А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "ВДВ. Как выжить и победить в Афгане" (страница 5)

   После объявления в салоне начался какой-то ропот, послышались вопросы.
   – А почему на Ашхабад, а не сразу в Европу?
   – В Ашхабаде выйдет первая группа «дембелей», но это еще не главное. Там нам устроят таможенный досмотр, – сказал кто-то из пехотинцев.
   – А что это такое?
   – Да все лишнее отберут, что успел за службу награбить, – ответил тот же голос.
   Кругом послышался хохот. Но кто-то из пассажиров, более-менее знающий процедуру таможенного досмотра, стал по-деловому это объяснять.
   – В салон зайдут пограничники и таможенники: каждый будет делать свою работу. Ну, «шмон» приличный могут устроить. Вывернут все сумки и карманы: будут искать оружие, боеприпасы и наркотики.
   Кто-то рядом сказал:
   – Ну и пусть ищут, у нас этого нет.
   – Ну раз нет, так и нехрен волноваться, – успокоил его толмач.
   Однако разведчики немного разволновались.
   – А старшина дождется нас на аэродроме? У нас ведь посадка по счету вторая. Подождет малость и уедет, – вздохнул Рябинин.
   – Никуда не уедет, дождется. Ты что, не знаешь нашего Андрейчука? – сказал Лисневский.
   – Да-да, – поддакнул ему Безрядин.
   – Если старшина обещал, то будь спокоен. Тем более его заранее предупредили о нашем вылете, – высказался Нижегородов.
   В это время послышался нарастающий свист раскручивающихся турбин двигателей, и все словно по команде дружно прильнули к иллюминаторам, чтобы еще раз взглянуть на родные лица, на землю, где они за время службы оставили свой след. Остающиеся друзья стояли недалеко от самолета и махали руками. Двигатели заработали мощнее, и машина плавно и мягко покатилась по рулежной дорожке в сторону взлетной полосы. В начале взлетной полосы двигатели взревели как звери, и машина начала свой разбег. Прошло несколько секунд, и под крылом проплыли палаточные городки: разведчиков, артполка и «полтинника», которые за годы пребывания в Афганистане стали как дом родной. Далее надвигались покрытые снегом горные вершины. Такая картина продолжалась менее часа, и снова по громкоговорящей связи послышался тот же приятный голос:
   – Через несколько минут наш лайнер совершит посадку в аэропорту Ашхабад, прошу всех пристегнуть ремни.
   И точно, под крылом снижающегося самолета медленно проплывали хлопковые поля правильной формы, опоясанные наполненными водой арыками. Что-то внизу громыхнуло, и все переглянулись.
   – Да это же шасси выпустили! – тут послышался вздох облегчения. – А ты что подумал, «Стингер»? – пошутил один из пассажиров.
   Почувствовалось мягкое касание с бетоном, и вот уже колеса заскользили по посадочной полосе. Лайнер зарулил на дальнюю стоянку. Тот же приятный голос объявил о том, что самолет совершил посадку в аэропорту Ашхабад, к пассажирам просьба: всем оставаться на своих местах. Народ в салоне стал немного нервничать и шевелиться. Прошло довольно много времени после посадки, и около трапа самолета показались зеленые фуражки пограничников, а вслед за ними показались и сотрудники таможни. Первыми, как и положено, в самолет зашли пограничники, а затем таможенники. Первые сверили список военнослужащих с их военными билетами, на списке сделали какую-то отметку о пересечении государственной границы. У таможенников была более грязная работа, которая вызывала негодование у некоторых пассажиров.
   – Ну вот, забрали! Это же я везу своей девушке и купил на кровные «чеки»! – ворчал один из «дембелей». Не обошли стороной таможенники и разведчика Нижегородова, у которого нашли несколько советских рублей.
   – Да они у меня еще с тех времен, когда я прилетел в Афган! – оправдывался Александр.
   – Ничего знать не хотим, не положено! – и составили акт изъятия пяти или семи рублей.
   – Позже можешь их забрать, после прохождения некоторых формальностей, – успокаивали таможенники сержанта.
   – Ладно, пусть они пойдут в доход государства. Не та сумма, из-за которой нужно переживать, – зло бросил Нижегородов.
   После завершения проверки пассажиров и их личных вещей всем разрешили выйти из самолета, но предупредили, чтобы от лайнера далеко не отходили. И добавили: «Лайнер отставших ждать не будет». Однако небольшая группа «дембелей» из Средней Азии, забрав свои вещи и помахав руками оставшимся пассажирам, потянулась в сторону аэропорта. Разведчики по старой привычке осмотрелись и оценили здешний пейзаж. Да, здесь природа мало чем отличается от той местности, где они воевали. Те же горы, та же бедная растительность, то же жаркое солнце, – такие выводы сделали разведчики.
   Вдали показалась машина, на которой перед приходом в салон «государевых людей» в аэропорт для оформления вылета уехали командир корабля со штурманом. Пассажиров пригласили зайти в салон, и вот снова под крылом самолета появились горы со снежными вершинами. Кто-то то ли в шутку, то ли всерьез крикнул:
   – Мужики, опять летим в Афган!
   Народ вздрогнул, все приникли к иллюминаторам, рассмотрели что к чему и успокоились. Разведчиков после бессонной ночи стало укачивать и клонить ко сну. Да оно и лучше, время во сне быстрее пройдет. Проснулись от скрежета выпускаемых шасси. А внизу трава зеленая, кругом леса и ухоженные поля. На душе стало радостно и одновременно появилась какая-то тревога, – но радости было настолько много, что тревога сама по себе исчезла. Прошло немного времени, и внизу показался город, который тут же исчез под крылом быстро снижающегося самолета. Самолет приземлился на военный аэродром недалеко от Орши: на тот самый аэродром, из которого три года назад одна из аэродромных группировок дивизии улетала в Афганистан. Солдаты не спеша, с волнением, стали выходить из самолета. Многие из «дембелей» (может, десантников, а может, и пехотинцев), немного дурачась, как настоящие артисты, становились на колени, – а другие ложились и обнимали родную землю. Со стороны все это выглядело трогательно.
   – Как долетели? – услышали разведчики родной голос старшины. Бойцы повернулись в сторону голоса и устремились к старшине, а он стоял с улыбкой на лице и широко распростертыми руками, которые были готовы обнять каждого из солдат. Хотя со дня отлета старшины из Афгана прошло менее месяца, встреча все равно была радостной и интересной. Каждый по очереди подходил к Андрейчуку, и старшина для каждого находил теплое слово. После небольшого перекура, махнув рукой оставшимся около самолета пассажирам, разведчики загрузились в машину, которая направилась в сторону Витебска. По дороге некоторые от радости даже пытались запеть какую-то песню, но запевал никто не поддержал. Через пару часов езды (без сопровождения и не держа оружие на изготовку, как в Афганистане!) разведчики подъехали к расположению роты. Здесь раньше из них никто не был, ведь улетали они в Афганистан позднее старшины, из разных дивизий, и только военная служба свела их в это подразделение.
   Парни не хотели задерживаться в Витебске, все горели желанием быстрее увидеть родных и знакомых. Старшине тоже хотелось быстрее отправить солдат к родным. Поэтому переодевание гвардейцев в парадную форму проходило организованно, без суеты. Старшина строго осмотрел каждого, а затем сделал несколько шагов назад и, любуясь ими, сказал:
   – Вы у меня самые-самые лучшие и красивые парни. Да и награды, которые у вас на груди, вами честно заслужены.
   Все почувствовали, что эти слова даются ему нелегко, и он вот-вот может разрыдаться, и чтобы как-то разрядить обстановку, сменили тему разговора. Все разведчики были благодарны старшине за отеческую заботу, которую он им оказывал в Афганистане. Такого старшину поискать!
   А вечером с железнодорожного вокзала, кто на юг, а кто на запад, боевые друзья разъехались по родным весям. И только более чем через 15 лет ветераны-афганцы вновь встретятся, но только уже в Москве, около памятника Жукову.

   Крещение замполита

   Около штаба дивизии утром, после построения офицеров и небольшого объявления, всегда многолюдно. Одни после команды «Товарищи офицеры, прошу разойтись по рабочим местам» продолжают обсуждать новости, которые объявили на построении, а другие молча идут в штаб на свои рабочие места. В это время к одной группе офицеров штаба дивизии подошел командир дивизионных разведчиков Ленцов. Он остановился рядом с начальником кадровой службы Тавтыном.
   – Здравия желаю, товарищ подполковник, – обратился к нему разведчик. – Вы часом не видели начальника разведки?
   – Видел, он сейчас у Петрякова, и, судя по разговору, речь шла о какой-то предстоящей операции. Ленцов, ну как я тебе в роту подобрал замполита? Как его фамилия? Уже из головы выветрилось!
   – Скорняков, товарищ подполковник.
   – Вот-вот, Скорняков. И как он тебе?
   – Пока еще никак. Он в роте полдня, присматриваемся. Первое впечатление хорошее. Извините, вижу начальника разведки, я пойду.
   Начальником разведки был я. Я тоже увидел ротного, остановился и, когда тот подошел, поздоровался с ним за руку.
   – Рота готовится к операции? – спросил я ротного.
   – Конечно. Взводные вовсю на макете местности разыгрывают предстоящие баталии.
   – Это хорошо, что усиленно готовятся. Ну, а ты ко мне по делу или в другие службы решил заглянуть?
   – Сначала к вам, а потом к вооруженцам.
   – Какой вопрос с Зинатулиным хочешь решить?
   – Два автомата надо заменить.
   – Что с ними?
   – В прикладах нет устойчивости. Я-то к вам вот по какому вопросу. Вчера в роту прибыл новый замполит. Училище окончил с отличием, имеет парашютные прыжки. Но самое главное: как узнал, что рота уходит на боевые действия, как банный лист пристал: «Я тоже вместе с ротой хочу на войну». Вот я и зашел к вам, чтобы посоветоваться, как быть с замполитом?
   – Саша, вопрос сам по себе интересный, но есть одно «но». Он кроме выстрелов на учебном поле настоящей стрельбы не слышал и не видел. Его порыв понятен. Как комиссар он хочет вести в бой солдат, да еще впереди на лихом коне. Но совсем не представляет этот бой. Давай поступим так: делай свои дела в штабе, а позднее, когда я приду в роту, мы и решим, как быть с замполитом… Вот, чуть было не забыл, – спохватился я. – Сегодня утром начальник связи обещал выделить для роты несколько очень новых, модных и надежных аккумуляторов для радиостанций. Отправь Тютвина в батальон связи. Они нам завтра и пригодятся.
   Все начальники служб дивизии дружили с разведчиками, и если появлялись какие-нибудь новинки, то они в первую очередь попадали к разведчикам. Особенно разведчикам благоволил начальник автослужбы дивизии подполковник Шебеко. Он называл командира взвода разведки Богатикова своим младшим братом за то, что разведчики когда-то выручили тыловую колонну, которая, проходя через кишлак, угодила в засаду. Старшим этой колонны и был Шебеко. Вот с тех пор и завязалась дружба. Все лучшее сначала разведчикам, – а потом войскам. Это, наверное, и правильно!
   В это время кто-то громко меня окликнул.
   – Скрынников, зайди к оперативному дежурному, тебе звонят со штаба армии.
   – Ладно, Саша, встретимся в роте, – сказал я и пошел в сторону штаба.
   В комнате оперативного дежурного Проскуряков протянул мне телефонную трубку со словами: «На проводе генерал Дунец».
   – Здравия желаю, у аппарата Скрынников.
   – Как идет подготовка к операции?
   – Полным ходом, товарищ генерал.
   – Операция будет проходить по тому плану, который ты мне накануне докладывал или есть изменения?
   – Да, строго по тому плану, который вы утвердили.
   – От меня помощь нужна?
   – Нет, не надо, сами справимся.
   – По окончании операции ее результат мне доложи обязательно.
   – Вас понял, обязательно доложу.
   – Ну и хорошо, что понимаешь. Желаю успеха.
   На другом конце послышались короткие гудки.
   – Ну что, переговорил с начальником и сразу легче стало? – засмеялся оперативный дежурный.
   – Нет, Валера, он хороший начальник, просто переживает за подчиненных. Вот лишний раз и потревожит телефонным звонком. Ладно, пойду в роту. Если кто меня будет спрашивать, я у разведчиков.
   В коридоре я встретился с начальником штаба, с которым совсем недавно вместе служил в Ферганской дивизии.
   – Зайди ко мне, – пригласил меня Петряков.
   В кабинете на рабочем столе начальника штаба была карта и целый ворох какой-то служебной литературы. Похоже, хозяин кабинета продумывал новую операцию.
   – Что, разрабатываете новую операцию? – поинтересовался я.
   – Нет, просто посмотрел район, где завтра будут работать твои хлопцы. Сейчас придет секретчик, и все документы унесет…
   Помолчав, начальник штаба продолжил:
   – Мне кадровик сказал, что в роту прибыл молодой замполит. Что он из себя представляет?
   – Пока не знаю, только что собрался идти в роту и познакомиться. Знаю только одно со слов Ленцова: уж очень здорово рвется с ротой на операцию.
   – Может, пока не надо? Пусть сначала осмотрится, что к чему. Еще успеет навоеваться.
   – Такого мнения и я придерживаюсь, – поддержал начальника штаба и я. – Правда, здесь есть одна загвоздка: рота вся задействована на боевых, а замполит остался в расположении. Что о нем подумают солдаты?
   – Да ни хрена не подумают, – отрезал Петряков. – Давай иди в роту и посоветуйся с офицерами. Одним словом, тебе принимать решение. Только ты вначале думай, а потом принимай решение…
   По дороге в роту я встретился с Горовым, начальником связи дивизии. В разговоре связист сказал, что совсем недавно приходил лейтенант-разведчик, кажется Тютвин, и получил аккумуляторы.
   – Они очень емкие, последнего выпуска, – похвалил продукцию связист.
   – Спасибо, Евгений Иосифович, за заботу.
   – Да мне-то что! Если есть, не жалко. Вот когда нет, а очень надо, тогда уж извините.
   Уже на подходе к расположению роты было заметно, что разведчики готовятся к операции серьезно: одна группа что-то обсуждает около макета местности, другая готовит боевую технику, а третья чистит свое оружие. Чуть в стороне связисты склонились над радиостанциями и монотонно, с завидным упорством называли давно набившие уже оскомину знакомые позывные. Праздно шатающихся по территории людей не было. Дежурный по роте, сержант Безрядин, заметив начальника, собирался было подать команду «смирно», но, увидев мой жест, молча подошел, отдал рапорт и доложил, чем занимается личный состав. Уже на территории роты ко мне подошел ротный и расстроенно сказал:
   – Меня уже замполит своей просьбой совсем заколебал. «Хочу вместе с ротой на войну», – и все тут.
   Во время разговора из штабной палатки вышел рослый лейтенант и направился в сторону парка боевых машин.
   – А вот и наше пополнение, – сказал Ленцов, показывая в сторону молодого лейтенанта.
   – Скорняков, подойди к нам, – окликнул офицера ротный. Лейтенант резко изменил направление движения, подошел ко мне и отрапортовал:
   – Товарищ подполковник, лейтенант Скорняков прибыл для дальнейшего прохождения службы.
   – Здравствуй, лейтенант.
   – Здравия желаю, – ответил офицер.
   – Какое училище окончил? – поинтересовался я.
   – Новосибирское политическое, десантный факультет. Имею прыжки, – с гордостью ответил лейтенант.
   – Это хорошо, что десантный факультет, – задумчиво сказал я и добавил: – Давай пока привыкай к нынешним условиям, а потом, со временем, и на боевые пойдешь.
   Как только такой вердикт был озвучен, лейтенант преобразился, и с ходу пошел в атаку.
   – Товарищ подполковник, я хочу быть вместе с ротой на этих боевых действиях!
   Тут уж и ротный не выдержал:
   – Ну вот пошло-поехало, все сначала!
   А лейтенант все настаивает:
   – Рота уйдет, а я, что ли, за сторожа в расположении останусь?
   От такой лейтенантской прыти мне пришлось малость задуматься.
   – А что, Ленцов, рота уйдет на задание, а замполита в бою не будет… Не дело это. Включи его в состав роты, но держи его около себя, не отпускай к людям, пускай со стороны наблюдает за всем происходящим.
   Ротный согласился с решением начальника и сказал:
   – Лейтенант, понял? Будешь моей тенью. От меня ни на шаг.
   – Есть быть рядом с вами! – весело ответил лейтенант и тут же пошел к старшине за амуницией.
   Когда Скорняков отошел, я сказал, обращаясь к ротному:
   – А лейтенант молодец, такой настырный. С первого раза хорошее впечатление произвел. Будет от него толк в будущем. Но ты, Саша, присмотри за ним. Он молодой, у него есть порыв, но он совсем не представляет, что такое бой, не видел, как гибнут люди. Не дай бог с ним что-то случится. Тогда мы с тобой долго будем локти кусать. Так что присмотри за ним. И такое на войне случается, что надо за молодым лейтенантом присмотреть. Как будто на танцах, чтобы чужие не обидели…
   После контрольной проверки подготовки роты к выполнению задачи я не стал больше мешать работе офицеров и отправился к себе в штаб. Уже вечерело. А рано утром, как и было договорено, я отправил своих помощников Павлова и Баранова на аэродром, с которого в этот день был прямой рейс аж до самого Витебска. Сегодня моим помощникам повезло, они прямым рейсом без пересадок улетели в отпуск. Позже, вернувшись с аэродрома, я зашел к Петрякову и доложил ему о готовности роты к началу боевых действий. Тот сказал несколько напутственных слов в адрес разведчиков и добавил, чтобы без необходимости солдаты не лезли на рожон.
   – Обязательно передам ваши пожелания бойцам, – сказал я и по давно натоптанной тропе направился в роту, чтобы еще раз, «до последнего винтика», убедиться, что личный состав к боевым действиям готов.
   За деловой и спокойной подготовкой к операции прошел светлый день. В течение дня саперы на перевале сняли мины с минного поля, которые они же и установили вскорости по прилету в Кабул. Темнело. Послышались негромкие команды командиров на общее построение. Через какое-то время рота (опять же после всяческих напутственных слов) в пешем порядке направилась в сторону перевала. Выждав нужную паузу, я вывел бронегруппу на западную окраину поселка Тарахейль. Здесь я подозвал к себе Тютвина и приказал быть на связи с ротным, а сам поднялся на высотку, на которой находилось полковое охранение. С этой высотки днем хорошо просматривалась именно та часть долины, на которой будут работать разведчики. Ночью летающие трассеры тоже были заметны издалека, и я предупредил старшего, чтобы солдаты вели наблюдение в нужном для разведчиков секторе, – и если заметят в ночном небе трассеры, то об этом немедленно нужно доложить колонне, которая стоит внизу высотки. Старлей сказал, что задача ему ясна, и как только они увидят трассеры, то сообщат об этом разведчикам.
   Вдоль бронегруппы прогуливался Тютвин. Он не стал дожидаться вопроса начальника, а сам доложил, что ротный уже на подходе к месту организации засады.
   – Николай, проследи, чтобы механики не дремали. Держи их постоянно на связи, – обязал я связиста.
   – Понял вас, – ответил лейтенант.
   Метрах в тридцати от бронегруппы были оборудованы две палатки царандоя (народной милиции). В одной проживали мужчины, а в другой жили две девушки-милиционерши. Пост контролировал и проверял пассажиров, которые въезжали и выезжали в Кабул во стороны поселка Тарахейль, и находились под надежной охраной десантников. Собирая нужную разведывательную информацию, я часто наведывался на этот пост: беседовал с сотрудниками поста, в том числе и с женщинами. С одной из них у меня были прямо-таки приятельские отношения. Звали ее Зейна, совсем как узбечку. Вот и сейчас я подошел к мужчинам, поздоровался с каждым за руку и угостил сигаретами. Старший узнал «шурави» и показал пальцем в сторону палатки: мол, там она, твоя знакомая. Я тихонько постучал по колу, который натягивал палатку, отвернул полу входа и зашел внутрь. При тусклом свете керосинового китайского фонаря девушка, лежа на кровати, рассматривала какие-то листовки. Услышав, что кто-то входит в палатку, она оторвалась от просмотра листовок, подняла глаза и, узнав в вошедшем знакомого «шурави», быстро встала и с улыбкой на лице подошла ко мне. Мы не виделись около двух месяцев, пока я был в отпуске, и сейчас на какой-то миг обнялись, – но в этот момент около палатки послышались торопливые шаги, и тут же у входа появилась ее напарница. «Хорошо, что успели вовремя отпрянуть друг от друга, а то получилась бы неудобная ситуация, особенно для девушки», – подумал я. И так уже Залмай, секретарь райкома (мы были на дружеской ноге) однажды в шутливом тоне сказал: «Рафик Михаил, ты что-то зачастил на этот пост. Это связано со службой или как?» – «Конечно, со службой!» – в таком же тоне ответил я. Больше задерживаться в палатке не было смысла. Я угостил девушек шоколадкой «Буратино» из сухого пайка разведчиков и вышел из палатки. Около колонны я снова встретился с лейтенантом, который строго следил за порядком в колонне.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация