А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "СССР без Сталина: путь к катастрофе" (страница 17)

   Ленинский район – в Ярославле;
   Октябрьский – в Иваново, Иркутске, Краснодаре, Куйбышеве, Таганроге;
   Первомайский – в Ростове-на-Дону
   Свердловский – в Перми;
   Советский – в Омске.
   В нескольких городах новые названия оказались вообще чудовищно бездушными:
   Заводской район – в Грозном и Саратове;
   Индустриальный – в Хабаровске;
   Центральный – в Сталинграде и Челябинске.
   Некоторое исключение представлял лишь Ленинград, там новое название Сталинского района имело определённый смысл – Выборгский – ибо из этой части города начиналась дорога на Выборг.
   5 ноября 1961 года город Сталинск Кемеровской области назвали Новокузнецком.
   9 ноября 1961 года Сталино в Донбассе «перекрестили» на Донецк.
   11 ноября 1961 года столицу Таджикской ССР Сталинабад заменили на Душанбе.
   Приведённые примеры – это только капля в море переименований, которые охватили весь Союз.
   10 ноября 1961 года с карты Союза Советских Социалистических Республик, с карты планеты Земля был стёрт город-герой Сталинград:
   «Указ
   Президиума Верховного Совета РСФСР
   О переименовании Сталинградской области в Волгоградскую и города Сталинграда в город Волгоград
   Учитывая пожелания и просьбы коллективов промышленных предприятий, строек, совхозов, колхозов и учреждений, а также ходатайство общественных организаций Сталинградской области, переименовать Сталинградскую область в Волгоградскую и город Сталинград в город Волгоград.
   Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР
   Н. Органов
   Секретарь Президиума Верховного Совета РСФСР
   С. Орлов
   10 ноября 1961 года».

   О переименовании Сталинграда необходимо поговорить подробнее.
   Одна из главных традиций Русского государства состояла в том, что наш народ уважал священные имена своих героев и воспитывал подрастающие поколения в духе патриотизма на ярких примерах славного боевого прошлого своего Отечества.
   Из поколения в поколение передавалось уважение к былинным богатырям Илье Муромцу, Добрыне Никитичу, Алёше Поповичу и к выдающимся историческим личностям, которые стали славой и гордостью России. Особую любовь народа снискали Александр Невский, Дмитрий Донской, Дмитрий Пожарский, Козьма Минин, Иван Сусанин, генералиссимус Суворов, фельдмаршал Кутузов и Маршал Советского Союза Жуков.
   Точно так же священными в народной памяти были названия местностей и населённых пунктов, где русские армии проявляли массовый героизм и одерживали выдающиеся победы. Вот эти названия: Куликово поле, Полтава, Бородино, Севастополь. В грозные годы Великой Отечественной войны в этот ряд встали новые города-герои, среди которых звёздами первой величины сверкали названия Ленинград и Сталинград.
   900 долгих и мучительных дней Ленинград не сдавался врагу.
   Шесть месяцев «огонь Сталинграда» освещал путь спасения народам всей Земли.
   В мировой истории мужество Ленинграда, мужество Сталинграда не имеют аналогов. Это уникальные события для всех времён и народов. Названия Ленинград и Сталинград священны как символы мировой справедливости и имеют право жить, пока на Земле существует человечество.
   Ленинград и Сталинград – защитники своей матери-России. Они сражались за правое дело и победили.
   Говоря о величии Ленинграда и Сталинграда, нельзя не процитировать строки Ольги Фёдоровны Берггольц, написанные в суровом 1942 году:

…Вот так настал, одетый в кровь и лёд,
Сорок второй необоримый год.
О год ожесточенья и упорства!
Лишь насмерть,
насмерть всюду встали мы.
Год Ленинграда,
год его зимы,
Год Сталинградского единоборства!
..И пробил час. Удар обрушен первый,
От Сталинграда пятится злодей.
И ахнул мир, узнав, что значит верность,
Что значит ярость верящих людей.
А мы не удивились, нет! Мы знали,
Что будет так: полмесяца назад
Не зря солдатской клятвой обменялись
Два брата: Сталинград и Ленинград.


   Признательность городам-героям Сталинграду и Ленинграду выразили многие выдающиеся люди двадцатого века, и, прежде всего, президент США Франклин Рузвельт, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, генерал Шарль де Голль.
   «Грамота президента США городу Сталинграду
   От имени народа Соединённых Штатов Америки я вручаю эту грамоту городу Сталинграду как знак выражения нашего восхищения стойкостью его доблестных защитников, мужество, сила духа и самоотверженность которых во время осады с 13 сентября 1942 года по 31 января 1943 года будут вечно вдохновлять сердца всех свободных людей. Их славная победа остановила волну нашествия и стала поворотным пунктом войны союзных наций против сил агрессии.
   Франклин Д. Рузвельт
   17 мая 1944 г., Вашингтон»
   Король Великобритании подарил городу Сталинграду почётный меч с надписью: «Гражданам Сталинграда, твёрдым как сталь».
   В память о великой сталинградской победе почти двести улиц, площадей и других объектов в разных городах земного шара получили имя Сталинграда.
   В победном 1945 году на стенах поверженного Рейхстага, как суровое предупреждение всем будущим агрессорам появились надписи:
   Ленинград – Берлин
   Сталинград – Берлин
   XVIII век стал для России веком Полтавы.
   XIX век – веком Бородина.
   Но если с высоты сегодняшнего дня посмотреть на величие подвига советского народа во второй мировой войне, то справедливость требует признать, что минувший XX век стал для нашей Родины и для всей земли веком Ленинграда и Сталинграда.
   21 июня 1943 года газета «Правда» писала:
   «Слово Сталинград в сознании всего мира связано с торжеством исторической справедливости».
   10 ноября 1961 года руководящая верхушка КПСС историческую справедливость растоптала. Были растоптаны также честь и достоинство нашей Родины – Союза Советских Социалистических Республик – России.
   К названию «Волгоград» бездумно, автоматически прицепили звание «город-герой». Но ведь совершенно ясно, что героизм прославленных городов жёстко привязан к конкретному историческому событию – к Великой Отечественной войне советского народа против немецко-фашистских захватчиков в 1941–1945 гг. Вне этого отрезка времени ни о каком массовом героизме и мужестве защитников городов-героев говорить не приходится. Другими словами, героизм и мужество намертво спаяны с теми названиями, которые они носили во время свершения своих подвигов. Любое новое имя для города-героя – это, прежде всего, лишение почётного звания, то есть разжалование. Но разжалуют только тех, кто совершает какие-либо тяжкие, особо позорные для своего государства действия. Это твёрдое общемировое юридическое правило. Сталинград в период с 1945 по 1961 год ничего позорного не совершил. Наоборот, своими трудовыми подвигами он крепил и преумножал всемирную славу Советского Союза.
   Таким образом, никаких поводов для применения административно-юридических санкций против названия «Сталинград» не существовало и существовать не могло.
   Сталинград был переименован на волне безобразной антисталинской истерии, раздутой в 1956–1961 гг. лично Хрущёвым и его ближайшим окружением. Фактически Сталинград был репрессирован – ведь лишение честного и достойного имени всегда считалось наказанием. Города-героя на Волге не существует уже почти полвека. То, что людей заставляют твердить «город-герой Волгоград», есть наглое надругательство над истиной, над справедливостью, над любовью к своей Родине. Называть Волгоград «городом-героем» – значит, совершать исторический подлог.
   Правовая процедура переименования Сталинграда была исключительно проста. Сталинградский обком и горком КПСС получили из Москвы директиву: организовать в трудовых коллективах протестные собрания против названия «Сталинград». Получил необходимые установки и Президиум Верховного Совета РСФСР. Этого было достаточно.
   Обратим внимание на следующие обстоятельства:
   1) Если название Сталинград символизировало несокрушимый дух народов СССР, то почему вопрос о переименовании города отдали на откуп лишь трудящимся Сталинграда и Сталинградской области, тогда как эту проблему должен был решать весь советский народ. Таким образом, были нарушены юридические права населения СССР.
   2) Переименование Сталинграда выглядело, по меньшей мере, международным политическим курьёзом из серии «нарочно не придумаешь»: в Париже получает прописку площадь Сталинграда, в Каире открывается кафе «Сталинград» и т. п., а трудовые коллективы Сталинграда и Сталинградской области требуют: «Долой Сталинград!»
   3) Пожелания, просьбы и ходатайства о переименовании Сталинграда были организованы сверху и истинного мнения трудовых коллективов и общественных организаций не отражали.
   Подводя итог, следует констатировать:
   1) Переименование Сталинграда в «Волгоград» противоречило коренным интересам советского народа и наносило удар по международному авторитету СССР.
   2) Переименование Сталинграда отвечало лишь конъюнктурным интересам узкого круга партийной верхушки.
   3) По существу дела переименование Сталинграда стало хрущёвским подарком всем реакционным силам планеты.
   4) Фактически город лишили почётного звания «Герой». Перенесение этого звания на «Волгоград» незаконно. Это подлог. таким образом, термин «город-герой Волгоград» является юридической фикцией.
   Во всех цивилизованных странах унижение национального героизма считается тяжким преступлением.
   Поэтому даже предложения о переименовании Сталинграда надо расценивать как национальное предательство, как наглое оскорбление национального патриотизма.
   Переименование Сталинграда породило крайне опасный прецедент, который «аукнулся» тридцать лет спустя. Когда была затеяна кампания за возвращение городу-герою Ленинграду якобы «первоначального» названия «Санкт-Петербург», сторонники «бурга» аргументировали: «Где записано, что город-герой нельзя переименовать?» И при этом ссылались на хрущёвский опыт. Таким образом, переименование Сталинграда стало первым выстрелом по городу-герою Ленинграду.
   Одновременно со Сталинградом из истории исчезла и сама Сталинградская битва. Листаем однотомник «Великая Отечественная война Советского Союза» (М., 1965 г.). Вот глава восьмая. Она озаглавлена «Великая победа в битве на Волге»[269]. Над заголовком схема, на которой чётко обозначены реки Волга и Дон. К Волге пририсовано безымянное серое пятно без всякого названия. Оно перекрещено. Очевидно, окружённая немецкая 6-я армия. Вокруг пятна смыкающиеся стрелы. Очевидно, советское контрнаступление. Кто смышлёный, конечно догадается, что речь идёт о Сталинграде. А остальным как быть?
   Текст тоже «зашифрован»: «Уже в ходе оборонительного сражения, развернувшегося с необычайной силой в междуречье Волги и Дона, советское командование приступило к разработке плана разгрома врага…»[270]
   Читаем подписи к фотографиям:
   1. Над городом-героем у Волги вновь взвилось Красное знамя (февраль 1943 г.).
   2. Немецко-фашистские солдаты, взятые в плен в городе (февраль 1943 г.).
   В каком городе? Большой секрет!
   Читаем страницу 228:
   «Катастрофа на Волге подорвала моральный дух гитлеровских войск».
   «Победа на Волге и последующее затем грандиозное наступление Красной Армии вызвали чувство глубокого уважения к советскому народу среди миллионов трудящихся Англии и США».
   Так и пошли гулять по всем тиражам:
   «Битва в междуречье Волги и Дона»,
   «Битва возле города на Волге»,
   «Победа на Волге»,
   «Защитники города на Волге»,
   «Великая битва на Волге».
   Вот туристский путеводитель по Волге «Москва – Ростов» (М., 1965 г.). Составители М.Г. Макаров, Н.С. Артишевская.
   Листаем главу «Город-герой»[271]. Ни Сталинград, ни Сталинградская битва, ни сталинградцы вообще не упоминаются. Зато есть «защитники Волгограда».
   Затем по всей стране, «от Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей», стали крушить монументы И.В. Сталину.
   Лишь жители города Гори в Грузии мужественно отстояли и памятник, и музей своего великого земляка.
   Уничтожали всё, что напоминало о Сталине – и настенные барельефы, и художественные панно.
   В ленинградском метрополитене на станции «Нарвская» был разобран красочный мозаичный потрет Сталина (по картине народного художника СССР А.М. Герасимова «И.В. Сталин на XVI съезде ВКП(б)»). Взамен высокохудожественного панно появилась глухая стена.
   А на станции «Технологический институт» за компанию со Сталиным пострадал даже один из великих вождей мирового пролетариата Фридрих Энгельс. В нижнем пассажирском зале имеются два ряда поддерживающих колонн, украшенных барельефами великих русских учёных XVIII–XX веков, от Михаила Васильевича Ломоносова до Ивана Петровича Павлова. В средней части колоннады был устроен портал с изображениями Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, ибо «без четырёх углов избы не бывает».
   После XXII съезда барельеф И.В. Сталина был снят. Получилась «троица», но симметрия была нарушена, что сознавали даже высокие начальники. Поскольку «у каждого начальника свой взгляд на искусство», не долго думая, сняли и Фридриха Энгельса. В результате стало: на одной стороне Карл Маркс и В.И. Ленин, на другой – два пустых пятна. А так как у всех на слуху был «и примкнувший к ним Шепилов», надо полагать, ленинградское начальство так и отчиталось перед Кремлём: «Сняли Сталина и примкнувшего к нему Фридриха Энгельса».
   Летом 2005 года по «Маяку» прозвучала музыкальная передача с участием радиослушателей. Тема была – песни советских лет. Ведущему был задан вопрос: почему тексты некоторых песен периода Великой Отечественной войны отличаются от первоначальных? Речь шла о песнях, в которых упоминался И.В. Сталин. Ведущий, к его чести, лукавить не стал. Он сказал, что, по его мнению, любые песни надо петь «по первоисточнику». Но, – добавил ведущий, – первоначальных «сталинских» текстов на радио уже давно нет, ибо в «своё время» все такие записи были размагничены или стёрты. Поэтому если раньше по радио звучало:

«Артиллеристы, Сталин дал приказ!»,

   то теперь извольте слушать:

«Артиллеристы, точный дан приказ!»

   Будто бывают «неточные» приказы.
   Развлекательные газеты и журналы нередко проводят конкурс «Найди десять различий», помещая пару картинок, различающихся лишь мелкими деталями.



   Перед вами два варианта картины известного художника В.А. Серова «Ленин провозглашает советскую власть на 2-м съезде Советов», написанной в 1947 году и капитально переписанной в 1962 году. Нетрудно заметить, что в переработанном варианте с полотна исчез стоящий за ленинской спиной Сталин, а за компанию с ним – «примкнувшие» к опальному вождю Свердлов и Дзержинский.
   Чувства настоящих советских патриотов, сердца которых пронзила острая боль от чудовищных решений XXII съезда, выразил молодой поэт Феликс Чуев в стихотворении «Зачем срубили памятники Сталину?» В знак глубокого уважения к светлой памяти Ф.И. Чуева (он скончался в 1999 году) помещаем полный текст стихотворения:

Зачем срубили памятники Сталину?
Они б напоминали о былом
Могуществе, добытом и оставленном
Серьёзным, уважаемым вождём.


В любое время и во время оно
Стоять на мёртвом – Боже упаси!
Покойника, по древнему закону
Не принято тревожить на Руси.


По мёртвому ходить не полагалось,
Могилу разворачивать – грешно.
Такая нам история досталась —
России вечно что-то суждено.


И столько было у неё величеств!
Мне как-то дед сказал: – Помаракуй,
Всё Культ да Культ…
Была такая личность —
И потому, наверно, был и Культ.


И что вы там о нём ни говорите,
Как ни судите горько, горячо,
Оставил он шинель, потёртый китель,
Да валенки подшитые ещё.


Но он к тому ж оставил государство
С таким авторитетом на земле,
Что, милый мой, тут некуда деваться —
Себя представьте хоть на миг в Кремле.


И всё, что обозначил он устами,
Под стать ему лишь было одному.
– Какой ты СТАЛИН?
Я ЕЩЁ НЕ СТАЛИН! —
Говаривал он сыну своему.


И на священной каменной трибуне
В седой мороз седьмого ноября
Он верил в тех, что верили в июне,
Спокойно о победе говоря.


Какая ж клокотала в нём природа
И как он исполински понимал,
Когда здоровье РУССКОГО НАРОДА
Он высоко над миром поднимал!


Неужто так же сумрачно и тихо
Он убивал на русском языке,
Какую правду он унёс, владыка,
В своём рябом, оббитом кулаке?


Она первична, правда, а не слава,
Она за ним стояла у руля,
Её не свалишь краном с пьедестала
И не зароешь даже у Кремля.


Мы знали правду, дети перелома,
Мы, дети безотцовщины, войны,
В кирпичных городах и на соломе
Его улыбкой были спасены.


Быть может, мы любили безответно —
К такой любви не прикоснётся тлен.
Мы СТАЛИНА любили беззаветно,
Какую веру дали нам взамен?


Мы верили, а веру убивали…
Но от неверья трижды тяжело,
И «Сталин, наша слава боевая», —
Мы пели вызывающе и зло.


Уже нам просто верить надоело,
Уже нам подоспело всё узнать.
Не наше дело? Это наше дело,
Как будто маму обижают, мать.


И правда, перечёркнутая кровью
Отцовских непридуманных времён,
То наша правда, кровная, сыновья,
Мы были б хуже, если бы не он.


Мы очень непростое поколенье,
Нам донести тот пламень и накал,
Чтоб первозданно полыхало «Ленин»,
Чтоб обжигал «Интернационал»!


На наши плечи падает Россия,
На молодость надеется сейчас,
Так думайте ж, ребята непростые, —
Теперь никто не думает за нас.


Да будет шаг наш точным и могучим!
И это вера, а не просто крик.
За это гибли лучшие из лучших,
И гибли от врагов и от своих.


А кто ходил по Мавзолею Ленина
И получал особые пайки?
Но если спросят наше поколенье:
– А были ли вообще большевики?


Я знаю их.
Они меня растили.
Горело свято на дверях: «Партком».
Несытые строители России,
Я тоже с детства был большевиком.


Как все, я грыз макуху с аппетитом,
И счастлив был,
И гордым был, как все.
Я сын его. И я необъективен,
Ведь это ж не о ком-то – об отце.

1959–1965


..Рубила широко и непреклонно,
Порою без разбору, наша власть,
Но потому и пятая колонна
У нас в стране врагу не удалась.


Когда-то будут правду говорить
И не бояться русского народа,
Когда-то уж решатся: так и быть,
Чего таить, когда огни и воды…


В глухой тайге заброшенно сгрузили
Судьбу мою и молодость мою,
И лишь в душе не проклял я Россию,
Но первый тост за СТАЛИНА я пью.


Большой вины с него я не снимаю,
Своей судьбы не дал бы и врагу,
Но всю войну и день девятый мая
Я без него представить не могу.


Пусть за себя обидно мне и горько,
Но как там душу злом не береди,
Он ус покрутит, а дрожат в Нью-Йорке —
Такие были на Руси вожди!


А вас потомки не простят вовеки,
Хозяев натерпевшейся земли,
За то, что вы такого человека
Понять своим умишком не смогли.


У нас в России страшно жить, ребята,
И Пётр Великий тоже знаменит
Ещё и тем, слыхал я, каждый пятый
При нём в стране безжалостно убит.


…Он выиграл сраженье – весь рассказ,
Да только жаль, – досталось отступавшим.
Он столько погубил? А сколько спас?


   После XXII съезда все сочинения И.В. Сталина попали в «Индекс запрещённых книг». Их перестали печатать, их запретили изучать. История Советского Союза в период с 1922 года по 1953 год стала анонимной.
   Во всех цивилизованных странах унижение национального героизма считается тяжким государственным преступлением. Именно под такую категорию деяний попадают решения XXII съезда по борьбе с так называемым «культом личности».
   В этом свете даже само предложение о переименовании города Сталинграда следовало расценивать как национальное предательство.
   Согласно пункту 31 Устава КПСС, утверждённого 31 октября 1961 года «Верховным органом Коммунистической партии Советского Союза является съезд партии»[272].
   На XXII съезд КПСС было избрано 4408 делегатов с решающим голосом. В работе съезда участвовало 4394 делегата. Все они единогласно поддержали Хрущёва. Благодаря их «решающим голосам» в СССР стала властвовать антисталинская вакханалия.
   Да, безусловно, среди делегатов XXII съезда были честные коммунисты. Но в дни работы съезда гражданское мужество и большевистская принципиальность их покинули. Выражаясь языком «Краткого курса истории ВКП(б)», они, подобно Георгию Валентиновичу Плеханову, «ушли в кусты».
   В послевоенное время советских людей воспитывали, в частности, на таких литературных произведениях, как книга Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке» и воспоминаниях Петра Вершигоры «Люди с чистой совестью». Пойдя на поводу у национального предателя Хрущёва, все 4394 делегата XXII съезда КПСС потеряли моральное право называться «людьми с чистой совестью», а каждый делегат в отдельности перестал быть «настоящим человеком».

   На протяжении 5 лет, до 1961 года политический раскол в стране находился пусть в неустойчивом, но всё же равновесии, ибо внешне резких перемен не было заметно. Да, появилась хрущёвская «оттепель». Да, заявило о себе поколение «шестидесятников» – Евгений Евтушенко, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава. Но в то же время были и сдерживающие факторы: города и улицы носили имя Сталина, в музеях экспонировались картины со «сталинскими» сюжетами и т. п.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация