А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная ложь" (страница 19)

   Глава 4

   К Ане они пришли только на следующее утро, у Ольги страшно болела голова (еще бы, выпить бутылку вина в гордом одиночестве) и тошнило.
   Наташа, едва сняв ботинки, сразу же прошлась по всем комнатам.
   – А здесь очень красиво! Твоя сестра живет богато! – сделала вывод девочка. – Она работает в банке?
   – Да, действительно в банке, но откуда ты знаешь? – удивилась Ольга.
   – Просто мне мама говорила, что только в банке можно заработать большие деньги, вот я и подумала!
   – Да, но сестра пока в Америке! – Ольга осторожно положила Таню на диван. – Ты посмотри за малышкой, я на кухню схожу, цветы совсем завяли.
   Пока Наташа раздевала малышку, Ольга принесла бутылку с водой и теперь стояла посередине комнаты, уперев руки в бока. «Все-таки надо позвонить Ане и спросить, когда она собирается возвращаться. – Ольга ушла в коридор и достала из сумки сотовый телефон. – Хотя я пыталась до нее дозвониться много раз, но кто знает, может быть, она именно сейчас окажется в зоне доступа». Но и на этот раз абонент оказался временно недоступен. Ольга подождала еще какое-то время, а затем убрала сотовый обратно в сумку. За Аню она не переживала, так как ее двоюродная сестрица имела привычку пропадать время от времени на неопределенное время, забывая предупредить об этом родню и друзей. Аня и раньше уезжала на самые разнообразные тренинги и стажировки и частенько там, в другом городе или стране, меняла свою сим-карту на карту местного провайдера. Естественно, что сообщить новый номер телефона она постоянно забывала.
   – А потом она свалится как снег на голову! – вслух рассуждала Ольга сама с собой. – Ну что за человек? Разве нельзя предупредить? Позвонить?
   Ольга разулась и теперь бродила по квартире сестры, поливая едва живые растения, выставленные на подоконниках.
   – Мама, можно я здесь пороюсь? – Наташа елозила возле кладовки. – Вдруг у нее старые игрушки есть? Куклы, как ты думаешь?
   – Поройся. – Ольга безразлично пожала плечами, у нее из головы не выходила жена Белинского. – Может, и найдешь чего! Только сама ничего не бери, сначала меня спроси.
   Наташа кивнула и принялась за поиски «чего-то интересного». Ольга вернулась на кухню, поставила на плиту чайник и подошла к окну. «Интересно, а детей они планируют заводить?»
   У нее из головы не выходила чета Белинских. «Наверное, у них получатся очень красивые дети. Танечка вон какая куколка!» Чайник закипел, Ольга заварила растворимый кофе и с кружкой в руке вышла в коридор. Наташа сидела на полу и рылась в большой спортивной сумке.
   – Ну, нашла куклу?
   – Мама, я билеты нашла! – Наташа протянула Ольге какие-то листки. – Это что такое?
   Ольга взяла из рук дочери прямоугольную бумажку и лениво пробежала глазами: «Подтверждение электронного билета, Нью-Йорк – Москва, авиакомпания KLM, рейс № 6-766, 23 апреля 2011, 10:05; г-жа Неупокоева Анна».
   – Что это? – повторила свой вопрос Наташа. – Это нужные бумажки?
   – Погоди! – Оля поставила кофе на стол и потерла лоб рукой. – Что-то я не понимаю ничего. Это билеты, по которым Аня улетела год назад в Штаты, но… А что за сумка там у тебя?
   Ольга подошла кладовке и нагнулась над спортивной сумкой – женские вещи, зубная щетка, белье, прокладки для интимной гигиены, кроссовки…
   Ольга побледнела: «Это сумка Ани, получается, что она улетела в Америку без вещей и без билета? Что за ерунда?»
   – Наташа, ты иди к Танечке, а то она там одна, я сейчас!
   Когда девочка ушла, Ольга вытряхнула содержимое сумки на пол и вздрогнула – последним на груду вещей выпал паспорт. Дрожащими руками Ольга его открыла и едва не лишилась сознания: это был паспорт сестры. «Она могла улететь без вещей, предположим, купила билет на другой рейс, но без паспорта не могла улететь! – Еще ничего не связав воедино, Ольга уже скатывалась в панику. – Значит, Аня не улетела. Получается, что так. И где она тогда прячется целый год?»
   «Оля, она уже уехала, – Петр улыбнулся, – я сам ее проводил до аэропорта и помог вещи перенести. Все нормально, не волнуйся». Ольге стало плохо. Она вскочила и, бросившись в туалет, наклонилась над унитазом, Ольга ждала, что ее вырвет, но тошнота отпустила, и она села на кафельный пол.
   – Господи, – Ольга закрыла рот руками, чтобы не закричать от ужаса, – все ерунда, это просто совпадение, Петя не мог, он не мог…
   Что не мог сделать Петя, Ольга так до конца и не сформулировала, ну не убил же он Аню, в самом деле? Что за бред? Зачем? Какой в этом смысл?
   Ольга подошла к аптечке на кухне и трясущимися руками достала оттуда успокоительные капли. Пока она наливала из чайника воду в стакан, зазвонил ее сотовый.
   – Наташа! – крикнула Ольга девочке. – Не бери телефон, пошли все к черту, – со стоном добавила Ольга, вернулась в комнату и легла на диван.
   Она свернулась калачиком, залезла под одеяло, но ее продолжало знобить, словно в квартире стоял жуткий холод. Сколько прошло времени, Ольга не знала, но постепенно озноб стал проходить, ей удалось расслабиться и даже задремать. Ей приснился давний сон, что она идет по длинному и узкому коридору, пытаясь открыть двери, которых было на удивление много в этом сыром и мрачном помещении. И всякий раз ее попытка заканчивалась неудачей. Все двери оказались заперты, а ключа у Ольги не было. В самом конце коридора Ольга заметила небольшую дверцу, очень сильно отличающуюся по размеру от других, и неуверенно ее толкнула. С отвратительным скрипом дверь отворилась, и Ольга увидела перед собой мужчину. Он сидел на стуле, низко опустив голову, его руки были в крови, которая капала на цементный пол и сливалась в небольшие лужицы. Ольга замерла от ужаса, она боялась, что сейчас мужчина поднимает на нее глаза. И он действительно это сделал.
   – Здравствуй, Оля! – Петр улыбнулся жуткой улыбкой. – А это я…
   Ольга вскрикнула и проснулась, рядом с ней стояла бледная Наташа и осторожно трогала ее за плечо:
   – Мама, это тебя, – она протянула ей мобильный телефон, – какой-то Белинский, он сказал, что нам угрожает смертельная опасность, и просил тебя разбудить!
   Ольга молча взяла телефон и поднесла его к уху.
   – Что? Что ты несешь? – накинулась на него Ольга. – Что ты говоришь ребенку?
   – Ольга, ты давно видела своего мужа? – Голос у Андрея звенел от напряжения.
   – Ох… – только и смогла вымолвить Ольга, ей снова стало жутко до такой степени, что она потеряла дар речи. Если Белинский интересуется Петром, значит, ее подозрения оказались верны?
   – Оля, я спрашиваю не из праздного любопытства, твой муж смертельно опасен. Где он сейчас?
   – Мы с Петром разошлись полгода назад, – отчеканила Ольга, – я его не видела тысячу лет, и вообще, о какой смертельной опасности ты говоришь?
   Белинский молчал, он молчал так долго, что Ольга решила: Андрей отключился.
   – Оля? – У Белинского дрогнул голос. – Оля?
   Удивительно, но именно сейчас он напомнил ей того Андрея, того самого Андрея, которого она когда-то так сильно любила.
   – Ну, что еще? – с раздражением произнесла Ольга. – Что?
   – Ничего. – Белинский взял себя в руки. – Если Петр появится, позвони мне немедленно, поняла? И не вздумай открывать ему двери!
   – Ты больной, – только и выдохнула Ольга.
   – Мама? – робко спросила Наташа. Ольга и не заметила, что девочка все время стояла с ней рядом. – С нами ничего не случится?
   – Конечно, нет, – неуверенно ответила Ольга и прижала к себе девочку, – все будет хорошо! Пойдемте домой!
   Ольга быстро собрала девочек и буквально выбежала из квартиры сестры, балансируя на грани истерики. До конца дня Ольга не могла найти себе места, она металась по дому, прижимая к себе капризничающую Таню, и все думала, думала, думала. Чем больше она размышляла о том, может ли Петр быть убийцей сестры, тем страшнее ей становилось.
   – Доченька, – Оля присела перед Наташей на корточки, – я уйду, мне надо. В холодильнике рыба и каша, если проголодаешься, разогрей в микроволновке, ты знаешь как. Если я не вернусь слишком поздно, то ложись спать. Танечку я покормила, она не должна проснуться до утра, но если проснется, то просто покачай кроватку, хорошо?
   – Хорошо. – Наташа смотрела на нее абсолютно взрослым взглядом, таким глубоким и серьезным. – Я все понимаю, но ты должна обещать мне, что вернешься домой.
   – Я? – Ольга опешила. – Я, конечно, вернусь.
   – Ну хорошо, – Наташа даже не улыбнулась, – и еще пообещай мне, что с тобой ничего не случится.
   – Обещаю. – Ольга притянула к себе девочку и поцеловала ее в щечку. – А ты никому не открывай двери.
   – Я знаю. – Наташа зевнула. – Договорились.
   Ольга надела джинсы, зимние кроссовки, куртку, натянула шапочку на самые глаза и вышла из квартиры. Она быстро спустилась по ступенькам и уже с улицы позвонила Петру. Шли длинные гудки, Ольга очень боялась, что бывший муж просто не возьмет трубку, что он отключит сотовый, а она должна была его спросить. Спросить, глядя прямо в глаза. Ольга не хотела верить, что Петр – убийца, не хотела и не могла!
   – Да, Оля. – Петр все-таки ответил, его голос был глухой и очень усталый. – Что, моя родная?
   – Петя? – У Ольги защипало в носу. – Нам надо срочно встретиться, прямо сейчас.
   – Ты хочешь, чтобы я приехал домой? – уточнил бывший муж.
   – Нет, нет! – испугалась Ольга. – Домой нельзя, тебя тут ждут, наверное… – неуверенно добавила Ольга, а Петр даже не удивился и не спросил, кто его ждет и зачем. И тогда Ольга совсем запаниковала: получалось, что Петр знал, что его ищут.
   – Петя, давай встретимся на мосту? Ты помнишь тот самый мост, где мы познакомились? – У Ольги по лицу текли слезы, но она их не замечала. – Ты иди туда, хорошо? Прямо сейчас иди.
   – Хорошо, родная, я буду! – ответил Петр, и разговор прервался.
   Ольга выбежала на улицу и бросилась к автобусной остановке, она была так расстроена и напугана, что совершенно ничего вокруг не замечала. Ольга остановила маршрутное такси и запрыгнула в салон.
   – До центрального парка! – Ольга опустилась на сиденье и постаралась взять себя в руки. «Сейчас я встречусь с Петей, он мне все объяснит. Конечно, он не убивал Аню, это просто глупое совпадение. Да, Петя нервный, у него отвратительный характер, он злопамятный, но он не может быть убийцей. Не может! А Белинский его всегда ненавидел, у них давняя вражда, поэтому он и обвиняет Петра во всех смертных грехах!»
   Возле центрального парка Ольга остановила такси и вышла из машины. Было очень темно, дул порывистый холодный ветер, пригибая деревья к земле. В парке не было ни одной живой души, Ольга быстрым шагом неслась по центральной аллее, то и дело оглядываясь по сторонам. Через пять минут Ольга добежала до моста, и Петр был уже там. Его нескладную фигуру она заметила издалека.
   – Петя! – Ольга подбежала к бывшему мужу и схватила его за руку. – Петя!
   – Да, моя девочка! – Петр был абсолютно спокоен, он улыбался. – Я так рад тебя видеть, ты не представляешь!
   Ольга подошла к Петру ближе и обняла его. Они молчали, Петр нежно прижимал Ольгу к себе, она слышала, как бьется в груди его сердце.
   – Мы здесь познакомились двенадцать лет назад. – Он говорил очень тихо. – Ты помнишь? Ты стояла на мосту, в черной футболке и синих джинсах, а еще у тебя в волосах была такая лента, очень красивая лента, канареечного цвета. Я подошел к тебе…
   – И попросил закурить, – продолжила Ольга, у нее по щекам текли слезы. – Ты попросил закурить, хотя сам не куришь.
   – Да. – Петр обхватил ее лицо ладонями и поднял его. – Ну, не плачь, Оля, все равно уже ничего не изменить, и ты это знаешь. Я не хочу, чтобы твои прекрасные глаза были полны слез.
   – Петя, – у Ольги оборвалось сердце, – мне звонил Белинский, он сказал, что ты… ты… смертельно опасен?!
   Ольга не могла продолжать, она громко разрыдалась, прижимаясь к мужчине всем телом.
   – Это правда, Оленька. – Петр вытер ее слезы и тихо вздохнул. – И ты это сама знаешь.
   – О господи! – Ольга отшатнулась от бывшего мужа. – Я не верю! Умоляю тебя, скажи, что ты пошутил! Прошу! – Ее худенькие плечи сотрясали рыдания, она протянула руки к бывшему мужу: – Прошу…
   – Оля. – У Петра потекли слезы. – Я очень люблю тебя, Оля. И наверное, буду любить всегда.
   – Но, но… – Ольга не могла найти слов. – Куда ты дел Аню?
   И Ольга снова разрыдалась.
   – Я ее убил… Оленька, – Петр до хруста сжал пальцы в кулаки, – ты меня очень обидела, Оленька. Ты предпочла моей любви любовь этого петуха, этого ничтожества, этого Белинского. Сколько раз ты бросала меня ради него? А он топтал тебя, Оля, я ведь видел это. Мне было очень больно, очень.
   – Но убивать-то зачем?! – выкрикнула Ольга и сделала шаг назад.
   – В каждой убитой женщине я видел тебя. – Петр рассмеялся, и Ольга похолодела.
   – В каждой?! О боже, так сколько их было?
   – Я тебя слишком люблю и не могу причинить тебе боль, а над ними я измывался. Я выкалывал им глаза, потому что твои глаза – это самое прекрасное, что я видел на этом свете. Я убил твою сестрицу, потому что… потому что убил. Мне понравилось ощущение власти над человеческой жизнью, понимаешь меня, Оля?
   Ольга пятилась, ее лицо, освещенное тусклым светом уличного фонаря, казалось белым пятном, на котором горели расширенные от ужаса глаза.
   – Так Окулист – это ты???
   – Ты куда, Оленька! Осторожно! – Петр сделал шаг вперед, Ольга вздрогнула и упала на спину.
   Петр подбежал к лежащей в сугробе Ольге и склонился над ней:
   – Ты знаешь, сколько ты мне принесла боли, а, Оленька?
   – Отойди от нее! – В двух метрах от моста стоял Белинский, от быстрого бега он тяжело дышал и то и дело утирал пот, струившийся по лбу. – Отойди от нее, или я тебя застрелю!
   Андрей вытащил пистолет и направил его прямо на Петра.
   Петр оглянулся, выпрямился во весь рост и рассмеялся:
   – Ну конечно, и ты здесь! Куда без тебя! Ты вечно путаешься у меня под ногами!
   – Оля! – заорал Белинский. – Ты жива? С тобой все в порядке?
   Ольга продолжала лежать в сугробе, с ужасом переводя взгляд с одного мужчины на другого. Она молчала.
   – Что ты с ней сделал? – Белинский рванул к Ольге, но Петр преградил ему дорогу:
   – Не прикасайся к моей жене, урод!
   Петр, словно дикий зверь, бросился на Андрея, пистолет Белинского отлетел в сторону и упал на мост. Мужчины вцепились друг в друга мертвой хваткой, Ольга слышала глухие удары и стоны, но не могла подняться. И хотя яма, куда угодила Ольга, была не слишком глубокая, тем не менее, занесенная снегом, она стала для нее своеобразной ловушкой, из которой не было выхода. Ольга подтянула ноги к животу, сгруппировалась и резко повернулась на бок, снег набился ей в рот, в уши, в глаза, попал за шиворот и даже в обувь. Ольга барахталась в сугробе до тех пор, пока не смогла подняться на ноги. Она тотчас выпрямилась и подбежала к мосту. Белинский оседлал Петра, держал его за волосы и что есть силы бил головой о железное ограждение.
   – Андрей! – Ольга увидела, что лицо бывшего мужа все в крови и с каждым новым ударом Белинского превращается в кровавую кашу. – Андрей, не надо!
   Она подбежала к Белинскому и попыталась оттащить его от Петра.
   – Уйди! – Андрей грубо оттолкнул ее в сторону, и Ольга снова упала.
   – Не трогай ее! – Петр даже зашипел, из его разбитого рта текла кровь, но он продолжал говорить. – Не смей ее толкать!
   Петр, собрав остатки сил, рванул вбок, Белинский потерял равновесие и упал, нелепо вывернув руку.
   – Оля, что с тобой? – Петр пополз к ней. – Ты ушиблась?
   Ольга видела окровавленное лицо бывшего мужа, его губы были рассечены, а нос сломан, она видела, как за его спиной во весь рост выпрямился Белинский. В руках у него был пистолет.
   – Получи, сука! – четко произнес Андрей и спустил курок.
   Раздался выстрел, Петр вздрогнул и упал. Ольга закрыла глаза, и наступила тишина.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация