А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Валькирия в черном" (страница 16)

   Глава 27
   БЫТОВЫЕ МЕЛОЧИ

   Совету полковника Гущина Катя последовала в полной мере.
   Приехав домой, она первым делом встала под горячий душ, затем сварила себе чашку сладкого какао, затем задвинула шторы в спальне, закрыла балкон, чтобы уличный шум и солнечный свет не мешали, и нырнула в мягкую постель.
   Спокойной ночи! Электронные часы-будильник показывали полдень.
   Спала она долго, сладко, крепко и без всяких сновидений. Проснувшись, с удовлетворением отметила, что уже семь вечера, и ринулась на кухню.
   Голодная как волчонок. Нет, как стая волков!
   Учитывая, что за прошедшие сутки в Электрогорске она и маковой росинки не проглотила, не считая стакана треклятого кофе…
   Все пошло в ход, все, и какая уж там, простите, диета, какие «Ах, ах не ешьте на ночь!».
   Бутерброд с ветчиной, зеленым салатом, маринованными огурцами, горчицей и хреном; омлет с зеленью, той, что с позавчерашнего дня вяла безропотно в холодильнике – укроп, кинза, базилик, зеленый лук; пирожное безе, персик и еще сладкий чай с лимоном.
   Катя умяла все это, смолотила как мельница, а потом с удивлением и укором уставилась на пустые тарелки.
   Это не есть хорошо – вот так, простите за грубость, жрать.
   Такие вот перегрузки этому чертову Электрогорску она еще припомнит. Что же выходит – сначала там есть было некогда, а потом кусок в горло не лез по причине… по той самой причине, что отравления в этом городке были, есть и… получается, будут еще?
   Паранойя, вот так она и подкрадывается тихими неслышными шагами… отравитель, там в Электрогорске снова орудует отравитель… С паранойей такого сорта можно бороться тут, в Москве, в своей квартире, на собственной кухне у полного холодильника, но что делать там, на месте, когда она… они все вернутся туда?
   Катя начала составлять план действий. Сначала набрала сотовый номер своего непосредственного шефа, начальника пресс-центра, и рассказала ему все об электрогорских событиях. За исключением самой ранней истории.
   Шеф – милейший человек и сам бывший криминальный милицейский репортер из газеты «Щит и меч» – сразу же заинтересовался:
   – Отравление? Это же такая редкость в практике. Даю добро на командировку, недели тебе хватит? В общем, смотри сама по обстоятельствам. Репортаж о работе по раскрытию отравления – это всегда интересно, это как хороший детектив. Только Гущин… ах, есть договоренность с ним? И как это ты с ним умеешь договариваться, он тебя всегда к расследованию допускает. А остальные корреспонденты к нему и соваться боятся. В чем тут секрет?
   Кате хотелось ответить, что, возможно, секрет в том, что в сердце полковника Гущина попала пуля… при штурме одного дома… в бронежилет, но ведь точно в сердце, ни на миллиметр не отклонилась.
   Но она не стала развивать эту тему. И не потому что ее непосредственный шеф не понял бы. Понял бы, он умен, и он профи. Просто не хотелось вспоминать такие мрачные истории, отправляясь в город, где свои мрачные истории стали частью местного колорита.
   Затем Катя снова бросила взгляд на часы: батюшки, десятый час! Начала спешно одеваться: джинсы потертые, белая майка, балетки, волосы собрала сзади в тугой хвост, сцапала с комода в прихожей ключи от гаража и от машины и спустилась во двор.
   Маленький верный «Мерседес Смарт» скучал прикрытый проржавевшей ракушкой. Это немецкое чудо, похожее на крохотный луноход, купленное напополам с подружкой Анфисой Берг, всегда умиляло Катю, едва лишь она поднимала крышку гаража и встречала взгляд «мерседесовых» «глазок»-фар.
   Машинка ждала: ну покатайся на мне! Тут так скучно и темно, и пауки уже, наверное, сплели паутину под крышей.
   Выведя по всем правилам малыша из гаража (у каждого свой «Мерседес» – так говорила подружка Анфиса), Катя вырулила на родную Фрунзенскую набережную, уже более-менее свободную от пробок, а затем в сторону Лужников, где находился огромный супермаркет «24 часа».
   Стоянку перед супермаркетом оккупировали так плотно, несмотря на довольно поздний час, что Катя еле-еле приткнула свою машину.
   Взяла тележку и отправилась вдоль стеллажей.
   К кассам она проследовала уже с тележкой, полной до верха.
   Расплатилась, выкатилась с покупками на стоянку и начала загружать добычу в багажник.
   Уже давно стемнело. Этот день наконец закончился. Катя вернулась домой, разгрузилась, поставила машину снова в гараж, засунула все покупки в холодильник и завела будильник на половину шестого утра.
   Перед тем как снова уснуть, она послала по фейсбуку мейл подружке Анфисе «на Север», где та путешествовала и фотографировала, и сказала, что отбывает в подмосковный Электрогорск на неопределенное время в составе опергруппы по раскрытию преступления.
   Подружка Анфиса – там, на Севере за Полярным кругом – тут же полезла в компьютер «гуглить» – смотреть, где это такой город в Московской области.
   – Далековато, – написала она (это с Заполярья-то!) в чате фейсбука. – Я буду скучать, а ты там осторожнее.
   Спрашивается, зачем вставать в такую рань – в половине шестого, когда на работу в Главк только к девяти, а ехать с родной Фрунзенской набережной до Никитского переулка на частнике от силы двадцать минут?
   Но Катя все еще претворяла свой план в жизнь. Вскочив, она вытащила из кладовки сумку-холодильник и корзинку для пикников. Сама она ни тем, ни другим не пользовалась, все это пылилось в кладовке с тех самых пор, когда… когда они с мужем Вадимом Кравченко, именуемым на домашнем жаргоне «Драгоценным В.А.», перестали жить вместе – вот здесь, в этой квартире.
   Сумку-холодильник, битком набитую бутылками с пивом, Драгоценный брал с собой, когда они с закадычным дружком Сергеем Мещерским собирались на рыбалку.
   Катя смахнула пыль с крышки, проверила – не сломался ли чертов переносной холодильник – нет, работал. И от этого вдруг на душе стало так горько, она даже слезу смахнула. Вот вещи остаются, когда их непосредственный владелец сделал ноги.
   Потом она решила на все это забить (в принципе во всей этой их истории с Драгоценным две трети ее вины) и отправилась на кухню. Как была босая, в шелковой ночнушке, повязала фартук, достала из морозилки то, что купила вчера в супермаркете, и…
   Процесс готовки ее всегда пугал. Но на новой кухне (кстати, Драгоценный эту кухню еще не видел, как тут все переоборудовала, перестроила, поменяла) все «готовилось» вроде как само.
   Да и сложного ничего она не замышляла – просто пожарить разное мясо. Гущин жить не может без мяса. Там, в Электрогорске, непременно ведь попрется старик в кафе или столовую за «отбивной» или шашлыком.
   А еще он дует коньяк, особенно когда дело не ладится. А когда ладится, дует пиво, значит, попрется в местный пивбар.
   Ничего, она попробует заразить его своей паранойей… ну не паранойей, а идеей, мыслью о том, что посещать общепит города, где снова орудует отравитель, не стоит.
   Тот банкет в ресторане «Речной» так красноречиво за это агитирует…
   На первое время привезенных с собой запасов еды хватит. А там посмотрим, в гостинице или в общежитии, где поселится опергруппа, вероятно, имеется кухня с плитой, там можно что-то готовить самим.
   Катя законопатила в духовку курицу «в соусе терияки». Можно, конечно, мучиться, делать самой этот терияки, смешивая черт его знает что для вкуса и аромата, но она купила бутылочку готового.
   На раскалившуюся панель встроенного гриля выложила стейки, поставила на газовую панель сковородку и бросила на нее отбивные.
   Теперь все это не сжечь бы только. Она вертелась у плиты и возле гриля, наклонялась, проверяла электродуховку – пекись, жарься! Перевернула стейки и отбивные, затем сняла их, положила на блюдо – пусть остынут немного.
   В корзину для пикников загрузила банку консервированных персиков, коробки с соком, хлеб, овощи, а также сухой паек – пропасть пакетов с чипсами и крекерами.
   Представила себе, как толстый лысый полковник Гущин хрустит чипсами (непередаваемое словами зрелище), но тут по запаху подгоревшего из духовки поняла, что за терияки-курицей все-таки не уследила.
   Та появилась из раскаленного жерла духовки «поспевшая», но с какой-то подозрительно канцерогенной корочкой, отнюдь не идеально румяной, а слегка обугленной.
   Катя и ее положила «стыть», а сама решила, что надо закругляться – душ, завтрак и вызвать такси, а то такие сумки не допрешь.
   На работу она приехала «обвешенная багажом», окутанная пленительным ароматом жаркого. Часовой на КПП вкусно вдохнул и улыбнулся.
   – День рождения собираетесь на работе отмечать?
   Катя закивала: ага, ага. Она прикидывала в уме – насколько хватит запасов: на обед, ужин уж точно. Может, и на завтрак останется, а там сориентируемся на месте.

   Глава 28
   ПРО ВЕНДЕТТУ

   Ждать возвращения в Электрогорск долго не пришлось. Сразу после утреннего совещания у начальника Главка полковник Гущин отбывал в командировку в район – так это называлось на языке официальном.
   Члены опергруппы, оказывается, уехали туда еще рано утром. Их было не так уж много – Гущин полагался в основном на местный сыск и «оголять» главковский фронт борьбы с криминалом не собирался.
   А эксперты-криминалисты и токсикологи из Электрогорска, что называется, «не вылезали».
   Так что поехали втроем – Гущин, Катя, как официально прикомандированный сотрудник пресс-центра, и водитель. Созерцая, как Катя грузит в багажник корзину и сумку-холодильник, Гущин воскликнул:
   – Что же это делается, а?
   Катя объяснила, что это «пища, здоровая проверенная пища. А вы по кафе там мотаться хотите? Забыли ресторан «Речной», забыли, да?»
   Гущин ответил той самой Катиной фразой, что ресторан тут ни при чем. И вообще, все дело совершенно в другом.
   Катя не стала спрашивать, а в чем? Просто попросила:
   – Федор Матвеевич, расскажите про вендетту, помните, вы мне обещали?
   Гущин покосился на нее – он сидел на переднем сиденье главковского джипа, Катя устроилась сзади. Не стал, в свою очередь, спрашивать: и когда же это я обещал?
   – Вчера мы весь вечер с Елистратовым (то был начальник МУРа) провели в министерстве, судили-рядили и они, и мы. Сошлись пока на том, что в установленном законом порядке оба старых дела пока возобновлять рано. Но как только я получу доказательства, дела возобновят. И соединят в одно производство.
   – Какие дела? – Катя отчего-то аж похолодела, представила, как они роются в послевоенных архивах и все же находят дело «отравительницы детей» Любови Зыковой. – Ведь нет никакого дела, все уничтожено, только фильм остался, кинохроника.
   Гущин обернулся. В глазах его – столь неподдельное удивление, что Катя мигом прикусила язык. Нет, это не то. НЕ ТО. И значит, рассказывать об этом рано. Надо только слушать.
   – Два дела о заказных убийствах – одно трехлетней давности, второе позапрошлогоднее. Один эпизод – московский, по второму с Кипра материалы пришли через Интерпол.
   – Кого убили, Федор Матвеевич?
   – Бывших компаньонов по бизнесу – Бориса Архипова и Александра Пархоменко. С семейством Архиповых ты познакомилась, а вот с семьей Пархоменко еще придется.
   – И кто их убил? Их отравили?
   – Три года назад Борис Архипов – отец наших потерпевших девушек – вместе с охранником… кажется, Киселев его фамилия, попали под пули киллера. И произошло все днем, на проспекте Мира, недалеко от «Рижской». Архипов приезжал в офис финансовой фирмы. То, что там произошло, мы знаем со слов охранника – тот тоже получил пулю в грудь, когда пытался схватить киллера. А Бориса Архипова убили выстрелом в голову в тот самый момент, когда он вышел из машины. Какой-то парень подбежал и выстрелил в него из пистолета с глушителем. Пока охранник выскочил из салона, пока догонял… его ранили, а нападавший скрылся.
   – Киллера поймали?
   – Нет, хотя Елистратов очень старался это дело раскрыть. В том числе и для того, чтобы нам, областным… мне нос утереть. Вот, мол, как МУР раскрывает заказные убийства. Но не повезло ему в тот раз.
   – А откуда узнали, что убийство заказное?
   – Сразу стало это ясно, когда приехали в Электрогорск, когда в Москве начали опрашивать сотрудников фирмы, которой Архипов владел на пару с Александром Пархоменко. Оба они из Электрогорска и на тот момент номинально являлись еще партнерами. Только вот в бизнесе Архипов был куда как круче – и завод еще не был в Электрогорске продан, и остальные активы. А Пархоменко владел банком и фабрикой местной по производству лекарств. И вот когда начали разматывать весь клубок, оказалось, что партнеры давно уже насмерть перессорились из-за денег, там уже суды шли, арбитраж, дележка. В общем, с подобными случаями мы сталкивались многократно. Архипова явно заказал его бывший компаньон Пархоменко, но все дело упиралось в розыск этого чертова исполнителя, кто непосредственно стрелял. Пару раз Елистратов по агентурным данным вроде выходил на фигуранта, но все оказывалось не то. А ордер на арест такого деятеля, как Пархоменко, без веских доказательств не получить. Мы с Елистратовым в Электрогорск ездили. Тогда я и познакомился с вдовой Анной Архиповой и матерью Бориса Аделью Захаровной. Вдова прямо утверждала, что мужа заказал Пархоменко, да и старуха тоже к этому склонялась. Она много плакала. Сына ведь потеряла. Расследование затянулось надолго, а потом вся история перекочевала на Кипр.
   – Как это? – Катя вся превратилась в огромное ухо, жадно впитывала новую информацию.
   – Позапрошлым летом звонит мне Журчалов, он тогда еще в оставку не вышел, мэром не был, а пахал как миленький начальником криминальной службы. Звонит и спрашивает: как быть – у него письмо по электронной почте из департамента полиции Кипра, просят подтвердить личность «убитого русского бизнесмена». Стали разбираться мы с письмом, с документами, снимками присланными. Оказалось, Александр Пархоменко и его секретарша. Он застрелен в бассейне собственной виллы, секретарша в местной больнице на Кипре в коме, раненная в голову. И опять я в Электрогорск поехал. На этот раз к семье Пархоменко. А там только гроб с телом самолетом доставили, брат его младший Михаил на Кипр ездил за телом. Вдова – Наталья, мать Роза Петровна, ох, как вспомню я эти наши допросы… Свидетели какие-то откуда-то вынырнули, ну как это вечно бывает в маленьких городках – слухи, сплетни. А в результате версия окрепла – месть за убийство Бориса Архипова. Семья Архипова киллера наняла и отправила на Кипр грохнуть Александра.
   – И вы отрабатывали эту версию?
   – В этой версии никто не сомневался, и я не сомневаюсь – просто и логично. А в делах о заказных убийствах в крупном бизнесе главное – простота. Не надо ходить далеко. Сначала – кому выгодно, а потом – кто хочет отомстить. Но с этим Кипром руки у нас были связаны, следователь прокуратуры туда летал, контактировал с тамошними полицейскими, они место преступления отработали как могли, но в остальном не чаяли как спихнуть. Там не любят русских, которые друг друга убивают, считают, что все это проделки русской мафии. В общем, никто из-за нас особо не перетруждался. А мы в результате получили голую, подтвержденную лишь слухами, версию, хотя и верную – семья Архипова так посчиталась с Александром Пархоменко.
   – Но там ведь одни женщины – мать пожилая да вдова, – сказала Катя.
   – Зато денег у них полно. Вдова Архипова Анна весьма деятельная особа, насколько я уже тогда успел заметить. Да и мамаша его Адель… А Пархоменки – это вообще отдельная история. Кстати, денег у них не меньше, чем у Архиповых. Сама Роза, мамаша, невестка и сынок, на момент убийства Александра Пархоменко, мы проверяли, в Электрогорске отсутствовали. Все, как и сам Пархоменко, находились за границей. Я с Розой Петровной беседовал, так она… кстати, плакала она тоже много, ревела белугой… показала, что они все уехали в Австрию, у них там дом. И Александр сначала находился с ними. Потом ее младший сын улетел в Грецию на море – лето ведь было, а она легла в клинику на обследование. А старший сын ее Александр улетел на выходные на Кипр, там у них вилла, и якобы надо было ренту оплачивать за земельный участок и какие-то дела утрясать с покупкой собственности.
   – В выходные в Европе банки не работают, сделок не совершают, – заметила Катя.
   – Мы тоже так с Журчаловым подумали и решили, что мужик просто на выходные вместе со смазливой юной секретаршей свинтил от семейства налево. Вот и повеселился. Тело его в бассейне нашли, его всего пули изрешетили.
   – А секретарша? Она жива?
   – Ее самолетом доставили в Москву, но у нее такое ранение в голову… сильно мозг поврежден, в общем, она уже никогда не станет для нас свидетелем.
   – Так, значит, оба дела до сих пор не раскрыты?
   – Номинально, да. Но для нас все вполне ясно. И в Электрогорске это не секрет. На допросах и то эта мысль нет-нет да мелькала. Все знают: Бориса Архипова заказал Александр Пархоменко, за что и поплатился жизнью, семья отомстила. Вендетта. И эти наши нынешние события лишь эту версию подтверждают.
   – Вы хотите сказать, что на юбилее Пархоменки вот таким чудовищным способом отомстили Архиповым за убийство на Кипре?
   – Вот именно. Кто пострадал-то? Старуха – глава семьи и дети. В отношении последних ударили по самому больному месту. У Александра Пархоменко с его женой детей не было. А у Архиповых – трое девчонок. Вот по ним в первую очередь и ударили. Отравили их, и… старая Адель тоже свое получила. Она сына потеряла, а потом сына отняла у Розы Пархоменко. Они одного возраста и характеры у них, насколько я успел заметить при беседе, схожие. Старухи смертельно ненавидят друг друга. Спроси кого хочешь в Электрогорске – все это подтвердят, даже Журчалов, нынешний мэр.
   – Вряд ли Пархоменки были в списке приглашенных на юбилей.
   – Они могли нанять убийцу, снабдить его ядом. И потом надо с гостями разбираться – там же столько чужих мелькало, приезжих. А сейчас столько возможностей для ловкого человека внешность изменить, загримироваться, выдать себя за кого угодно. Кроме матери, у покойного Александра Пархоменко остались вдова и младший брат. Вот ими я и намерен заняться сразу после того, как побеседую с потерпевшими. Будем надеяться, что девушки и старая Адель выживут. Мне их показания необходимы как воздух.
   – Вы о матери девушек забываете, об Анне Архиповой. Помните, как в больнице она у охранника требовала пистолет?
   – Когда приедем в Электрогорск, надо проверить, на какое оружие имеет допуск этот парень-охранник Киселев. Как бы не случилось новой беды, новой стрельбы. Мне эта их семейная вендетта вот уже где.
   «Нового отравления, – подумала Катя. – Электрогорск – город, где ходит трамвай, как ты, столь маленький, все это в себя вмещаешь».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация