А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Главная тайна ГРУ" (страница 26)

   В этой ситуации западные «коллеги» Пеньковского получили от него «подтверждение» о разладе мнений в среде советских военных по новой военной доктрине. В их руках оказались фотокопии со статьями из закрытого журнала «Военный вестник» за 1962 год. Статьи подготовил маршал В.Д. Соколовский и другие авторы, но… не без помощи ГРУ-КГБ. Сам Джибни признавался, что год спустя после суда «те же материалы, но уже со значительными исправлениями, были напечатаны в новом выпуске журнала».
   Джибни лукавил и еще в одном случае. Даже воробьи всего мира знали, что и в Берлинском, и Карибском кризисах американские военные ставили перед президентом США вопрос о превентивном ядерном ударе. А маршал Соколовский в своей статье ставил вопрос лишь об обсуждении возможности перерастания локальных конфликтов в военные с использованием одной из сторон (!) ядерного оружия в качестве возмездия.
   «Информационный шум» через Пеньковского по поводу упреждающего ядерного удара содержался и в спецвыпуске «Военная мысль» и других закрытых изданиях, подготовленных специально под контролем ГРУ-КГБ.
   Джибни и стоящим за ним СИС и ЦРУ следовало бы задуматься над своими словами, сказанными в «Записках»: «Приняв решение работать на иностранную разведку, он (Пеньковский) отнюдь не преследовал цель расшатать существующий в его стране режим». Тогда зачем предательство? Ослаблении армии?! Желание использовать мини-ядерные заряды в Москве?
   И последнее – опять Джибни: «Это очень не похоже на то, что писал Пеньковский». Имеется в виду дискуссия на страницах журналов об армии и упреждающих ударах. Еще бы! На Пеньковского работали аналитики ГШ, ГРУ, КГБ. А потом его назовут «шпионом, который спас мир». Только понятие «шпион» обратное – «разведчик».
   Вспоминая, сколько проблем было в моей работе по подготовке к операции «Турнир», мне понятен тот факт, что больше всего советских организаторов «дела» беспокоили вопросы безопасности. У разработчиков «дела» в КГБ-ГРУ «болела голова» о том, как воспринимают действия Пеньковского западные спецслужбы, особенно по процессу добывания информации и передачи ее на Запад.
   Листая западные подробные анализы «дела Пеньковского», я поражался явному нежеланию «коллег» агента замечать, сколь небезопасна была его работа при добывании устной и тем более документальной информации. Они «стыдливо» соглашались с версиями Пеньковского при получении сведений и не пытались проникнуть в обстоятельства конкретных его действий по получению их.
   Конечно, каждый раз легенда его доступа к конкретным материалам тщательно отрабатывалась, но ни разу его «коллеги по разведывательной упряжке» не спросили его: как удается получать сведения и тем более фотографировать документы. Обычно, как пишут западные исследователи, все ограничивалось фразой: «Будьте осторожны», «берегите себя», «вы – профессионал и хорошо знаете, как это нужно делать…»
   Но был момент, как мне представляется, в его работе с Западом, когда «коллеги» Пеньковского могли заподозрить: не подстава ли он? Это могло случиться потому, что в наших высших сферах, возможно, сам Хрущев, посчитали: превентивный ядерный удар американцы могут нанести и не с помощью ракет. В то время в американских военных кругах витала идея генералов-ястребов произвести удар по Советам портативными ядерными зарядами килотонны на две каждый.
   И тогда консультанты из КГБ-ГРУ для получения от западных «коллег» Пеньковского сведений, хотя бы косвенных, о таких зарядах, стали настаивать, чтобы он предложил себя в исполнители. Намечено было: под легендой подбросить западным спецслужбам в лице Пеньковского (ценный агент Алекс) «канал» якобы для взрыва зарядов в центре Москвы.
   С оперативной точки зрения работа по этому нашему заданию – это затея на грани возможного разоблачения внедренной подставы. Но информация, в которой нуждалась советская сторона, носила характер стратегического значения. И от Пеньковского потребовали получить однозначные ответы на вопросы: есть у США такие заряды или нет? согласны американцы использовать его «канал» для целей взрывов зарядов или нет?
   Появилось письмо Пеньковского в адрес спецслужбы США, которое начиналось словами: «Как стратег, выпускник двух академий…» и заканчивалось: «…взорву в Москве все, что смогу…» Затем шесть раз Пеньковский под разными предлогами поднимал перед «коллегами» этот вопрос (и каждый раз рискуя быть разоблаченным!), предлагая себя в исполнители. И только анализ всех шести случаев, вплоть до переглядывания между собой западных разведчиков во время беседы «на тему», позволил обобщить их ответы и прийти советской стороне к выводу: возможно, портативные ядерные заряды у США имеются, но они не стремятся обсуждать реализацию использования их таким путем. Для нас это был все же важный результат. А риск расшифровки разведчика… Как без него?
   Если подвести итог «по обеспечению безопасности» работы своего агента Алекса в информационном плане, то складывается впечатление и напрашивается вывод: «коллеги» панически боялись получить сведения о подозрениях русской контрразведки в отношении их ценного агента. Особенно в момент добывания информации. Их беспокоила вероятность потери нужного источника, но… Желание сохранить свой престиж, работая с Пеньковским, и боязнь его потерять как раз учитывались советской стороной в проведении акции по подставе и использованию канала для дезинформации Запада.
   Подозрения у СИС и ЦРУ в отношении Пеньковского были. И это естественно – возможность получить в его лице подставу предрекал еще перебежчик из КГБ Голицын, и на его мнение опирался шеф американской контрразведки в ЦРУ Энглтон, а еще английский контрразведчик Питер Райт с его подозрениями… Но англичан и американцев устраивало: что передает агент, как себя агент ведет, мотивы работы агента на спецслужбы. И даже «мертвый лев» их устраивал – это была бы потеря ценного агента.
   О парижском периоде встреч с Пеньковским Джибни говорит: «Информация, которую Пеньковский успел передать на Запад, оказалась настолько важной, что они всерьез опасались за его безопасность». Именно там «коллеги» предложили ему остаться за рубежом, но это выглядело как дань уважения к его работе на них, но отнюдь не их желание видеть Пеньковского на Западе.
   После парижских встреч консультанты из КГБ и ГРУ сделали предположение, что западные опекуны могли бы рассчитывать на провал Пеньковского как «успешное» завершение операции по проникновению в нужный им советский объект – Минобороны с его ГРУ. Провал мог выглядеть их победой в войне с советской госбезопасностью. Вот тогда, видимо, советской стороной было принято решение по началу оформления выездов Пеньковского в несколько стран, включая США (нормальная практика для тех, кто работает в ГК КНИР), хотя реально никаких визитов за рубеж в этой ситуации не могло быть. Цель – перевод всех операций по связи с ним на Москву. Нужно это было для того, чтобы максимально задокументировать факт работы ЦРУ и СИС в СССР.
   Поэтому Пеньковский уверял «коллег» в своем послании, что он «солдат на передовой», их «уши и глаза» и имеет большие возможности.
   Итак, сделана попытка рассмотреть «дело Пеньковского» по организации его мнимого сотрудничества с западными спецслужбами с точки зрения «творческой кухни КГБ-ГРУ». На примерах его информационной работы, способах добывания материалов, организации с ним связи за рубежом и в Союзе показано, как имитировалась его подконтрольная активность против СИС и ЦРУ.
   Проведен анализ некоторых фактов в отношениях Пеньковского с его «коллегами». В качестве инструмента была использована «логика шахматного игрока» – разведчика, самого побывавшего в роли «московского агента» западной спецслужбы под личиной предателя Родины. Я попытался стать на позицию советской госбезопасности и военной разведки при сравнении схожих ситуаций в «деле Пеньковского» и работе госбезопасности в операции «Турнир» (или операции «Золотая жила» с канадской стороны).
   Теперь нужно дать обобщенную оценку работы Пеньковского в качестве подставы для дезорганизации действий спецслужб Запада. Вопросы дезорганизации будут рассмотрены в трех направлениях.

   Слово о разведке госбезопасности и военной разведке Министерства обороны

   Можно было бы дать обширную справку об этих двух уникальных государственных ведомствах – действенных «инструментах» внешней политики Советского Союза и Российской Федерации. Конкретные результаты их деятельности в национальных интересах, в конечном счете, сводятся к общей оценке их значимости для Российской государственности – советской и современной: они элементы системы национальной безопасности, начиная с 20-х годов прошлого столетия.
   19 декабря 2008 года исполнилось 90 лет российскому ГРУ – Главному разведывательному управлению Министерства обороны РФ, а 20 декабря 2010 года грядет 90-летие СВР – Службы внешней разведки РФ.
   За эти почти сто лет и ГРУ и ИНО-ПГУ подвергались серьезным преобразованиям, но военная разведка всегда входила в систему Минобороны и имела прямые выходы на первых лиц государства. А вот разведка госбезопасности в самое трудное время перед нападением Германии на наше Отечество была лишена права самостоятельно высказывать свое компетентное мнение перед руководством и военным командованием страны.
   В преддверии и канун начала Великой Отечественной войны трагедия страны слилась с трагедией разведки госбезопасности: располагая достоверной информацией о характере и сроках германской агрессии на нашу страну, она не смогла доказать ее оперативно значимую достоверность и актуальность.
   Военная разведка и ее соратница в госбезопасности сотрудничали на полях скрытых битв все ХХ столетие, обеспечивая национальную безопасность государства. В годы войны обе разведки активно работали на «невидимом фронте» в тылу германских войск и за рубежом. Как представляется автору, высокого уровня это «разведывательное братство» достигло в послевоенное время.
   Благодаря усилиям этих двух разведок удалось своевременно реализовать в стране собственный проект овладения атомом для мирных и военных целей, что позволило предотвратить Третью мировую войну вскоре после окончания Второй мировой. Они стали активными участниками создания отечественного ядерного щита, позволяющего и по сей день сдерживать очередной передел мира с позиции силы со стороны тех, кому не дают покоя наши природные ресурсы. Был сохранен суверенитет нашего Отечества.
   О разведке госбезопасности говорилось и говорится достаточно много. Еще в середине прошлого века талантливый разведчик и крупный реорганизатор разведывательного ведомства генерал И.И. Агаянц дал четкое и емкое определение главной функции разведки госбезопасности: разведывательное сопровождение дипломатии.
   О работе ГРУ говорилось всегда более сдержанно, и потому хотелось бы чуть более раскрыть его участие в военно-политических делах страны.
   Являясь элементом системы национальной безопасности государства, ГРУ добывает информацию о военно-политической обстановке, складывающейся вокруг России, и прогнозирует ее развитие. В сфере его внимания региональные и локальные вооруженные конфликты, армии иностранных государств, их техника и вооружение, оборудование возможных театров военных действий, а также экономика, задействованная в интересах вооруженных сил таких стран.
   Все, что происходит в мире и вблизи границ нашей страны, внимательно оценивается военной разведкой. В поле зрения ГРУ находится обстановка в многочисленных зонах военных конфликтов и политической нестабильности. Новые угрозы сегодня распространяются на информационную сферу и космос.
   Выполняя функции выявления и прогнозирования угроз интересам страны, обе разведки отслеживают ситуацию в «горячих точках». В эпоху глобализации «удаленных кризисов» не бывает. Косвенные последствия происходящих на других континентах событий могут самым непосредственным образом затронуть российские интересы.
   И разведка госбезопасности, и военная разведка в эпоху, когда применение военной силы в обход норм международного права стало обычным явлением (вспомним Балканскую бойню, войну в Ираке и сотни «малых войн» всю вторую половину ХХ столетия…), утрачивается доверие к международным институтам, и ряд стран стремится обеспечить свою безопасность и суверенитет путем создания собственного оружия массового поражения.
   Не потому ли внимание наших разведок, особенно ГРУ, сегодня акцентировано на угрозах, связанных с появлением дестабилизирующих вооружений, в том числе ядерных боезарядов малой мощности. Интерес распространяется на планы использования стратегических баллистических ракет с неядерными боеголовками и, конечно, проблему вывода ядерного оружия в космос.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация