А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная ложь" (страница 15)

   Глава 5

   – Андрей, помоги мне! – Ольга рыдала не переставая. С момента похищения дочки прошли всего сутки, и за эти сутки она из цветущей молодой женщины превратилась в серую, сморщенную старуху. – Умоляю, найди мне дочь!
   Ольга ревела и ревела, слезы нескончаемым потоком текли по ее щекам – она уже плохо соображала, лишь цеплялась за руку Белинского и умоляла, умоляла ей помочь.
   – Как ты не понимаешь, это не мое дело! – Андрей пытался оторвать от себя обезумевшую женщину. – Оля! Прекрати истерику! Я не могу тебе помочь, мне надо Окулиста поймать, а твоего ребенка ищут другие сотрудники!
   – Андрей! Ты мне обещал! Ты же мне обещал, что со мной и Таней ничего не случится! Этот твой ублюдок, этот твой Окулист и украл моего ребенка! Он грозился мне отомстить! Все из-за тебя, ты меня снова предал!
   Ольга убрала от Белинского руки и замерла на стуле, она уже целый час сидела в кабинете Андрея, пытаясь добиться от него помощи.
   – Оля! – Андрей страшно нервничал. – Я не могу тебе помочь! И что твоего ребенка украл именно Окулист, ты не знаешь и знать не можешь! Иди домой, поспи. И оставь меня в покое. У меня без тебя голова идет кругом, мне надо маньяка искать, а тут ты пристаешь со своим ребенком.
   – Ты мне не поможешь найти твою дочь? – Ольга не заметила, как оговорилась, но оговорки не заметил и сам Андрей, он, наверное, ее вообще не слушал.
   – Я просто не могу этого сделать! Иди домой и отдохни, я тебе потом позвоню! – Белинский пытался избавиться от Ольги любым способом.
   – Значит, ты мне говоришь «нет»? – Ольга поднялась со стула и подошла к Андрею так близко, что даже почувствовала запах его одеколона.
   – Я тебе говорю «нет»! – Белинский был в бешенстве. – Я не могу тебе по…
   Он не успел закончить, как Ольга влепила ему пощечину:
   – Это тебе за все! – Она плюнула ему под ноги. – Я тебя ненавижу!
   Андрей побледнел, рефлекторно сжал кулаки, но сдержался, а Ольга вышла из кабинета, оглушительно хлопнув дверью. Когда она оказалась на улице, позвонил Петр:
   – Оля, что нового?
   – Ничего, – глухо ответила Ольга, – всем плевать, нам придется искать дочку самим.
   – Как? – Петр тоже был на взводе. – Как? Да это ты во всем виновата, ты снова оставила ребенка одного…
   Дальше Ольга слушать не могла, она остановилась прямо посередине улицы и громко заорала:
   – АААААААААААААААААА!
   Случайные прохожие шарахнулись от нее в сторону, а прилично одетая пенсионерка поджала ярко накрашенные губы и презрительно бросила: «Допилась, девка!»
   Тогда Ольга со всей силы ударила кулаками по собственным коленкам и зажмурилась от боли. «Я все должна сделать сама, и я это сделаю или сдохну!» И она побежала в сторону Первой городской больницы, куда увезли Тамару.
   Дальше приемного покоя Ольгу не пустили, но сказали, что пациентка из седьмой палаты недавно пришла в себя.
   – Уходите, женщина, к больной никого не пускают – это распоряжение главного врача! – Дежурная медсестра покосилась на внушительного размера охранника, который топтался неподалеку.
   Ольга не стала спорить и вышла из больницы. Палата номер семь располагалась на втором этаже, Ольга обошла здание и заметила приоткрытую дверь, ведущую в подвальное помещение больницы. Недолго думая, она прошмыгнула внутрь и затаилась. Подождав несколько минут и убедившись в том, что ее никто не заметил, спустилась в подвал. Запах сырости, плесени, гнили был настолько сильным, что она закашлялась и прикрыла нос рукой.
   Ольга шла вперед, то и дело спотыкаясь о мусор, валяющийся у нее под ногами. В конце темного коридора она обнаружила еще одну дверь, которая, к огромному ее разочарованию, оказалась закрыта. «Я не сдамся! – Ольга упрямо мотнула головой. – Мне надо попасть в больницу, и я попаду, чего бы мне это ни стоило». Она прислонилась спиной к двери и огляделась – грязные стены, тусклый пол, темный потолок. Подняв голову, Ольга увидела две больших трубы, которые уходили наверх и скрывались где-то за поворотом. Причем в потолке была дыра, достаточно большая, чтобы в нее пролезть. Ольга сняла куртку и, зачем-то поплевав на руки, схватилась за трубу. Спустя пару минут неудачных попыток на трубу она все-таки забралась. Теперь оставалось только осторожно по ней ползти, хорошо хоть плавный уклон позволял это сделать. Но чем выше понималась Ольга, тем резче изгибалась конструкция. В ка кой-то момент Ольга посмотрела вниз, и у нее закружилась голова – в полумраке сырого подвала казалось, что она просто висит в воздухе. Ольга до боли в пальцах вцепилась в трубу и выпрямилась во весь рост. Где-то в районе плеч начиналась дыра, и Ольга осторожно просунула в нее голову. И сразу стало очень темно, по ще ке пробежало какое-то насекомое. Ольга нервно смахнула невидимую тварь с лица. Ей пришлось еще какое-то время просто стоять не шевелясь и ждать, когда ее глаза привыкнут к темноте. Минут через десять Ольга стала различать контуры окружающего помещения и заметила, что с левой стороны сочится тусклый голубой свет. Ольга нащупала опору и, упираясь в нее руками, подтянула к себе ноги. Дальше пришлось снова ползти, ориентируясь лишь по слабому голубому мерцанию. Пару раз по Ольге пробегали мыши, задевая ее длинными хвостами. Наконец голубой свет стал ярче, и Ольга, уже совсем выбившись из сил, доползла до грязного окна, ведущего в подсобное помещение.
   Окно оказалось закрытым, и Ольга оцепенела от ужаса только при одной мысли о том, что она застряла здесь навсегда. «Не паникуй и успокойся, ты все можешь!» – внушала она себе, отчаянно борясь с приступом паники. Когда шум гулко колотящегося сердца перестал бить Ольгу по ушам, она снова дернула раму. Бесполезно. Тогда Ольга осторожно подтянула к себе ноги, сняла сапог и взяла его в руки. Резкими движениями Ольга стала бить каблуком по стеклу до тех пор, пока оно не треснуло, а затем просто выломала куски стекла, изрядно порезав себе руки. Ольга обулась и, развернувшись на 180 градусов, что есть силы ударила ногами по окну. С шумом высыпались остатки стекла, и она наконец-то оказалась внизу. Оглядевшись, увидела длинные полки, на которых лежали какие-то мешки, и решила, что попала в прачечную. Ее догадку подтверждали и огромные чаны с грязными простынями, и странного вида котлы, скорее всего для кипячения белья, и белые халаты, кучей сваленные на топчане. Ольга выбрала наиболее чистый, как ей показалось, халат, накинула его на плечи и осторожно вышла в коридор. Первым делом она завернула в туалет и подошла к зеркалу.
   – О господи! – охнула она непроизвольно, настолько страшное зрелище предстало перед ее глазами – грязное лицо, слипшиеся волосы и черные руки с запекшейся кровью.
   Ольга закрылась в туалете, включила горячую воду и тщательно вымыла лицо и руки, потом насухо вытерлась все тем же халатом, оделась, и только после этого открыла дверь. Ей пришлось вернуться в прачечную, где она поменяла мокрый халат на сухой и нашла шапочку на голову. Приведя себя в более или менее приличный вид и миновав еще одну запасную лестницу, Ольга оказалась на втором этаже больницы. «Так, где же седьмая палата?» Ольга огляделась. К ее счастью, пост дежурной медсестры был на другом конце коридора. Она нашла дверь с цифрой «7» и зашла в комнату. Тамара лежала на койке у окна, одна в палате, и похоже, что крепко спала.
   – Тамара! – Оля потрясла ее за плечо. – Тамара, проснись!
   Женщина открыла глаза и удивленно уставилась на Ольгу:
   – Ты???
   – Где Таня? – Ольга старалась держать себя в руках. – Где моя дочь, Тамара?
   – Меня ударили, – Тамара испуганно ойкнула, – Оля, меня же ударили по голове.
   – Кто ударил? – Ольга вцепилась в спинку кровати, сдерживаясь из последних сил. – Тамара, успокойся и скажи мне, кто к нам приходил? Зачем ты, старая дура, открыла дверь незнакомым людям? И где моя дочь?
   – Я ничего тебе не скажу, – Тамара поджала губы, – буду разговаривать только со следователем.
   – Что??? – Ольга даже опешила. – Мою дочь украли, ты, чертова нянька, где ты была в это время?
   – Сестра! – Тамара завопила так громко, что Ольга вздрогнула. – Сестра!
   Оля метнулась к соседней койке, схватила подушку и прижала ее к лицу Тамары.
   – Заткнись и слушай меня! – Ольга испугалась, что в ярости задушит Тамару, и немного ослабила натиск. – Или ты мне все рассказываешь, или я тебя задушу. Поверь мне, я это сделаю.
   Тамара, отчаянно мычавшая и изгибающаяся всем телом, мгновенно затихала, а когда Ольга убрала подушку, женщина выглядела ошарашенной и испуганной.
   – Ты меня поняла? – Ольга тяжело дышала.
   – Твоя дочь у Петра. – Нянька громко всхлипнула. – Он легонько ударил меня по голове, чтобы все выглядело естественно, и дал мне денег.
   – Ах ты!.. – Ольга замахнулась, но все-таки сдержалась. – Продажная тварь! Где он прячет моего ребенка?
   – Я не знаю, – Тамара побледнела как полотно, – я честно не знаю, Оля.
   Ольга резко поднялась с кровати и, оглядываясь, вышла из палаты. Она беспрепятственно спустилась на первый этаж и, окинув дежурного охранника уничтожающим взглядом, вышла из больницы. Миновав двор, она вернулась в подвал, сняла халат и шапочку. Немного побродив по темному коридору, Ольга нашла свою сумку, потом куртку и вышла на улицу. «Петр, ах ты ублюдок! – Ольга сжимала кулаки. – Зря ты со мной связался, зря!»

   Глава 6

   Ольга успокоилась, насколько это было возможно в ее ситуации. Она понимала, что Петр не причинит вреда своему ребенку, поэтому жуткая паника уступила место холодной злости. Ольга вернулась домой и сразу же пошла в душ. Затем, завернувшись в махровый халат, прошла в комнату и легла на диван – заснула она мгновенно, еще до того, как ее голова коснулась подушки. Проспала Ольга часов двенадцать, не меньше, а когда открыла глаза, за окном было светло и солнечно. Последние зимние дни удались на славу – яркое солнце, отсутствие ветра и ощущение приближающейся весны. Ольга потянулась, почистила зубы и, стараясь сохранить самообладание, позвонила Петру.
   – Петр? Появился подозреваемый в деле о похищении нашей дочери!
   – Ты серьезно? – Бывший муж искренне удивился, и Ольга теперь понимала почему. – И кто это?
   – Ну, так, один ублюдок. – Ольга старалась напустить как можно больше тумана. – Нас сегодня вызывают. Так что я тебя жду через час возле Центрального гастронома, ну а дальше пойдем вместе.
   – А куда пойдем?
   – Я тебе все расскажу при встрече.
   Сразу после разговора с бывшим мужем Ольга засобиралась: натянула джинсы, черную куртку, вязаную черную шапочку. Взяла с собой теплые варежки, сумку, в которую положила бутылку с водой, кусок хлеба и все имеющиеся в наличии деньги. Немного подумав, добавила в сумку детскую молочную смесь, пару теплых детских вещичек, подгузники, соску и набор отверток, которыми раньше пользовался Петр.
   – Ну, с богом! – Ольга перекрестилась и вышла на улицу.
   Миновав соседний двор, она перешла дорогу и вышла к Центральному гастроному. Специально пришла раньше назначенного времени, чтобы выбрать удачное место для наблюдения за Петром. Ольга хотела проследить за бывшим мужем и найти его новую квартиру, в которой он прячет дочку. Немного покрутившись у Центрального гастронома, Ольга завернула за угол и спряталась за большим контейнером, с надписью «Мусор Центр. Гастр.». Ждать ей пришлось недолго – Петр пришел вовремя, он посмотрел на часы и стал крутить головой, высматривая Ольгу. Прождав пятнадцать минут, взбешенный Петр быстрым шагом пошел прочь, а Ольга, выбравшись из своего укрытия, последовала за ним. Петр шел не оглядываясь, и Ольга едва за ним поспевала. Миновав два двора, Петр свернул налево, потом направо и вышел к непримечательной серой хрущевке. Ольга спряталась за угол, проследила, в какой подъезд зашел бывший муж, и, подождав минут пять, принялась по очереди нажимать все кнопки домофона. Сорок пятая квартира оказалась новым жилищем бывшего мужа, Ольга сразу же узнала голос Петра. Теперь осталось придумать, как попасть в квартиру.
   Довольная проделанной работой, она села на скамейку и стала поджидать, пока кто-нибудь выйдет или войдет в подъезд. Полная дама в дорогой шубе появилась минут через десять, она открыла дверь, и Ольга зашла вместе с ней. К великому ее удивлению, пышная дама подошла к квартире с номером 45 и позвонила в дверь. Ольга пробежала на этаж выше и замерла, прислушиваясь к происходящему.
   – Милый, это я! – Пышная дама ворковала с… Петром?!
   Ольга охнула от удивления: бывший муж, оказывается, уже успел завести себе подружку.
   – Проходи, дорогая! – услышала Ольга.
   Как только дверь в квартиру закрылась, Ольга пулей слетела вниз и прислонила ухо к замку.
   – Ты где был, милый?
   Ольга слышала каждое слово и злилась все больше и больше.
   – Да мне эта идиотка звонила, – рассмеялся Петр, – сказала, что появился подозреваемый в похищении нашей дочери.
   – Тебя вычислили? – испуганно охнула толстуха.
   – Да нет, милая, не волнуйся, – судя по голосам, они ушли в глубь квартиры, – им и в голову не придет, что я отвез дочь в Варгаши.
   Дальше Ольга слушать не стала, она узнала, что Петр прячет дочь у родственников в деревне, и этой информации было вполне достаточно для того, чтобы найти ребенка. Ольга выбежала из подъезда и прямым ходом отправилась на пригородный вокзал. Уже через два часа она ехала в электричке в эти самые Варгаши.
   Несколько лет назад они с Петром гостили у тетушки и дядюшки в деревне, и Ольга смутно помнила, где находится дом родни бывшего мужа. Когда электричка остановилась на крохотном перроне с надписью «Варгаши», уже смеркалось. Ольга вышла из вагона и пошла в глубь деревни. Дом родни бывшего мужа она нашла быстро, он стоял на улице, уходящей к небольшому озерцу. Ольга подошла к запертой калитке и, не раздумывая, перелезла через забор. Огромная собака, страшно оскалив зубы, кинулась на Ольгу, оглушительно лая. Ударом кулака в нос Оля вырубила псину, а затем схватила ее за ошейник.
   – А ну тихо! – прикрикнула она на собаку.
   – Кто там? – Тетка Маша вылетела во двор и, увидев Ольгу, попятилась: – Ты???
   – А ты знаешь, что за похищение ребенка дают срок? – Ольга толкнула старуху в грудь и без приглашения вошла в дом. Ребенок, обложенный подушками, спокойно спал в большой комнате на диване. Ольга схватила Танечку и внимательно ее осмотрела – девочка была сонная, теплая и румяная, ничего плохого Оля не увидела. – Я написала на вас заявление в милицию, – сообщила Ольга тетке, одевая дочь в теплые вещи. – Завтра за вами придут, сушите сухари.
   – Нас Петенька попросил… – совсем растерялась тетка, – мы ничего плохого не делали…
   – Ну да, – Ольга обернулась, гневно сверкая глазами, – ничего плохого, просто украли чужого ребенка.
   Ольга беспрепятственно вышла из дома и быстро зашагала к станции – последняя электричка до города должна была прийти минут через пятнадцать, она боялась на нее опоздать. Таня уже проснулась, она беззубо улыбалась матери и то и дело морщила носик.
   – Соскучилась? Доча моя. – Ольга осыпала поцелуями маленькое личико ребенка. – Вот мама приехала, мама тебя нашла.
   Электричка подошла вовремя, Ольга села в теплый вагон, успокоилась и немного расслабилась, самое страшное уже позади, дочка рядом, можно и подремать.
   – Тетенька, дайте денег на хлеб!
   Ольга открыла глаза и увидела перед собой чумазую девочку в каких-то тряпках и в огромных валенках.
   – Что? – У Ольги сжалось сердце. – Ты есть хочешь?
   – Да, хочу, – девочка спокойно пожала плечами, – я сирота…
   Ребенок замолчал, внимательно рассматривая Ольгу, а потом с радостными воплями кинулся к ней на шею:
   – Тетя Оля!
   Ольга совершенно обалдела, она растерялась до такой степени, что сидела как истукан, не в силах пошевелиться.
   – Я Наташа! – Девочка прижалась к ней всем телом. – Вы мне еще бусы подарили, помните? Ну, красные такие, когда я с мамой на работу приходила. А потом еще маму убили…
   – Наташа! – ахнула Ольга, вспоминая дочку Екатерины Измайловой. – А что ты делаешь одна, ночью, в электричке?
   – Я работаю, – спокойно ответила девочка и села рядом на лавку. – А это ваш младенец? – Она показала пальчиком на спящую Таню.
   – Да, это моя дочка. – Ольга во все глаза смотрела на чумазую, худющую Наташу. – Ты с кем живешь?
   – Я? Я с тетей Полиной и ее хахалем. Но они пьют, поэтому меня и отправили работать. Я в электричке деньги прошу.
   – И давно? – У Ольги дрогнул голос.
   – Не знаю. – Наташа улыбнулась. – У тебя поесть найдется?
   – Только хлеб. – Ольга вытащила из сумки кусок хлеба и воду в бутылке. – Вот!
   Наташа молча вцепилась зубами в краюху, а у Ольги от жалости чуть не разорвалось сердце. «Нельзя ее здесь бросать, нельзя! Над ней надругаются или она погибнет! Ах, бедная малышка!»
   – Наташа, а ты хочешь жить со мной и Танечкой? – выпалила Ольга, вытирая слезы с лица. Нервы у нее сдали окончательно, и теперь она ревела в три ручья.
   – Младенца зовут Танечка? – с полным ртом переспросила Наташа.
   – Да. – Ольга сама испугалась своей смелости.
   Ты сдурела, – внезапно проснулся внутренний голос, – у тебя младенец на руках, у тебя нет квартиры, вполне возможно, что за тобой охотится маньяк, а ты тащишь с собой чужого ребенка? Чем ты собираешься ее кормить? Ты же совсем одна, тебя все бросили...»
   «Заткнись», – мысленно приказала про себя Ольга, и внутренний голос удивленно замолчал – такой Ольги он еще не знал.
   – Так ты хочешь с нами жить? – повторила она свой вопрос, обращаясь к Наташе.
   – Конечно, хочу. – Девочка даже не улыбалась. – Только ты меня не бей, ладно? И реветь перестань, а то я тоже начну.
   – Хорошо, – Ольга сглотнула подступившие к горлу слезы, – не буду бить и не буду больше плакать. Обещаю.
   Через час Ольга, Наташа и Таня уже были дома. Ольга закрыла на все замки входную дверь, справедливо рассудив, что родственники из Варгашей уже позвонили Петру и он должен появиться у нее с минуты на минуту. Ольга размышляла, срываться ли из квартиры прямо посредине ночи или все-таки дождаться утра, но, посмотрев на едва держащуюся от усталости на ногах Наташу и начавшую реветь Таню, решила – пошли все к черту, они переедут завтра. А если Петр припрется к ней сейчас и начнет качать права, ему же хуже, Ольга собиралась послать его в длинное и увлекательное эротическое путешествие.
   Оля быстро приготовила молочную смесь и покормила Таню, затем переодела ее в чистую одежду и уложила спать в кроватку. Потом, шатаясь от усталости, выкупала Наташу, завернула ее в свой халат и принесла ребенку булочку и стакан теплого молока. Наташа заснула мгновенно, даже не дожевав булку. Ольга умылась, переоделась в пижаму и без сил упала на диван. «Какой длинный был сегодня день. – Ольга так устала, что не могла уснуть. – Длинный и хороший! Я нашла Танечку и привезла ее домой, я нашла Наташу… Но правильно ли я поступила, взвалив на свои плечи ответственность еще за одну жизнь? Как говорила мне одна очень продвинутая знакомая, «всех кошек не пожалеешь», видимо справедливо рассудив, что помочь всем несчастным в этом мире просто невозможно…» Незаметно Ольга стала засыпать…
   – А ты молодец. – Ольга увидела прямо перед собой ту самую загадочную старушку из поезда до Москвы. Ольга узнала ее по серебристым седым волосам, уложенным в аккуратную прическу. – Не побоялась.
   – Чего не побоялась? – уточнила Ольга.
   – Есть такая притча. – Старушка не удосужилась ответить на вопрос Ольги. – Странник шел по берегу моря и увидел мальчика, который поднимал с берега и бросал в море морских звезд. Морские звезды были повсюду, весь песок был усеян ими на много километров вперед.
   – Зачем ты бросаешь эти звезды в воду? – спросил странник.
   – Если они останутся на берегу до завтрашнего утра, то погибнут, – ответил мальчик, не прекращая своего занятия.
   – Но это просто глупо! – воскликнул странник. – Оглянись! Здесь миллионы морских звезд. Твои попытки ничего не изменят!
   Мальчик поднял следующую звезду, бросил ее в море и сказал:
   – Нет, мои попытки изменят очень много… для этой звезды!
   Ольга крепко уснула, а старушка тихонько вышла из комнаты, осторожно закрывая за собой дверь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация