А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не смотри ей в глаза" (страница 20)

   6

   Максим проснулся от страшного крика, сменившегося пронзительным собачьим лаем. Открыв глаза, он не сразу вспомнил, где находится. Голова была тяжелой, веки – словно обложены ватой.
   Костер все еще полыхал, но бродяги уже не сидели вокруг него, а стояли неподвижными истуканами. Руки опущены, головы подняты, взгляды устремлены куда-то во тьму, а в широко раскрытых глазах пляшут отражения огня.
   Мух, продолжая заливаться лаем, ринулся в темноту, но спустя секунду лай оборвался, и Мух, скуля, почти плача, вернулся обратно и, дрожа всем телом, спрятался за ноги Максима.
   Воцарилась тишина, нарушаемая лишь потрескиванием костра. Максим протер глаза кулаками, поднял голову и посмотрел туда, куда смотрели бродяги. Он различил человеческий силуэт, темный и высокий.
   Максим повернул голову и взглянул на долговязого Крепыша. Гитара валялась на снегу, а сам Крепыш, так же, как остальные, стоял на ногах – совершенно неподвижно, словно оцепенел.
   – Крепыш? – тихо позвал Максим.
   Бродяга не отозвался. Мух плакал, как маленький ребенок, и дрожал всем телом, и его дрожь передалась Максиму. Он снова посмотрел на незнакомца. Тот приблизился к костру, и языки огня осветили худое, морщинистое лицо и длинное серое пальто.
   Максим вскочил на ноги. Он узнал этого человека.
   – Тише, – спокойно сказал тот. – Я не причиню тебе вреда.
   – Кто вы? – спросил Максим. – Что вы сделали с моими друзьями?
   – С ними все будет в порядке. Скоро они придут в себя и ничего не будут помнить.
   Человек в сером пальто шагнул к нему. Максим испуганно попятился, но вдруг незнакомец остановился и вскинул голову, словно услышал или почувствовал что-то подозрительное и настораживающее.
   Краем глаза Максим увидел, как от гаражей отделилась еще одна тень. Человек в сером пальто резко повернул голову в том направлении.
   Порыв ветра раздул пламя костра, и в его неверном свете Максим разглядел человека, вышедшего из-за гаражей. Это был мужчина в красной куртке. Лицо у него было такое же худое, как у человека в сером пальто, но выглядел он намного моложе.
   Человек в сером пальто развернулся всем корпусом и прямо взглянул на мужчину в красной куртке. Тот ответил ему таким же прямым взглядом.
   Они устремились навстречу друг другу, но почти в ту же секунду человек в красной куртке резко остановился, словно наткнулся на невидимую стену, и глаза его расширились, будто он увидел что-то ужасное.
   Из его приоткрытого рта вырвался хриплый возглас ужаса, и он попятился, но тут же с видимым усилием взял себя в руки, сцепил зубы и, набычившись, снова шагнул вперед.
   Они сошлись. Мужчина в красной куртке схватил противника за лацканы серого пальто, рывком поднял его над землей, словно тот был тряпичной куклой, и, по-звериному зарычав, швырнул его в сторону гаража. Ударившись об стену, пожилой незнакомец рухнул на снег и остался неподвижен.
   Бродяги зашевелились. Кто-то закричал, кто-то бросился прочь, поднялась суета. Мужчина в красной куртке отвлекся на шум, на его оскаленном лице, перекошенном от злобы, появилось выражение растерянности. В этот момент из тени выступил старик Тамерланыч. Коротко взмахнув рукой, он ударил человека в красной куртке чем-то по голове. Ноги незнакомца подкосились, он взмахнул руками, пытаясь удержать равновесие, но не сумел и повалился на ящики.
   Тамерланыч отшвырнул кирпич и посмотрел на Максима.
   – Кто они? – хрипло спросил он. – Ты их знаешь?
   Максим помотал головой. Тамерланыч перевел взгляд на незнакомца в красной куртке и сказал:
   – Он похож на вубура!
   – На кого? – не понял Максим.
   – На вубура! – повторил старик. – Там, откуда я родом, так называют оживших мертвецов!
   Издалека донеслось завывание полицейской сирены. Старик тревожно посмотрел на Максима и сказал:
   – Надо уходить!
   Максим кивнул, подхватил на руки Муха и быстро подошел к старику. Но уйти они не успели, из-за дощатых будок, взметнув облако снега, стремительно вывернула машина, дверцы распахнулись на ходу, и из салона выскочил рослый мужчина.
   – Максим! – крикнул он басом.
   Мальчик крепче прижал к себе собаку и метнулся в темноту, но тут перед ним вырос еще один – пониже и постройнее.
   – Не надо так спешить! – громко сказал он. – Мы из полиции!
   Максим развернулся, намереваясь бежать в другую сторону, но парень быстро схватил его за шиворот.
   – Тебе же сказали – мы свои! – рявкнул он.
   Верзила подошел к ним быстрой походкой и пробасил на ходу:
   – Стас, полегче! Он ведь еще ребенок!
   – Справились, да! – со слезами на глазах крикнул Максим. – Бандита поймали, да? А настоящий бандит там!
   Максим махнул рукой в сторону незнакомца в красной куртке. Стройный посмотрел туда, нахмурился, перевел взгляд на Максима и проговорил недовольным голосом:
   – О чем ты, парень? Там никого нет.
   Максим повернул голову. Возле костра никого не было. Бродяги разбежались, и человек в красной куртке тоже куда-то подевался. Мальчик посмотрел на второго. Тот все еще лежал на снегу.
   Толя Волохов проследил за взглядом Максима, увидел человека в сером пальто и быстро побежал к нему.
   Максим поднял взгляд на Стаса и спросил:
   – Как вы меня нашли?
   – Подружка твоя нам позвонила, – ответил тот веселым голосом. Посмотрел на Максима, усмехнулся и добавил: – Симпатичная девчонка. Не понимаю, что она нашла в таком балбесе, как ты?

   7

   – Потерпи! И не вздумай стонать, ты не маленький.
   – И в мыслях не было.
   Она обработала царапины дезинфицирующим средством, после чего сильно прижала к его щеке сложенный в несколько раз кусок бинта и приклеила его пластырем телесного цвета.
   Глеб поморщился от боли.
   – Полегче нельзя было?
   – Нельзя, – сухо проговорила Ольга. – За то, что ты сделал, тебя убить мало!
   – Да ладно тебе, – легкомысленно произнес Корсак. – Небольшое ночное приключение, о котором приятно будет вспомнить и мне, и тебе.
   Твердохлебова сузила глаза и хотела было ответить, но тут к ней подбежал молодой полицейский:
   – Товарищ капитан, мы там заперли одну из этих тварей в шкафу! Ребята спрашивают: можно, если что, стрелять на поражение?
   – Нельзя! – резко ответил Глеб. – Зверюга ни в чем не виновата!
   Оперативник посмотрел на него хмурым взглядом, потом снова взглянул на Ольгу.
   – Дождитесь приезда группы отлова животных, – сказала она.
   – Слушаюсь! – козырнул полицейский, развернулся и побежал обратно.
   Глеб подвигал плечами и скривился. Болела не только щека, но и ушибленное бедро.
   – Кому скажи – засмеют, – сказал он с невеселой улыбкой. – «Глеб Корсак – великий охотник на карликовых львов».
   Ольга посмотрела на него холодным взглядом.
   – Ты хоть понимаешь, что вторгся без разрешения в чужой дом? – резко проговорила она. – Это преступление!
   Глеб поморщился от боли и небрежно произнес:
   – Скажи об этом хозяйке – пусть подаст на меня в суд.
   – Ты еще и отшучиваешься?!
   – А что мне остается делать? Не плакать же? Кстати, вон идет твой судмедэксперт. Сейчас выдаст очередную порцию леденящих кровь ужасов.
   К ним, по-утиному переваливаясь с боку на бок и поскрипывая снежком, подошел толстяк-эксперт.
   – Что скажете? – спросила у него Ольга.
   – Все, как я и говорил, – ответил он унылым голосом. – Женщина умерла давным-давно. Может, два, может, три года назад – так сразу не скажешь. Тело мумифицировалось. Вернее, то, что от него осталось.
   – То есть? – не поняла Ольга.
   Судмедэксперт дернул плечом:
   – Кошкам нужно было что-то есть. Перед тем как перейти на подножный корм, они питались своей хозяйкой.
   – Ужас, – невольно обронила Ольга.
   Эксперт посмотрел на Глеба.
   – И каково это – вступить в схватку со стаей одичавших кошек? – поинтересовался он без тени улыбки.
   – Это не просто кошки, это абиссинки, – деловито сообщил Глеб. – Элита кошачьего мира, десять тысяч долларов за котенка. Слушай, Оль, дай сигарету, а то я свои посеял.
   Ольга молча дала ему сигарету, подождала, пока он закурит, и проговорила:
   – Поверить не могу, что ты никому ничего не сказал!
   Глеб выдохнул облачко дыма.
   – Я не хотел, чтобы об этом узнали твои знакомые из ФСБ, – сказал он.
   Судмедэксперт тронул Ольгу за плечо:
   – Если вы не против, я подожду в машине.
   – Ладно, – ответила она.
   Толстяк заковылял к автомобилю. Глеб проводил его взглядом.
   – Хороший мужик. Только очень грустный.
   – У него возрастной кризис, – сказала Ольга. – Два раза подавал заявление об увольнении и оба раза забирал его обратно.
   – Что ж, я его понимаю. – Он перевел взгляд на Твердохлебову. – Что ты намерена делать?
   – Ничего. Это дело районной полиции. По сути, они и в дом-то нас не должны были пускать.
   – Но ты же понимаешь, насколько это важно?
   Твердохлебова скривилась.
   – Брось, Глеб.
   – Ты это серьезно?
   – Да, я это серьезно. Я понимаю, что ты игрок, и все такое. Но найди себе другое развлечение.
   Некоторое время Глеб молча курил, затем сунул руку в карман пальто и достал сложенный вдвое листок. Протянул его Ольге:
   – Посмотри.
   – Что это?
   – Газетная вырезка. Тут говорится о братьях Живаго. Вот они, на фотографии. Егор и Михаил. Качество снимка, конечно, никакое, но кое-что разглядеть можно.
   Ольга взяла вырезку, скользнула по ней взглядом.
   – Оба погибли в тысяча девятьсот восемьдесят девятом, – сказал Глеб. – В тот год, когда в Москве объявился Ледяной убийца.
   – Мне это ни о чем не говорит, – сказала Ольга.
   – Тебе не говорит, а мне говорит. И тебе скажет, если будешь внимательно меня слушать.
   Ольга бросила на него быстрый, недовольный взгляд. Затем спросила:
   – Как они погибли?
   – Работали на полярной станции. Вышли на улицу во время бурана и заблудились. В восемьдесят девятом году. Забавное совпадение, правда? И это еще не все.
   Глеб хотел достать из кармана фотографию, которая была спрятана под газетной вырезкой, но Ольга смяла листок в руке и бросила его на снег. Сигарета замерла у губ Корсака.
   – Какого черта? – раздраженно спросил он. – Зачем ты это сделала?
   – Затем, – сухо отозвалась Ольга. – Я тебе только что сказала: заканчивай с этим делом. Да что я тебе объясняю? – неожиданно вспылила и она. – Я вообще не должна с тобой разговаривать!
   Глеб посмотрел на нее недобрым взглядом.
   – Продолжай, – обронил он.
   – Ты похитил улику из хранилища!
   – Потише.
   – Подделал удостоверение!
   – Потише!
   Ольга осеклась. Глеб посмотрел на нее исподлобья и негромко произнес:
   – Но ты ведь никому об этом не расскажешь, верно?
   – Если ты не прекратишь копаться в этом деле, я вынуждена буду рассказать.
   Корсак недоверчиво хмыкнул.
   – Ты, наверное, шутишь? Мы ведь с тобой друзья. А на друзей нельзя ка́пать.
   – Мы не друзья, Глеб, – отчеканила Ольга. – Мы с тобой переспали, и это было ошибкой.
   – Вот как?
   – Да. Именно так.
   – Гм… – Он поскреб ногтями пластырь на щеке. – Неожиданный поворот. А я уж думал, что научился разбираться в людях.
   – Мне плевать, что ты думал! Повторяю тебе: если ты не прекратишь совать свой нос в это дело, я тебя закрою. Причем надолго.
   Глеб сделал над собой усилие и заговорил спокойным, даже добродушным голосом:
   – Я хочу разобраться в том, что происходит, только и всего.
   – Я понимаю. Я тоже хотела бы разобраться, но мы не всегда поступаем так, как нам нравится.
   Глеб посмотрел ей в глаза.
   – Ты позволишь мне продолжить?
   – А у этой истории есть продолжение? – с вызовом уточнила она.
   – Есть, – сказал Глеб. – Ледяной убийца – один из братьев Живаго.
   – Чушь. Ты читал заметку – там написано, что оба брата были на полярной станции и там же погибли.
   – Возможно, один из них выжил.
   Ольга прищурила холодные, насмешливые глаза:
   – А может, выжили оба?
   – Вполне допускаю, – спокойно ответил Глеб.
   – Тогда где второй? Чем он занимается?
   Неожиданно глаза Корсака сверкнули.
   – Вопрос в точку, – сказал он. – Если второй брат жив и если он равноценен первому, то за ним тоже должен тянуться шлейф загадочных преступлений.
   – Глупости, – сказала Ольга. – Если это так, то где братья Живаго были двадцать два года? Почему убийства возобновились только сейчас?
   – Этого я не знаю, – вынужден был признать Глеб. – Но обязательно узнаю.
   Твердохлебова вздохнула:
   – Что же, я тебя предупредила. Если мне позвонят из ФСБ и попросят рассказать обо всем, что здесь произошло – я ничего не стану скрывать. Прощай, Глеб!
   Капитан Твердохлебова повернулась и зашагала к машине. Глеб проводил ее долгим, задумчивым взглядом. Затем достал из кармана телефон и набрал нужный номер.
   – Здравствуй, это опять я! – сказал он в трубку. – Мне нужно, чтобы ты просмотрел полицейские сводки за последнюю неделю… Нет, не те, которые предъявляют общественности. Мне нужны сводки, предназначенные сугубо для служебного пользования…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация