А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "СССР без Сталина: путь к катастрофе" (страница 25)

   13 марта 1988 года в газете «Советская Россия» была помещена её статья «Не могу поступиться принципами».
   Ходило много разговоров о том, что санкцию на публикацию статьи дал член Политбюро ЦК КПСС Егор Кузьмич Лигачёв. Безусловно, такой материал не появился бы в органе ЦК КПСС, Верховного Совета и Совета Министров РСФСР без чьей-то очень сильной поддержки. Но этот вопрос остался открытым, так как тов. Лигачёв факта своего содействия Нине Александровне не подтвердил.
   Теперь о самой статье. Она была написана вполне корректно и даже заканчивалась цитатой из М. Горбачёва: «Мы должны и в духовной сфере, а может быть, именно здесь в первую очередь, действовать, руководствуясь нашими марксистско-ленинскими принципами. Принципами, товарищи, мы не должны поступаться ни под какими предлогами».
   Именно в таком духе и была выдержана статья Н. Андреевой.
   Первое, на чём она заостряла внимание – то обстоятельство, что под флагом критики и ругани в адрес И.В. Сталина началась дискредитация всей советской эпохи.
   «Взять вопрос о месте И.В. Сталина в истории нашей страны. Именно с его именем связана вся одержимость критических атак, которая, по моему мнению, касается не столько самой исторической личности, сколько всей сложнейшей переходной эпохи. Эпохи, связанной с беспримерным подвигом целого поколения советских людей, которые сегодня постепенно отходят от активной трудовой, политической и общественной деятельности. В формулу “культа личности” насильственно втискиваются индустриализация, коллективизация, культурная революция, которые вывели нашу страну в разряд великих мировых держав. Всё это ставится под сомнение. Дело дошло до того, что от “сталинистов” (а в их число можно при желании зачислять кого угодно) стали настойчиво требовать “покаяния”… Взахлёб расхваливаются романы и фильмы, где линчуется эпоха бури и натиска, подаваемая как “трагедия народов”.
   ..Поддерживаю партийный призыв отстоять честь и достоинство первопроходцев социализма. Думаю, что именно с этих партийно-классовых позиций мы и должны оценивать историческую роль всех руководителей партии и страны, в том числе и Сталина»[363].
   Далее Н.А. Андреева, ссылаясь на мнение писателя А. Проханова, констатировала, что в борьбе против социалистических ценностей сформировался союз двух полноводных идеологических потоков.
   Первый, наиболее сильный, «претендует на модель некоего леволиберального интеллигентского социализма». В русле этого потока объединилась преимущественно «творческая» интеллигенция, лозунг которой «Запад нам поможет!». Эти люди утверждали, что в Советском Союзе был построен совсем не тот социализм, что Советский Союз – это империя, тоталитарное государство, где права личности не соблюдаются. Своего рода катехизисом «западников» стали «общечеловеческие ценности»: права человека, рыночная экономика, многопартийные парламентские выборы.
   Если «леволибералы» ориентировались исключительно на Запад, то второй антисоциалистический поток явно отдавал запахом славянофильства. Представителей этого направления А. Проханов называл «охранителями и традиционалистами», ибо они стремились «преодолеть социализм за счёт движения вспять». По их мнению, в результате Октябрьской революции русским народом были утрачены все нравственные ценности. Наиболее ярко идеология «традиционализма» выразилась в фильме Станислава Говорухина «Россия, которую мы потеряли». Мораль фильма была исключительно проста: жила страна Россия благополучно во всех отношениях, но вот пришли бяки-большевики и порушили всё святое. Так дальше жить нельзя!
   Да, действительно просто. Только бывают обстоятельства, когда простота хуже воровства.
   Несмотря на значительные идейные расхождения, «неолибералы» и «традиционалисты» объединились в главном.
   Выступая на словах «за перестройку», всю свою энергию они направили на дискредитацию советского строя. Спекулируя на фразе «мы – демократы», антисоветчики приобрели много сторонников, особенно в Москве и Ленинграде.
   Оболваненные тотальной «демократической» пропагандой, люди слепо верили, что их направляют на «дорогу к храму». Но ведь ещё Фридрих Ницше предупреждал: «Пресса – постоянная слепая шумиха, увлекающая мысль и слух на ложный путь». В настоящее время, двадцать лет спустя, уже можно говорить, что «демократы» в конечном итоге стали защитниками бандитов, мошенников, предателей, извращенцев.
   Особую тревогу у Н. Андреевой вызывало некритическое восприятие молодёжью идеологических «новаций» перестройки. Нина Александровна интуитивно чувствовала, что ведётся большая политическая игра, ставящая конечной целью идейно растлить молодёжь, сделать её врагом советского строя.
   «Как представляется, сегодня вопрос о роли и месте социалистической идеологии принял весьма острую форму. Авторы конъюнктурных поделок под эгидой нравственного и духовного “очищения” размывают грани и критерии научной идеологии, манипулируя гласностью, насаждают внесоциалистический плюрализм, что объективно тормозит перестройку в общественном сознании. Особенно болезненно это отражается на молодёжи, что, повторюсь, отчётливо ощущаем мы, преподаватели вузов, учителя школ и все те, кто занимается молодёжными проблемами»[364].
   Конкретные примеры того, как молодёжь входила в перестройку, как она осваивала «гласность» и «плюрализм», будут ещё приведены.
   Необходимо сказать, что тогда в сознании значительной части советских людей, да и у самой Нины Александровны, имели место определённые иллюзии как в отношении сущности самой перестройки, так и в отношении добрых намерений Политбюро ЦК КПСС во главе с М.С. Горбачёвым.
   Но эти иллюзии жили недолго.
   Было бы наивно думать, что команда Горбачёва тщательно проанализирует критические высказывания и сделает из них какие-то положительные выводы. Об этом не могло быть и речи. Задачей дня у «перестройщиков» было создание отрицательного образа всем несогласным. Мысли и суждения Нины Андреевой оказались столь опасными, что против скромного преподавателя химии решено было бороться артиллерией главного калибра. В роли такового выступил «архитектор перестройки» А.Яковлев. 5 апреля 1988 года в «Правде» был помещён официальный ответ Политбюро ЦК КПСС на статью Н. Андреевой. Пространная публикация, автором которой был горбачёвский фельдмаршал от идеологии Александр Яковлев, называлась «Принципы перестройки: революционность мышления и действий».
   Известность дальнейшей политической биографии А. Яковлева избавляет авторов от необходимости комментировать «Принципы перестройки…» По существу можно лишь сказать, что Александр Николаевич оказался из когорты тех писак, которых И. Ильф и Е. Петров окрестили «акробатами пера и виртуозами фарса».
   Судите сами, уважаемые читатели – если человек в 1988 году клянётся именами Маркса, Энгельса, Ленина и требует «Больше социализма!», а уже через два года его за пропаганду антисоциализма исключают даже из горбачёвской КПСС, то о чём тут говорить.
   Дальше больше. В августе 1991-го, во время ельцинского путча Александр Яковлев вместе с таким же отступником и перевёртышем Эдуардом Шеварднадзе, вместе с «защитниками» Белого Дома уже реально крушат социализм.
   Для справки. «Российская газета» от 5.07.1991: «Эдуард Шеварднадзе выходит из КПСС». И тогда же ленинградская «Смена»: «Эдуард Шеварднадзе заявил, что социализм был ошибкой, но это ещё не поздно исправить».
   И уже в скором времени они оба, Шеварднадзе и Яковлев, станут не просто антикоммунистами, а махровыми антикоммунистами.
   Вот вам и принципы, вот вам и революционность мышления, вот вам и Ленин, вот вам и больше социализма!
   Ради соблюдения приличий пресса публиковала изредка и мнения в защиту И.В. Сталина. Вот что писала в редакцию «Комсомольской правды» пятнадцатилетняя Лела Деврисашвили из города Рустави:
   «Вы далеко не с любовью относитесь к нему, вы косвенно, но всё же выдвигаете вопрос: быть ли в Тбилиси набережной Сталина? Не слишком ли смело? А я вам выскажу своё мнение. Сталин – человек с большой буквы. На него нападают, как будто того мало, что мы никогда не отмечаем дни его рождения и смерти, нет его памятников нигде, даже у нас, на его родине, в Грузии. Да! Были у нашего правительства ошибки, этого никто не собирается отрицать. Но вправе ли мы все допускаемые ошибки, все грехи приписывать Сталину, как будто он был монарх… Великих не все понимают, многие даже ненавидят, потому что они великие»[365].
   Но общий вектор идеологии оставался неизменным. В июле 1988 года состоялась XIX партийная конференция (предыдущая, XVIII, происходила в 1940 году). С её трибуны вновь звучали заклинания: «Перестройке альтернативы нет!», «Больше гласности, больше социализма!». Делегаты словно состязались друг с другом в похвалах «новому революционному мышлению». И только единственный человек писатель-фронтовик Юрий Бондарев, предостерёг: «Перестройка подобна самолёту, у которого неизвестен пункт приземления». Слова эти оказались пророческими.
   Коснёмся проблемы, которая волновала Нину Александровну Андрееву: куда поведут молодёжь новоявленные лидеры перестройки? Вот что можно было прочитать в газете «Неделя» за 1989 год:
   «На недавней встрече с молодёжью Москвы и Подмосковья М.С Горбачёву был задан вопрос: действительно ли мы, молодёжь, уже всё знаем о прошлом, что пора перестать копаться в нём и думать только о завтрашнем дне, как это прозвучало в одной из телепередач? “Если копаться, – ответил М.С. Горбачёв, – то, может быть, и хватит, а вот изучать прошлое, знать нашу историю, даже уже и историю перестройки, – это всегда очень важно и поучительно”. Разъясняя линию партии, Генеральный секретарь призвал бережно и уважительно относиться к деятельности и труду каждого поколения советских людей, вбирать в себя всё ценное из их опыта и в то же время “избавиться от всего того, что держит нас, отягощает наше общество, мешает раскрыться социализму, как подлинно народному строю”. Изучение прошлого “мы только развернули по-настоящему”, дальнейшая же работа в этом направлении выведет нас, подчеркнул М.С. Горбачёв, “на очень важные открытия, исследования. Это будет нас вооружать, делать более сильными при решении новых задач, которые выдвинула перестройка»[366].
   Куда привели «очень важные открытия, исследования…», покажет 1991 год, когда М. Горбачёв отречётся от Коммунистической партии, а несколько месяцев спустя грубым пинком будет вышвырнут из своего президентского кабинета.
   А пока что «будем углублять перестройку и копать правду, правду и только правду!»

«Человечество
в очереди
топчется
за газетами,
хлебом,
зарплатой…
Пропустите Россию без очереди —
за правдой!..»[367]

   В той же «Неделе» № 3 за 1989 год приведена подборка мнений молодых людей о И.В. Сталине. Хотя высказались всего лишь тридцать три человека, но даже эта небольшая выборка позволяет сделать общие выводы об умонастроениях молодёжи в разгар правдоискательства.
   Газетный материал имел заголовок «Легенда о товарище Сталине» и дополнялся подретушированным портретом вождя с чёрным лицом и чёрными руками, т. е. составители (Марина Гинзбург и Сергей Каргашин) явно нацеливали читателей на мораль: «Сталин – личность тёмная!»
   Итак, что же думало о И.В. Сталине молодое поколение?
   15 человек (примерно 45 % опрошенных) – мнение резко отрицательное:
   1) «Это чудовище! Палач!..»
   Власта Занина, 21 год, студентка Московского государственного педагогического института.
   2) «Я считаю, он был фашист».
   Волков Николай, студент Московского историко-архивного института.
   И т. д.
   12 человек (примерно 36 % опрошенных) – мнение противоречивое (не определившиеся):
   «Сейчас много пишут о Сталине плохого. Плохое, конечно, было, но ведь и хорошее тоже было».
   Шелковникова Елена, продавщица, Кемерово.
   3 человека (примерно 9 % опрошенных) – мнение «размышляющее»:
   1) «О нём ещё мало известно. Мы не видели всех документов. Я учусь на юридическом и верю только документу. Почти всё, что мы сейчас имеем – одни эмоции».
   Аникин Валерий, работает и учится, Москва.
   2) «Мы постоянно говорим о просчётах и ошибках Сталина. О его политическом авантюризме. Но мы почему-то забываем, что были ошибки, за которые он лично никакой ответственности не несёт, что были ошибки самого революционного движения».
   Ананьев Александр, 23 года, студент, Киев.
   3) «Сталин – фигура трагическая. Чрезвычайно противоречивая. Считаю неправильным отделять его от революции и тем более противопоставлять ей. Сталин вышел из революции, и каким бы он ни был, из истории его не вычеркнешь. С этим надо считаться».
   Пузанов Кирилл, 31 год, инженер, Ленинград.
   3 человека (примерно 9 % опрошенных) – мнение положительное:
   1) «Отношусь к Сталину положительно. Есть у него большие заслуги перед народом, он выиграл войну. Конечно, есть и отрицательное. Но всё равно в целом я отношусь к нему очень положительно».
   Гриденко Элеонора, студентка фармацевтического института, Пятигорск.
   2) «Сталин? Очень умный был. Личность. Ведь если бы он не был личностью, то ничего бы не совершил. Все говорят, что он всё разрушил, а он очень много сделал для созидания».
   Ершова Светлана, Зацепина Светлана, рабочие, Череповец.

   Но если у молодого поколения были и сомнения, и размышления о личности Сталина, то у доктора исторических наук Василия Поликарпова, который комментировал подборку, в голове была полная ясность:
   «Когда же мы встречаемся с рассуждениями молодых граждан о том, что у Сталина большие заслуги перед народом, что он выиграл войну, то позволительно поставить и вопрос: а если бы не та гражданская война, которую он провёл против своего народа, если бы не те, ничем не оправданные жертвы, которые понесла партия, рабочий класс, крестьянство, интеллигенция, если бы не уничтожение Сталиным перед войной с фашизмом интеллектуального потенциала страны или, наконец, не его “просчёты” во внешней политике в предвоенное время, то победа в этой войне могла быть одержана с меньшими жертвами. И чья всё-таки заслуга в одержании победы над фашизмом – обливавшегося кровью на фронте и в сталинских лагерях (даже во время войны!) народа – или “отца всех народов”?
   …набравший силу к 30-м годам сталинизм представлял собой угрозу делу революции и социализма…».
   Шквал антисталинизма продолжал тем временем всё нарастать. Среди обличителей И.В. Сталина «пальма первенства» в конце 1988 года оказалась в руках у белорусского писателя Алеся Адамовича, любимого автора таких изданий, как «Огонёк», «Московские новости», «Советская культура».
   Чего требовал А. Адамович? Он предлагал ни много, ни мало устроить над И.В. Сталиным новый Нюренбергский процесс. Предложение было настолько дикое и мерзкое, что против него запротестовали даже некоторые официальные историки, в частности А.Самсонов, автор исследований о Сталинградской битве. Он, в частности, писал: «… судить юридическим судом умерших людей – умственный маразм. Ведь покойник не может защищаться ни сам, ни с помощью адвоката. Покойник не может отвечать на вопросы, не может объяснять мотивы своих поступков. Суды над мертвецами устраивала только средневековая инквизиция.
   Возродить инквизицию – вот что хочет писатель А.Адамович…»[368].
   Попутно А. Адамович в своих «писаниях» оскорблял тех людей, которые защищали И.В. Сталина. Так, в поле зрения у Адамовича оказался полковник из города Харькова И.Г. Шеховцев. Мало того, что последний выступал в защиту Сталина, но он ещё носил на своём кителе значок с изображением вождя! Этого оказалось достаточным, чтобы объявить человека «врагом перестройки». Защищая своё достоинство, полковник Шеховцев подал в суд иск на А. Адамовича, как на клеветника.
   Но суд, как говорится, был «шемякиным». Присутствовавшие на судебном разбирательстве «горбачёвские комсомольцы» буквально были готовы сорвать сталинский значок с груди полковника. Демократы стали раздувать дело «врага перестройки». Вот что предлагал кинооператор М. Каменев из Москвы:
   «Прошедший не так давно процесс по иску И. Шеховцева к А.Адамовичу и редакции газеты “Советская культура” навёл на такую мысль.
   Почему бы сегодня в связи с обсуждением проекта Основ уголовного законодательства Союза С.СР и союзных республик” не приложить усилия к тому, чтобы защита сталинизма и его пропаганда были приравнены к пропаганде насилия»[369].
   Вот оно, уважение к исторической правде!
   Некоторые шли ещё дальше. Р. Богданов, старший научный сотрудник ЛГУ, Ленинград:
   «Нельзя ограничиваться лишь снятием имени Жданова с соответствующих вузов, заводов, районов и т. д. Шаги, предпринимаемые в этом направлении сейчас, должны быть более кардинальными и всеобъемлющими. Необходимо устроить общественный процесс о преступлениях Сталина и всех его соратников, отмерить точно мерой каждому по его заслугам, по его коэффициенту участия как в беззакониях, так и в последующем разоблачении культа. После проведения такого общественного открытого слушания необходимо единым государственным актом снять имена всех недостойных людей с соответствующих объектов»[370].
   Итак, раскапываем могилы и тащим мертвецов на Страшный суд!
   Возвращаясь к теме Шеховцева, можно добавить, что впоследствии он написал книгу воспоминаний[371].
   Отношение молодых к Сталину высветилось и в ходе избирательной кампании по выборам народных депутатов СССР. В городе Волгограде скрестили копья писатель Юрий Бондарев и секретарь обкома комсомола Александр Киселёв. Читаем газетный отчёт об их встрече с избирателями.
   «Вопрос избирателя: Считаете ли вы необходимым вернуть Волгограду имя Сталина?
   Писатель Юрий Бондарев: Да. Название “Сталинград” знают во всём мире. Не было бы Сталинграда, не было бы и перелома в той страшной войне. То есть название принадлежит истории, а история не принадлежит нам.
   Секретарь обкома комсомола Александр Киселёв: Ни в коем случае. Я не мог бы жить в городе, носящем имя преступника…»[372].
   Далее газета делится подробностями. Оказывается, А. Киселёву предлагали снять свою кандидатуру:
   «“Александр! Ты нормальный парень и в другой раз за тебя проголосуем двумя руками. Но пойми обстановку. Зная твою популярность среди молодёжи, кто-то решил “убрать Ю. Бондарева со сцены” руками молодых. Ждём от тебя единственного правильного решения”.
   Словно подсказывая Киселёву выход, берёт самоотвод директор завода. Не подтверждают своего согласия баллотироваться по этому округу министр и экономист. А за два дня до окружного собрания снимает свою кандидатуру писатель-земляк. Остались только двое – окружного собрания не будет! Но ещё не поздно проявить благоразумие…
   – Не могу, – говорит Киселёв. – Я же себя уважать перестану. Пусть лучше проиграю на выборах, чем вот так, задрав лапки кверху…
   Киселёв борется. Не с Юрием Бондаревым – его книги он любит – с маленьким человеком в себе. С безропотной покорностью. Со старыми стереотипами и ветхими догмами».
   Что ж, «новое мышление» комсомолец Киселёв освоил на отлично. На выборах он одержал победу над фронтовиком Юрием Бондаревым. Как сложилась дальнейшая судьба Александра, неведомо. Известно лишь, что комсомольские депутаты, такие, как Валентина Матвиенко, Сергей Цыпляев, Александр Киселёв в решающий час Союз Советских Социалистических Республик предали.
   Общая политическая обстановка в 1989 году характеризуется усилением антисоветских настроений, что явилось прямым следствием перестроечной «гласности». Антисоциалистические силы подняли голову и стали переходить в открытое наступление.
   16 апреля 1989 года были опубликованы очередные Призывы ЦК КПСС к 1 мая. Партия по-прежнему провозглашала себя инициатором и гарантом перестройки и делала вид, что контролирует политические процессы, происходящие в стране. Призывы были, конечно, хорошие. В частности:
   «6. Да здравствуют Советы – органы подлинного народовластия!
   7. Пусть крепнет и процветает наша великая Родина – Союз Советских Социалистических Республик!
   8. Народы СССР! Храните и развивайте традиции социалистического интернационализма и советского патриотизма! Давайте решительный отпор проявлениям национализма и шовинизма!
   9. Да здравствует рабочий класс – ведущая сила нашего общества!..»
   Но реальная ситуация в стране не давала поводов говорить, что «в Багдаде всё спокойно». В некоторых союзных республиках уже происходили события, свидетельствовавшие о том, что территориальная целостность СССР, дружба народов СССР, советский патриотизм находятся под угрозой разрушения. Как пример, несколько подробнее остановимся на положении в Грузии, где разгул национализма привёл к трагическим последствиям.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация