А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Главная тайна ГРУ" (страница 22)


   Суд. 1. «В конце 1960 года он предпринял попытку связаться с американской разведкой…»
   Шпион. 1. ЦРУ на контакт не пошло, однако проверило личность инициативщика по его работе в Турции.
   Турнир. 1. Советская госбезопасность использовала типичный прием западных спецслужб, особенно американских, подставлять «спецконтингент» противнику.
   Суд. 2. В апреле 1961 года в Лондоне «Пеньковский (далее П. – Авт.) имел четыре встречи с иностранными разведчиками… Он был завербован английской и американской разведками… – дал письменное обязательство сотрудничать с ними, обратился с просьбой к правительствам этих государств о предоставлении ему в случае необходимости английского подданства или гражданства США».
   Шпион. 2. П. с самого начала передал информацию и сообщил о своих разведывательных возможностях. Его отношения с разведками были закреплены официальной подпиской, а просьба о гражданстве усилила доверие к мотивам его сотрудничества, коим был антисоветизм.
   Турнир. 2. До канадской стороны было доведено о материальных затруднениях будущего «московского агента», и первый подход к нему со стороны службы был лишь попыткой на возможную удачу с вербовкой.
   Суд. 3. «…желая получить еще более прочные гарантии, набивая себе цену, П. настойчиво требовал от разведчиков организовать ему встречу с высокопоставленным представителем английского правительства…»
   Шпион. 3. Такое требование со стороны мнительного агента любая спецслужба воспринимает как законную – эти гарантии являются реалиями его благополучия и безопасности в будущем.
   Турнир. 3. Ситуация с требованием гарантий была использована для создания предпосылок по доверию к будущему агенту: документы за подписью канадского премьер-министра в целях материального благополучия и безопасности на случай побега за рубеж.
   Суд. 4. «Я скатился в пропасть и стал негодяем, – заявил П. на суде, – под влиянием причин перерожденческого характера. Низменные качества: зависть, тщеславие, любовь к легкой жизни, женщинам, частое употребление спиртных напитков…»
   Шпион. 4. Эти качества (кроме употребления спиртных напитков – с ними он был весьма осторожен) были продемонстрированы П. во время его трех поездок за рубеж – в Лондон и Париж.
   Турнир. 4. Эти качества легко демонстрируются, но в основе доверия к П. у западных разведчиков лежал антисоветизм, который на суде упорно отрицался из-за пропагандистских целей. Указанные отрицательные качества у «московского агента» канадцев отсутствовали, но, как у делового человека, было желание тайно найти источник дополнительного дохода.
   Суд. 5. «Он пролез в семью ответственного военного работника, у которого одно время состоял в порученцах. Женился на его дочери…»
   Шпион. 5. Факт семейной близости был воспринят западными разведчиками как возможность П. бывать в среде крупных военачальников и получать устную информацию важного значения.
   Турнир. 5. Достаточно типичная уловка при подставе: выход через связи на ценных источников информации.
   Суд. 6. «…никогда у меня не было никаких разногласий с политикой партии и правительства, никогда не брюзжал…»
   Шпион. 6. На Западе при контактах со спецслужбами П. упорно и многократно подчеркивал, что он ярый антисоветчик, которым стал в результате разочарования в политике государства. Корни такой убежденности – в прошлом его отца – белого офицера, из-за которого к нему несправедливо относятся в армии и ГРУ.
   Турнир. 6. Эта легенда антисоветчика, обиженного советской властью, хорошо работала на всех встречах с западными разведчиками и в Лондоне, и в Париже.
   Суд. 7. «А что же привело П. в лагерь агентов англо-американской разведки? Различие взглядов на пути развития нашего общества? Нет, думаю, что не это… В результате мелкой, непринципиальной обиды на действия своих непосредственных руководителей, которые, по его мнению, препятствовали его дальнейшему продвижению по служебной лестнице…»
   Шпион. 7. В большинстве печатных западных изданий о «деле Пеньковского» подчеркивается его карьеристское отношение к службе как мотив перехода в стан противника: боевой офицер в годы войны не был понят и оценен по заслугам в мирное время.
   Турнир. 7. Все время работы с Западом П. отлично демонстрировал легенду мотивов по двум направлениям: отец – белый офицер и потому его не продвигают по службе; антисоветизм вплоть до готовности любой ценой свергнуть советский строй (предложение о взрыве мини-ядерного заряда в центре Москвы).
   Суд. 8. «…его неудовлетворенность служебным положением и озлобленность как раз и были порождены тем, что ему не предоставляли службу за границей»
   Шпион. 8. По советским меркам это был серьезный мотив личной претензии к своему руководству, а значит, причина для решительного протеста даже путем предательства, когда работа за рубежом – это материальное благо.
   Турнир. 8. Вывод П. «под крышу» в ГК ГНИР – это высокое доверие к офицеру ГРУ, лояльному к власти. Невыездных там не держали, особенно оперативников из спецслужб (КГБ, ГРУ). Кратковременные командировки за рубеж – это «трамплин» для поездки туда на длительное время. П. знал об этом и ему не было необходимости «мстить» своему руководству в ГК КНИР в форме предательства, тем более что его руководством были офицеры в ГРУ.
   Суд. 9. «Исключительный карьеризм, эгоизм и честолюбие П. проявлялись давно. Он постоянно вращался вокруг и около людей, имеющих власть и влияние…»
   Шпион. 9. Это заявление на суде означало для западных разведчиков, что П. имел контакты в высших кругах и информация его от них достоверна.
   Турнир. 9. Такое заявление на суде имитирует одну из составляющих разведвозможностей агента – работу через связи.
   Суд. 10. «…во всех переговорах с иностранными разведками и в Лондоне, и в Париже доллары и фунты стерлингов фигурировали непременно…»
   Шпион. 10. Это естественное желание агента иметь уверенность в хорошо обеспеченном завтрашнем дне.
   Турнир. 10. Из всех основ: политическая – антисоветизм, морально-психологическая – жажда самоутверждения и материальная, – последняя является наиболее естественной и понятной для западных спецслужб, а для игры в подставу – наиболее разнообразной. Она и была использована «московским агентом» для вовлечения канадской спецслужбы в операцию «Турнир».
   Суд. 11. «Речь идет о встречах с разведчиками в Лондоне, на которых П. облачался в сшитые для него военные мундиры английской и американской армий, фотографировался в них, знакомился с документами на случай вступления в подданство Британии или гражданства США, получил заверения, что после окончания его работы на территории СССР ему будет гарантирована соответствующая должность…»
   Шпион. 11. Закрепление агента идет по нескольким направлениям: фото в мундире – это компромат против П., документы на гражданство за рубежом – это стимул к работе со спецслужбами, должность в будущем – это выражение доверия к нему. Документы готовятся по согласованию с правительствами, а это означает, что спецслужбы убедили верхи власти в своих странах на всех уровнях в том, что П. – ценный агент.
   Турнир. 11. Фото в мундире, документы, будущая должность – это все форма «мягкого давления» на агента: работай и заслужишь. «Московский агент» имел от спецслужбы Канады вначале документы-«липу», а затем подлинные, когда… «заслужил».
   Суд. 12. «Я обращаю внимание на эту дальновидность П., который на суде настойчиво открещивался от своих намерений бежать на Запад».
   Шпион. 12. Эксперты западных спецслужб отмечали почти фантастическое желание П. навредить Советам как можно больше. Заявление главного обвинителя на суде «лило воду на мельницу» честного сотрудничества его с Западом.
   Турнир. 12. П. не мог уйти на Запад и даже обещать сделать это конкретно по дате и месту. Он знал, что нужен им в СССР. И это устраивало советскую сторону: вывести контакты с разведкой в Союз, причем в нужное время.
   Суд. 13. «П. сослался на суде на то, что он в 1961 году трижды выезжал за границу, но не стал невозвращенцем… что СИС делала предложение П. остаться в Англии, но он его отклонил…»
   Шпион. 13. Предложение остаться в Англии не более, чем «любезность» со стороны западной разведки, хотя такое внимание стимулирует работу агента и в то же время проверяется его реакция на желание работать в своей стране подольше.
   Турнир. 13. «Трижды» – это закрепление отношений П. с СИС и ЦРУ для твердой убежденности их в полезности агента. В то же время это был этап советской разведки в переводе работы с западными разведками в Союз. «Московскому агенту» также предлагали остаться в Канаде или в США, однако мотивом сотрудничества у «агента» был материальный интерес, а не жизнь за рубежом.
   Суд. 14. «В 1961 году необходимость в побеге П. еще не созрела. Иностранным разведкам П. нужен был именно в СССР как источник информации. К тому же и не набежало еще солидное вознаграждение за его труды…»
   Шпион. 14. На Западе считали, что П. не был приманкой для спецслужб. Заявление на суде подтверждало это мнение для тех, кто верил, что П. жаждал денег и много.
   Турнир. 14. «Честность» агента, даже арестованного, подтверждается его несогласием работать с правосудием и повышает к нему доверие со стороны его «хозяев» на Западе.
   Суд. 15. «П. получил от Карсона пакет с фиктивным советским паспортом на случай перехода на нелегальное положение и инструктивное письмо, в котором иностранные разведчики требовали данных о состоянии обороны столицы… и войск Московского военного округа».
   Шпион. 15. Паспорт был фиктивным, но это могли определить только специалисты. П. этот документ давал право быть уверенным в своей безопасности и воспользоваться им в случае необходимости.
   Турнир. 15. Паспорт говорил советской стороне о том, что агент пользуется доверием на Западе. Паспорт и задание – это одно звено в цепи эффективного использования агента западными спецслужбами.
   Суд. 16. «О том, что П. вынашивал план побега на Запад… свидетельствуют его переговоры с иностранными разведчиками, обсуждение с Винном вариантов побега при помощи подводной лодки и другим путем, настойчивые попытки выехать в загранкомандировку в течение 1962 года, получение советского фиктивного паспорта…»
   Шпион. 16. Беспокойство агента на Западе воспринималось как естественное желание обезопасить себя на случай провала. Отсюда все эти разговоры и возможные выезды за рубеж на выставки в США, Бразилию и так далее. Однако отсутствие реальных возможностей на выезд за рубеж заставляло спецслужбы расширить работу с агентом в Москве.
   Турнир. 16. П. работал над выявлением каналов проникновения в СССР посланцев СИС и ЦРУ, а его планы возможных выездов за рубеж на выставки – это способ держать спецслужбы в напряжении и активизировать их работу с ним в Союзе по различным каналам связи – тайникам, «моменталкам», посредникам. Советская сторона изучала формы связи, собирала данные на кадровый состав разведок Запада на территории Союза и за рубежом для их компрометации и дискредитации спецслужб и правительств Англии и США в целом.
   Суд. 17. «В августе 1962 года в письме в разведцентр П. жалуется, что его положение становится тревожным и просит дать подробные данные о том, какое вознаграждение он получит за свою работу и как конкретно будет обеспечен на Западе, когда сможет туда выехать…»
   Шпион. 17. Тревожное состояние агента – это нормальное явление, однако до определенного предела. П. знал уже в то время, что им интересуется КГБ, но надеялся, что его работа в военной разведке станет прикрытием при его проверке органами госбезопасности. Именно так он успокаивал западные спецслужбы.
   Турнир. 17. «Тревожность» позволяла советской стороне стимулировать западные спецслужбы обсуждать с П. конкретные каналы побега на Запад. Этим письмом и ответом на него П. задокументировал для органов госбезопасности условия приема агента в Англии и США после возможного ухода за рубеж.
   Суд. 18. «…22 октября 1962 года советские чекисты положили конец всей этой тонко задуманной и тщательно разработанной шпионской операции».
   Шпион. 18.Эта дата стала известна Западу значительно позднее. С августа П. был вне поля зрения западных спецслужб. Так 2 ноября «органы следствия провели эксперимент с тайником» на Пушкинской улице, где был взят с поличными сотрудник американского посольства.
   Турнир. 18. В любом случае П. – подстава либо он стал активно сотрудничать с органами после задержания (например, в начале августа). Задержание американца на тайнике – это акция запрограммирована советской стороной для документирования шпионской работы Запада на территории СССР.
   …Мотивы мотивами, но интерес любой разведки состоит в возможностях потенциального источника информации. Конечно, инициативный выход Пеньковского на спецслужбы Запада упрощал им выяснение характера доступа заявителя к информации. Однако эти службы должно тревожить вечное сомнение: а не подстава ли такой «инициативщик»? И тогда вступает в силу правило: убедиться, что человек работает с ними честно. Это можно сделать, в частности, путем анализа получаемой от него информации. Проще говоря, если материалы наносят ущерб государству «инициативщика», то значит он искренен в своем желании работать на Запад.
   Ниже речь пойдет о разведвозможностях Пеньковского все в том же ключе по трем анализируемым источникам.
   Суд. 19. «Между ним и П. состоялся откровенный разговор, в котором П. рассказал, а затем по предложению Винна изложил в письменной форме свои возможности по сбору сведений, интересующих английскую разведку…»
   Шпион. 19. Инициативный выход П. на западную спецслужбу мог быть ею не поддержан, если бы не два момента: там знали, что П. – сотрудник военной разведки и располагали сведениями о его попытках связаться с американцами в Турции и Москве.
   Турнир. 19. Винн оказался не случайно в поле зрения П. Такие люди, часто бывавшие в Союзе, обычно связаны со спецслужбами. П. в обращении к Винну (по подсказке нашей госбезопасности) действовал наверняка. Через этот канал связи он довел до Запада свои интригующие любую разведку информационные возможности.
   Суд. 20. «В июне в Лондоне П. передал Винну пакет с новыми секретными материалами… и имел пять встреч с представителями разведок… Он рассказал о своей прошлой работе, о военных учреждениях, выдал ряд важных сведений, военную тайну СССР, получил высокую оценку иностранных военных…»
   Шпион. 20. Отмечалось, что на пяти встречах П. говорил несколько десятков часов и всю эту информацию анализировали десятки специалистов в свете ее полезности, мотивов обращения П. к Западу и перспективах использования агента.
   Турнир. 20. П. в большой степени был свободен в передаче сведений на Запад, так как незадолго до его контактов с разведками был разоблачен другой сотрудник ГРУ – Петр Попов, который нанес конкретный ущерб – выдал секреты, включая имена и характеристики разведчиков, данные о ракетах. На встречах П. с «коллегами» из СИС и ЦРУ ему ставили задания, оговаривали условия связи – все конкретно. Вот это и называется проникновением в агентурную сеть противника.
   Суд. 21. «От своих «хозяев» П. получал задания по широкому кругу вопросов, причем особый интерес проявлялся к сведениям военного характера…»
   Шпион. 21. П. работал по конкретным заданиям военного, экономического и политического характера. Нацелен был на сбор сведений о военнослужащих, которые были в курсе дел по жгучим проблемам – Берлину, советско-китайским отношениям, военно-экономическим вопросам.
   Турнир. 21. Выяснение советской стороной круга вопросов, интересующих спецслужбы по СССР, – это создание предпосылок для канала по дезинформации Запада. Канал был создан к тому моменту, когда в нем была острая необходимость для контактов с США в период Карибского кризиса: и для дезинформации, и для передачи нужной советской стороне информации при поиске компромиссных решений.
   Суд. 22. «Секретные документы, которые он фотографировал и передавал затем иностранным разведкам, объективно подтверждаются данными полученных в этот период П. в спецбиблиотеках ряда закрытых изданий, в которых содержались статьи и другие материалы».
   Шпион. 22. На Западе на основе полученных от П. материалов из спецбиблиотек создавалось впечатление о советском ракетно-ядерном потенциале и доктрине Советов по применению ядерного оружия.
   Турнир. 22. Своими материалами и устными сообщениями о ракетно-ядерном оружии (характеристика) и его количестве (300 зарядов) П. серьезно озадачил США в момент Карибского кризиса. К этому времени США обнаружили в СССР всего лишь 25 стартовых площадок для МБР. А где были остальные?
   Суд. 23. «Иностранным разведкам я передал 25 сфотографированных отчетов из разных областей техники и промышленности, примерно в 35 томах».
   Шпион. 23. Эта информация тщательно анализировалась и исследовалась в плане выявления тенденций в развитии промышленности в СССР.
   Турнир. 23. Это был вал информации, в которой могли увязнуть любые эксперты Запада на многие месяцы. Особенно, если учитывать, что советская статистика не была откровенной перед своей страной и тем более перед Западом. Несколько расхождений в отчетах официальной статистики с данными П. создавали эффект достоверности документов и усиливали доверие западных спецслужб к агенту.
   Суд. 24. «Экспертиза по определению степени секретности сведений о деятельности ГК КНИР также пришла к выводу, что эти сведения являются секретными. Эксперты аргументировали свои выводы и указали, что в совокупности большое количество документов, переданных П., содержат важные сведения экономического характера».
   Шпион. 24. Именно совокупность множества документов и их подлинность, которая была проверена западными спецслужбами в результате сравнения с материалами от других источников в ГК КНИР, позволили Западу признать материалы от П. ценными.
   Турнир. 24. Достоверность определяется секретностью, актуальностью и документальностью – все это в материалах П. присутствовало. Доверие к нему росло, и эта была работа советской стороны по созданию канала дезинформации. Сообщение в зале суда о печатных источниках П. в спецбиблиотеках лишь усиливало значимость его работы в интересах Запада. Во время процесса в зале возник вопрос о расхождении в данных П. и западных спецслужб (тома и пленки). Это создало эффект нелояльности П. к судебному процессу и к следствию, даже в условиях смертельной опасности для него.
   Суд. 25. «За время сотрудничества с английской и американской разведками П. нанес большой вред нашему государству, передав устно, в письменных донесениях и на фотопленках обширную информацию… часть которой составляет государственную и военную тайну СССР… Передал 106 экспонированных фотопленок по 50 кадров в каждой, то есть более 5000 фотоснимков…»
   Шпион. 25. Эксперты западных спецслужб оценивали информационную работу П. высоко. Над изучением информации трудилась большая группа специалистов из разных областей науки и техники.
   Турнир. 25. Называя число переданных П. на Запад листов, советская сторона убеждала западные спецслужбы в глубине и эффективности следствия по работе П. на противника. Однако возможное расхождение данных с количеством томов со сведениями, которыми располагали спецслужбы (9000 листов), создавали эффект нелояльности П. к судебному процессу – это сигнал: «Я не сдаюсь», который мог быть понят на Западе так: «Верьте моей информации».
   Суд. 27. «Эксперты Минобороны СССР, изучавшие материалы дела, в том числе показания П. о содержании выданных им сведений военного характера, а также рассмотрение подготовленных данных, которые он не успел передать, дали заключение, что некоторые из этих сведений не составляют государственную тайну, но являются секретными».
   Шпион. 27. Именно отчеты из спецбиблиотеки военной разведки и статьи в спецжурналах создали мнение на Западе о концепции Вооруженных сил СССР, их стратегии и видах вооружений в перспективе.
   Турнир. 27. Эсперты подтвердили для Запада: П. нужно верить. А позднее, в конце 60-х годов, там узнали, что статьи в спецжурналах были сфальсифицированы в качестве намеренной дезинформации Запада согласно операции советской стороны под кодовым названием «Великая ракетная деза». С точки зрения наших органов госбезопасности непроявленные фотопленки, найденные в тайнике в квартире П., стали вещественным доказательством его шпионской деятельности. Но для Запада – это доказательство вины П. и, как следствие, его осуждение и расстрел: погиб ценный агент.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация