А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Греческие каникулы" (страница 13)

   КОРФУ

   Брата Димитриоса звали Сандро, и его катер был не столько прогулочным, сколько рыбачьим, то есть удобств особых не имел и весь пропах рыбой. На корме свалены были сети, сачки, гарпун и устрашающего вида колотушка.
   Но бежал кораблик резво, и вскоре они действительно увидели скалы, выступающие в море. Берег за ними вдавался внутрь материка полумесяцем, но не образовывал пляжа. Тут были только камни, темное жерло грота над водой и некрутой склон, поросший редким кустарником, в основном ракитником и акациями. Сандро вручил им нарисованный Димитриосом план местности, из которого следовало, что до дороги отсюда минут тридцать ходу, а до отеля – часа полтора, потому что не по прямой. Внизу Димитриос приписал свой номер телефона, а на словах передал, что с дороги сможет забрать их в любой момент.
   Катер не мог подойти вплотную к берегу, и девочки прямо в одежде попрыгали за борт и поплыли к камням. Марк спустился осторожнее, принял от Сандро рюкзак и, держа его над водой, поплыл, гребя одной рукой. Рыбак убедился, что его подопечные благополучно выбрались на каменистый склон, махнул им рукой и развернул катер в море.
   Некоторое время исследователи по возможности планомерно изучали местность. То есть они брели цепочкой, пристально глядя под ноги и по сторонам, надеясь увидеть нечто, хоть отдаленно похожее на творение рук человеческих. Часа через два солнце стало припекать весьма ощутимо, и вся троица сочла за лучшее вернуться к морю и искупаться. Устроившись в тени у входа в грот, они отдыхали, потягивая воду из бутылок, и перекусывали умыкнутыми со шведского стола персиками.
   – А вот кто-то тоже катается, – сказала Настя, махнув рукой в сторону катера, появившегося из-за скалы. Катер был большой, но какой-то облезлый. Он остановился на приличном расстоянии от берега. На палубе суетились несколько человек. Трудно было понять, что именно они там делают, а бинокль в экипировку самодеятельных археологов не входил. Но, судя по движениям, люди эти, во-первых, очень торопились, а во-вторых, работали, а не отдыхали.
   – Рыбу ловят, – предположила Лиза, глядя, как двое мужчин что-то спустили за борт.
   – Это не похоже на сети, – отозвался Марк. – Тюки какие-то.
   – Купаются, – вяло возразила Настя, потому что двое других мужчин спрыгнули в воду.
   Через некоторое время стало очевидно, что люди затопили те тюки, которые до этого спустили на воду. Для этого они привязали к ним какой-то груз, что-то вроде ярко-оранжевых авосек, набитых непонятно чем.
   – Это местная мафия хоронит трупы своих врагов в морской пучине, – хихикнула Лиза.
   – Просто какие-то дураки мусор выбрасывают, – сказала Настя хмуро. – Или это все-таки снасти такие, рыболовные?
   – Не знаю, – честно ответил Марк. – Но мне это не нравится. – Меж тем катер уже уходил в сторону моря. – Думаю, когда вернемся, надо будет рассказать об этом Родерику. Он посоветует, что нужно сделать. А может, даже не Родерику, а фрау Герде, управляющей нашим отелем. Исключительно компетентная дама…
   Они еще немного поговорили, а потом Марк решил, что нужно возвращаться, становилось действительно жарко.
   – Ну Марк, давай еще в грот залезем, – попросила Настя. – Там точно не жарко. Зато интересно.
   Грот и в самом деле выглядел загадочно и манил тенью и прохладой.
   В Марке мгновенно проснулся мальчишка, который, будучи городским ребенком, не имел возможности исследовать пещеры и гроты. Став самостоятельным, он большую часть свободного (и часть рабочего) времени исследовал глубины и уголки женских душ и тел. На гроты времени не оставалось. Наверное, именно поэтому он согласился.
   Осторожно ступая, они направились к темному жерлу пещеры. Грот, полуприкрытый с моря выступающими из воды камнями, оказался не слишком глубоким. Его дальние стены были вполне различимы. Внутрь можно было пробраться, переступая с выступа на выступ вдоль стены. Марк шел первым, девочки пробирались за ним. Все трое порядком пыхтели, так как путь оказался далеко не прост. Один раз Марк сорвался и полетел в воду. Настя и Лиза завизжали. Звук отразился от складчатых каменных стен и вернулся к ним безумным пугающим эхом. Девочки испуганно вжались во влажную стену. Марк, вынырнувший на поверхность, обалдело крутил головой. Но, как выяснилось, крик напугал не только их. Из глубин грота донесся странный шуршащий звук, и словно чей-то темный плащ мелькнул в воздухе, рассыпавшись от ветхости на множество лоскутков.
   – Ой, мамочка! – Настя чуть не свалилась в воду от ужаса. – Это что?
   – Летучие мыши, – отозвался Марк. – Не надо прыгать в море, слышите? Сидите у стены. Здесь под водой есть камни, и некоторые довольно близко к поверхности.
   Он с трудом выбрался на каменный выступ и с огорчением оглядел длинную ссадину на ноге. Кровь сочилась не сильно, но соль неприятно разъедала кожу.
   Лиза, видимо, сообразила, что и Марк и Настя сейчас с удовольствием повернут назад, а потому торопливо тронулась дальше.
   – Лизка! Ты куда? – сердито зашипела Настя. – Они тебя искусают!
   – Не будь дурой! Это не вампиры, а просто летучие мыши, которые едят мух и прочую мелкую хрень. Они уже возвращаются на потолок. Я только загляну за тот выступ, чтобы убедиться, что там ничего нет.
   Настя осталась на месте, а Марк неохотно сделал пару шагов вслед за Лизой. Та нашаривала под водой опору, чтобы обогнуть выступающую часть скалы. И вдруг кто-то с громким криком и всплеском обрушился в воду. Лиза шарахнулась назад, завизжала и тоже сверзилась со скалы. Марк бросился туда же, а Настя, подобравшись поближе по камням, пыталась высмотреть подружку и протянуть ей руку помощи. Какое-то время вода кипела от всплесков, а воздух звенел от испуганных воплей. Летучие мыши тучей носились по гроту, вспугнутые шумихой, и, думается, активно костерили пришельцев.
   Марк поймал бьющееся в брызгах воды женское тело и, решив, что Лизавета впала с испугу в истерику, покрепче прижал ее к себе и принялся успокаивающе приговаривать:
   – Все-все, я тебя держу, слышишь? Все нормально…
   – Лизка, давай руку. Я тебя вытащу! – кричала Настя.
   – Я и сама вылезу, ты, главное, подвинься, а то куда тут лезть-то?
   Это, несомненно, был голос Лизаветы. Подняв глаза, Марк в некотором изумлении взирал на девиц, которые умостились на каменном карнизе, как мокрые воробьи. В следующий момент в его мозгу возник закономерный вопрос: если Лиза там, рядом с Настей, у стены… то кого же он так усиленно держит? Марк разжал объятия и, отплыв чуть в сторону, попытался разглядеть незнакомку. В том, что это именно женщина, он был абсолютно уверен – у нее была упругая грудь, а запах дорогого парфюма не смогли смыть даже соленые воды Ионического моря.
   Однако незнакомка продержалась на воде недолго. Жалобно что-то пролепетав, она опять ушла было под воду. Марк решительно пресек попытку утопления, уже привычно обхватил ее рукой и потянул податливое тело за собой к выступу.
   – Это кто еще? – поинтересовалась Настя, не делая никаких попыток помочь.
   – Не знаю! Но мы же не можем дать человеку утонуть, – раздраженно ответил Марк. – Держите ее, я буду подталкивать снизу.
   – Не выйдет, – заявила Лиза. – Карниз слишком узкий. Буксируйте ее к выходу из грота, а уж там и места больше, и камни не такие острые.
   Марк решил, что это разумное предложение, и принялся осторожно пробираться между подводными камнями. Незнакомка слабо шевелила руками и ногами, и тело ее более-менее держалось на воде. И все же Марк почти выбился из сил, пока дотянул ее до того места, где море из темного стало зеленовато-голубым, а солнце безжалостно слепило глаза.
   Совместными усилиями они вытащили женщину на берег. Лиза отвела волосы с ее лица, и все трое уставились на распростертое на камнях тело. Женщина была довольно молода – не старше тридцати, сказал бы Марк. Лет тридцати пяти, заметила бы Лана или тетя Рая. Стройная, загорелая, в обтягивающей зеленой маечке и джинсовых шортах. На ногах легкие спортивные туфли. Светло-рыжие волосы быстро сохли на солнце и вились крупными кольцами. Полные губы полуоткрыты, веки сомкнуты.
   – Нам что, придется делать ей искусственное дыхание? – задумчиво вопросила Лиза.
   Марк взглянул на грудь женщины. Ну, то есть на грудную клетку – вроде как она поднимается и опадает довольно ритмично.
   – Будем надеяться, что до этого не дойдет, – пробурчал он. Руки и ноги после всех приключений у него несколько дрожали, и потому он, даже не пытаясь встать, просто передвинулся поближе к незнакомке. Нащупал пульс на шее – быстрый. Это хорошо. Он легонько похлопал ее по щекам.
   Послышался стон, ресницы дрогнули, и в следующий миг на Марка глянули зеленые-зеленые глаза.
   – Вот и чудненько, – с видимым облегчением вздохнул он. – Вы как?
   Женщина с некоторым трудом села, обвела их удивленным взглядом.
   – С чего ты взял, что она русская? – поинтересовалась Настя. – How are you?
   На заданный по-английски вопрос дама отреагировала. Она улыбнулась, кивнула, правда, тут же болезненно сморщилась и выдала длиннейшую фразу по-французски.
   Марк оживился. Французский он знал неплохо.
   Настя и Лиза, оставленные вне круга общения, наблюдали за взрослыми. Те бодро чирикали, улыбаясь друг другу. Вот женщина провела пальцами по волосам, пытаясь привести в относительный порядок светло-рыжие кудри, и Марк невольно проследил ее движение взглядом, отметив тонкие пальцы (правда, без маникюра), красивую шею и отличные зубы, когда она засмеялась его шутке.
   – Марк! Мы долго еще будем тут сидеть? – капризно спросила Настя, которой совершенно не хотелось слушать болтовню на незнакомом языке, не хотелось больше искать храм, а очень хотелось залезть под душ и отдохнуть. Соль опять начала разъедать не до конца зажившие ссадины, лазая по гроту, она добавила к своей обширной коллекции синяков и царапин несколько новых, и это не прибавило ей хорошего настроения.
   – Да, идем. – Марк поднялся и галантно подал руку женщине, стараясь не показывать виду, что ободранная нога у него болит, а все остальное тело просто ноет и ломит. – Нам нужно добраться до дороги, а там вызовем такси.
   – А мадам что, идет с нами? – поинтересовалась Лиза.
   – Не можем же мы ее здесь бросить. Подвезем до отеля… А впрочем… – И он принялся расспрашивать прелестную незнакомку, куда она хотела бы отправиться.
   Та выразила полное согласие с планом выйти на дорогу и вызвать такси.
   Пока они небыстро брели к дороге, Марк и Франсуаза (так представилась женщина) успели как следует познакомиться. Он рассказал, что он русский (боже, а у меня прабабушка была русская, вы только представьте!), что живет в Москве (я всегда мечтала побывать в России!).
   Ах, подумать только, вы настоящий русский герой (ну что вы!). Зовите меня Сюзи, так меня зовут друзья. А я очень надеюсь, что вы теперь мой друг, ведь вы спасли мне жизнь! (Какие, право, пустяки!) Что я делала в этом гроте? Вы не поверите, но я там работала. Я, видите ли, биолог. Изучаю летучих мышей. А там их, как вы сами видели, тьма-тьмущая. Да, это очень интересно, но не стану портить вам отпуск своими рассказами из жизни животных. Лучше скажите, что вы делали в том гроте?
   Теперь вы мне не поверите: искали какой-то мифический храм. Не моя идея, я просто сопровождал девочек.
   Ах да, девочки! Такие милые, пусть и несколько неловкие в этом возрасте… Это ваши дочери? Ах вот как? Сыновья-близнецы? О, да вы настоящий мужчина!
   Где вы, говорите, остановились? Подумать только, и мы в том же отеле! Как интересно – вы совмещаете отпуск с научной работой?
   Да, я очень увлеченный человек. А вы бывали в Париже? Впрочем, дайте я угадаю – бывали. Могу судить по вашему прекрасному выговору. Да-да, не скромничайте! А где вы жили в Париже?
   Вскоре показалась дорога, они довольно быстро добрались до километрового столбика, который должен был служить ориентиром таксисту, и вызвали машину.
   В ожидании эвакуации вся компания отползла в тень под деревья. Пока размещались на травке, каждый издавал стоны, негромкие ругательства и покряхтывал в зависимости от количества ушибов и ссадин, а также от темперамента.
   Они были слишком усталые и замученные, чтобы оценить красоту мира вокруг. Серебристые листья олив словно выцвели на солнце, небо от зноя приобрело опаловый оттенок, а воздух звенел от неумолчного пения цикад. Пахло цветами, травами и смолой разогретых на солнце деревьев. Не обращая внимания на пришельцев, деловитые муравьи тащили куда-то дохлую гусеницу, в то время как ее вполне живые и активные сестры объедали миртовые кусты. Тяжелые бражники и целеустремленные пчелы неторопливыми пулями бороздили воздушное пространство. Благословенный остров снисходительно принял пришельцев в свои объятия и щедро делился с ними своим теплом и совершенством. А если люди не сумеют оценить этот дар… острову все равно, ведь сколько человек уже побывало здесь и сколько еще придет, чтобы согреться под его ярким солнцем и окунуться в плещущее нефритовыми волнами море.
   Сюзи оказалась без вещей, а девочки и Марк предусмотрительно запасли по бутылке воды на каждого. Правда, часть они успели выпить в течение дня, но сейчас жажда мучила всех даже больше, чем синяки и ссадины. Марк галантно протянул свою наполовину полную бутылку воды француженке, и она приняла ее с благодарностью.
   – Сам собираешься умирать от жажды? – мрачно поинтересовалась Настя.
   – Не могу же я пить и смотреть, как мучается бедная женщина. И потом, может, она оставит мне немножко…
   – А вот интересно, почему она не взяла с собой воды? – задумчиво пробормотала Лиза.
   Настя сунула Марку в руки свою бутылку и, перехватив его удивленный взгляд, буркнула:
   – Пей. Не вздумай облизывать горлышко после нее. Вдруг она спидушная.
   – Настя!
   – Что? Мне не нужны микробы чужой тетки, которые ты можешь привезти маме и братикам.
   Марк промолчал, принял протянутую вредной девчонкой бутылку и допил оставленные ему пару глотков. К счастью, Димитриос примчался действительно быстро, и они с ветерком доехали до отеля. Когда такси плавно остановилось возле административного корпуса, Марк галантно помог даме выйти из машины. Она остановилась прямо перед ним, так что он мог различить темные крапинки в ярко-зеленых глазах, увидеть, что на губе появилась трещинка, а кожа покрыта разводами соли, как призрачной вуалью.
   – Я хотела бы отблагодарить своего спасителя, – сказала Сюзи улыбаясь. – Давай поужинаем сегодня вместе.
   – Конечно! – Марк кивнул. – Какой ресторан мы выберем?
   – Может, это и непатриотично, но я люблю итальянскую кухню.
   – Тогда до вечера. Увидимся в итальянском ресторане. В семь?
   – Давай в восемь.
   Франсуаза направилась к дорожке, ведущей к центральному корпусу, и скоро скрылась за цветущими олеандрами. Проводив ее взглядом, Марк с улыбкой повернулся к девочкам:
   – Ну что, археологи? Пошли мыться и зализывать боевые раны? И пить! Много-много воды и один маленький коктейль.
   Настя и Лиза походили на встрепанных воробьев. Нахохлившиеся, поглядывающие на Марка то ли с опаской, то ли с любопытством.
   – А о чем это вы чирикали на прощание? – голосом сварливой жены поинтересовалась Настя.
   – Сюзи пригласила нас на ужин. Сказала, что благодарна нам за помощь. Так что давайте, красавицы. – Он осторожно приобнял девочек за плечи и повлек в сторону бунгало. – Извольте к вечеру быть красивыми.
   Оказавшись в светелке на втором этаже, напившись водички, смыв с себя соль и обработав ссадины и ушибы, девочки вытянулись на кроватях.
   – Слышь, Настька, ты по-французски совсем никак? – спросила Лиза.
   – Je t’aime, – выпалила Настя. – Мон амур и тужур. Я люблю Джо Дассена.
   – Я тоже не сильна, но вот «я тебя люблю» – «же тем». А «я вас люблю» – «же ву зем». Да?
   – Вроде, а что?
   – Когда она приглашала Марка в ресторан, она все время говорила «ту», «тва» и все такое. То есть она говорила «ты». Типа, приглашаю тебя. Сдается мне, в роли спасителя мадам видит твоего квазипапу и ждет к ужину именно его. А может, и не только к ужину…
   – Да она вообще практически прижималась к нему, когда из такси вылезла! – Настя села на кровати. – Если хочешь знать, мне эта рыжая не понравилась совершенно… То есть она, конечно, красивая. Я бы ее нарисовала. Не знаю только, в каком костюме… Наверное, что-нибудь в салонном стиле.
   – Это как?
   – Ну, знаешь, такие фривольные картинки, их одно время модно было вешать в светских салонах. Пасторальные пастухи и пастушки в чистеньких костюмчиках, парочка, обнимающаяся на природе, в таком духе.
   – Да, тут я согласна. Если бы нас там не было, мадам не упустила бы случая охмурить Марка. Не пойму только, он же хорошо так чешет по-французски, неужели не понял, что она приглашала его одного?
   Настя пожала плечами, потом засмеялась:
   – Я, конечно, не могу за него говорить… но, знаешь, Марк маму любит. И скорее всего, ему просто не пришло в голову, что она назначила ему свидание.
   Девчонки захихикали.
   – Надо будет понаблюдать за нашей любительницей летучих мышей, – подытожила Лиза. – Вот рожа у нее будет, когда вечером она увидит не потенциального любовника, а многодетного отца!

   Франсуаза еще раз придирчиво оглядела свое отражение в зеркале и удовлетворенно улыбнулась. Она необыкновенно хороша. Платье-туника, схваченное золотой пряжкой на одном плече, оставляет открытым значительную часть груди и не скрывает достоинства женственной фигуры. Золотистые локоны ниспадают на загорелые плечи. Нежно-бирюзовый цвет платья подчеркивает ее ярко-зеленые глаза. Костюм она дополнила браслетом в греческом стиле на предплечье, золотыми босоножками и сумочкой.
   Франсуаза кивнула своему отражению – у этого Марка нет шансов. Она прекрасно видела, какими голодными глазами он на нее смотрел. Впрочем, это немудрено: отправить мужика в расцвете лет на знойный остров пасти двух несовершеннолетних нахалок, – вот уж его женушка расстаралась. И как только такие дуры вообще замуж выходят!
   Конечно, если бы этот самый Марк был там, в гроте, один, все получилось бы намного легче и быстрее. Она убила бы его там же. Камнем по голове и в воду. Чего проще: зазевался турист, стукнулся неудачно и утонул. Не он первый, не он последний. Другим будет наука не забираться в такие места, где нет пляжей и спасателей.
   Но убить сразу троих не так-то легко… Пришлось бы использовать огнестрельное оружие, а если тела найдут, это потянет за собой полномасштабное расследование, и прекрасно налаженный канал доставки наркотиков из Турции будет засвечен. Не-ет, это ее канал, ее участок, и она получает за него очень и очень хорошие деньги. Случись что – ей же и отвечать придется. Франсуаза вспомнила, чего ей стоило получить это место. Нельзя сказать, что она родилась с мечтой стать наркодилером. Вот уж нет! Как многие девочки, Франсуаза мечтала стать актрисой.
   Впрочем, тогда она еще не была Франсуазой. В паспорте ее значилось совершенно иное имя: Наталья Ивановна Романенко. Мама звала девочку Таточкой, подружки – Наткой.
   Родилась она в 1977 году в славном и тогда еще советском городе Минске. Папа входил в администрацию крупного оборонного предприятия, мама, окончившая театральный, но не имевшая нужной для выживания в артистических кругах хватки, вела кружок французского в школе. Ставила с детьми сценки и спектакли, дома разговаривала с маленькой Татой исключительно на языке Мольера и Мопассана. Вполне благополучная по меркам советского времени семья. Папа приносил к праздникам продовольственные заказы, мама, поддерживая имидж прекрасной француженки, шила себе платья по выкройкам журнала «Бурда», Наташа занималась спортом и танцами. Она мечтала о сцене чуть ли не с детского садика и готовила себя именно к этой стезе. Актриса должна уметь танцевать (вдруг придется играть Наташу Ростову или Анну Каренину), а также ездить на лошади и стрелять (роль Виолетты или белорусской партизанки).
   С наступлением смутных и перестроечных времен благополучие семьи кануло в Лету. На зарплату папы было практически ничего не купить, французский язык как-то тоже отошел на второй план. Начало девяностых выдалось страшным и тоскливым. Для Наташи это безвременье оказалось хуже всеобщего страха после Чернобыльской аварии. Там хоть опасались довольно конкретных вещей – радиации, зараженных продуктов, болезней. А в девяностые люди боялись жизни. Самой жизни, потому что завтра могло принести все, что угодно, – от дефолта до выпущенного по амнистии соседа, который курил на лестничной клетке вонючие папиросы и жадно ощупывал девичью фигурку сальным и тяжелым взглядом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация