А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Греческие каникулы" (страница 17)

   МОСКВА

   – Я соскучилась, – сказала Лана, глядя на экран ноутбука. Порой она думала, что безличность телефонных разговоров доскайповой эры была менее травматична, чем подобное общение. Муж выглядел похудевшим, загорелым и несколько напряженным. Также Лану удивила щетина, темной тенью проступившая на подбородке и щеках мужа, но она не стала ничего комментировать. (Марк предусмотрительно не брился, чтобы хоть как-то замаскировать здоровенный синяк на скуле, полученный в боях с наркоторговцами.)
   – А уж как я-то соскучился! – воскликнул он. – Завтра вечером мы вернемся, и я наконец смогу тебя поцеловать.
   – Да… А где девочки?
   – Собираются.
   – На дискотеку?
   – Угу, – уклончиво отозвался Марк. – Танцы, национальная музыка и все такое. Как у вас погода?
   – Нормально. Но у вас, наверное, лучше.
   – Это да, солнышко. Жарковато немного. Как там Циля? Ждет Лизавету? Может, позовешь, чтобы они поговорили?
   – Не стоит… Там Сема приехал, так что они чем-то заняты, – стараясь, чтобы голос звучал беззаботно, отозвалась Лана. – Ну, давай до завтра, ладно?
   – Пока. Целую.
   Лана вздохнула, выключив экран. Ей было тревожно. Это из-за событий последних дней, сказала она себе. Будем надеяться, что сегодня полиция поймает этих вурдалаков и мир и спокойствие воцарятся в нашем доме. Мысль о полиции воскресила в памяти образ Антона Николаевича, следователя городской прокуратуры, который вел дело гадалки Розы. Удивительно неприятный тип.
   Лана нахмурилась. До беременности она работала юристом в охранной фирме. По большей части ее работа состояла в написании договоров, но случалось всякое. И неприятности, и разборки с полицией тоже случались. Так что Антон Николаевич отнюдь не первый следователь, которого она видела в своей жизни. И ей было с чем сравнивать. И сравнения эти оказались не в пользу охотника за вурдалаками. Сказать прямо, она сильно сомневалась, что он сможет как следует организовать операцию по захвату банды… или кто там у нас в виноватых… сторонники культа Исиды.
   Лана подошла к окну и прижалась лбом к стеклу. Само собой, никто из главных членов секты на встречу не придет. Пришлют шестерку. Так всегда бывает.
   Он заглянет в коробку, убедится, что там есть предмет, соответствующий описанию, и… и через какое-то время встретится с другим членом секты, чтобы передать статуэтку ему.
   Брать курьера – бессмысленно, он может вообще оказаться посторонним. Нужно проследить за ним. А если и второй человек окажется лишь посредником? Сможет ли полиция выжидать? Отследят ли они цепочку?
   Опыт подсказывал, что полагаться на Антона Николаевича нельзя. Его некомпетентность или равнодушие к происходящему могут стоить в будущем больших неприятностей. Нужно подстраховаться. Она схватила телефон и набрала номер охранного предприятия, где когда-то работала.
   – Ксаночка, здравствуй, это Светлана. Да, спасибо. Да, чудесно. Милая, я сейчас не могу болтать. Дай мне генерального. Это срочно.

   КОРФУ

   До отъезда осталось всего ничего, и девочки старались не думать о храме и просто получить еще немного удовольствия от солнца и моря. Они возвращались в бунгало после завтрака, когда Таки, как чертик из табакерки, вывернулся из какой-то клумбы, протянул Лизе красный цветок, а Насте – нежно-розовый и жестами показал, что их нужно заправить в волосы. Поцокал языком, выражая восторг, и, жестикулируя, чтобы помочь нехватке слов, принялся объяснять, что сегодня вечером в деревне праздник и он, Таки, приглашает своих русских друзей. И Яни их тоже приглашает, и Спиро – тот, что помогал их спасать. В девять вечера. Будем пить вино, свое, с горных виноградников.
   Марк согласно кивал, улыбался, но, когда Таки, помахав рукой, отправился работать, вдруг заявил девочкам, что не стоит идти на праздник.
   – Ты что? – воскликнула Настя. – Они же обидятся! Греки, они знаешь какие чувствительные. Таки даже плакал, когда мы в лодке плыли к берегу и думали, что ты утонул.
   – Да? – Казалось, Марк заколебался. – Но ведь я пообещал фрау Герде, что мы не станем покидать территорию отеля.
   – Ах вот как! – Лиза остановилась, уперла руки в боки и стала вдруг настолько похожа на маму Цилю, что Марк на какой-то момент лишился дара речи. – Как, значит, к Родерику портвейн пить, так это не считается выходом за территорию отеля! Тут мы и про фрау не вспомнили, и не опасно нам было. А как простых людей навестить, которые нам жизнь спасли, так это ужас как страшно!
   Марк хлопал глазами, Настя покатывалась со смеху. Но в конце концов Марк вынужден был согласиться с доводами Лизаветы.
   – Хорошо, – сказал он. – Идем, значит, в гости?
   – Да!
   – Разве мамы не говорили вам, что с пустыми руками в гости ходить нехорошо?
   Они отправились в магазин, и Марк закупил солидную партию виски и бренди, а также шоколадок. Остальные продукты были в основном местного производства, и нести их к столу было бы глупо. Они провели тихий и мирный день на пляже, хорошенько выспались после обеда, не стали наедаться за ужином и в полдевятого отправились в городок.
   Охранник на воротах проводил нагруженную сумками троицу внимательным взглядом, но останавливать не стал. Димитриос ждал за воротами и, загружая позвякивающие пакеты в багажник, уважительно взглянул на Марка.
   Само собой, охранник доложил начальству, что беспокойные русские опять куда-то собрались. Не успело такси Димитриоса отъехать от отеля, как в кармане Марка завибрировал телефон.
   – Да?
   – Мистер Гринберг?
   – Да, я слушаю. – Марк перешел на английский.
   – Помнится, всего пару дней назад вы уверяли меня, что ваши перемещения ограничатся территорией отеля.
   – Я должен поблагодарить людей, которые спасли жизнь мне и моим детям, – отозвался Марк.
   – Дело ваше. Но, надеюсь, вы понимаете, за пределами отеля вы и только вы отвечаете за свою жизнь и жизнь ваших детей?
   – Да, – мрачно отозвался Марк, с невольной тревогой вглядываясь в быстро темнеющие склоны окрестных холмов.
   – Прекрасно, – холодно сказал турок. – Приятного вечера.
   – Черт, давайте быстренько там со всеми расцелуемся – и обратно, – нервно сказал Марк.
   – Само собой, – хмыкнула Настя. – Чур ты целуешься с Таки. От него так разит чесноком, что я могу это удовольствие пропустить.
   – Я выразился в фигуральном смысле. Просто не будем задерживаться.
   – Да кто собирается задерживаться-то? Нам завтра вечером улетать, не забыл?
   Нельзя сказать, что они задержались. Просто ночь оказалась короткой. Пока все спасители пожимали Марку руку, а он презентовал каждому бутылку и выражал благодарность, пока отдавали должное ароматной ягнятине и необыкновенно вкусному вину, пока танцевали и учили русских танцевать сиртаки – небо над морем начало светлеть, наливаясь лаймово-желтым цветом.
   Молодежь, похватав охапки хвороста, направилась по тропе, поднимаясь на гору.
   – Куда это они? – спросила Лиза неугомонного Таки, который ни на шаг не отходил от девочек. Потчевал их то мясом, то фруктами, то сладостями.
   – А, это обычай. Старый. Когда праздник, нужно зажечь костер на сиденье.
   – Где?
   – Ну, то место, где сидят боги.
   – В храме? – Лиза подскочила. – Там, на горе, есть храм?
   – Нет-нет, дома нет. Только старое место. Сиденье… как для царя или бога.
   – Трон, – тихо подсказала Настя.
   – Точно, трон.
   Лиза рванула вверх по тропинке. Настя за ней. Опешивший Таки немного поотстал, но в конце концов они все поднялись на плоскую вершину холма. Здесь оказалась площадка, с которой открывался сказочно прекрасный вид на море и окрестности. С одной стороны площадки имелось возвышение, действительно похожее на трон с высокой спинкой. Оно частично закрывало вид на море, и, чтобы взглянуть на восходящее солнце, девочки отошли подальше и чуть поднялись по тропе, которая вилась дальше к соседним холмам.
   На сиденье, подходящее скорее для великана, чем для человека, женщины положили цветы, а мужчины разожгли перед ним костер. Кто-то запел медленную и грустную песню, некоторые танцевали, кто-то просто сидел, глядя в огонь.
   Настя и Лиза разглядывали каменный трон, освещаемый языками пламени.
   – Это трон для богини Нефтиды, – пробормотала Лиза.
   – Не сходи с ума. Большой слишком. Просто скала. И не такое бывает от ветра и дождей.
   Лиза упрямо покачала головой и обернулась:
   – Таки!
   – А?
   – Чей это трон?
   – Старый очень. Старых богов.
   – Каких?
   Грек пожал плечами.
   Над морем вставало солнце. Сперва занавесом поднялась тьма, явив кобальт и бирюзу и нежный опал рассвета. А затем свет стал прибывать, освещая землю и море, возвращая людям волшебство утра с его свежестью и радостью. Настя как зачарованная наблюдала восход солнца над безмятежным и вечно молодым морем и думала, что обязательно напишет его именно таким: волшебным и ярким.
   – Смотри! – Лиза схватила Таки за руку. В спинке трона, ближе к верхушке, была видимо, щель. И в эту щель ударил луч солнца, прочертив яркую дорожку сквозь утренний сумрак и дым от костра куда-то к соседним холмам. – Таки, смотри, куда упал луч! – вопила Лиза. – Ты заметил?
   – А? – растерянно крутил головой садовник, который успел мирно задремать, разомлев от вина и усталости.
   – Луч, смотри, он указывает куда-то!
   Таки повернул голову, и в тот же миг луч погас.
   – Ты видел? Ты видела? – Лиза подпрыгивала от нетерпения. – Я точно знаю, там вход!
   – Куда?
   – В храм, там должен быть вход! Это просто не может быть случайностью!
   Таки с сомнением смотрел на девочек. Впрочем, Настя тоже не разделяла энтузиазма подруги.
   – Слышь, Лизок, не заводись. С чего ты взяла?
   – Да ты же сама видела!
   – И что? Просто случайность.
   – Нет! Это не может быть случайностью, понимаешь?
   И Лиза побежала по тропинке, ведущей в холмы.
   – Лизка, стой, малахольная! Ноги переломаешь!
   Когда солнце вышло из-за горизонта и песня смолкла, греки стали прислушиваться к разговору, тем более что Лизка орала как резаная. Насте стало даже неловко за подругу. Однако она не могла бросить ее и, умоляюще взглянув на Таки, поспешила за энтузиасткой.
   Таки, на ходу объясняя что-то приятелям, двинулся следом. Пробежав какое-то время и пару раз едва не растянувшись на коварной тропинке, Лиза притормозила. Ей казалось, что она очень хорошо заметила, в какой именно склон уперся луч. Но теперь, когда по мере приближения к цели пейзаж менялся, она уже не могла уверенно сказать, куда именно надо идти. Однако Таки ориентировался лучше. Он пошел впереди, и минут через пятнадцать быстрой ходьбы, тяжело отдуваясь, они стояли перед осыпным склоном холма, поросшим колючим кустарником и неизбежным дроком.
   – Ну и что мы тут видим? – поинтересовалась Настя.
   Лиза молчала. Склон, который издалека выглядел компактным, теперь занял всю панораму. Он оказался широким, просто огромным! Лиза растерялась и никак не могла понять, на какую именно часть склона указывал луч. Подняться на него было бы трудно – виднелись следы осыпи, и камни выглядели очень неустойчиво.
   – Что здесь? – с детским любопытством спросил Таки, тронув девочку за руку.
   – Я думаю, здесь должен быть вход в храм, – ответила та.
   – Что?
   – Храм. Как церковь, только очень старая. Там, где статуи и боги.
   – Статуи? – Глаза Таки вспыхнули. – Греческие античные статуи?
   – Вроде того, – рассеянно кивнула Настя.
   Таки выхватил из кармана мобильник, нажал вызов и принялся вопить в трубку так, что над кустами поднялись потревоженные птицы.
   Садовник продолжал общаться с кем-то по телефону. Лиза пребывала в состоянии близком к прострации, а Настя пыталась как-то утешить подругу.
   Минут через двадцать на тропинке показалась целая процессия. Похоже было, что на склон явилось полдеревни, причем многие несли мотыги и лопаты. Само собой, толпа, как прибой, принесла с собой и Марка, который сердито воззрился на девиц и сварливо поинтересовался:
   – И что вы устроили на этот раз? Оползень? Решили организовать Помпеи? Надеюсь, там никого не засыпало?
   – Пока нет, – буркнула Настя, с опаской взирая на греков, которые толпились вокруг яростно жестикулировавшего Таки.
   Пока она объясняла Марку, что именно увидела Лиза и к каким выводам пришла, сельчане, под предводительством Таки, бросились в атаку на склон холма.
   Марк в полной растерянности наблюдал за их бессистемными, но полными энтузиазма действиями. Ночь выдалась веселой, и со многими ему пришлось сегодня пить вкусное греческое вино. И все же, сделав над собой усилие, он собрал мозги в кучку и сказал:
   – Так нельзя. Вы понимаете, что если там действительно что-то есть, в этом холме, то вы можете все испортить? Как Шлиман.
   – Шлиман нашел Трою. И заслужил славу, – упрямо сказала Лизавета.
   – И проклятия многих поколений археологов. Потому что действовал как варвар, разрушая культурные слои, которые многое могли бы рассказать настоящим ученым. Это надо остановить, – решительно заявил Марк.
   Но прежде чем он успел сделать хоть шаг к импровизированным раскопкам, Лиза повисла на нем и принялась умолять:
   – Марк, ну мы же уезжаем! Я хочу знать, права ли я была! Пусть хоть…
   – А-а! – Крики нескольких человек раздались одновременно, и все споры сразу смолкли.
   Из энтузиазма сельчане копали сразу в нескольких местах и на разной высоте склона. Должно быть, они стронули неустойчивый пласт грунта. Камни и земля поползли вниз, увлекая за собой самозваных археологов. Несколько человек кубарем скатились с холма, остальные отскочили подальше. Поднялось облако пыли, все орали и кричали. Наконец волнение улеглось, оказалось, что все живы и почти целы. Таки подняли, отряхнули, помогли высыпать камушки из ботинок.
   – Ах!
   Марк быстро оглянулся. Лиза ахнула тихонько, но на площадке мгновенно воцарилась тишина. Каждый, кто бросал взгляд на ошеломленное лицо девочки, следил за направлением ее взгляда и тоже замирал на месте. На уровне человеческого роста из скалы торчало нечто… Как-то сразу понятно было, что это не просто камень. Он отличался прозрачной глубиной, свойственной только очень качественному мрамору, и гладкостью, какую могут придать камню либо вода, либо руки мастера.
   Настя и Лиза прошли вперед, меж расступившихся греков и остановились подле торчавшего из склона артефакта.
   – Это голова, голова статуи, – замирающим голосом произнесла Лиза. Протянула ладошку и провела по идеально ровной поверхности.
   – Странная какая-то голова, – пробормотала Настя. – На человеческую не похожа.
   – Что ты понимаешь…
   – Да уж побольше тебя. Нас в классе регулярно заставляют бюсты рисовать… и в Пушкинском мы были не раз… Может, это какое-нибудь древнегреческое чудовище?
   – Сама ты чудовище, – обиженно отозвалась Лиза.
   Меж тем все остальные отмерли и загомонили громче прежнего. Таки оказался рядом с девочками. Глаза его сверкали, он протянул руку, стряхнул землю по краям головы статуи.
   – Голова богини, – пробормотала Лиза.
   – Голова? – Таки вдруг захохотал и шлепнул ее по попе.
   – Ты рехнулся? – Лиза от неожиданности оступилась и съехала вниз по склону.
   – Это не голова! – Таки продолжал разгребать руками склон. – Это попа!
   Еще несколько движений – и стало очевидно, что из склона холма и правда торчит чья-то идеальная по форме тыльная часть.
   Впечатлительные греки просто с ног валились от хохота. Смеющийся Таки вынужден был спуститься к остальным, потому что склон опять начал сыпаться под ногами.
   Марк, собрав вокруг себя мужчин, пытался объяснить, что самостоятельные раскопки нужно прекратить и самое лучшее – поставить в известность власти и вызвать археологов. Это сенсация, все они станут знамениты, но статую должны достать археологи. Мужчины кивали и, оставив пару молодых парней стеречь античный филей, всей компанией отправились провожать русских друзей в отель.
   Завидев приближающуюся толпу, перепуганные охранники вызвали шефа, и заспанный Али Мураза имел удовольствие наблюдать, как русские у входа в отель лобызались с местными. И те долго махали руками, выкрикивая самые добрые пожелания и благодарности. Чем, интересно, русские их так порадовали?
   Выглядели беспокойные туристы, на взгляд Муразы, неповрежденными, хотя явно уставшими и какими-то пропыленными. Одна из девиц, темненькая, вдруг разрыдалась и чуть не рванулась бежать обратно, но мужчина крепко обхватил ее за плечи и, уговаривая и убеждая в чем-то, повел к бунгало.
   Отправив девиц на второй этаж, Марк поразмыслил и позвонил Родерику. Он наверняка знает кого-нибудь из местных археологов или музейных работников и сможет организовать быстрый приезд властей, чтобы не дать сельчанам самим вести раскопки.
   Англичанин спросонья не сразу понял, о чем речь, а потом никак не хотел верить, что Марк его не разыгрывает. Тогда Марк сказал, что Марджори была бы счастлива увидеть то, что они нашли сегодня. Родерик проснулся окончательно и сказал, что сейчас же позвонит главе района и они вышлют охрану и все такое. Марк успел еще взять с него слово, что лавры находки достанутся Таки, а потом повесил трубку и решил, что сделал все, что мог. У него хватило сил подняться наверх и убедиться, что девицы спят, свернувшись на кроватях и даже не сняв грязную одежду.
   Ну и ладно, решил он, скинул кроссовки и тоже завалился в кровать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация