвуют кровь богам или пытаются обрести бессмертие или кто знает, что еще придет в больные головы? Так или иначе, очевидно, что Роза была связана именно с этим культом. И от него же пострадала. И теперь неизвестные безумцы угрожают Циле и ее семье в попытке вернуть нечто, принадлежавшее Розе. Скорее всего тетрадки, конфискованные следователем.
   Лана очень внимательно просмотрела все сайты, повествовавшие о великой богине. К сожалению, там не нашлось ни адресов, ни телефонов. Был некий чат, но проследить, кто и откуда туда выходит, мог только специалист.
   Лана распечатала собранную информацию, прихватила Настины рисунки и, оставив малышей на тетю Раю, побежала к соседям. Оказалось, что Семен уже созвонился со следователем и они договорились встретиться.
   Циля, всхлипывая, набивала сумку детскими вещами. Отвечая на вопросительный взгляд Ланы, Семен пояснил:
   – Отвезу Оську к родственникам… пусть пока за городом поживет. Там дом в охраняемом поселке, куча детей и собак. Нам спокойнее будет. Циля, рыбка моя, давай и ты там поживешь, а? – Он ласково тронул жену за плечо.
   Но Циля замотала головой:
   – Я с тобой. Оська, ты где? Собрал игрушки?
   Что-то стукнуло, плямкнуло, и мальчик появился в дверях. Одной рукой он держал за лямку рюкзачок, набитый игрушками, а другой прижимал к груди деревянную коробку. Был Оська хмур и растерян, потому что никак не мог решить, радуется он неожиданно свалившейся на него поездке за город или нет. С одной стороны, папа сказал, что там много ребят, – это здорово. Но мама не едет, и неизвестно еще, что за ребята… Нижняя губа Оськи дрогнула.
   – Ты бакуганов не забыл? – быстро спросила мать.
   – Нет, ты что! – Оська оживился и тряхнул коробку, которая отозвалась звуком чего-то перекатывающегося и шуршащего. – Всех до одного собрал, даже Пируса нашел! – Он гордо взглянул на Лану.
   – Обалдеть! – отозвалась та, и поскольку она понятия не имела, кто такие бакуганы, и по существу дела добавить ничего не могла, то сказала: – Красивая у тебя коробка. Это специально для них, да?
   – Нет… – Оська вздохнул. – Для них есть такой чемоданчик крутой. С отделениями… но дорогой. А это от тети-Розиной куклы.
   – Да? – механически отозвалась Лана, которая помогала Циле складывать в пластиковый пакет босоножки и кроссовки для малыша. – Ясно…
   – А мама чемоданчик не покупает, – тянул свое Оська.
   – На день рождения куплю, – тут же среагировала Циля.
   – От какой куклы коробка? – медленно спросил Семен, и что-то в его голосе заставило женщин оставить в покое кроссовки и повернуться к мальчику. Оська отступил к двери в комнату, глядя на отца исподлобья и покрепче прижав к себе деревянный ларчик.
   – Она пустая стояла, вот я и взял, – пробормотал он, оглядел неулыбчивых взрослых и разревелся.
   – Эй, ты чего? – Семен подхватил сына на руки. – Не плачь. Нам правда эта коробка нужна, мы ее искали… Давай другую найдем, лучше. Вон в кухне от печенья есть, круглая, красивая.
   – Не-ет, не хочу от печенья… хочу чемодан. Специальный. Для бакуганов.
   – Не вопрос, – солидно кивнул Семен. – Слово даю – ты мне ящик, а я тебе чемодан. Сейчас в магазин заедем и купим.
   Конфисковав таким образом ларчик и вытряхнув оттуда бакуганов, взрослые принялись рассматривать свою находку. Однако ящичек был безнадежно пуст и не слишком интересен. Явно кустарный, сделанный из деревянных лаковых плашек, размером сантиметров двадцать на сорок пять, без резьбы или каких-либо знаков. Крышка держалась на петлях и закрывалась на примитивный запор. Честно сказать, больше всего ящичек походил на миниатюрный простенький гробик.
   – Оська, а что было внутри? – спросила Циля.
   – Говорю же – кукла!
   – Какая?
   – Голая и уродская, – отозвался мальчик.
   – Пластмассовая, как Барби?
   – Не-ет, другая. Барби розовая и худая, а эта черная почти и толстая. И с рогами. – Подумав, Оська повторил с явным неодобрением: – И голая.
   – С рогами? – переспросила Лана, лихорадочно роясь в папке с Настиными рисунками. – Смотри, эта?
   – Ну да, здорово похоже, – кивнул малыш.
   – Значит, Настя рисовала это с натуры? – Семен мрачно разглядывал Нефтиду, пока Лана вкратце пересказывала результаты своих компьютерных изысков. – То есть у Розы была с собой некая статуэтка, которую она хранила в этом деревянном ящичке. Но куда же, черт возьми, она делась?
   – Не знаю. – Циля опустилась на пуфик у двери и рассеянно положила себе на колени Оськины кроссовки. – Квартиру уж кто только не обыскивал: и я сама, и милиция, и психи эти… если бы статуэтка была здесь, они бы ее нашли.
   – Значит, Роза ее куда-то дела, – пробормотала Лана.
   – Но куда? И что нам делать?
   Ответа ни у кого не нашлось, и Семен заторопился. Они с Оськой наконец уехали, женщины еще пошарили по углам и шкафам, само собой, ничего не нашли, и Лана побежала домой, чувствуя, что грудь отяжелела от молока.
   И опять день потек своим чередом – такой короткий и утомительно долгий одновременно. Лана кормила детей, меняла памперсы, пела, укачивала, гладила рубашечки, стирала, пила чай с молоком, опять кормила и целовала упитанные пузики и розовые пяточки.
   Вечером позвонил Марк, и она отметила, что муж успел здорово загореть. Настя и Лизавета промелькнули на экране, смешно исказившись, улыбались от уха до уха и убежали на танцы.
   После разговора с мужем мысли Ланы вернулись к проблемам соседей, и тут ее осенило. То есть она просто вспомнила дурацкий шпионский детектив, который смотрела как-то впол глаза. Там герой долго размахивал перед носом у всех диском, уверяя, что на нем записаны страшные секреты – то ли коды, то ли списки каких-то агентов. Но когда диск этот попытались у него купить, на нем оказался всего лишь диснеевский мультик, а всех покупателей-врагов доблестное то ли ЦРУ, то ли ФБР поймало.
   Итак, статуэтки у них нет, но именно ее желают получить неизвестные фанатики. Найти Нефтиду, похоже, нереально… значит, ее надо подделать! И постараться на эту приманку вытащить из укрытия психов – сектантов или кто они там… сторонники культа. Как же их называть-то? Не культуристы же!

   Семен вернулся от следователя злой, Циля, деморализованная всем происходящим, безнадежно сожгла рыбу, и в результате все опять собрались на кухне у Ланы. Тетя Рая, стоя у плиты, спешно жарила вторую порцию морковных котлет и качала головой, слушая рассказ Семена о разговоре со следователем.
   – Этот тип только что не заявил мне, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих! Мол, найдите статуэтку, договоритесь с этими упырями о встрече, а мы, так и быть, подъедем и всех повяжем. Это просто черт знает что!
   – Я тут подумала… можно попытаться сделать копию, – нерешительно сказала Лана. – Мы ведь знаем приблизительный размер, у нас есть рисунок… и Оська ее видел, можно его еще расспросить.
   – Но у нас нет времени! – возразил Семен. – Кто возьмется за несколько дней сделать каменную статуэтку такой сложности?
   – И почему именно каменную? – подала голос тетя Рая. – Вот у Настеньки в художественной школе был курс лепки в прошлом году… так она пользовалась чем-то вроде тугого пластилина. Он довольно тяжелый. Или вот еще из гипса раньше делали всякие фигуры.
   – Точно! – подхватила Лана. – И я знаю, к кому можно обратиться. У Насти этот курс мелкой пластики вел такой забавный дядька! Как же его?.. Альберт… нет, но что-то не простое… Вениамин Терещенко? Ну, как-то так.
   – То есть он учитель? – переспросила Циля.
   – Ну вообще-то он профессиональный скульптор. Помнится, мы видели его работы на какой-то выставке. Конечно, все больше абстракции и концепты, как сейчас модно, но и ню там тоже, помнится, присутствовали, притом вполне реалистичные.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация