А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Греческие каникулы" (страница 14)

   Мама и папа настаивали на том, чтобы Ната забыла о театральном и пошла в какой-нибудь нормальный институт.
   – Нужна профессия, которая прокормит в любые времена, – твердили они. – Вон, смотри, папа Ашота – был зав овощной базой, а теперь у него сеть своих магазинов. Или мама Дениса! Она стоматолог, а зубы у людей будут болеть всегда, при любом режиме. Впрочем, не только зубы. И еще кто-то должен будет по-любому учить всех недорослей…
   Но Ната не хотела идти в медицинский, торговый или педагогический. Она мечтала о карьере актрисы. Поэтому она поступала в театральный и провалилась на втором туре. Тогда она пошла на вечерний в пед, под тем предлогом, что хочет помогать семье собственным заработком. И тайком от родителей начала ходить на кастинги, смотры и пробы. Через два года такой жизни она бросила институт, зато научилась пить, курить и трахать все, что движется. Потом поняла, что путь этот может завести в никуда, и, вытащив на свет божий хорошие манеры, французский язык и собственную красоту, устроилась в самую дорогую в городе эскорт-службу.
   Для родителей это был шок. Случись дело в начале века, отец, наверное, проклял бы ее. Но советский человек такими патетическими словами оперировал редко. Поэтому он лишь обозвал ее б…. и велел убираться из дома. Наташа пожала плечами, собрала сумку и ушла. Жила на «базе». Надо сказать, во главе компании стоял неглупый человек, и он сумел разглядеть в девушке некий потенциал. Поэтому она действительно работала в основном переводчицей и секретарем, что, впрочем, не отменяло ее обязанностей ублажать клиентов в койке, ежели у них возникали подобные желания.
   Степан Игнатьевич был одним из лучших и постоянных ее клиентов. Он почти достиг пятидесяти, жизнь вел напряженную и потому интересовался больше бизнесом, чем женщинами. Однако красивая девушка в роли любовницы и переводчицы (он часто работал с представителями бывших французских колоний) добавляла процессу переговоров некие приятные моменты. К тому же с ней и поболтать забавно, Ната имела хорошие манеры и пусть и не глубокий, но острый ум.
   Однажды они возвращались после переговоров, имевших место в загородном клубе для своих (бывший санаторий ЦК). Дорога бежала под колеса джипа охраны и, словно напуганная его черной тяжестью, мягко ложилась под представительский «мерседес». Степан Игнатьевич перебрасывался с Натой шутками, обсуждая особенности внешности и поведения деловых партнеров. Благо внешность и манеры представителя Камеруна давали для таких разговоров богатую пищу. Кроме них, в машине был личный помощник Степана Игнатьевича – Аскер, и еще шофер, имени которого Ната не знала и голоса его ни разу не слышала.
   Все шло как обычно, пока не началось светопреставление. Его первым актом стал взрыв спрятанной на шоссе мины. Дорога здесь была приличная, но ремонт на ней производили привычным для всех советских людей квадратно-гнездовым способом, то есть полотно выглядело как залатанная ковровая дорожка. Когда джип с бойцами проезжал по одному из таких квадратов, раздался взрыв, машину опрокинуло на борт и развернуло поперек дороги, так что объехать его было невозможно. Молчаливый шофер «мерседеса» оказался на высоте: он сумел затормозить машину и приткнуть ее к левой обочине, которая представляла собой склон невысокого холма. «Мерседес» еще не успел полностью остановиться, а по его бронированным бокам уже зацокали пули. Аскер, наклонившись, откинул коврик под ногами и нажал неприметную кнопку. В полу автомобиля открылся люк, полный оружия. Он вытащил короткий автомат, убедился, что хозяин лежит на полу, приоткрыл окно и принялся палить по кустам на противоположной стороне дороги.
   Наталье казалось, что все кругом происходит до странности медленно, словно просматриваешь пленку в специальном режиме. Она успевала фиксировать множество деталей: как из опрокинутого джипа вылезли трое охранников, но их расстреляли нападавшие, и тела теперь валялись на дороге. Она слышала, как Степан кричит в мобильник, вызывая помощь. Шофер, приоткрыв окно, отстреливался. И Ната поняла, что это очень похоже на кино. Она – героиня боевика, и почему нет? В то время вся жизнь в России и ее бывших республиках напоминала один бесконечный малобюджетный чернушный боевик. У ее героини была возможность продемонстрировать женскую слабость, припасть к плечу Степана в поисках безопасности… Но Ната решила, что характер ее героини не таков. Она наклонилась, выудила из люка в полу пистолет и внимательно взглянула на кусты. Аскер поливал их очередями, практически не целясь. Но вот он приостановился, чтобы сменить обойму, и Ната ясно увидела, как дрогнула ветка, и тут же, прицелившись, нажала на спуск. Из кустов выпало тело и корчилось теперь на обочине. Аскер бросил на девушку внимательный взгляд. Он отметил, что она не стала тратить время на разглядывание жертвы, не испугалась, не расстроилась. Она внимательно оглядывала кусты и выстрелила снова. На этот раз не ясно было, попала ли Ната, но ветки задергались. «Мерседес» тряхнуло – нападавшие бросили гранату, но бронированный автомобиль выдержал. Когда, оглушенные, они подняли головы, на дорогу вылетели машины охраны, подоспевшие на помощь. Из открытых окон торчали бойцы в бронежилетах, заливая кусты сплошным автоматным огнем.
   Им повезло: помощь подоспела вовремя. Нападавшие убрались, оставив на дороге троих. Двое убитых и один раненый позволили Степану Игнатьевичу выйти на след своего чересчур агрессивного конкурента. Что уж там было дальше – смотрите любой сериал из жизни отечественных бизнесменов.
   Через некоторое время Степан Игнатьевич (по совету Аскера) сделал Нате деловое предложение. Она будет работать только на него и на переговорах совмещать должности переводчицы, секретарши и телохранителя. Ната согласилась не раздумывая. Постоянный работодатель и минимизация постельных услуг означали шаг вверх в карьере. Она даже позволила себе немного расслабиться и вспомнить о мечтах стать актрисой. А что? Мало, что ли, примеров, когда богатый человек продвигает свою любовницу, «раскручивает» ее? Вон их сколько по сценам прыгает!
   Аскер заставил Нату обучаться мастерству телохранителя. В его хитроумной голове бродили смутные мысли о том, что хорошо обученная и хладнокровная женщина, пригодная, например, на роль киллера, – это выгодное вложение капитала. Впрочем, для киллера Наталья была слишком красивой и заметной. Неизвестно, какие виды имел на Нату сам Степан Игнатьевич и думал ли он об этом вообще. Но в один прекрасный день он проиграл ее в карты своему партнеру – турецкоподданному Саиду.
   Саид выправил ей турецкий паспорт. Некоторое время держал при себе в качестве любовницы-охранницы, а потом, решив, что для борделя девушка слишком умна и грех разбрасываться кадрами, пристроил ее к торговле наркотиками. Паспорт Наталье сделали французский, теперь ее звали Франсуазой, и она рассматривала это как первый шаг к долгожданной свободе и новой жизни.
   Два года она отлаживала канал переправки груза. Одним из самых беспроблемных участков был этот кусочек греческого побережья. Тут всегда много прогулочных судов, но именно к гроту они подплывают редко – слишком опасное дно, много подводных камней. Курьеры из Турции затапливали тюки с товаром. Франсуаза, надев водолазные баллоны, маску и ласты, под водой перетаскивала их в грот, а уж оттуда местные потихоньку переправляли товар дальше.
   Система работала как часы, но вот поди ж ты, принесло на ее голову соотечественников! Она успела заметить их, пока трое ненормальных ползали по залитому солнцем склону. Потом подслушала разговор. Больше всего ее встревожило намерение сообщить администрации отеля об увиденном катере и манипуляциях с затопленным грузом. Если бы они пошли в местную полицию, те, скорее всего, и пальцем не шевельнули бы. Мало ли чего туристам привиделось! Тем более что имеется у Франсуазы в местной полиции прикормленный человек. Но вот немка, управляющая отелем, – это не то же самое, что благодушные и ленивые греки. Эта вцепится, как бульдог, и не отвяжется, пока не выяснит, в чем дело!
   А уж когда малахольный папаша полез в грот, потому что так приспичило его маленьким паршивкам, Франсуаза и вовсе растерялась. Они приближались к месту, где хранились ее кислородные баллоны, водолазный костюм и прочее снаряжение. Если русские или кто другой поймут, что она связана с тем заходившим в бухту кораблем, – все пропало. Саид будет зол как черт, она потеряет его доверие, и кто знает, какое наказание он придумает для провинившейся… Так можно и в борделе оказаться, где-нибудь в предместьях Стамбула. Франсуаза передернулась: перспектива внушала ужас. Единственное, что она смогла придумать, – броситься навстречу туристам и разыграть из себя француженку – любительницу местной фауны.
   Вроде бы Марк клюнул на эту басенку, но тем не менее расслабляться рано. От него придется избавиться, и сделать это надо быстро. Завтра же.

   Итальянский ресторан a la carte имел роскошную террасу, с которой открывался чудесный вид на бухту. Столики скрывались под увитой розами и прочей растительностью перголой, пол выстлан был терракотовой плиткой, и в подражание итальянскому патио в середине журчал фонтанчик в римском стиле. На каждом столике в высоком стеклянном подсвечнике прыгало пламя свечи. Если бы она собиралась на свидание к французу или англичанину, Франсуаза пришла бы вовремя. Но она помнила кодекс предписанных в России правил и потому опоздала, правда, всего минут на десять.
   Народу было немного, и Франсуаза сразу увидела Марка. В первый момент она не поняла, почему он с кем-то разговаривает, но, сделав несколько летящих шагов к столику, краем глаза заметив восхищенные взгляды кое-кого из присутствующих, она вдруг споткнулась. Сбилась с шага. Нет, это немыслимо! Этот тип что, полный идиот?
   Женщина не верила своим глазам: за накрытым безупречной белизны скатертью столом сидели обе малолетние нахалки: тощая и грудастая, как мысленно называла их Франсуаза, не собираясь тратить ни малейшей доли своей энергии на запоминание имен. Само собой, обе девицы вырядились, как на дискотеку. Тощая собрала пепельные волосы в высокий греческий узел и надела платьице, больше всего похожее на растянутую майку грязно-лилового цвета, усыпанную блестками. Ноги казались еще длиннее благодаря модным босоножкам со стразами и ремешками, обвивавшими ногу до щиколотки.
   Грудастая и темноволосая девица сидела к двери лицом, и Франсуаза видела только красную шелковую кофточку, щедро расстегнутую на недетской уже груди. Девица подняла взгляд и встретилась глазами с Франсуазой. Та заулыбалась, но Лиза успела уловить мелькнувшее на лице женщины раздражение.
   Единственным человеком, кто получил удовольствие от этого ужина, был Марк. И дело не в том, что капрезе был особенно хорош, а кростини с грибами удался повару как никогда. Просто он единственный за столом был искренен: радовался тому, что они сами благополучно выбрались из грота да еще помогли такой очаровательной женщине. Разговаривали они с Франсуазой по-французски, пару раз Марк пытался вовлечь в разговор девочек, выступая в роли переводчика, но потом бросил эту затею. Настя и Лиза особого интереса к гостье не проявляли, разговаривали о своем, а Франсуаза предпочитала делать вид, что не замечает девочек.
   Сперва они немного поговорили о Франции. Особенно углубляться в тему Франсуаза не рискнула, так как прожила в Париже всего неделю, и город ей совершенно не понравился. Рассказать о летучих мышах она тоже могла очень мало, а потому старалась больше расспрашивать своего собеседника. Тот охотно болтал о своем: о жене и детях, какой-то престарелой родственнице, о работе. Она кивала, делала заинтересованное лицо и старалась кокетничать не слишком откровенно, но так, чтобы он заметил свой шанс. Однако мужик оказался полным кретином.
   Когда подали десерт и стало понятно, что ужин неизбежно подойдет к концу, а мелкие мерзавки никуда не торопятся, Франсуаза сделала последнюю попытку.
   – В такой чудесный вечер хочется бродить у моря и любоваться его красками, мощью и нежностью его волн, – произнесла она, глядя вдаль, и тут же, взмахнув ресницами, поймала взгляд Марка в ловушку своих зеленых глаз. – Не хотите ли прогуляться после ужина?
   Марк улыбнулся ей и без всякого сожаления сказал:
   – Мне жаль, но вечером я занят. Мы с женой договорились, что будем общаться раз в день. Вечером я звоню ей по скайпу, и она рассказывает, как прошел день у нее и малышей…
   На Франсуазу накатила тоска. Этот тип совершенно невыносим. Просто удивительно, насколько брак оглупляет человека!
   У входа в ресторан послышались голоса и произошло некое волнение. Все оглянулись. Фрау Герда, облаченная в декольтированное платье, с высокой прической и легким макияжем – дань вечернему времени, обходила свои владения и приветствовала гостей, одновременно присматривая за персоналом.
   – О! – оживился Марк. – Я как раз собирался поговорить с фрау.
   – Неужели вы нашли какой-то непорядок на этом образцовом объекте? – в притворном ужасе воскликнула Франсуаза.
   – Не то чтобы на объекте… помните, я вам рассказывал про корабль, который затапливал мусор или что-то еще у входа в бухту, где мы с вами встретились?
   – Да-да… А может, это были рыбаки?
   – Вряд ли. Я четко видел какие-то тюки и как к ним привязывали груз…
   – Ну что ж… только давайте не будем портить фрау вечер. Уверена, если вы сообщите ваши сведения сейчас, она всю ночь глаз не сомкнет, да еще, чего доброго, и бедных греков заставит выходить ночью в море.
   – Наверное, вы правы, – неуверенно отозвался Марк. – Можно и завтра…
   С ними надо кончать, и как можно скорее, решила Франсуаза. Завтра этот кретин разболтает все фрау Герде, а уж немка не успокоится, пока не докопается до сути. Так, нужно быстро что-нибудь придумать. Голова у Франсуазы работала хорошо, и план по устранению угрозы ее бизнесу сложился мгновенно. Мило улыбаясь, молодая женщина сказала, что мечтает хоть как-то отблагодарить своего спасителя.
   – А знаете, я тут подумала… – Она заколебалась, словно в нерешительности. – Мне кажется, девочкам это тоже будет интересно… Но если вы не захотите отвлекаться от пляжного отдыха, я не обижусь…
   – А что?
   – Мои друзья, морские биологи, завтра выходят в море. Они пойдут вдоль побережья… приблизительно там, где мы с вами были сегодня. Насколько я знаю, планируются высадки на сушу в нескольких местах… они там собирают какие-то образцы.
   – О, мне это кажется отличной идеей! – Марк обернулся к девочкам и перевел предложение Франсуазы. Та злорадно отметила, что выражение презрительного недоверия на личиках девиц сменилось детской радостью и энтузиазмом. Они даже взглянули на нее благосклонно и улыбнулись почти искренно.
   – Только выходить в море нужно рано-рано, и отплывает катер не от пирса гостиницы, а от соседнего, который в той стороне, в противоположном от городка направлении.
   Они условились встретиться завтра в шесть утра на указанном пирсе и мило распрощались.
   День выдался на редкость утомительным, и девочки еле ползли из ресторана. Марк, подгоняемый желанием увидеть жену, бодрым шагом двигался в сторону коттеджа.
   – Ишь, зайка поскакал, – пробормотала Лизка, глядя ему вслед.
   – Но-но, – вяло высказалась Настя. – Ты моего зайку не трожь. Он молодец – не запал на эту стерву рыжую.
   – Что-то ты сегодня просто сама доброта. Я бы ее по-другому назвала. Да если бы не мы, она изнасиловала бы беднягу Марка!
   – Точно! Вешалась на него всю дорогу.
   – А если бы ты видела ее рожу, когда она поняла, что он за столом не один! Да ее просто перекосило!
   – Угу….
   Еще несколько метров они проползли молча. Вечер принес мягкий ветерок, нежно ласкавший утомленную дневным солнцем землю и всех, кто еще не спал. Звенели цикады, цветы, чьи яркие краски и ароматы смягчили сумерки, волшебными фонариками манили взгляд.
   – А знаешь, что странно, – задумчиво сказала Лиза.
   – Что?
   – При ней ничего не было.
   – А?
   – Там, в гроте. Когда Марк выловил эту крыску французскую из воды, при ней не было ни сумочки, ни рюкзака, ни бинокля какого-нибудь…
   – Может, утопло все, когда она с испугу в воду плюхнулась, – вяло отозвалась Настя. – Кто первый в душ?
   – Давай ты.
   Проплывая мимо Марка, который сидел на веранде, обняв нетбук и счастливо улыбаясь, Настя махнула рукой в камеру и, еле перебирая ногами, пошла на второй этаж. Она слышала, как Марк рассказывал Лане отредактированную версию их приключений: «И там на берегу мы встретили одну даму – она биолог и занимается летучими мышами… мы ей немножко помогли, и она пригласила нас на обед сегодня вечером. Да, прекрасная кухня. Тебе бы понравилось. И вино… я привезу пару бутылок. Ну и что, что сейчас нельзя, постоят».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация