А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Закрытая школа. Начало" (страница 17)

   Глава 20. Школа волнуется раз…

   В те времена, когда Виктор еще ходил в школу, была такая игра: ведущий говорил: «Море волнуется раз, море волнуется два, море волнуется три – морская фигура на месте замри», а игроки должны были изобразить кто кого мог – кто морскую звезду, кто рыбачью лодку, кто чудовище. Так вот, теперь Полякова преследовало ощущение, что большинство членов родительского комитета при нынешнем волнении, охватившем школу, выбрали для себя роль чудовищ.
   Он сидел в своем кабинете, подперев рукой голову, и думал, что же происходит в зале после его ухода. Впрочем, гадать долго не пришлось. Вскоре появилась Лена, села напротив него. Вид у нее был слегка виноватый.
   – Ну как? – спросил Поляков, уже предвидя ответ.
   – Понимаешь… – Лена смутилась, что было в целом нехарактерно для нее. – Мне предложили…
   – Место директора «Логоса», – пришел ей на помощь Виктор.
   Она кивнула, бросила на него испуганный взгляд:
   – Я еще не дала согласия…
   – Но и не отказалась, – констатировал Виктор. – Перестань сомневаться, ты станешь хорошим директором.
   Он поднялся – то ли уступая ей свое место, то ли просто желая ободрить.
   – Виктор… – она уставилась на стол, словно нашла там нечто крайне интересное, – я ужасно себя чувствую. Словно я украла это место. Ты создал эту школу, она… неотделима от тебя… Я…
   – Лена, – он остановил ее, не давая договорить. – Что за ерунда? Мы же одна команда.
   – Так ты считаешь, мне нужно согласиться? – живо спросила она, очевидно, рассчитывая именно на такой поворот событий.
   – Конечно, – Виктор улыбнулся. – У меня только одна просьба – не допусти исключения ребят.
   * * *
   – Андрюша, а зачем тебе в шкафу дура? – осторожно поинтересовалась Надя, пока брат помогал ей снять носочки.
   – Что? – он поднял голову, с удивлением глядя на сестру.
   – Большие девочки сказали, что у тебя в шкафу есть клад и дура. Ты мне покажешь клад?
   Андрей развел руками:
   – Надюш, ты что-то напутала. Клада у меня, к сожалению, нет, а дуру я в свой шкаф сам не пущу.
   Девочка кивнула. Она так и знала, что Алиса ошиблась. Однако вопросы еще не были исчерпаны.
   – А что такое уволиться? – тут же полюбопытствовала Наденька.
   – Ну… – Андрей задумался, – если человека заставляют что-то делать, а он не хочет, ему надо уволиться. Это значит – уйти.
   – Я хотела уволиться из школы, да? – тут же нашла пример сестра. – Мне здесь не нравилось. А теперь нравится. А Виктору Николаевичу – нет. Зачем он уволился?
   – Наверное, у него есть причины.
   Андрей аккуратно сложил носочки.
   – Он очень хороший. Да, Андрюша? – настаивала Надя, заглядывая брату в лицо.
   Он помедлил и только потом согласился:
   – Да.

   Школа уже начинала затихать, когда Надя выскользнула из своей комнаты и добежала до двери кабинета директора. Оттуда пробивался свет, значит, Виктор Николаевич был на месте.
   Девочка потянула дверь. Поляков оглянулся. На столе перед директором стояла большая коробка, куда он складывал какие-то вещи. Значит, не игра. Значит, действительно увольняется. Надя тихонько вздохнула и протянула свой подарок – плетеный браслет-фенечку:
   – Это вам!
   Директор присел и протянул руку, чтобы Наденька смогла сама повязать на запястье свой подарок.
   – Красивая. Спасибо, – похвалил он.
   Девочка помолчала, сосредоточенно завязывая узел, а потом взглянула на него.
   – Виктор Николаевич, – спросила она вдруг, – а почему все, кого я люблю, умирают или увольняются?
   – Это не так… – начал было бывший директор.
   Но она перебила:
   – А если я честно-пречестно не буду одна ходить в лес, вы не уволитесь?
   Поляков улыбнулся, потрепал ее по распущенным пушистым волосам, мягким, сладко пахнущим каким-то детским шампунем.
   – Не переживай. Я перестану быть директором, но из школы не уйду никогда. И тебя не брошу. Я ведь должен о тебе заботиться, – пообещал он.
   – И об Андрюше! – поспешила напомнить Надя.
   – И об Андрюше, – подтвердил Виктор. – А теперь беги, – он поцеловал девочку в лоб. – Спать пора, не годится, если Галина Васильевна увидит, что ты еще не спишь.
   – А Галина Васильевна – зубная фея. Только об этом никто не должен знать! – опомнилась Надя.
   – Обещаю, что буду молчок! – Поляков торжественно приложил к губам палец. – И готов поспорить, что на счет «десять» Наденька окажется в своей кроватке. Начинаю отсчет. Раз… два…
   Девочка засмеялась и выбежала из комнаты.
   Но едва она успела уйти, как дверь снова отворилась, и появилась Лена.
   Она молча подошла к столу, взяла зачем-то первую попавшуюся папку, повертела в руках и вновь положила.
   – Если бы ты знала, сколько макулатуры здесь скопилось! За год не разобрать! – с показной беспечностью засмеялся Поляков.
   – Виктор… – Лена снова взялась за несчастную папку. – Дело в том, что родительскому комитету мало твоей отставки. Они требуют исключить всех, у кого нашли наркотики. В противном случае место директора «Логоса» предложат кому-то со стороны.
   – И что ты собираешься делать? – он смотрел на нее внимательно и чуть удивленно, как на незнакомку.
   – А что я могу?.. – Крылова пожала плечами. – Придется исключить…
   – Смотри-ка, как ты вцепилась в эту должность. Зубами прям!.. – он отобрал у Лены злосчастную папку и сунул ее в коробку.
   – Но мы столько сделали для этой школы! Я не могу вот так отдать плоды нашего труда чужому дяде!.. – возбужденно заговорила женщина. – А для тебя… для тебя чужие дети дороже собственного ребенка!
   Поляков не ответил – что тут скажешь?..

   Тем временем ребята, опасаясь, что в школе им оставаться недолго, решили все же попробовать разгадать загадку, заданную им Темкой. «Найдите Иру», – сказал он тогда. Но какую Иру? Они опросили уже всех Ир, какие только нашлись в «Логосе», и пока без малейшего результата.
   На следующее утро они сидели за своим столиком, обсуждая текущее положение дел, когда к ним вдруг подошла Маша Вершинина.
   – Максим, надо поговорить… – сказала она Морозову.
   Тот нахмурился, поднял свой стакан и медленно вылил молоко на пол, прямо ей под ноги. Черные туфельки Маши забрызгали белые капли, похожие на капельки крови.
   – Сначала пол подотри, – бросил Макс, не глядя на нее.
   – Макс… – начала Вика, но он не стал слушать.
   – Как же вы все меня достали! – повторил Морозов вчерашнюю фразу и, подхватив свою тарелку, пересел за свободный стол.
   Даша смотрела на него и едва не плакала. Она лучше других понимала, что за показной грубостью и ершистостью Максима скрывается ранимость. Он по-своему был последним Дон Кихотом, готовым воевать с ветряными мельницами, настоящим рыцарем, что бы о нем ни говорили.
   Даша твердо знала это, как и то, что оставлять его одного – нельзя.
   Она тоже схватила свою тарелку и села рядом с Морозовым:
   – Макс, нам надо поговорить.
   Он нехорошо усмехнулся:
   – Вы что, сговорились? Приемный день по четвергам.
   – Я очень боялась за тебя, – Даша протянула руку, чтобы накрыть его пальцы, но парень отстранился. – Где ты был? Почему ничего не хочешь рассказать?
   – А ты, солнце, мне ничего рассказать не хочешь? – он испытующе уставился на нее.
   На секунду Даше показалось, что Макс знает о ней и об Андрее… На одной чаше весов – новая любовь, на другой – старая привязанность.
   – Нет… Ничего, – произнесла она уже не так уверенно.
   – Вот и я не хочу.
   Он уткнулся в тарелку, и девушке не оставалось ничего иного, как пересесть обратно, к ребятам.
   * * *
   Маша пришла на кухню едва не плача. Неужели Максим откажется даже выслушать ее? Это ведь жестоко! Она виновата только в том, что когда-то не уследила, и его забрали от нее. Совсем крошкой. Она-то и видела его всего раз, в роддоме… А потом искала всю жизнь. Только это придавало сил, помогало сохранить рассудок, не погрузиться во мрак спасительного безумия.
   «Я не сумасшедшая. Я не сумасшедшая», – повторяла себе Маша, сидя в обитой войлоком комнате сумасшедшего дома. Только мысль о нем, о ее мальчике, спасла ее тогда… А теперь…
   От двери послышались решительные шаги.
   – Мария, мне нужно поговорить с вами, – сказал рядом с ней голос Виктора Полякова, – пожалуйста, – обратился он к работникам кухни, – оставьте нас на пару минут.
   Они вышли, а Маша попыталась взять себя в руки. Похоже, пришло время платить по счетам.
   – Маша, я очень хочу услышать разумное объяснение – зачем ты взяла мои деньги и угнала мою машину, – Виктор Николаевич остановился напротив нее. – Полиция искала Максима две недели. Если ты знала, где он, если знала, что у него проблемы с отцом, то почему не сказала мне?
   Она медленно закрыла кран, посмотрела, как вода воронкой стекает в трубу, и только потом тихо попросила:
   – Простите…
   – И это все? – он поднял брови, выражая крайнюю степень недоумения.
   – Виктор Николаевич, я очень виновата, но мне нечего вам сказать.
   – Разумеется, о чем говорить? Вероятно, стоит подождать, пока ты угонишь самолет или ограбишь банк… – усмехнулся Поляков, но тут же стал серьезным. – Маша… Я не знаю причины твоих странных поступков, но так нельзя… Ты воспользовалась моим особым к тебе отношением…
   – Это у вас с Еленой Сергеевной особые отношения, – прервала она.
   – Маша, все совсем по-другому… – теперь тон Виктора стал мягким, почти просящим.
   – Вы сделали свой выбор, – жестко произнесла она, – так зачем говорить об особом отношении.
   – Потому что это на самом деле так…
   * * *
   Максим Морозов сидел на диване в холле школы. Рядом с ним восседал адвокат его отца. Сам Петр Морозов стоял рядом, опершись на спинку дивана, и наблюдал за сыном.
   – Вот, ознакомься, – адвокат протянул парню лист бумаги с отпечатанным на принтере текстом. – Здесь вопросы, которые тебе может задать следователь.
   Максим внимательно прочитал написанное и нахмурился.
   – Вопросы? По-моему, здесь только ответы, – он взглянул на отца. – Пап, мы можем поговорить с тобой наедине?
   – Я пока оставлю вас, – адвокат захлопнул свой чемоданчик и поднялся.
   – Пап, ты заставляешь меня давать ложные показания… – проговорил Макс, дождавшись, когда адвокат уйдет.
   – Максим, я не заставляю, я прошу! – Петр Морозов сел рядом с ним. – То, о чем я прошу, сделал бы ради отца любой сын!
   Максим чувствовал себя немного неуверенно.
   – Мне кажется, мы можем договориться… – пробормотал наконец он.
   Отец явно оживился.
   – Чего ты хочешь? – спросил Петр уже по-деловому – так, как привык улаживать рабочие вопросы.
   – Забери меня из этой школы, – попросил Макс, глядя на отца. – И больше никаких пансионов. Я окончу школу экстерном и поступлю в институт. Я хочу жить дома…
   – Хорошо. Но при одном условии… – Петр сделал интригующую паузу, – по воскресеньям ты будешь ходить со мной на футбол.
   – Идет! – согласился Максим, едва веривший собственным ушам. – И еще… Если ты хоть раз ударишь меня…
   – О чем речь! – Морозов-старший довольно засмеялся. – По рукам!
   – По рукам, – после короткой паузы согласился Макс.
   * * *
   Еще с утра Анна Михайловна обещала, что после уроков ребята увидят сказку, поэтому весь день класс пребывал в возбужденном состоянии.
   И вот наконец все было готово. Надя и Алиса сидели в первом ряду, уставившись на сцену, где стояла ширма кукольника, и ждали обещанного спектакля.
   Андрей, Рома и Даша остановились у дверей класса, залюбовавшись на малышей. Но сказка заставила ребят забыть обо всем.
   Сказка оказалась страшной. В ней девочка по имени Валюша попала в заколдованный лес. Последовав за огонечками, она зашла в самую чащу, где бедную девочку поджидало злое чудовище. Чудовище схватило Валюшу, утащило под землю и посадило в железную клетку.
   – Огоньки! Как в лесу, там, где снимал Темыч! – испуганно отметил Ромка.
   – И железная клетка под землей… Вы думаете, это совпадение? – Даша посмотрела на обоих парней, но похоже, те вовсе так не думали.
   После окончания спектакля ребята подошли к кукольнику. Это был полноватый мужчина средних лет и совершенно непримечательной наружности.
   – Скажите, – окликнул его Андрей, – а кто написал эту сказку про светлячков?
   Кукольник улыбнулся.
   – О, я изучаю фольклор, – сказал он с заметной гордостью, – и часто езжу по селам. Эту историю мне рассказали в деревне километрах в пяти отсюда.
   – Что именно рассказали? – насторожилась Даша.
   – То, что в вашем лесу нельзя гулять в одиночку. В темноте на деревьях просыпаются светлячки и манят детей в лес. Кто идет за огоньками, больше не возвращается.
   – Но почему? И кто тогда рассказал о светлячках? – спросил Рома.
   – Так это же фольклор. Сказка! – удивленно пояснил кукольник, собирая свой чемоданчик. – Простите, ребята, мне пора.
   – Надо бы посмотреть то, что отснял Тема, на большом экране… Что там за светлячки… – задумалась Даша, и остальные с ней тут же согласились.
   Однако они не успели.
   В комнату Савельича въехал новый математик. Насколько смогли разглядеть ребята, он был еще довольно молод и импозантен. Настоящий мужчина – не то что тот горбатый сухарь, что слинял из школы несколько дней назад, прямо посреди учебного года. Но бог с его внешностью – главное: вход на чердак оказался закрыт!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация