А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "СССР без Сталина: путь к катастрофе" (страница 31)

   Гэкачеписты даже не сообразили, что изображать из себя «ряженых» полагается в январе, в святки, а отнюдь не в августе.
   Образование ГКЧП стало исключительно выигрышным фактором для демократов. Само слово «ГКЧП» было использовано ельцинистами в качестве красной тряпки для возбуждения ярости у своих сторонников против «красно-коричневых», «фашистской хунты», «пиночётовского охвостья» и т. д.
   Ликвидация «путча» позволила команде Ельцина подавить все оппозиционные силы и мнения. Были приостановлены выпуски газет «Правда», «Советская Россия», «Гласность», «Рабочая трибуна», «Московская правда», «Ленинское знамя» как издания КПСС. Ельцин стал диктатором на территории РСФСР. Номинально оставшийся пока у власти Президент СССР М. Горбачёв оказался в положении ягнёнка, которого водят на верёвочке, и безоговорочно выполнял все требования Ельцина. Силовые структуры СССР (Советская армия, КГБ, МВД) в пределах РСФСР фактически оказались в подчинении у Ельцина.
   Суть произошедшего предельно цинично высказал мэр Ленинграда А. Собчак: «В стране произошла революция, которая окончательно смела остатки коммунистической системы…»[434]
   Но где же была КПСС – «партия политического действия» – в те горькие дни, когда демократы во главе с Ельциным расправлялись с социализмом? Партия превратилась в неорганизованную массу политических непротивленцев. Партия боялась даже слово вымолвить. Она, как мышка, забилась в норку и молчала там в тряпочку. Лишь 22 августа 1991 года, когда ельцинисты уже торжествовали свою победу над Советским Союзом, газета «Правда» пискливым голосом прочирикала Заявление секретариата ЦК КПСС «За срочное проведение Пленума ЦК с непременным участием Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачёва». Одновременно редколлегия напечатала своё обращение «К читателям “Правды”»: «Призываем коммунистов и всех соотечественников к сдержанности, спокойствию, гражданской выдержке… Никакие амбиции и претензии на власть, какими бы целями они не оправдывались, не стоят одной капли человеческой крови».
   Да ведь это полная и безоговорочная капитуляция! «Если тебя ударили в левую щёку, подставь и правую». Даже великий непротивленец злу Лев Николаевич Толстой в трудные для России времена готов был бороться и заявлял «Не могу молчать!»
   Капитулянство и непротивленчество КПСС не спасли. У разрушителей СССР в отношении коммунистов позиция была чёткой и принципиальной.
   А. Собчак: «…есть все основания предполагать, что КПСС не только одобряла переворот, но и явилась его инициатором. После стабилизации должен встать вопрос о ликвидации КПСС как государственной структуры. Компартия должна быть распущена»[435].
   За словами последовали немедленные дела.
   24 августа 1991 года были подписаны следующие документы:
   1. Указ Президента СССР М.С. Горбачёва «О прекращении деятельности политических партий и политических движений в Вооружённых силах СССР, в правоохранительных органах и государственном аппарате».
   2. Указы Президента РСФСР Б.Н Ельцина
   1) Об архивах КГБ СССР
   2) О партийных архивах
   3) О приостановлении деятельности КП РСФСР
   3. Заявление М.С. Горбачёва: «..ЦК КПСС должен принять трудное, но честное решение о самороспуске. Судьбу республиканских компартий и местных партийных организаций определяют они сами.
   Не считаю для себя возможным дальнейшее выполнение функций Генерального секретаря ЦК КПСС и слагаю соответствующие полномочия…»[436]
   Как говорится, «я – не я, и лошадь – не моя!»
   Коммунистическая партия Советского Союза перестала существовать.
   «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!»
   Вот тебе, партия, и «Пленум ЦК с непременным участием Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачёва»!
   Степень нравственной деградации и политического предательства многих «коммунистов» ярко характеризует стихотворение, помещённое в бывшей партийной газете «Правда» 7 сентября 1991 года (после снятия запрета):

   «Переворот – от ворот поворот
   Николай Энтелис

Три дня в тисках нежданного кошмара
Мытарилась бессонная страна,
Но от большого пламени пожара
Бесстрашием Отчизна спасена.


Окончен бал. Они не преуспели
На шаткой заговорщицкой тропе:
Авантюристы не достигли цели,
Завершено бесславное ЧП.


В крови пиджак, рубашка, гимнастёрка,
Пиши приказ, круши – и все дела,
Но в утлой лодке тучная “восьмёрка”,
По счастью, далеко не уплыла.


За мудрость мысли выдавала трюки,
Прямое беззаконие творя.
Но как же у него дрожали руки —
У хмурого хунтиста-главаря.


Путчисты явно недооценили
Народа твёрдость, стойкость москвичей:
Не поддаётся совесть грубой силе,
Сердца в беде стучали горячей.


О “комитете” думая постылом,
Мы вспоминаем с гордостью о том,
Что дал отпор преступным чёрным силам
Решительный российский “Белый дом”.


Тебе и мне теперь не угрожает
Набор опасных “чрезвычайных” мер,
В Кремле свою работу продолжает
Законный Президент СССР.


Но вывод основной: ростки такие
В Отчизне демократия дала,
Что оборвать побеги молодые
Не удалось воспрявшим силам зла.


Стояли насмерть молодые души,
Одолевая лязг, огонь и дым.
О Дмитрии, Володе и Ильюше,
О всех героях память сохраним.


Порядочность – вот главная преграда
Для тех, кто верил в магию штыка.
Отныне нам быть бдительнее надо,
Чтоб исключить такие “Ге” и “Ка”.


Не нужно самозванных комитетов
И хищных политических пролаз:
Народный гнев сметает пиночетов —
И в Чили, и повсюду, и у нас!»[437]


   Исключительно резко о поведении коммунистов в августе-сентябре 1991 года высказался писатель Юрий Бондарев:
   «Ненавижу тех, кто отдал власть в девяносто первом.
   ..Коммунисты оказались размазнёй! Навалили в штаны, попрятались в норы, подняли лапки…»[438]
   «Мокрохвосты! Не мужики! Ни одного райкома не подняли в девяносто первом, когда демократы без оружия их разгоняли одним воплем! … Шуршали по углам, как тараканы. А надо было гаркать и действовать, а кое-кому набить морды! Всё бы решилось в их пользу! Пр-резираю их за сопливую безрукость, за отвратную трусость!»[439]
   Горбачёвщина довела до конца тот духовный кризис, который стал нарастать в недрах КПСС после её XX съезда.
   В результате похоронная команда, мечтавшая «до похорон сталинизма дожить», выступила в роли могильщиков Коммунистической партии. А «старшим» на похоронах КПСС стал её Генеральный секретарь Михаил Горбачёв.

   Как гласит поговорка: «Коготок увяз – всей птичке пропасть».
   В 1956 году стараниями Хрущёва и его приспешников «коготок» КПСС увяз в борьбе с «культом личности и его последствиями».
   Не ошибается тот, кто ничего не делает. У Сталина ошибки, конечно, были. И немалые. После его смерти «проблема была в том, чтобы грамотно и хладнокровно проанализировать характер и суть построенного общества, отбросить в сторону отжившее, наметить новые пути прогрессивной разработки советского проекта – и идти вперёд.
   К сожалению, новому руководителю СССР не хватило ума, культуры, образованности, чтобы всерьёз заняться этой работой; вместо неё он объявил курс на ликвидацию последствий культа личности Сталина, ошибок прошлого, взвалив их все на одного вождя, и это “развенчание Сталина”, так называемого сталинизма “провёл” так грубо, примитивно, безграмотно, что лучшего подарка для врагов социализма, чем его доклад на XX съезде партии трудно и вообразить.
   «…все основные концепции западных советологов, их критика социализма, их версии по поводу нашей истории начинают свой отсчёт со времён XX съезда, все эти заготовки опирались на хрущёвский доклад…»[440]
   Вторым подарком Западу стал Горбачёв с его перестройкой: «Именно в период перестройки критика Сталина, сталинизма достигла своего апогея… Весь недюжинный антисоветский багаж был озвучен с помощью СМИ нашими “прорабами” перестройки, заложен миной под партию, Союз. И… взят на вооружение в верхах партии, внутри которой стал созревать антикоммунизм…»[441]
   Развязка наступила в 1991 году. К этому времени КПСС из когда-то боевой революционной организации политического действия переродилась в гнилое безынициативное болото. При Горбачёве КПСС предала всё: Родину, социализм, своих вождей, свою идеологию, Победу в Великой Отечественной войне.
   Партийная номенклатура от райкомовского звена и выше почти поголовно превратилась в «ударников капиталистического труда». Если в 1919 году на дверях райкомов можно было увидеть надпись «Райком закрыт – все ушли на фронт», то в 1991 году на райкомы партии впору было вешать другое объявление: «Райком закрыт – все ушли в офис!»
   Высший командный состав Советской армии, КГБ, советской милиции в своём подавляющем большинстве изменил воинской присяге на верность СССР, на верность социализму.
   Примерно 3/4 рядовых коммунистов выбросили свои партийные билеты или, в лучшем случае, положили их на хранение «в чулок».
   Коэффициент полезного действия (кпд.) здоровой части КПСС (примерно 2–4 миллиона членов партии) в критический для социализма период (1985–1991 гг.) при отсутствии вождя (не побоимся этого слова!) оказался равным нулю.
   В период «горбачёвщины» быстрыми темпами происходил «демонтаж» всего советского общества:
   Дети и внуки стойких коммунистов периода Гражданской и Великой Отечественной войны, дети и внуки рабочих и крестьян, пришедших «во власть», обнаружили исключительную восприимчивость к нравственному загниванию.
   Рабочий класс Советского Союза растерял свою сознательность и превратился из «гегемона революции» в пособника реставраторов капитализма.
   Трудовой народ страны Советов, победитель фашизма, создатель могучего государства, потерял свою честь и, позабыв про гражданский долг, превратился в продажного раба, не брезгующего никакими подачками.
   «Ему копейку покажи – он себя и потерял. Рублёвая бумажка сердце застила, миллионщиками захотели быть, темнота аспидная, капитализму захотелось. Самоубийцы и есть самоубийцы»[442].
   Молодёжь, будущее страны, «за рабочее дело» не пошла воевать. Она выбрала иномарки и «Пепси».
   Лозунг партийных перевёртышей «Больше социализма!» обернулся убийством Союза Советских Социалистических Республик.
   Обуреваемые стремлением во что бы то ни стало «похоронить сталинизм», партийно-номенклатурные бесы от КПСС XX века похоронили Державу, похоронили Социализм, похоронили Эпоху.

   Заключение

   Однажды ошибясь при выборе дороги,
   Они упрямо шли, глядя на свой компас.
   И был их труд велик, шаги их были строги,
   Но уводил их прочь от цели каждый час!
Валерий Брюсов
   Печальные и трагические события, постигшие нашу страну в последние десятилетия, позволяют сделать вывод, что роковая «развилка» советской истории случилась именно тогда, полвека назад, после смерти Сталина. Как же так вышло, что наша страна свернула не на ту дорогу? Какую цель преследовало руководство КПСС, развязав в 1956 году антисталинскую кампанию?
   В «нормальном» обществе процветают «двойные стандарты», когда представителям элиты позволяется куда больше, чем «простым людям». Как говорили ещё древние римляне: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку».
   Однако случаются редкие исключения. Время правления Сталина было временем высочайшей требовательности к правящей элите. Чем выше положение занимал человек на общественной лестнице, тем больше с него спрашивалось, тем большую ответственность он нёс. Иосиф Виссарионович был жёстким и требовательным руководителем, с подчинённых он взыскивал строго, вплоть до высшей меры[443].
   Именно это посягательство на «сильных мира сего» и не могут простить Сталину его обличители.
   «Новое поколение руководителей предпочитало размеренную жизнь. А главное – они хотели остаться у власти до конца своей жизни… Партийные руководители республик, областей понимали борьбу со сталинизмом, как упрочение своего положения, как гарантию своей безопасности»[444].
   Борьба с «культом личности», велеречивая болтовня насчёт «возвращения к ленинским принципам партийного руководства» были всего лишь словесной шелухой, маскировкой, призванной скрыть главную цель Хрущёва и К° – стремление высшей партийной номенклатуры обеспечить себе безнаказанность и безопасность.
   Смерть вождя давала партийным верхам возможность жить «весело и вольготно». Совсем как по Достоевскому: «Раз бога нет, значит, всё дозволено!». Теперь высшей мерой наказания партийному чиновнику стало увольнение на персональную пенсию.
   И поэтому они были готовы на всё, лишь бы только «Сталин не встал, и со Сталиным прошлое».
   Однако безответственность и неприкасаемость элиты закономерно и неизбежно вели к деградации советского общества. Как с тревогой отмечал 21 апреля 1974 года в своём дневнике писатель Аркадий Первенцев:
   «Трагическая сторона послесталинского периода заключается в том, что у нас явно бросается в глаза недостаток характеров в сравнении с прежним временем. Религиозная преданность Сталину не мешала свободному выражению мнений и формированию деятельных характеров. Теперь же, под влиянием ординарных руководителей, существуют ординарные характеры, и деятельность лиц выродилась в простое послушание.
   Если у нас не будет мужественной силы, просторов для развития характеров, мы превратимся в нацию гномов, а не титанов, как были раньше»[445].
   Увы, сегодня это печальное пророчество полностью сбылось.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация