А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная ложь" (страница 18)

   Глава 2

   – Ну что, сука, вот мы и встретились! – Окулист рассмеялся.
   Ольга онемела от ужаса, она взглянула на входную дверь в коридоре, но та была закрыта. «Как он тут оказался?» Ольга не понимала, что происходит.
   – Не ожидала?
   Ольга не могла сдвинуться с места. Все происходящее напоминало ей ночной кошмар, когда понимаешь, что надо бежать, а ноги не двигаются, и в результате тупо стоишь на месте и ждешь смерти.
   – Не ожидала, говорю? – Маньяк оказался на удивление разговорчивым малым. – Я через балконную дверь зашел, надо закрывать балкон на ночь.
   Ольга сообразила, что Окулист спустился на ее балкон с крыши, а она, дура, оставила дверь приоткрытой, так как на улице было тепло и в квартире очень душно.
   – Ты хочешь меня убить? – У Ольги дрогнул голос. – У меня две маленькие дочки, и, кроме меня, у них никого нет. Ты же нормальный человек…
   Мужчина не ответил, он подошел к Ольге и схватил ее за шею. Ольга продолжала сидеть, словно истукан, не в силах пошевелиться. «Сейчас он тебя задушит, а потом вырежет глаза, – внутренний голос услужливо подсказал Ольге вариант дальнейшего развития событий. – А потом он зайдет в спальню и убьет обеих девочек или надругается над ними, он же маньяк, ты понимаешь?» И Ольга очнулась, она резко рванула вбок, выскользнула из рук Окулиста, упала на пол, с оглушительным грохотом уронив за собой стол. Посуда разбилась, кофе-машина закатилась под раковину, а в комнате проснулась и заплакала Таня. Маньяк посмотрел на закрытую дверь, за которой плакал ребенок, и улыбнулся. И от этой улыбки Ольге стало по-настоящему страшно.
   – Стой! – Ольга вцепилась в ноги Окулиста мертвой хваткой и повалила его на пол.
   Падая, мужчина ударился головой о газовую плиту, и теперь его лицо было залито кровью.
   – Мама, что происходит? – Наташа выскочила в коридор и тут же в ужасе застыла, прижимая к груди крохотные ручки.
   – Хватай Таню и беги в подъезд! – из последних сил крикнула Ольга, пытаясь подняться с пола.
   Окулист, смахивая кровь с лица, выпрямился и сделал шаг в сторону девочки, но Наташа словно застыла на месте, она стояла не шевелясь, и в глазах у нее был самый настоящий ужас. Маньяк сделал еще один шаг к детской комнате.
   – Закрой глаза! – заорала Ольга, и, когда девочка послушалась, Ольга схватила кухонный нож и всадила его в поясницу «маньяка».
   «Хряк!» – раздался отвратительный скребущий звук металла о кость, и Окулист упал Ольге под ноги. Она, больше не обращая внимания на убийцу, кинулась к перепуганной дочери и поскорее увела ее в комнату, где уже захлебывалась от плача Таня.
   – Все, все позади! – Ольгу саму трясло, словно в лихорадке, она прижимала к себе обеих девочек и беззвучно плакала: – Это был вор, он хотел нас ограбить.
   – Ты его убила? – Наташа едва шевелила синими от страха губами.
   – Нет, конечно нет! Он просто ранен, сейчас я вызову полицию! Ты ничего не видела? – уточнила Ольга у Наташи.
   – Я закрыла глаза, как ты сказала. – Девочка громко всхлипнул. – Мама, мне страшно.
   Ольга погладила Наташу по голове, осторожно отдала ей отчаянно ревущую Таню и выглянула в коридор.
   – О господи! – вскрикнула Ольга и тотчас закрыла дверь. Окулист был жив, он, страшно выкатив глаза и истекая кровью, полз по полу.
   – Прячься в шкаф! – Ольга схватила Наташу за руку и потащила к большому плательному шкафу. Она буквально затолкала туда Наташу и взяла на руки красную от крика Таню.
   – Тихо, тихо, тихо! – Ольга качала дочку и одновременно боком пододвигала диван к двери. Когда диван надежно блокировал вход в комнату, Ольга позвонила в полицию.

   Глава 3

   Белинский закашлялся, он склонился на стол, из глаз брызнули слезы, но кашель не прекратился. Тогда Ольга встала со стула, налила воды и протянула стакан Андрею.
   Сделав несколько глотков, мужчина успокоился и продолжил фразу, на которой прервался:
   – Его жизнь вне опасности, ты оборонялась, к тебе претензий нет.
   Ольга продолжала молчать, она исподтишка рассматривала кабинет Белинского, в котором была уже несколько раз. Андрей снова закашлялся, но на этот раз за водой пошел сам.
   – Слишком много курю в последнее время.
   Ольга промолчала, она думала, что из-за повестки в прокуратуру придется сегодня перенести прием у детского психолога на среду. После той ужасной ночи, когда Окулист пробрался к ней в квартиру, Наташа почти не спала, плохо ела и очень много плакала. Детский психолог, которому Ольга рассказала всю правду, объяснила ей, что смерть матери, пьющие родственники и вдобавок окровавленный маньяк – это уже слишком для нежной детской психики. И вот теперь Ольга три раза в неделю водила Наташу на прием к психологу, который проводил с ней реабилитационные беседы.
   – Оля, – произнес Андрей как-то странно, голосом из прошлой жизни, когда они еще любили друг друга, и Ольга удивленно на него взглянула.
   – Не надо, Андрей, вообще ничего не говори, прошу тебя.
   Белинский кивнул, подписал пропуск и разрешил Ольге уйти. Дело о серийном маньяке так и не передали в суд, Ольгу то и дело вызывали в прокуратуру, а что там происходит на самом деле, она не знала. Закрыв за собой тяжелые металлические двери, Ольга вышла на улицу. «Как странно устроена наша жизнь». Она пришла на ту самую набережную, по которой недавно бродил расстроенный Белинский, и села на ту самую скамейку, на которой он отдыхал. «Андрей имеет надо мной непонятную власть, что-то происходит со мной на биохимическом уровне, и я не могу сказать ему «нет»! Когда я его не вижу, успокаиваюсь, мне даже кажется, что любовь прошла и я могу жить дальше. Но стоит мне его увидеть, вот как сегодня, и сердце сжимается от боли. И хотя я ему не верю, где-то в глубине души живет надежда, что у нас с ним все еще может сложиться. Даже не надежда, а надежда на надежду. Что это – глупость? Моя бесхарактерность? Наивность? Или вера в чудо? – Ольга вытянула ноги и откинулась на скамейку. – И главный вопрос, как жить дальше? Сейчас, когда все плохое уже позади, когда маньяк пойман и мне ничего не угрожает, как мне жить дальше? Надо оформить документы на Наташу, а это значит, что придется ехать к ее родственникам. Придется заняться поисками яслей для Тани. И как мне жить в вечной лжи, выдавая ребенка Белинского за дочь Петра?»
   И, словно что-то почувствовав, позвонил Петр:
   – Оля, ты где?
   – Я на набережной возле прокуратуры. – Ольга усмехнулась: «Все-таки между нами есть связь».
   – Тебя снова вызывали на допрос? – взорвался Петр. – Что Белинскому от тебя надо? Все никак успокоиться не может? Оля, я, когда узнал, что он ведет это дело, был в шоке. Почему ты молчала?
   Ольга тяжело вздохнула, старая песня, но ссориться не захотела: после того как чудом избежала смерти от рук Окулиста, она изменилась.
   – Петя, я не хочу больше с тобой ссориться.
   – Я тоже, – неожиданно ответил бывший муж, – не уходи никуда, я сейчас подъеду.
   Петр появился на набережной минут через двадцать, когда Ольга уже успела порядком замерзнуть.
   – Вот вам продукты. – Мужчина протянул огромный пакет с провизией. – А это деньги, тебе же надо чем-то кормить детей.
   Ольга удивленно вскинула брови:
   – Откуда такая забота?
   – Ну, я же не чужой тебе человек! И вообще, Оля, нам пора с тобой поговорить!
   – О чем? – Ольга нахмурилась. – Все наши разговоры всегда заканчиваются ссорой.
   – Нет, я просто хотел предложить тебе попробовать снова жить вместе. – Петр сел на скамейку. Ольга остолбенела, она, ожидавшая чего угодно, только не этого, просто пребывала в шоке. – Оля, ближе тебя у меня никого нет. Тебя и Танечки, вот я и подумал, что мы семья и должны быть вместе…
   Ольга молчала.
   – Что? Что с тобой? – Бывший муж наклонился к Ольге и обнял ее. – Я все еще люблю тебя, моя милая девочка. Сколько мы с тобой всего натворили, да? Но мы можем попробовать начать все сначала…
   Ольга продолжала молчать, совершенно сбитая с толку.
   – Оля, да ты белая как полотно! – Петр осторожно погладил ее по руке. – Что с тобой?
   А Ольга думала, что прямо сейчас должна сказать Петру, что больше не любит его и что Танечка не его дочь, но не смогла этого сделать. «Как трудно сказать человеку, глядя ему в глаза: «Я тебя не люблю». Зачем причинять лишнюю боль, ведь наша жизнь и так сплошная боль? Я не хочу ранить Петра и, хотя действительно его больше не люблю, и причем уже давно, вслух этого не скажу!» И тут Ольга вспомнила Белинского, его самодовольную физиономию. «Я не люблю тебя, Оля!» Как легко и просто, словно яблоко откусил, он сказал ей эти слова. «Белинский такой жестокий! – Ольга передернула плечами от омерзения. – Жестокий и злой».
   – Петя, я не уверена, что это хорошая мысль. – Ольга теребила ручки пакета с провизией. – Я воспитываю еще одну девочку, ты ее видел, Наташу. И у меня сейчас совсем нет сил еще и на мужчину, понимаешь? Но если ты захочешь мне помогать, хотя бы иногда, я буду очень тебе благодарна.
   – Я все понимаю, Оля, – Петр поднялся со скамейки, – я тебя не тороплю. А девочка? Что девочка, я могу полюбить и чужого ребенка, в этом нет ничего страшного.
   Ольга вздрогнула и опустила глаза. «Я могу полюбить и чужого ребенка». Сейчас она чувствовала себя окончательно раздавленной и обессиленной, и еще ей было очень стыдно.
   – Ты прости меня. – Она старалась не встречаться с бывшим мужем глазами.
   – А ты меня. – Петр помахал рукой и быстрым шагом пошел вдоль набережной к автобусной остановке.
   Ольга еще немного посидела в одиночестве, а потом пошла домой.
   – Девочки, я дома! – Ольга поставила тяжеленный пакет на пол и едва отдышалась. Петр не поскупился, накупил еды на целую неделю, но тащить ее было очень тяжело.
   Ольга заглянула в комнату, Таня крутила в ручках погремушку и что-то лопотала на своем малышковом языке. Наташа спокойно рисовала новыми красками в новом альбоме.
   – Девочки, – Ольга на ходу раздевалась, – я с продуктами. Наташа, как дела?
   – Ничего, – ответила девочка, не поднимая головы от альбома. – У нас все в порядке.
   – Ну и славно. – Ольга волоком дотащила пакет до кухни. – Сейчас поужинаем и схожу к тете Ане, что-то я давно у нее цветы не поливала.
   – А можно мы с тобой? – Наташа перестала рисовать. – Скучно сидеть весь день дома.
   – Хорошо, вот только поужинаем. – Ольга огляделась в поисках спичек, но коробок был пустой. – Блин, вот незадача! Придется сходить в магазин за спичками! Я мигом.
   – Ну хорошо, – неуверенно протянула девочка, – а то я так испугалась, что ты опять уходишь! Да, мама, Таня проснулась давно, у нее полный памперс, и она, по-моему, хочет есть.
   Ольга вымыла руки и побежала к младшей дочке. Пока она занималась с ребенком, в дверь позвонили.
   – Там какой-то дядя! – Наташа подошла к Ольге. – Я в глазок посмотрела.
   – О господи! – простонала Ольга. – Кто еще?
   – Посмотри лучше сама! – Наташа сморщилась. – Я уже боюсь всех этих дядей.
   Ольга протянула бутылочку с молочной смесью Наташе и, вытирая руки о футболку, выбежала в коридор.
   – Кто там? – Ольга припала к глазку. – Вам кого?
   – Простите, – мужчина замешкался, – я по поводу ваших картин.
   – Чего? – Ольга удивилась так, что едва не открыла дверь незнакомцу. В последний момент она взяла себя в руки и закрылась еще на цепочку. – Каких картин?
   – Простите, все это трудно объяснить, – незнакомец продолжал мяться, – может быть, вы пустите меня в дом, и мы поговорим спокойно?
   – Я не собираюсь пускать в дом незнакомого мужчину. – Ольга занервничала. – Или вы говорите, что вам надо, или я вызываю полицию.
   – Ну хорошо. – Мужчина порылся в кармане и вытащил из него маленький белый кусочек бумаги. – Я дизайнер, моя фамилия Реутов, ваши работы я увидел в социальных сетях и вот пришел с вами поговорить.
   – Ох! – Ольга совершенно забыла, что выложила свои работы на одном из раскрученных сайтов. – Постойте! Но ведь там не было моего адреса, откуда вы его узнали?
   – Не было, – покорно согласился Реутов, – там были фотографии картин, электронный адрес и ваши имя-фамилия. Я писал вам раз десять, но вы не отвечаете, тогда я узнал ваш адрес и пришел. Узнать адрес было нетрудно, я знаком с Ирой Познанской, вашей одноклассницей, она мне и помогла вас найти.
   Ольга озадаченно молчала, пытаясь сообразить, врет незнакомец или нет.
   – Ну хорошо, проходите, – Ольга открыла двери, – но имейте в виду, что у меня квартира на сигнализации, и стоит мне лишь нажать тревожную кнопку, как сюда сбежится весь местный ОМОН.
   – Вы чего такая напуганная? – Реутов оказался симпатичным молодым мужчиной с небрежной щетиной и с серьгой в ухе. Длинное серое пальто украшал фисташковый шарф, и Ольга нашла это сочетание цветов удачным. – Я не собираюсь вас убивать, у меня другие планы.
   – Ну, ну тогда я вас слушаю. – Ольга жестом пригласила Реутова на диван в холле. – У вас имя есть?
   – Матвей.
   – Замечательно.
   – Ольга, суть моего визита такова. Я дизайнер по интерьеру, работаю в свободном полете, сейчас заканчиваю ремонт у одного очень богатого клиента за городом. Для оформления зоны отдыха в его коттедже нам понадобились картины. Но то, что представлено местными художниками, моего клиента не устраивало – ему нужен новый, свежий взгляд на вещи, и, если честно, он меня уже совершенно доконал своими придирками.
   – Я здесь при чем? – Ольга подозвала к себе перепуганную Наташу. – Дочка, все нормально, это дядя по работе пришел.
   Наташа испуганно смерила Матвея хмурым взглядом и тут же скрылась в комнате.
   – Я быстро, – заторопился Реутов. – Короче, я в Интернете случайно нашел ваши картины, показал их своему клиенту, и он в восторге. У вас особая техника. Вы рисуете, если я не ошибаюсь, темперой?
   Ольга кивнула в ответ.
   – Мой клиент хочет их у вас купить, а я вас не могу найти, на письма вы не отвечаете, – продолжил Матвей. – Мне пришлось подключить всех своих знакомых к вашим поискам.
   – Сколько стоят мои работы? – Ольга была очень удивлена и, что там скрывать, польщена.
   – Клиент готов заплатить вам десять тысяч за картину, десять процентов от всей суммы мои комиссионные, – Матвей улыбнулся, – ну и дальнейшее сотрудничество.
   – В чем оно будет заключаться?
   – Вы рисуете, я включаю ваши работы в интерьер.
   – За десять процентов? – уточнила Ольга.
   Матвей кивнул в ответ.
   – Покажите мне картины вживую, пожалуйста, – попросил Реутов.
   Ольга принесла ему все три свои работы. Она заметно волновалась:
   – Ну как?
   – Потрясающе, – Матвей не отрывал глаз от «Моста», – просто потрясающе. Вы великолепно владеете полутонами, ваши работы кажутся легкими, воздушными. Вот этот туман, он настолько реален, что хочется погрузить в него руку. Или вот роза на асфальте, я даже чувствую запах мокрой дороги, потрясающе!
   Ольга чувствовала себя на седьмом небе от счастья: впервые в жизни кто-то так хорошо отзывался о ее работах.
   – Я куплю картины, если вы не против, прямо сейчас. Вас, знаете ли, очень трудно найти. Вот тридцать тысяч рублей, – Матвей достал деньги, – из них три тысячи мои, все честно.
   Ольга усмехнулась про себя: «Ну если клиент не заплатил по пятнадцать тысяч за работу, например». Она понимала, что Реутов при желании спокойно мог ее обмануть, но все равно была очень счастлива и не хотела с ним спорить.
   – Спасибо.
   – Ну, я пойду. – Матвей протянул ей свою визитку. – Нам надо встретиться и подробно обсудить наше сотрудничество. Кстати, Ольга, а вы по заказу рисовать можете? Ну, там, я даже не знаю… – он рассмеялся, – ну, что захочет очередной клиент! И сколько вы обычно пишете одну картину?
   – Одну ночь, – Ольга проводила гостя до двери, – и по заказу я не пишу, не пробовала.
   – Я так и думал! – Реутов улыбнулся. – По заказу обычно такая ерунда получается, провинциальная банальщина – сирень в вазе или природа осенью, я понимаю.
   Как только Оля закрыла за Реутовым дверь, она высоко подпрыгнула и громко закричала:
   – Да! Да! Да!
   Наташа выбежала из комнаты, прижимая к себе Таню:
   – Что?
   – Мы богаты! – Ольга обняла дочек. – Мы сказочно богаты! У меня купили картины!
   – Ура! – Наташа тоже запрыгала на месте, а Таня улыбнулась во весь свой беззубый рот.
   – Я за спичками, мигом! – Ольга расчесала волосы, накинула куртку и выбежала из квартиры. Она буквально парила в воздухе, настолько у нее было хорошее настроение.
   В супермаркете «Купец» было очень много народа, и Ольга недовольно поморщилась, она надеялась по-быстрому купить спички и вернуться домой. Что ж, тогда Ольга подумала и взяла бутылочку красного вина: сегодня такой хороший вечер, впервые за несколько лет, и Ольга не хотела, чтобы он прошел банально. Есть что отметить!
   А в отделе «Мясные продукты» Ольга нос к носу столкнулась с Андреем Белинским и его супругой. Андрей сделал вид, что с Ольгой вообще не знаком, он демонстративно повернулся к ней спиной, но зато обнял свою белобрысую жену за тонкую талию. Ольга все-таки успела рассмотреть новое приобретение Белинского и была вынуждена признать, что госпожа Белинская очень красива. Молодая девушка, моложе Ольги на добрых десять лет, стройная, с высокой и упругой девичьей грудью, плоским животом и подтянутой попой, она производила эффектное впечатление, особенно на фоне крепкого и статного Андрея. «Красивая пара, – машинально отметила Ольга, – даже очень красивая пара». Расплатившись за вино и спички, Ольга вышла из магазина и медленно побрела домой, настроение пропало, и бутылка вина теперь нелепо оттягивала пакет. «Напьюсь с горя, – решила Ольга и хмыкнула: – А эта стерва очень красивая! И вообще они идеально подходят друг другу!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация