А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная ложь" (страница 14)

   Глава 3

   Накануне вечером Таня плохо ела, отказывалась брать грудь и много плакала. Ольга, измучившись с дочкой, уснула только в два часа ночи. А в четыре утра проснулась, словно от толчка, и села, бессмысленно потирая глаза кулаками. Ее не покидало ощущение, что случилось нечто страшное. Кое-как поднявшись с дивана, Ольга бросилась к кроватке и охнула – Танечка была очень горячая, тяжело дышала и тихонько постанывала. У Ольги затряслись руки, она схватила градусник и осторожно положила его под крошечную ручку дочери. Сорок! Ольгу поглотила паника, она заметалась по комнате, споткнулась, упала на одно колено и, наконец, выскочила в коридор и схватилась за телефон.
   – Скорая? У моей дочери температура сорок. Три месяца ребенку скоро, да.
   Ольга, путаясь и сбиваясь, дрожащим голосом продиктовала адрес и кинулась обратно в спальню. Танечка хрипела, она лежала с закрытыми глазами, и Ольга схватила ребенка на руки. Девочка продолжала едва слышно постанывать, она обмякла в руках матери, словно тряпичная кукла. «Кому мне позвонить? – Ольга металась по коридору, захлебываясь слезами, прижимая к себе пылающее тельце. – Петру? О господи, зачем? Чтобы он приехал и добил меня окончательно?»
   И Ольга обратилась за помощью к единственному человеку в мире, которого сейчас хотела бы видеть, – к Андрею. «Тяжело заболела дочка, мне плохо, помоги, умоляю!» Оля написала эсэмэску и отправила ее Белинскому. В дверь позвонили, Ольга бросила телефон в сторону и кинулась открывать: это приехала «скорая помощь». Сонная врач быстро зашла в ванную, вымыла руки и рявкнула на Ольгу:
   – Мамаша, где ребенок?
   – Вот! – Ольга прижимала дочку к себе. – У нее температура.
   – Положите девочку, – сморщилась докторица, – чего вы ее таскаете?
   Ольга бережно опустила Таню на диван и присела рядом. Она молилась про себя, чтобы ребенку стало легче.
   – Это жаропонижающее, – объяснила врач зареванной Ольге, делая ребенку инъекцию. – Думаю, это обычный грипп, утром вызовите участкового врача, он вам лечение назначит. А пока давайте девочке больше пить и не укрывайте ее одеялом, пусть охлаждается естественным путем.
   Провожая врача, Ольга уже в дверях столкнулась с Андреем.
   – А где твой муж? – Белинский был явно не в духе. – Я срываюсь среди ночи, несусь к тебе, а где этот придурок?
   Ольги кинулась к Андрею на шею и залилась слезами:
   – Ты приехал? Ты приехал! Спасибо!
   Она целовала его лицо с такой нежностью и благодарностью, что Андрей смягчился:
   – Ну ладно, ладно… – Он сбросил куртку. – Что тут у тебя?
   Ольга метнулась в спальню и потрогала лоб у дочки. О, счастье! Температура спала, дыхание у ребенка стало мягче и ровнее.
   – Она, она… – Ольги икала от слез, – она заболела, а я совсем одна и… – Ольга снова разрыдалась.
   Андрей мельком взглянул на ребенка и обнял Ольгу:
   – Напиши, какие лекарства нужны, продукты, я все куплю. И ты мне не ответила, где этот придурок?
   – Мы с Петром разошлись три месяца назад, сейчас адвокат занимается разводом.
   Андрей нахмурился, но промолчал. Ольга взяла листок и написала все, что было необходимо. Белинский кивнул и, прихватив с собой куртку, вышел из квартиры.
   «Все-таки он меня любит». Ольге стало гораздо легче, с появлением Андрея у нее прибавилось сил. Она сидела возле детской кроватки и то и дело трогала Танину ручку. Девочка была уже совсем прохладной и спокойно спала, то и дело морща носик.
   – Оля, – Андрей заглянул в комнату, – я все принес.
   Ольга вскочила и выбежала в коридор:
   – Я что, дверь забыла закрыть? – Она удивленно посмотрела на Белинского. – А?
   – Оля, – Андрей протянул ей два пакета, – тут все, что ты написала. Мне пора, позвоню!
   Андрей поцеловал ее в щеку и тотчас скрылся за дверью, а Ольга пошла на кухню и стала разбирать пакеты. Лекарства для малышки, яблоки, молоко, творог, мясо, виноград, колбаса, печенье, баночка меда – Андрей купил гораздо больше, чем просила Ольга.
   Весь день Ольга не отходила от дочки. Участковый педиатр, как и предполагала врач скорой помощи, подтвердила грипп. Таня капризничала, но температура держалась в пределах 38 градусов.
   Вечером уставшая и замотанная Ольга задремала, но уже спустя минут пятнадцать настойчивый звонок в дверь ее разбудил. Это был Петр.
   – Что тут у тебя происходит? – Бывший муж прямо в ботинках прошел в спальню. – Что с дочерью?
   – Она болеет. – Ольга вцепилась в его рукав и потащила в коридор. – Ты хоть разденься, в уличной одежде, в ботинках к грудному ребенку, да ты сдурел!
   – Почему она болеет? – зашипел Петр. – Что ты сделала с моим ребенком?
   – У нее просто грипп. – Ольга из последних сил держала себя в руках. – Петя, чего ты добиваешься? Давай спокойно поговорим, прошу, так продолжаться не может.
   – О чем нам с тобой говорить? – рассмеялся Петр. – Ты мне изменяла с этим ублюдком, я тебя прощал, пока ты сама не подала на развод. Что еще я могу тебе сказать? Или ты мне…
   – Например, о том, что Таня скоро вырастет и наши ссоры могут отразиться на ее психике, – перебила его Ольга, стараясь говорить как можно спокойней.
   – Что ты предлагаешь? – Петр тоже взял себя в руки.
   – Я предлагаю больше не орать друг на друга, а думать о ребенке.
   – А я и не ору на тебя, – усмехнулся Петр, – и не орал никогда. Это ты была вечно мной недовольна, видимо, я недостаточно хорош для тебя. Но зато ты выбрала супермужчину, Белинского, вот только где он?
   – Петр, – Ольга вздохнула, – прошу, хватит! Хватит вспоминать Андрея, мы разводимся, Андрей женат, сколько можно ворошить прошлое?
   «Андрей женат. – Ольга услышала то, что сама сказала, услышала сердцем и сразу же поникла. – Да, Андрей женат, – Ольга закусила губы, – женат, женат…»
   – О чем ты думаешь? – Петр, видимо, что-то спрашивал у Ольги. – Ты как будто не со мной. Почему молчишь?
   – Что? – Ольга подняла на бывшего мужа глаза, полные слез. – Петя, я устала, я не сплю почти сутки, давай отложим этот разговор, ладно?
   – Хорошо, – спокойно ответил Петр, чему Ольга несказанно удивилась, она-то ожидала очередную истерику, – может, вам деньги нужны? Лекарства?
   Ольга замялась, не зная, что ответить, но Петр опередил ее:
   – Правда, сейчас у меня нет денег, но потом, позже я обязательно завезу.
   – Ничего не надо, – Ольга усмехнулась, – просто дай мне время, чтобы собраться с силами.
   – Как скажешь. – Петр дотронулся до Ольгиной руки. – Я всегда делаю то, что ты скажешь.
   Бывший муж пошел к выходу, но у двери остановился:
   – Оля, а ведь я очень любил тебя.
   Ольга молчала, уже совершенно расстроенная и измученная разговором с Петром, он словно вытянул из нее всю оставшуюся энергию и жизненные силы.
   – А ты не поняла. – Петр казался спокойным, даже задумчивым. – А ты ничего не поняла, эх, Оля. Больше, чем я, тебя никто и никогда любить не будет.
   Петр закончил свой унылый монолог и ушел. А Ольга вернулась в комнату и села возле спящей дочери. «Андрей женат, а я пишу ему эсэмэски». Она грустно анализировала свои безумные поступки. – Что это мне даст? Он никогда не разведется, если уж нашел ту самую единственную, с которой захотел связать судьбу. Петр снова пытается помириться, но готова ли я опять вернуться в тот ад, из которого ушла?» Голова у Ольги была такая тяжелая, мысли текли устало и медленно. Оля легла, закрыла глаза и задремала.

   Глава 4

   Зима выдалась на удивление ветреной и холодной, Ольга все дни безвылазно сидела дома, лишь изредка выбегая в магазин за продуктами. Андрей больше не звонил, Петр тоже, наступила какая-то сказочная, нереальная тишина. Первое время Оля даже радовалась, что все оставили ее в покое, но сегодня ей стало как-то не по себе.
   «Куда влип этот ненормальный?» Ольга развешивала ползунки на кухне, и у нее из головы не выходил пропавший Петр. «Может, он в беде?» Почему-то Оля была уверена, что бывший муж обязательно найдет на свою голову приключения. Про Белинского Ольга старалась не думать, так как понимала, что Андрей – отрезанный ломоть и каждая встреча с ним приносит ей лишь крайне болезненную надежду на неосуществимые мечты.
   Промучившись еще некоторое время, Ольга решительно взяла сотовый телефон и позвонила Петру – длинные, выматывающие гудки, затем какой-то щелчок и едва слышный голос, который заглушали порывы ветра:
   – Что, Оля? – Петр старался перекричать помехи. – Что-то с дочкой?
   – Нет. – У Ольги сжалось сердце, – Петя, с тобой все нормально?
   – Да, – удивленно ответил бывший муж, – а что со мной может случиться?
   – Ну и хорошо. – Ольга действительно успокоилась. – Все, Петя, пока.
   Ольга еще некоторое время задумчиво крутила в руках сотовый телефон, а затем тяжело вздохнула и положила его на стол. И он тут же зазвонил, Ольга вздрогнула:
   – Что, Петя?
   – Это не Петя. – Андрей громко хмыкнул. – Помирилась с любимым мужем?
   – Нет, Андрей, не помирилась. – У Ольги сердце было готово выскочить из груди. У нас общий ребенок, и мы вынуждены общаться.
   – Ну, мне все равно. – Белинский говорил сухо и отрывисто. – Ты должна прийти в прокуратуру.
   Ольга озадаченно молчала.
   – Ты слышишь меня? – Андрей говорил излишне громко, и Ольга поняла, что мужчина в бешенстве. «Интересно, что его так взбесило? – Ольга пыталась собраться с мыслями – неужели то, что я перепутала его с Петром?»
   – Слышу, не ори. – Ольга быстро взяла себя в руки. – Когда и зачем?
   – Завтра в десять утра, – Андрей немного смягчился, – ты должна будешь явиться на предварительное заседание в суде как основной и единственный свидетель.
   – Но, Андрей, – Ольга решила, что ослышалась, – я же говорила тебе, что ничего не буду подписывать.
   – Ты все подписала в прошлый раз. – И пока пораженная Ольга молчала, Белинский тихо, очень тихо добавил: – Оля, все в порядке, его не выпустят на свободу, тебе ничего не угрожает.
   – Я тебя ненавижу! – заорала Ольга. – Ты меня снова обманул!
   Она в бешенстве бросила сотовый в угол кухни, ее била нервная дрожь, даже зубы стучали. «Как он мог? Неужели он снова меня подставил? Ведь я просила его как человека!» Опять раздался телефонный звонок, Ольга испуганно взглянула в сторону комнаты, где спала Таня, и подбежала к мобильному:
   – Да? – рявкнула она. – Что еще?
   – Оля, – Андрей, видимо, чувствовал себя виноватым, – Оля, тебе точно ничего не угрожает, я тебе это гарантирую. Ты не переживай так, прошу.
   – Зачем ты это сделал? – Ольгин голос дрожал от обиды и злости. – Карьерный рост?
   – Оля, мне нужно было раскрыть это дело. – Белинский говорил устало и спокойно. – Это не телефонный разговор, я жду тебя завтра в десять.
   – Иуда, – бросила Ольга и прервала разговор.
   Ольга металась по квартире, от былого спокойствия не осталось и следа. Чтобы немного отвлечься, она отправилась в душ, где долго и ожесточенно терла себя мочалкой. «Какая все-таки сволочь этот Белинский! – Ольга была очень зла. – Он так виртуозно меня подставляет, а я, дура, каждый раз надеюсь, что он меня любит. Так вот почему он привез мне продукты и лекарства для малышки, – догадались Ольга, – просто он чувствует себя виноватым и пытается так загладить свою подлость. Ни о какой любви и речи не идет!»
   Выйдя из ванной комнаты, Ольга запнулась о мольберт, который вчера нашла в кладовке, перебирая там старые вещи. Она хотела его выбросить, все собиралась очистить квартиру от хлама, да руки не доходили. Ольга задумчиво погладила деревянную раму, потом неожиданно для самой себя потащила мольберт в комнату и поставила его у дивана. Ей пришлось еще раз вернуться в коридор, чтобы снять коробку с красками и холст, которые пылились там уже много месяцев.
   А потом Ольга долго сидела напротив мольберта и кусала губы, что-то рвалось из ее души, что-то просилось на бумагу, но Ольга не могла понять, почувствовать до конца, что именно. Она сделала два нерешительных мазка кистью, две серых полосы, и снова остановилась. Неясные образы, обрывки каких-то мыслей, фраз – все смешалось в одну сплошную разноцветную феерию. И внезапно, словно вспышка в темноте, Ольга увидела всю картину целиком. Ночь. Дождь. Одинокий странник, бредущий вдоль дороги. Огни встречных машин отражаются в мокром асфальте. В самом центре картины белая роза, брошенная под колеса автомобилей чьей-то безжалостной рукой. Цветок еще настолько красив и нежен, что хочется его спасти…
   Ольга больше не медлила ни минуты, она взяла кисть и начала рисовать.
   Очнулась она только через несколько часов, когда за окном уже стояла самая настоящая ночь. Теперь картина была закончена, и она действительно удалась. Ольга вытерла руки о полотенце и бросилась в комнату. Танечка не спала, она дергала ножками и сосала кулачок.
   – Ой, а мама совсем счет времени потеряла! – Ольга взяла девочку и поднесла ее к груди. – Вот так мама!
   Танечка улыбнулась в ответ беззубой улыбкой и сосредоточенно принялась за ужин.
   Когда зазвонил сотовый телефон, Ольга первым делом взглянула на часы – полпервого ночи. Холодея от плохого предчувствия и волнуясь все больше и больше, она поднесла мобильный к уху. Звонил Андрей.
   – Оля! – Ужасно, но у него дрожал голос. – Ты дома?
   – Что случилось? – Ольга замерла. – Что?
   – Ольга, ты только не волнуйся. – Андрей говорил громко и с напором. – Иди и закрой дверь на все замки, а потом мы договорим.
   – Я и так закрыта на все замки, – просто цепенея от страха, пробормотала Оля, – а что? Да не тяни ты, господи!
   – Ольга! Ты дверь никому не открывай! – Белинский продолжал кричать в трубку.
   – Что случилось? – заорала Ольга, окончательно слетев с катушек, и Таня, почувствовав, что мама нервничает, сморщила носик, собираясь заплакать. – Тихо, тихо! – Оля погладила дочку по животику, и девочка снова принялась за грудь.
   – Оля, мы сегодня возили Окулиста на следственный эксперимент, и он сбежал.
   Ольга замерла, она совершенно отчетливо ощутила, как ее сердце громко стукнуло о грудную клетку и… остановилось.
   – Оля! Оля! Чего ты молчишь? Оля! – надрывался Андрей, а Ольга просто не могла вздохнуть полной грудью. Она выключила сотовый телефон, положила дочку в кроватку, а затем вышла в коридор и сползла на пол, закрыв лицо руками. Сколько так просидела Ольга, она не знала, но смогла подняться лишь тогда, когда первые лучи солнца пробрались в коридор из окна кухни.
   Ольга вернулась в комнату, взяла ребенка и только в этот момент обнаружила, что ее грудь заметно уменьшилась в размере, что нет той самой распирающей боли, которая обычно присутствовала, хотя она и не кормила малышку всю ночь. Ольга осторожно положила Таню обратно и потрогала грудь, а затем сжала сосок пальцами – молока не было.
   Ольга разыскала сотовый телефон и позвонила няньке:
   – Тамара? Простите, что так рано, да, приходите прямо сейчас. У меня пропало молоко, мне надо купить смесь, иначе, когда дочка проснется, мне ее будет нечем кормить. Спасибо, жду!
   Пока нянька добиралась, Ольга оделась и, уже полностью экипированная, поджидала ее в коридоре. Едва Тамара переступила порог дома, как Ольга выскочила из квартиры и бросилась в аптеку. «Мне придется сменить квартиру». Известие о том, что пропало грудное молоко, вывело ее из оцепенения. Ольга отчетливо понимала, что ей придется прятаться, и, возможно, прятаться очень долго, пока не найдут маньяка. Если его вообще найдут! Ольга вздрогнула: «Мне придется переехать жить в другую квартиру, и как можно быстрее. Но как Окулист мог сбежать? Как? Они что, совсем сдурели?
   В аптеке Ольга выбрала самую дорогую молочную смесь и помчалась назад. Возле собственного подъезда она, задыхаясь, остановилась и посмотрела на часы – ее не было дома меньше получаса. Ольга открыла дверь в квартиру и сразу же поразилась необычной тишине – не плакала Таня, не разговаривала Тамара. Неприятный полумрак в коридоре, разбавленный солнечным светом из кухни, заставил Ольгино сердце испуганно сжаться. Не снимая сапог, она бросилась в спальню – кроватка была пуста, а рядом на полу лежала Тамара, не подающая признаков жизни.
   – Таня! – прошептала Ольга и заметалась по квартире, ничего не соображая.
   Наконец, выбившись из сил, кинулась к телефону, вызвала полицию и скорую помощь, а потом вылетела на улицу и остановилась, лихорадочно озираясь.
   – Таня! – заорала Ольга и метнулась сначала в одну сторону, затем в другую. Скорая помощь и полиция подъехали одновременно, Ольга подлетела к полицейской машине и, буквально кинувшись на капот, закричала:
   – У меня украли ребенка! Помогите мне! Слышите, помогите! Немедленно!
   Затем в глазах у Ольги потемнело, и она провалилась в отвратительно звенящую пустоту.
   Очнулась Ольга от резкого запаха, она лежала в карете скорой помощи, а пожилая фельдшерица совала ей под нос вату, смоченную нашатырем. Ольга отодвинула руку и медленно села:
   – Где моя дочь? – Она встала и, несмотря на протесты фельдшерицы, вылезла из автомобиля.
   Двор был пуст. Пошатываясь, Ольга зашла в подъезд и еле-еле заползла на четвертый этаж. Дверь в квартиру оказалась открыта, по комнатам ходили какие-то мрачные люди в штатском, а Тамары на полу в спальне не оказалось.
   – Куда вы дели труп? – спросила Ольга у первого попавшегося мужчины, который с безразличным видом копался у нее в шкафу.
   – Она живая, просто была оглушена, ее увезли в Первую городскую. – Мужчина посмотрел на Ольгу. – А вы кто такая?
   – Я хозяйка этой квартиры, и у меня похитили дочь! – Ольга от усталости не могла стоять на ногах, она повалилась на диван и всхлипнула. – Вы ребенка не нашли?
   – Ну, так быстро тебе ребенка не найдут, – мужчина почему-то улыбался, – если вообще найдут. Обычно такие преступления остаются нераскрытыми.
   – Вам кажется это смешным? – пролепетала Оля и почувствовала, что снова проваливается в черную дыру обморока и на этот раз надолго и всерьез.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация