А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Греческие каникулы" (страница 10)

   Склон холма вывел их к рощице, и грек, ухмыльнувшись через плечо, нырнул в благословенную тень деревьев. Девчонки последовали за ним. После яркого солнца им показалось, что под деревьями царит тяжелый сумрак, и Настя, не разглядев тропинки, споткнулась и упала бы, но Таки вдруг оказался рядом, подхватил под руку и, заглянув в разгоряченные лица своих спутниц, пощелкал языком и объявил привал.
   Прислонив девиц друг к другу, он отправился к полянке, походил по ней, топая ногами и шебурша палкой по кустам и пучкам травы.
   – Чего это он делает? – почему-то шепотом спросила Лизка.
   – Думаю, змей гоняет. А может, насекомых каких-нибудь опасных. Скорпионов там…
   – А тут что, водятся скорпионы? – Голос подружки мгновенно окреп и неприятно приблизился к визгу.
   Настя пожала плечами, и тут Таки замахал руками, призывая их на отдых. Следующие полчаса они блаженно валялись на траве, пили воду и ели принесенный Таки миндаль. Первое ощущение прохлады быстро прошло, и оказалось, что в роще воздух неподвижный и почти такой же жаркий, как на склоне. Солнце пробивалось сквозь листву, роняя на траву яркие блики. И все же девочкам очень хотелось как можно дальше оттянуть момент выхода из тени.
   Но вот Таки поднялся и, перебирая скудный запас английских слов, недвусмысленно заявил, что им пора продолжать путь. Девочки нехотя поднялись с травы, и началась вторая серия перехода через склон, палимый солнцем, звенящий цикадами, подкладывающий камушки под ноги и лишь изредка пронзаемый пиками кипарисов. Довольно скоро впереди показалась сочная зелень садов, окружающих виллы. Вся троица остановилась передохнуть под ближайшей вишней, и девочки, умыв водой из бутылки разгоряченные лица, огляделись. Недалеко внизу лежало безмятежное море, нежно переливавшееся оттенками от голубого до нефритового. К воде вела дорожка, обсаженная деревьями. Море ласково обнимало каменистый пляж с узенькой полоской сероватого песка.
   – Какой идиот построил дома так высоко? – пробормотала Лизка.
   – Не знаю… может, ниже места нет, там камни.
   – Да ладно! Взорвать камни и расчистить площадку на берегу, вот и все.
   – Тебе лишь бы взорвать…
   Таки привлек к себе внимание девочек, прижав палец к губам и сердито зашипев. Еще он гримасничал и таращил глаза, призывая их быть тихими и осторожными. И вот все трое, короткими перебежками от дерева к дереву и от куста к изгороди, передвигаются вдоль забора. Справа остался заброшенный дом, выкрашенный бледно-розовой краской. Окна плотно закрыты ставнями, штукатурка кое-где здорово осыпалась, и Насте дом стало ужасно жалко, особенно после того, как она увидела кривую трещину, змеившуюся по одной из стен. Девочка невольно притормозила, засмотревшись на заброшенный сад, полный одичавших цветов и кустарников. Вот шелковица – ягоды перезрели и усыпали дорожку, выложенную из красивых, темно-винного цвета плит. Кое-где дорожка заросла и полностью скрылась под набежавшими на нее растениями. Она успела заметить розовые кусты, цветущие среди вымахавшей вверх травы, вьюнки, забирающиеся вверх по миндальному дереву, и местечко, которое раньше, наверное, было тенистой лужайкой, а теперь выглядело просто как прогал в зарослях.
   Настя приостановилась и уставилась на дом и сад. Она должна написать это… заброшенный сад, покинутый дом. Будет грустная вещь, но все равно здорово. Хорошо бы провести ладонью по стене и еще погладить те вишневые плиточки на дорожке.
   – Настя! – Шепот Лизки вернул девочку к действительности. – Ты куда? Что ты там тормозишь? Давай быстрее!
   Еще раз оглянувшись на розовый дом, Настя побежала к поджидавшим ее друзьям. Таки и Лиза сидели на корточках под стеной, ограждавшей цель их экспедиции – дом, где хранилась загадочная карта. Выставив любопытные носы поверх забора (который был почти вровень с их ростом), девочки сумели рассмотреть, что дом невелик, гораздо меньше розового, покрашен он светло-зеленой краской. По правую руку в ограде имелись ворота. Пригибаясь, как связисты под обстрелом, они подобрались к ним и сквозь витые металлические прутья заглянули во двор.
   Короткая, посыпанная гравием аллея вела к навесу слева от дома, под которым скучал старый «форд». Ближе к забору имелся заброшенный каменный фонтан: его чаша потемнела, кое-где поросла мхом и по краям немного осыпалась. По другую сторону дорожки росли плодовые деревья: вишни, инжир, грецкий орех. Лужайка под ними была выкошена, меж стволами натянут полотняный гамак. Человека, лежащего в нем, видно не было, но ткань провисала почти до земли, из чего наблюдатели сделали вывод, что хозяин предается послеобеденному отдыху. О правильно организованной сиесте свидетельствовал также столик, который предусмотрительный отдыхающий пристроил рядом с гамаком, на нем – красное пластиковое ведерко со льдом, из которого торчали горлышки пивных бутылок.
   Убедившись, что у хозяина послеобеденная сиеста, авантюристы развернулись и отправились вдоль ограды прочь от ворот. Добравшись до исходной точки, они остановились передохнуть: не так-то просто двигаться на полусогнутых, да еще через траву и ежевику. Колючий и ползучий кустарник чувствовал себя здесь просто замечательно. Его плети рассматривали сложенный из кирпича и покрытый штукатуркой забор как замечательную опору. Год за годом они запускали свои корешки и побеги в каждую щелку, и под натиском зеленой стихии забор оседал и таял: штукатурка отваливалась кусками, кое-где разрушились и выпали кирпичи. Лиза привалилась плечом к стене в поисках опоры – она расцарапала ногу и терла послюнявленным пальцем цепочку кровоточащих точечных ранок, оставленных жестокими ежевичными колючками. Как оказалось, штукатурка тут держалась на честном слове, и, потревоженная девочкой, она просто-напросто отвалилась, обнажив кусок ноздреватой кирпичной кладки.
   Местечко оказалось на редкость оживленным; стена служила домом множеству мелких тварей и тварюшек. Врассыпную бросились жучки и букашки, которых никто даже толком не успел рассмотреть. Светло-коричневая, словно облитая молочным шоколадом многоножка скользнула на предплечье Лизаветы. Вся множественность ее ножек заскользила по коже. Девочка взвизгнула и сбросила с себя отвратительное существо.
   Таки сердито зашипел и замахал руками, указывая в сторону ворот, которые были совсем недалеко.
   – Я не хотела, – покаянно зашептала Лиза, нервно поглядывая на стену, ветки кустов и прочие потенциально опасные места. – Sorry, но я просто от неожиданности…
   Потом Лиза, удивленная молчанием Насти, взглянула на подругу: та с полуоткрытым ртом таращилась на что-то. Лиза и Таки обернулись. На стене, совсем близко к лицу девочки, сидел богомол. В отличие от пришельцев богомол находился на своей территории и потому совершенно не собирался суетиться и прятаться.
   Светло-бежевое с зеленоватым отливом тело длиной сантиметров десять опиралось на длинные и впечатляюще массивные передние конечности, покрытые неприятными на вид шипами. Непропорционально маленькая голова напоминала изображение инопланетного чудовища: огромные глаза с инфернальными горизонтальными подобиями зрачков, узкое личико и хищные жвалы.
   Насекомое сидело неподвижно и, казалось, пристально смотрело на девочку. Огромные от изумления глаза Насти были совсем близко. Она разглядывала богомола, поражаясь его чудовищному совершенству. Вот она моргнула: взмах ресниц – движение – заставил богомола чуть повернуть голову. Он вдруг поднял свои шипастые передние конечности и сложил их перед собой, словно приветствуя гостей восточным молитвенным жестом.
   – Урод какой! – пробормотала Лиза. – Настька, отомри! Двигай давай!
   Не разгибаясь, чуть ли не вприсядку, девочки последовали за Таки, который уже скрылся в кустах, уводивших налево вдоль забора. Девчонки вздрагивали, озирались и время от времени беспокойно принимались стряхивать с себя насекомых, которых вокруг было предостаточно. И все же они упорно продвигались вперед и в конце концов вышли в тыл к дому. Тут они без труда перелезли через полуразрушенный забор. Таки, улыбаясь, указал на распахнутые окна первого этажа. Перебежав двор, троица остановилась под окнами. Подпрыгивая, девочки смогли заглянуть в комнату, но для полноценного осмотра краткого мига в прыжке было явно недостаточно.
   Таки сел на корточки, прислонился спиной к стене и жестами предложил Насте встать ему на плечи.
   Как-то неудобно было наступать кроссовками на светлую рубашку Таки, и Настя быстренько разулась. Потом она взгромоздилась на плечи садовнику и, опираясь локтями на подоконник, оглядела комнату.
   Она сразу поняла, почему Таки не смог вынести карту: она была нарисована на стене. Настя торопливо сделала несколько снимков, сперва только карты, а затем (на всякий случай) остальных вещей.
   Надо заметить, обстановка комнаты оказалась простой, почти спартанской. Письменный стол с компьютером у окна, напротив всю стену занимал шкаф, дверцы всех секций были плотно закрыты. Вдоль третьей стены тянулся стеллаж, на полках которого стояли и лежали куски керамики, амфоры, осколки камня, статуэтки и прочие экспонаты явно археологического происхождения.
   Настя легла грудью на подоконник и, вытянув вперед руки с фотоаппаратом, щелкала и щелкала.
   Вдруг дверь комнаты распахнулась, и на пороге возник хозяин. Несколько секунд девочка и мужчина таращились друг на друга в растерянности. Потом оба завопили: Настя от испуга, а хозяин, надо полагать, от злости.
   Девочка прянула назад, ноги ее соскользнули с плеч Таки, и она свалилась на землю, пребольно ударившись попой и локтем. Но разлеживаться было некогда, и в следующую секунду все трое уже бежали к стене. Вслед им из окна неслись гневные вопли, а потом раздался выстрел. Опомнились они только на склоне, где, ступив обутыми в носочки ногами на камни, Настя рухнула на землю. От боли и страха слезы хлынули потоком. Само собой, ее кроссовки остались валяться под окном.
   Возвращение в отель превратилось в кошмар. В сумках у девочек не нашлось ничего подходящего для сооружения даже самой примитивной обувки. Лиза сняла носочки, отдала их подруге и надела кроссовки на босу ногу. Она предложила было идти в единственной паре обуви по очереди, но размер у Лизки был тридцать пятый, а у Насти – тридцать седьмой, и она наотрез отказалась впихивать разбитые и саднящие ноги в обувь на два размера меньше.
   По понятным причинам обратный путь занял у охотников за сокровищами гораздо больше времени. Периодически, на особенно каменистых участках, Таки нес Настю на руках.
   – Главное, Лизка, Марку ничего не говорить, – бормотала Настя, пребывая практически в полу обморочном состоянии. – Проберемся в комнату, принесешь аптечку… там в чемодане мама напихала всякого…

   Марк очень душевно поспал после обеда, потом, освеженный сном и тишиной, решил поработать. Увлекся собственной статьей, и время пролетело незаметно. Услышав неподалеку неясные звуки, похожие то ли на жалобное тявканье и скулеж, то ли на крики и стоны морских птиц, Марк оторвал взгляд от монитора, поднял голову, и глазам его открылась дивная картина.
   По дорожке двигались две скособоченные, но очень живописные фигуры. Настя опиралась на плечи Лизаветы, как раненый комиссар. Вид у обеих был совершенно дичайший: волосы спутанные и в беспорядке, ноги исцарапаны, майки грязные, на лицах – разводы, потому что слезы размазывались грязными ладошками. Руки явно обгорели на солнце. А уж когда взгляд Марка опустился ниже и он увидел, что Настя без кроссовок, он испытал настоящий шок.
   Придя в себя, Марк рванулся навстречу раненым бойцам. Подхватил Настю на руки, отнес на диван в бунгало, налил воды и, пока она жадно пила, принялся ощупывать руки и ноги девочки. На локте обнаружилась ссадина и здоровенный синяк, коленки разбиты, ноги расцарапаны. Он осторожно снял носки и нахмурился: ступни Насти отекли и были порядком изранены, то есть девочка шла босиком не какие-нибудь пятьдесят метров по дорожкам или пляжу.
   Он перевел взгляд на Лизавету, которая наливала себе второй стакан воды. По тому, как свободно девочка двигается, было очевидно, что серьезных травм у нее нет, и Марк опять уставился на Настю:
   – Что случилось?
   – С горки упали, – буркнула та.
   – Настя! – Рык получился таким грозным, что Лиза поперхнулась водой, а Настя вжала голову в плечи. Никогда прежде Марк не повышал на нее голос. – Я спрашиваю: случилось ли что-нибудь серьезное и нужен ли тебе врач?
   – Нет! – На глазах Насти вскипели злые слезы. – Меня не били и не насиловали, так что можешь не переживать! А коленки заживут! И не ори на меня!
   Несколько секунд Марк вглядывался в серые заплаканные глаза. Если бы Настя обмякла, начала жалобно всхлипывать и демонстрировать хрупкость и слабость, он бы неизбежно стал ее жалеть. Но в девице вдруг взыграл бес: она выпрямилась, как будто позвоночник затвердел стальным прутом, вытерла грязной лапкой нос, сжала зубы и злобно уставилась на отчима. Марк пожал плечами и пошел за лекарствами. Он промыл и намазал йодом ссадины и царапины. Процедура получилась затяжная, учитывая большое количество мелких повреждений, да плюс еще Лизка, и Настя начала опять жалобно всхлипывать, но Марк словно окаменел. Руки его двигались ловко и быстро, причиняя минимально возможную боль, но на лице не отражалось ровным счетом никакого сочувствия. Уставшая и замученная Настя пожелала было, чтобы мама оказалась рядом. Уж она бы пожалела, приласкала… а потом допросила бы с пристрастием, и вот тогда… тогда мало ей бы не показалось. М-да… пожалуй, даже лучше, что мамы здесь нет. Марк мужчина, а как ни мал был жизненный опыт Анастасии, она уже понимала, что договориться с мужчиной куда проще. Помнится, слез он не выносит. Надо бы заплакать жалобно, но вот поди ж ты, слезы высохли и никак не получалось заплакать.
   Тем временем Марк приложил лед к локтю, обработал ступни, подумал, оглядывая комнату. Тазика в бунгало не нашлось, тогда он вывалил на стол фрукты из стеклянной вазы, налил в прозрачную емкость холодной воды и принес Насте, чтобы она опустила туда разбитые ножки.
   Делал он все молча, и девочки вдруг как-то затихли, встревоженно поглядывая на его сосредоточенно-спокойное лицо.
   Когда Марк очередной раз пошел менять воду в импровизированном тазике, Лиза отправилась за ним, остановилась в дверях ванной и почему-то шепотом сказала:
   – Марк, вы не волнуйтесь… С нами и правда ничего страшного не случилось. Сглупили немножко, и пришлось Настьке босиком пробежаться… Но ноги заживут быстро, а так мы целы и невредимы. Клянусь здоровьем братика!
   Но ничто в лице мужчины не дрогнуло. Лиза и не думала, что он может быть таким… каменным. Она знала Марка уже несколько лет, со слов Насти считала его немного сентиментальным, мягким и вполне пригодным к манипулированию. Но сейчас на нее смотрел какой-то другой Марк, жесткий и непреклонный. И он очень ровным голосом спросил:
   – Где Настины кроссовки?
   Лиза молчала. Говорить правду нельзя, а придумать какую-нибудь проходную ложь они как-то не сообразили, должно быть, от испуга и усталости. Теперь вот приходилось расплачиваться за собственную глупость.
   Так и не дождавшись ответа, Марк прошел мимо Лизы в комнату.
   Само собой, ужинать Настя не пошла, и официант – молодой улыбающийся грек с влажными вишневыми глазами – принес ей вкусный салат с креветками и фрукты. За приветливым официантом следовал мрачный Марк, который дождался, пока Лиза присоединилась к подруге, и, глядя мимо них, заявил:
   – Завтра после завтрака я поеду в аэропорт за билетами.
   – Ой, вот не надо пугать, ладно? – вскинулась Настя, как будто ее кольнули чем-то острым. – Подумаешь, воспитатель! С нами ничего же не случилось, так что ты завелся-то?
   – Пока, может, и не случилось, – ровным голосом отозвался Марк. – Но я не стану ждать следующего раза. Не знаю, кто из нас оказался большим дураком: я, старый, что поверил вам и не уследил, или вы, дурочки безмозглые, ищущие приключений на свои головы… По-любому мы все отправляемся домой.
   С этими словами он повернулся и ушел.
   Некоторое время девочки в растерянности смотрели друг на друга, а потом Настя принялась уныло перебирать все ругательные слова, которые знала, так и этак прикладывая их к Марку, англичанину и собственному невезению. Лизка молча таращилась в стену и напряженно о чем-то думала.
   – Вряд ли ему удастся поменять билеты прямо на завтра, – в конце концов высказалась Ли-завета. Правда, особой уверенности в ее голосе Настя не почувствовала. – Думаю, пара дней у нас еще есть. Слушай, а где фотик?
   – В сумке.
   Лиза сорвалась с места, притащила на Настину кровать ноутбук, подсоединила к нему фотоаппарат, и девочки принялись рассматривать добытые с таким трудом кадры. Радости этот сеанс им не принес: самый главный объект их интереса – карта – получилась из рук вон плохо.
   – Черт! – Настя готова была разрыдаться от досады. – Почему же не видно ни фига?
   – Потому что с солнца снимала, в темноту. Режим надо было поменять или хотя бы вспышку включить. Да еще и фокус куда-то сместился. Надо было навести на центр и вот так слегка прижать кнопку, прежде чем делать снимок…
   – Надо было! Надо было! – зло передразнила Настя. – Что ж ты сама не полезла на окно снимать, если такая умная?
   – Не ори, я тебе не Марк! – не осталась в долгу Лиза. – Сто раз объясняла, как с фотоаппаратом обращаться, но ведь ты никогда не слушаешь!
   Настя взвилась было, собираясь дать достойный отпор, но почему-то передумала. Плечи ее поникли, и, не зная, чем себя занять, она потянула в рот кусок арбуза. Лиза взялась за виноград. Некоторое время девочки ели в молчании, нарушаемом лишь чмоканьем и чавканьем. Управившись с фруктами, Настя обратилась к подруге гораздо более душевно:
   – Что делать-то будем, Лизок?
   – Давай попробуем последнее средство, – нехотя предложила подруга.
   – А какое у нас средство последнее? – с любопытством и некоторой опаской спросила Настя. Бросила взгляд на остатки фруктов и предположила: – Голодовку объявим?
   – Ты дура? Твой Марк не президент, а мы не на Васильевском спуске. Не-е-ет. Тут нужен научный подход. Все предки, видишь ли, повернуты на ответственности и доверии.
   – Да? – с сомнением переспросила Настя.
   – Сто пудов. Вот слушай. У тетки моей сынулька такой оторвистый, никак она с ним справиться не может. Его уже из трех школ выгнали, а малец всего в шестом классе, прикинь? Так вот, мы у них в гостях когда были, они нас, детей, после ужина из гостиной выперли, охламон этот в комп уткнулся, а мне было скучно. Ну, дай, думаю, книжку почитаю. И нашла там у тетки пару книжулек… Ржачка жуткая, ты не поверишь. Это вроде как пособие для родителей, как обращаться с детьми. Короче, после того как я эту лабудень прочла, мне стало ясно несколько вещей. Во-первых, что писали их полные дураки. Во-вторых, что тетка подход к сыну не найдет никогда.
   – Есть еще и в-третьих? – спросила Настя, когда подружка остановилась, чтобы перевести дыхание.
   – Да, и для нас это самый важный момент. Из этих книжек понятно было, чего именно ждут от детей предки, училки и прочие старики, понимаешь? Они больше всего прутся, когда дети ведут себя ответственно, а если уж наворотили чего – так обязательно чтобы признали свои ошибки, откровенно рассказали, в чем были не правы, тем самым демонстрируя свое доверие к предкам.
   – То есть мы просто должны все ему рассказать? – Насте идея показалась тухловатой.
   Тогда Лизка обиделась и предложила: пусть сама придумает план получше. Крыть Насте было нечем, и она согласилась на научный подход.
   Марк сидел на веранде, пил пиво и злился. На себя и на девчонок. Особенно на Анастасию. Или он был несправедлив к ней? Слишком строг? Невнимателен? Так ведь нет! Настя занимала в его жизни отнюдь не последнее место. Еще до того момента, как они с Ланой поженились, он привязался к девочке, думал о ней, сумел завоевать ее доверие. Порой именно к нему, а не к матери она шла со своими проблемами, и Марк очень сим фактом гордился. И вот пожалуйста – как мордой об стенку! Ни слова не сказать и ввязаться во что-то, закончившееся травмами! А он-то, дурак, был так спокоен! Расслабился! Нет-нет, нужно вспомнить то, чему его научил многолетний опыт отношений с самыми разными женщинами: никому из них нельзя доверять. И совершенно не важно, сколько этой женщине лет – четырнадцать или тридцать четыре. И та и другая соврут и постараются использовать мужчину в своих целях, не испытывая ни малейших угрызений совести…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация