А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "История России в рассказах для детей (Главы)" (страница 1)

   Александра Осиповна Ишимова
   История России в рассказах для детей
   (Главы)

   Первые обитатели земли Русской

   Государство наше, беспримерное по своему пространству, представляет в Европейской части своей, где было его начало, обширную равнину, окруженную пятью морями: Северным, Балтийским, Черным, Азовским и Каспийским. По этой равнине, имеющей только на средине своей некоторые возвышенности, легко было проходить и кочевать разным племенам, особливо в эпоху великих переселений народов в первые века христианства. Так, проходили тут и скифы, и сарматы, и готы, и гунны, и авары. Последние три народа недолго оставались здесь и ушли далеко на запад; скифы же и сарматы, вероятно, кочевали по земле нашей долее других народов, потому что памятниками их остались до сих пор курганы, покрывающие почти всю южную полосу России, известные под названием Скифских могил. Но ошибочно было бы принимать скифов и сарматов за предков наших, потому что, когда брожение кочевых народов кончилось, на обширной равнине нашей оказалось только три оседлых народа: славяне, литовцы и финны.
   Славяне были главными из них по своей многочисленности и по тому обширному пространству, которое они занимали на земле нашей. Нельзя определить, когда именно они пришли сюда, но достоверно известно, что они первоначально пришли из Азии и принадлежали к тем же арийцам, от которых произошли почти все другие народы европейские. Сначала часть их поселилась на берегах Дуная, а оттуда перешла на берега Днепра и Днестра. Мало-помалу они распространились оттуда в разные стороны и в половине IX века по Р.Х. жили уже и около озера Ильменя, и на Западной Двине, а к востоку – на реке Оке. И эти дунайские или, лучше сказать, наши славяне разделились также на несколько племен, из которых значительнейшими были: кривичи, древляне, поляне, радимичи, вятичи.
   Все эти племена занимали середину земли нашей от Днепровских берегов до озера Ильменя; к западу от них, по рекам Неману и Западной Двине, жила литва, или литовцы, народ также родственный славянам, что доказывается сходством языков их.
   Наконец, третьи постоянные обитатели земли нашей в IX веке – финны – были самыми близкими соседями славян к северу и северо-востоку. Этот народ, так же как и славяне, разделялся на многие племена. Главные из них были: чудь в Эстонии около Чудского озера: ямь – в Финляндии; весь – на Белом озере; мурома – на реке Оке, пермь – в нашей нынешней Пермской губернии. Финские племена представляли резкую противоположность со славянами. Славяне были сильны, бойки, красивы, с темными волосами и румяным цветом лица. Финны же, напротив того, бледны, некрасивы, неповоротливы, со светлыми волосами и такими же глазами, отчего славяне и называли их иногда чудью белоглазою.
   Кроме этих трех народов, на пространстве Европейской России жили еще по берегам Волги, в нынешней Казанской губернии, полуоседлый народ турецкого племени – болгары, а на Дону и на Крымском полуострове – козары. Козары были народ, смешанный из различных племен: у них были и христиане, и магометане, и язычники, но главный начальник народа, называвшийся каганом, был еврейского исповедания.

   Первые государи Русские

   Вскоре после того как у северных славян общими усилиями их и варяжских князей основалось Русское государство, на юге у днепровских славян явилось также новое варяжское княжество: два князя или просто два единоземца Рюрика – Аскольд и Дир, по своей норманнской охоте к завоеваниям, не остались с ним сидеть праздно в Новгороде, но отправились далее на юг славянских земель, отняли у полян городок их Киев, освободили их от дани, которую они платили козарам, и сделались государями их, как Рюрик и братья его были у северных славян.
   Третье варяжское княжество около того же времени основано было варягами в Полоцке у славян, живших по берегам Западной Двины. Князем этого нового владения был Рогвольд.
   Главный из этих варяжских государей, Рюрик, вскоре сделался владетелем всей Новгородской области: оба брата его скончались через два года после прибытия их к славянам. Рюрик построил несколько новых городов[1], поместил в каждом отряды дружины своей для защиты жителей от неприятеля и в то же время для того, чтобы сами жители не восставали против власти призванных ими князей, как это было уже однажды в Новгороде.
   Спустя семнадцать лет, именно в 879 году, Рюрик скончался, и наследником его, за малолетством сына его Игоря, был родственник его Олег. Необыкновенно умный, смелый, предприимчивый Олег положил первое основание той славе, которой потом суждено было достигнуть молодому государству: он соединил в одно все варяжские княжества. Умертвив хитростью Аскольда и Дира, отнял у них Киев, как владение, принадлежавшее наследнику Рюрика, Игорю, и, узнав все выгоды местности Киева в сравнении с холодною и болотистою страною Новгорода, перенес туда столицу государства и назвал Киев матерью городов русских.
   Кроме этой важной победы над единоплеменниками своими и справедливого присоединения основанного ими княжества к Руси, Олег прославился еще покорением многих других племен славянских, живущих по берегам того водного пути, по которому он шел до Киева: северян, радимичей и древлян. Но всего этого было еще мало для завоевательного духа Олегова: он пошел далее по знакомому варягам водному пути в Грецию, тем более что из Киева этот путь был уже не так далек; дошел до Царьграда, или Византии, навел на нее такой страх, что Византийский император согласился заплатить Русскому князю дорогой выкуп, состоявший из золота, шелковых тканей и греческих вин; одним словом, в 33 года правления Олега народ видел так много славных и счастливых дел его, что, дивясь им, назвал его Вещим, т. е. мудрым и прозорливым.
   В 912 году он умер от укушения змеи, и наследником его сделался Игорь, сын Рюрика.
   Княжение этого князя, хотя столько же продолжительное, как и Олегово, не имело и тени его славы и было замечательно только одними неудачами и несчастиями князя. Многие славянские племена, и особенно древляне, возмущались против него, а в то время, когда он уходил усмирять их, нападали на владения его новые опасные враги – орды диких печенегов, в первый раз появившиеся в южной России из степей уральских. Не один раз надобно было Игорю усмирять их, и эти усмирения по большей части были неудачны, так же, как и поход его на Византию. Он уже не вывозил оттуда, как Олег, драгоценностей греческих, и договор, заключенный Игорем с греками после одного из таких походов, замечателен только тем, что подтвержден был клятвой Игоря и его воинов в Киеве, куда приезжали для того послы греческие. В дружине княжеской были тогда между язычниками и христиане. Язычники вместе с князем своим давали клятву свою пред идолом главного бога своего Перуна, а христиане присягали в соборной церкви Св. Илии.
   Вскоре после этого греческого похода Игорь отправился снова против древлян за данью, которую они отказывались платить ему, и был убит ими в 945 году.
   Сын и наследник его, Святослав, был еще малолетен, но за него управляла государством мать его, княгиня Ольга, соединившая в себе все качества умной и редкой государыни, особливо судя по тому состоянию, в каком была тогда русская женщина, и еще более по тому обстоятельству, что она сделалась супругою Игоря из простой селянки, случайно встреченной им на охоте[2]. Как правительница она исполняла свои обязанности с чрезвычайною отчетливостью: вполне постигая, как важно для благосостояния народа правосудие, она вместе с опытными советниками и полководцами объезжала свои области, сама творила в них суд и расправу и особенно наблюдала за правильным распределением дани, какая налагалась на покоренные племена. Но важнее всего в жизни этой государыни было то, что она, окруженная язычниками и будучи сама язычницей, поняла сердцем и умом святые истины веры христианской и, желая вполне просветиться ими, ездила в Царьград, где изучила веру греческую и торжественно приняла ее в 957 году.
   В это время Святослав уже достиг таких лет, что сам управлял государством. Воинственный, суровый, этот князь был во всех отношениях совершенным представителем древних славянских героев. Летописец наш рассказывает, что он ходил на неприятелей с быстротою барса и притом объявлял им наперед, что идет на них; в походах спал на земле, даже без шатра, войлок был его постелью, седло – подушкой, грубое мясо диких зверей – его пищею, простая вода – питьем. Государю с такими свойствами и привычками и с дружиною, во всем похожею на него, трудно было думать о чем-нибудь другом, кроме войн и завоеваний. И Святослав именно так и провел почти все время своего княжения. Он начал победы свои покорением вятичей, единственного славянского племени, оставшегося непокоренным после Олега. Потом он пошел на козар, хотевших было защитить вятичей, плативших им дань, и покорил в своей области и этот народ. Слух о силе и храбрости Святослава дошел до Византийского императора Никифора, и он просил его помощи против дунайских болгар. Русский князь, оказав эту помощь, завоевал себе всю Болгарию, которая так понравилась ему, что он хотел даже перенести столицу свою из Киева туда; но преемник императора Никифора, Иоанн Цимисхий, боясь такого соседа, как Святослав, потребовал, чтобы он оставил Болгарию. Святослав не согласился на это, и тогда Цимисхий напал на него с многочисленным войском, и Русский князь после самой героической борьбы при крепости Дростоле (нынешней Силистрии) – борьбы, в которой, по словам летописца, бились даже женщины славянские подле мужей своих, Святослав должен был согласиться на мир. При заключении его оба государя свиделись на берегу Дуная. Византийские историки описывают это любопытное свидание: Иоанн в блестящих латах с многочисленною и богато одетою свитою подъехал к берегу на коне. Святослав приплыл к тому же берегу на лодке, гребя сам веслами наравне с другими гребцами. Простая белая одежда его не имела никаких украшений, но суровый вид его был так важен, что Иоанн, как бы почувствовав невольное уважение к Русскому князю, сошел с лошади. Святослав же, не выходя из лодки, поговорил с ним немного и отъехал от берега.
   Во время частых походов Святослава то в любимую им Болгарию, то против других народов Киев подвергался набегам диких печенегов, которым Святослав жестоко отмщал за дерзость и далеко прогонял в дикие степи их. За то и они ненавидели его и в свою очередь старались всеми силами отмщать ему. Удобный к тому случай представился им тогда, как они услышали о неудачах его в Болгарии и о возвращении его оттуда с малым остатком войск. Они собрались многочисленною ордою у Днепровских порогов ожидать его и, дождавшись, напали на небольшой отряд и истребили его вместе с самим князем. Это случилось в 972 году.
Чтение онлайн



[1] 2 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация