А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Закрытая школа. Начало" (страница 2)

   Найти в небольшом перечне корреспондентов нужный адрес было несложно.
   Медленно отыскивая нужные буквы, историк набрал текст:
...
   Кажется, я наконец-то на правильном пути. И на этом пути я совершенно один. Думаю, мне понадобится ваша помощь.
   Нажав кнопку «отправить», Савельевич вышел из библиотеки и двинулся по коридору мимо одинаковых дверей в спальни учеников. Возле одной из дверей он остановился и, немного помедлив, постучался и, не дожидаясь ответа, приоткрыл дверь.
   – Девочки, проснитесь! – громким шепотом сказал он в темноту спальни.
   Там заворочались, послышалось сонное бормотание.
   – Вика! Кузнецова! Это очень важно! – снова позвал он.
   – Что? Иван Савельевич? – отозвался сонный девичий голос.
   Вика поднялась на локте, вглядываясь в темноту.
   – Тише! – историк испуганно огляделся. – Я пришел предупредить вас. Скажите всем остальным, что здесь очень опасно. Попросите родителей забрать вас. Мне никто не верит, но я точно знаю…
   – Что вы говорите, Иван Савельевич! – Даша тоже приподнялась на кровати, недоумевая, проснулась ли она или все это – продолжение странного тревожного сна…
   Где-то в коридоре послышались легкие шаги, прозвучавшие для историка громче пушечных залпов.
   – Я не могу говорить. Жду вас завтра в десять вечера у старого кладбища. И будьте осторожны! Здесь нельзя никому доверять. Никому! Понимаете: ни-ко-му! – быстро проговорил он и скрылся за дверью.
   – Что это было, Даш?! – спросила Вика. Слова Савельевича странным образом тревожили, казались особенно многозначительными в густом чернильном мраке комнаты.
   Даша зябко повела плечами, натянула повыше одеяло.
   – Спи. По-моему, бред. В школе, видишь ли, опасно, а на кладбище, выходит, Диснейленд. Думаю, у него просто не все дома.
   – Наверное…
   Девочки снова улеглись, но обе еще долго ворочались на своих кроватях, не в силах заснуть. Вот уж Савельевич! Умудрился напугать почище графской собаки…

   Глава 3. Уборщица с большой дороги

   Страшно. Конечно же, ей было страшно, и сердце то замирало, то начинало быстро-быстро колотиться в груди, пока Мария шла по коридору мимо спален учеников в директорскую.
   «Ничего, – успокаивала она себя, – никто ничего не узнает. Я же, в конце концов, не делаю ничего плохого».
   И все равно, несмотря на эти благие мысли, ведро чуть подрагивало в руке. Вот и нужный кабинет. Дверь не заперта, но, войдя внутрь, Маша поняла почему: на диванчике целовались Елена и Виктор.
   На скрип двери оба отпрянули друг от друга, и на лице Крыловой явственно проступило раздражение.
   – Девушка… Как вас там… Маша?.. – сказала она, манерно приподняв красиво очерченные брови. – Вас родители не учили, что входить без стука неприлично?..
   Мария смотрела на эту холеную равнодушную женщину, которая с самой первой встречи старалась ее унизить. Есть категория людей, которая возвышается, унижая других.
   – Родители? Нет, не учили. Теперь буду знать, извините.
   Маша вышла из кабинета, улыбаясь: таких, как Елена Сергеевна, тоже нужно учить – чтобы они не забывали, что стоят не в центре мира. Помедлив пару секунд, девушка решительно постучала и снова вошла в комнату.
   Елена и Виктор, вернувшиеся к поцелуям, вновь отпрянули друг от друга.
   – Да что ж это такое! – воскликнула Крылова, вскочив с дивана.
   От этого неловкого движения длинная жемчужная нить на ее шее порвалась, и освобожденные бусинки весело запрыгали по дивану, по полу, спеша разбежаться от своей хозяйки.
   – Мне нужно прибрать здесь, – Маша отвела взгляд, чтобы не смотреть на заалевшие от гнева щеки завуча.
   – Ах так! – Елена Сергеевна скользнула по девушке острым как бритва взглядом. – Ну так соберите все бусины. Если пропадет хоть одна – уволю!
   – А еще разбери горох и чечевицу, прополи грядки и к утру вырасти кустики роз, – пробормотала себе под нос Маша, вольно цитируя известную сказку о Золушке.
   – Лен, ну что ты… – Виктор Николаевич бросил на Машу рассеянный взгляд и пожал плечами. Ему ощутимо было стыдно за любовницу.
   – Я к себе! – она вышла, хлопнув дверью, и Поляков последовал за ней.
   Маша вздохнула. Что бы она ни пыталась на себя напустить, Виктор ей нравился. С той самой первой встречи в лесу, когда она только шла к «Логосу», и огромная черная собака, появившаяся едва ли не из воздуха, загнала ее на дерево, откуда Маша и свалилась потом в объятия Виктора. Причем в самом буквальном смысле. Она, не удержавшись, рухнула с ветки, а Виктор подхватил ее и удержал в объятиях. Они смотрели друг другу в глаза, не зная, сколько времени прошло, затем почти разом очнулись. И невероятно смутились. Оба. Потом, узнав его в директоре той самой школы, куда она пришла наниматься, Мария растерялась. Виктор смотрел на нее так… по-особенному. И ее привлекал этот красивый, уверенный в себе, осененный легким флером загадочности мужчина… Но, как оказалось, у него уже есть отношения. Причем, похоже, с самой неподходящей для него женщиной… Или это она, Маша, ошиблась в Викторе?.. Что, если он не такой, каким представляется на первый взгляд?..
   «Хватит! – рассердилась она на себя. – Хватит думать о пустяках. Виктор Николаевич меня не интересует – и точка. Я пришла сюда не для того, чтобы заводить роман».
   И девушка, отставив ведро и швабру, подошла к шкафу. Он был заперт, но на столе (и как она сразу не заметила?..) лежала связка ключей. Но только Маша успела взять их, как дверь кабинета отворилась.
   – Маша, вы здесь моих ключей не видели? – спросил Виктор, подходя к столу. – Странно, мне казалось, я оставил их здесь.
   Девушка, едва успевшая опустить связку в карман передника, покачала головой.
   – Ну ничего… – Виктор помялся, явно желая что-то сказать. – Вы не обижайтесь на Елену Сергеевну. Первый учебный день, мы все на взводе…
   – Что вы, – Маша опустила взгляд, – это я должна извиняться.
   – Давайте я вам помогу, – директор нагнулся, поднимая безупречно круглую матово поблескивающую в свете ламп жемчужинку.
   – Не надо, – Вершинина улыбнулась, – а то и вас уволят, если хоть одна пропадет!
   – Я рискну…
   Жемчужина перекочевала в ее ладонь, а его пальцы, коснувшиеся ее руки всего лишь на миг, были обжигающе горячими.
   Маша закусила губу. Почему ее волнует этот чужой красивый мужчина? Отчего в груди разливается это странное томление?.. Она не должна, она не может позволить себе увлечься. Тем более им – директором престижной школы…
   – Ну что же вы? – Виктор, присев, уже собирал с пола рассыпанные бусины, и Маша присоединилась к нему, стараясь, чтобы их руки соприкасались не слишком часто…
   * * *
   Утро выдалось хмурым. Над школой сгустились темные тучи – словно специально для того, чтобы усилить тревогу в сердцах девочек.
   Едва встретившись с ребятами, по дороге в столовую Даша и Вика рассказали им о странном ночном визите Савельича.
   – Да маньяк ваш Савельич! На свиданку заманивает, – равнодушно прокомментировал Максим.
   – А вдруг он оборотень? Они придут, а он давай превращаться! – предположил Ромыч.
   – Интересно, в кого? – встрял Темка.
   – Да в хомячка! – засмеялся Макс. – Хомячок-оборотень! Что может быть страшнее!

   Тем временем в столовой уже завершались приготовления к завтраку. Маша расставляла тарелки, которые так и норовили выскользнуть у нее из рук.
   – Говоришь, в гостинице раньше работала? – поинтересовался Володя.
   Он стоял тут же – в белоснежной поварской одежде и высоком колпаке. Однако полностью отличающийся от представлений Марии о работниках кухни. Ей казалось, что повара должны быть полными и почему-то лысыми, с нависающими над грудью тройными складчатыми подбородками. Володя, напротив, очень подтянут, по-мужски крепок, с густой каштановой шевелюрой и внимательными темными глазами.
   – А что такое? Что-то не так? – ответила вопросом она, прекрасно понимая, что все, должно быть, не так. Но что остается при плохой игре? Только делать хорошую мину!
   И как раз в этот момент одна из тарелок словно нарочно выскользнула из рук. По полу брызнули белые осколки.
   – Нет, все супер, – Володя усмехнулся. – Ты как, сама ушла или выгнали?..
   Маша потянулась за веником, чувствуя, как уши предательски наливаются краской.
   – А тебе что за дело? – буркнула она и принялась заметать в совок осколки. Плохо. Очень плохо. Если все так пойдет и дальше, ее план, пожалуй, может и провалиться.
   – Просто, разговор поддерживаю… Мари, – Володя наклонился к самой ее шее – так, что девушка почувствовала тепло его дыхания, – ты что сегодня вечером делаешь? Может, выпьем вина или погуляем под луной?
   Она выпрямилась так резко, что едва не ударила его головой в челюсть.
   – Не пью и не гуляю! – выпалила Мария и скрылась в служебном помещении.
   * * *
   – Нет, мне вовсе не до шуток. Знаете, Савельич говорил очень серьезно… – произнесла Даша, ставя на стол чашечку с мюсли и стакан апельсинового сока.
   – У меня просто мурашки по коже, – поддержала подругу Вика. – Я потом полночи ворочалась, никак заснуть не могла.
   – И я! – кивнула Даша.
   – Знаете что, – Максим пристально оглядел обеих девушек. – Может, вас Савельич просто напугать хотел…
   – Макс, новенький, – стукнул локтем друга Ромка.
   Андрей, подошедший к столу вместе со своей сестренкой Надей, наткнулся на настороженные взгляды всей компании.
   – Подвинься, пожалуйста, – попросил он Максима, видя, что места для Наденьки не осталось.
   – Чего это вдруг? – Макс, привычно развалившийся на стуле, умудрялся занимать вдвое больше места, чем можно было ожидать, принимая во внимание его худобу.
   – Младшим надо уступать. Не слышал? – Андрей старался говорить вежливо. Этот лохматый хамоватый тип уже порядком его достал.
   – Тоже мне… Пассажир с детьми… Не в автобусе! – огрызнулся Макс, однако все же подвинулся.
   Андрей придвинул стул для Нади, и девочка села.
   – Андрюша, я не хочу кашу! Хочу бутерброд! – заявила она.
   Максим хмыкнул, но удержался от готовой сорваться с языка реплики, тем более что Андрей, многозначительно покосившись на него, уже подавал Наде бутерброд.
   – Авдеева! – от резкого голоса, словно полного перезвоном льдинок, девочка вздрогнула. – Здесь стол для старшеклассников! Твой класс, Авдеева, сидит за другим столиком!
   Елена Сергеевна, как всегда, аккуратная и подтянутая, стояла за Надиной спиной.
   – Пожалуйста, пусть она посидит со мной, – Андрей умоляюще посмотрел на завуча. – Она ведь маленькая, по дому скучает… Наши родители… они… пропали… – добавил он после паузы.
   – Я в курсе, – сказала, как отрезала, Елена. – Но правила для всех одинаковые. Надо привыкать. – Ну, Надя, я долго ждать буду?
   Девочка с неохотой сползла с высокого стула и, кинув жалобный взгляд на брата, пошла с завучем.
   – Не школа, а тюрьма какая-то, – зло выплюнул Андрей.
   – Пойду еще сока возьму, – Максим встал из-за стола.
   Некоторое время за столом царила тишина. Все ели. Ребята искоса поглядывали на новенького. Вика, Ромка и Артем – с любопытством, Даша – с искренним сочувствием. Известие об исчезновении родителей Авдеевых показалось ей очень страшным. Да, ее собственная мама редко занималась ею, пропадая то на съемках, то на бесконечных гастролях, но по крайней мере она была где-то рядом. Даша могла позвонить ей в любое время… ну, почти в любое. Но она бы не пережила, если бы с мамой что-то случилось!
   – Авдеев, тебя к телефону. Предки звонят, волнуются! – послышался голос Макса.
   Ребята как по команде взглянули на Андрея. Он встал – очень медленно, словно не веря своим ушам, и вдруг бегом бросился к Надиному столику.
   – Надюхин! Мама с папой звонят!
   Схватив сестренку за руку, Андрей выбежал в холл, схватил телефонную трубку. Из нее доносились короткие гудки.
   – Мама… – едва слышно пошептал Андрей, и тут взгляд его уперся в стену, на которой была криво прилеплена фотография. Та самая, что стояла у него на тумбочке рядом с кроватью: мама, папа и он с Надюшей. «Привет с того света!» – было криво написано поперек снимка.
   Мир на секунду почернел перед глазами. Горе, боль и отчаянная ярость ударили Андрея в грудь, едва не лишив дыхания.
   Отпустив Надину руку, он, не помня себя, бросился в столовую. Он не видел ничего, кроме ненавистного ухмыляющегося лица с косым росчерком шрама на щеке. И ударил в это самое лицо – изо всех сил.
   – Сволочь! Какая же ты сволочь!
   Макс вскочил и тоже попытался достать противника, но ярость прибавляла Андрею сил.
   – Ну-ка разойдитесь!
   От учительского столика к ним уже бежали Виктор Николаевич и физрук Паша, а от раздачи спешил Володя.
   – Эй, парни! Брейк! Закончили разборки!
   Трое сильных мужчин едва растащили дерущихся подростков. Оба еще тяжело дышали.
   – Ну и в чем дело? – нахмурился директор. – Максим! Или ты, как всегда, не знаешь?
   Из разбитого носа парня капала кровь.
   – А я что? – Макс вытер нос, стряхнул на пол алые брызги крови.
   – Так! Оба наказаны! – Виктор Николаевич оглянулся на школьников, глазеющих на их живописную группу. – Спектакль закончен! Все возвращаемся к завтраку!
   * * *
   После уроков, когда Надя осталась в классе одна, к ней пришел Андрей. Он тяжело опустился рядом с сестренкой за маленькую парту.
   – Надюш… мне нужно тебе кое-что сказать, – проговорил он тяжело, словно стоявший в горле комок мешал словам прорываться наружу. – Понимаешь… Мама с папой… Ты уже большая, ты должна понять…
   Надина рука застыла над картинкой.
   – Они не приедут за нами? Да? – тихо спросила девочка.
   Брат обнял ее, прижал к груди ее голову. И Надя вдруг отчетливо поняла: нет, не приедут. Это открытие было столь страшным, что сердце сжалось и стало таким маленьким-маленьким, как булавочная головка.
   – Я плохо себя вела? Они сердятся на меня? – встревоженно проговорила Наденька.
   – Нет, что ты! Просто… они в таком месте, откуда нельзя вернуться, – отозвался брат глухо.
   – На волшебном острове?
   – Ну да… на острове. Помнишь, они уехали кататься на яхте… Но яхта… сломалась, и им пришлось остаться там.
   Надя отстранилась от брата, заглянула ему в лицо. Андрей отвел взгляд. Виновато, словно это он сломал родительскую яхту. Но нет, этого не может быть. Андрюша – не такой! Он хороший!
   – Я не хочу оставаться здесь! – решительно заявила Надя. – Здесь страшно! А еще в лесу всякие чудища. Мне Алиса говорила! Мы с ней теперь дружим!..
   – Какие это чудища? Нет здесь никаких чудищ! – послышался от двери бодрый голос Виктора Николаевича.
   Директор вошел в класс, улыбаясь, присел перед Надюшей.
   – Никаких чудищ! Я знаю это совершенно точно, – заверил он. – Школа у нас и вправду волшебная. У нас все предметы умеют разговаривать. Хочешь, я научу тебя понимать их язык?
   Девочка кивнула.
   – Так вот, если скрипнула дверь – значит, она передает тебе привет от твоей мамы. А сквознячок – мамин поцелуй.
   – А чудища? – Надя посмотрела на брата.
   – Ну, чего нет, того нет, – Поляков развел руками, словно сожалея о том, что чудищ им как раз и недодали. – Зато в лесу живут феи.
   – Феи? – Наденька в волнении привстала. – И они волшебные? Они умеют исполнять желания?
   – Конечно! – директор ласково погладил девочку по голове. – Только, если что-то загадываешь, надо закрыть глаза – феи не любят, когда на них смотрят… Кстати, если хочешь, могу передать им твое желание.
   – Нет, я сама! – поспешно возразила Надя.
...
   Дорогие мама и папа!
   Мы с Андрюшей очень-очень скучаем. Знаете, как мы обрадовались, когда думали, что вы нам позвонили! А когда оказалось, что это не вы, очень сильно расстроились. Андрюша даже побил Максима. Это Максим пошутил. Но я знаю, он не злой.
   И Виктор Николаевич тоже добрый. Он – самый большой здешний волшебник. Он рассказал мне это по секрету. А еще он рассказал мне о феях. Они живут совсем недалеко от школы – в волшебном лесу! Скоро я пойду туда. Не бойтесь, это совсем не страшно, ведь никаких чудищ нет! Я отыщу фею и попрошу, чтобы она починила вашу яхту и вы смогли уплыть с волшебного острова.
   Вы же вернетесь к нам, потому что мы вас очень-очень ждем! И очень любим – и я, и Андрюша!
   * * *
   Человек бежал по лесу в надежде спастись. Тщетно! Он наблюдал за ним с умеренным интересом – так же, как, будучи кошкой, смотрел бы на глупую мышь, уже попавшуюся в когти, но еще не потерявшую надежду выжить. К счастью, Он сам не был ни кошкой, ни человеком и мог наблюдать за всем со стороны.
   Миг – и бегущий кубарем, вздымая снежную пыль, свалился в овраг и тут же попался в пасть старого ржавого капкана. Вот и закончились кошки-мышки.
   Кровь! Кровь! – в предвкушении жадно зашумели деревья. Они, как и Он, прекрасно знали, чем закончится такая игра.

   А в это время Маша, отставив в сторонку свои ведра и отложив тряпки, остановилась перед дверью в кабинет директора. Как же хотелось немедленно проникнуть внутрь и закончить наконец свой мучительный поиск. Просто узнать – в этом нет ничего плохого. Да что там, ради своей цели она готова пойти на любое преступление. Да, на любое!..
   В коридоре послышались чьи-то шаги.
   Нет, не сейчас – сейчас слишком опасно. Она еще вернется… немного позже.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация