А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "ВДВ. Как выжить и победить в Афгане" (страница 28)

   – Товарищ старший лейтенант, нашли еще одного живого.
   – Давай его сюда.
   Правда, пленный оказался раненным в ногу. В роте штатных переводчиков не было, но за два года кое-какой словарный запас был накоплен и с горем пополам от пленных узнали, что в кишлаке есть вооруженные люди, и они будут сопротивляться.
   – Вооруженные люди отдыхают и в кишлаке, который там, вверху, – и пленные указали в сторону гор.
   – «Отдыхали», – со злостью сказал ротный пленным.
   – Что хотелось узнать от пленных, вроде бы узнали, Валера. А что будем дальше делать с пленными? – спросил Воронин.
   Ротный молча посмотрел на небо, а затем выдавил из себя:
   – Они горели огромным желанием «замочить» нас, но не получилось.
   В это время разведчики заметили, что у входа в ущелье совершил посадку вертолет. В него загрузили двое носилок. Это тоже добавило злости разведчикам и окончательно решило судьбу пленных. Только ротный собрался доложить командиру результат боя и допроса пленных, как на окраине кишлака начался бой. Одна из рот спешилась перед кишлаком и, охватывая его справа, осторожно наступала по винограднику вперед, правым флангом забираясь в горы. После первой сотни шагов со стороны крайнего дома в сторону солдат началась стрельба. Командир дал команду «Стой!» Солдаты залегли и открыли ответный огонь. Атаковать дом-крепость было бы большой глупостью. Взводу, который был наверху, он приказал занять укрытие и продолжать наблюдение за домом и по возможности использовать снайперскую винтовку, а сам запросил огонь артиллерии. Дивизион артиллерии развернули около дороги, метрах в семистах от цели. Били те долго, дом весь окутался дымом. Потом налетели вертолеты и довели дело до конца. Дом был полностью разрушен и спален. И только убедившись в том, что руины больше не опасны, солдаты двинулись дальше. А как бьет авиация по наземным целям, трудно передать. Одно загляденье, даже если рядом «духовские» пули посвистывают! Сколько ни смотри – привыкнуть, остаться равнодушным к этому зрелищу невозможно.
   В ходе продолжения боевых действий Марченко самостоятельно принял новое решение: огнем танковых пушек и атакой сверху разведгруппы Ивашко уничтожить вторую засаду, находящуюся на обратных скатах пологой горы. С танкистами он обговорил свою затею по радио, и те и на этот раз оказались смышлеными. Танки обошли гору справа. По всей видимости, духи посчитали себя неуязвимыми: по крайней мере до последней минуты они старались не выдавать себя и даже, наверное, думали пострелять «шурави» в спину. Танки подошли к позициям мятежников на расстояние двухсот метров и открыли плотный огонь из крупнокалиберных пулеметов. От такой стрельбы позиции мгновенно окутались пылью. Огонь был настолько плотным, что вероятность уцелеть в этом кошмаре была ничтожна. Тем не менее живые были. Они попытались скрыться, но попали под огонь разведгруппы. На удивление, вторая засада была уничтожена очень легко. И пришлось диву даваться, почему душманы, видя, что одна точка сопротивления уничтожена, не соизволили пошевелиться ради спасения своей шкуры, а оставались на местах дожидаться расплаты. «Вот сейчас самое время, – подумал ротный. – Доложить комполка об уничтожении засад и о том, что дорога свободна». Командир полка как будто бы только и ждал его доклада и озадачил разведчиков новой задачей.
   – Марченко, используй танки, которые у тебя, и помоги роте.
   К этому времени начался бой за еще один укрепленный дом, только с другой стороны кишлака. Стрельба была сильной. Десантники снова залегли. Взвод десантников, который был наверху ущелья, вступил в огневое соприкосновение с мелкой группой мятежников, которая уходила в горы. Со стороны дороги кишлак охватила вторая рота, которая медленно продвигалась по окраине кишлака. По ней тоже был открыт огонь из стрелкового оружия. Создавалось впечатление (этому способствовало и эхо в ущелье), что во всем кишлаке идет война. После разговора с командиром Марченко объявил разведчикам сбор. Собрались около разрушенного дувала с виноградником. Пока он объяснял задачу, подошли танки. На два танка Марченко десантом посадил группу Воронина, и та стала обходить кишлак слева. Сам ротный пошел с двумя группами, которые, как пехота, цепью, осторожно стали выдвигаться через виноградник в сторону кишлака. Они окружили кишлак, но специально оставили свободным дорогу в горы, чем «духи» и поспешили воспользоваться. Но тут налетела пара боевых вертолетов, и давай их НУРСАми шандарахать! Оставшиеся в живых рванули обратно в виноградник. Разведчики и танкисты встретили их огнем. Когда на кишлаке был «поставлен крест», сзади разведчиков появилась цепь солдат третьей роты, которая спешила на помощь. Эта была инициатива комполка, и это было уже лишним. Разведчикам осталось только собрать трофеи и вынести их к дороге.
   Вверху ущелья, где десантировался батальон, по всей видимости, начинался бой. Стрельба вначале была не ахти какой, но постепенно стала усиливаться. От «кэпа» поступила команда: всем сосредоточиться у горы Пологая. На этот раз группа Ивашко оседлала танки и направилась в обход виноградника к дороге. Танки уже выходили на окраину виноградного поля, как вдруг из ближайшего оврага по десанту был открыт огонь из стрелкового оружия. Пули зацокали по броне, и разведчиков словно ветром сдуло с танков. Танки остановились, повернули стволы своих пушек в сторону оврага и как жахнули по оврагу, – кто бы там ни был, мало ему не показалось. Прикрываясь огнем танков, разведчики быстро ворвались в пологий овражек. Один из трех уцелевших «духов» попытался убежать, но сообразил, что деваться в создавшейся ситуации некуда, лег за камень и стал отстреливаться. Местность была более-менее ровной, и позиция «духа» была хорошо заметна. Ивашко сказал:
   – Ну, это даже и хорошо, что мятежник отстреливается. В плен не надо брать.
   Разведчики получше прицелились и выпустили в него несколько очередей, а затем еще несколько. Стреляли бы и дальше, если бы не команда лейтенанта:
   – Прекратите стрельбу, «дух» больше не стреляет.
   Оружие у него тоже забрали и вышли к своим. Около дороги образовалась целая куча трофейного оружия. Здесь были автоматы нашего и китайского производства, несколько пулеметов и два гранатомета: всего 43 единицы. Банда была полностью ликвидирована. Один из пленных проговорился, что в этом бою погиб и главарь банды по имени Хайрулло, который в свое время прошел подготовку в одном из учебных центров Пакистана. В этом бою разведчики обошлись без потерь, если не считать ранения, которое получил снайпер Коленов. Ранение было, по его словам, пустяшное, и от госпитализации разведчик отказался. После боя десантники, как всегда, зубоскалили, подшучивали над молодыми, и если бы не командиры, то напрочь позабыли бы об осторожности. Через некоторое время к сухому руслу подошла полковая колонна. Комбат подал команду на построение, и ротные стали выводить свои подразделения к дороге. «Кэп» первым выслушал комбата и, судя по тону разговора, устроил ему разнос. Командиру со стороны виделось, что подразделения допускали много ошибок в тактике действий. Марченко тоже подошел к Семкину и подробно доложил о ликвидации засад и о том, как проходил этот нелегкий для разведчиков бой. Не забыл он сказать и о ранении Коленова. Офицеры оперативной группы штаба дивизии и командир полка подошли к трофейному оружию и стали внимательно его рассматривать, делая комментарии. И вот тут впервые в присутствии офицеров дивизии Семкин сказал:
   – Марченко, твои разведчики оказались молодцами.
   «А только ли сегодня, командир? – подумал про себя ротный. – Шпак в подобной ситуации назвал бы по имени и отчеству, не забыл бы руку пожать. И уж точно бы сказал: «не забудь парней представить к награде». Да ладно, хорошо, что хоть дошло до «кэпа», кто чего стоит в бою».
   В это время выше в ущелье бой разыгрался не на шутку. Это вызывало у десантников серьезную тревогу за своих товарищей: наверху те были без поддержки боевых машин, один на один с мятежниками. По замыслу операции после зачистки две группировки должны были встретиться где-то километрах в трех выше по ущелью. Как будто понимая положение, в котором находятся десантники, вдоль ущелья вверх прошли две пары боевых вертолетов. Во время уточнения боевой задачи на дальнейшие действия комбат задал вопрос:
   – А какая обстановка там, на перевале? Слышна стрельба, только что вертолеты пролетели.
   Проскуряков, офицер штаба дивизии, говорил медленно, а рассказывал подробно.
   – Банда, которая отдыхала в верхнем кишлаке, не желая повторить судьбу своих подельников из нижнего, ушла в сторону перевала. Это, по всей видимости, как раз та банда, которая несколько дней назад и появилась в кишлаке. После отдыха она должна была уйти по горам в провинцию Бамиан. Наверху банда напоролась на десантников. Завязался скоротечный бой. «Духи» пытались прорваться в горы и с одной стороны и с другой, но ничего из этого у них не получилось, везде они встречали огонь. Неся потери, они вернулись обратно в кишлак. Они прекрасно понимали, что в селении им оставаться никак нельзя, там им будет каюк. По-любому банда уйдет из кишлака, но в нашу сторону возвращаться у них резона нет, а наверху она уже свое получила. Остается одно: уходить слева и справа через ущелье, а там по тропам в горы. Уходя, душманы могут оставлять небольшие группы прикрытия. Это в большей мере касается разведчиков. Марченко, работая, будьте предельно внимательны и осторожны. Находитесь в готовности немедленно применить оружие на поражение. Если вопросов больше нет, пойду доложу решение комполка комдиву.
   Вскоре колонна двинулась дальше. Разведрота опять была впереди: две группы вели разведку, а одна прикрывала действия саперов, которые после всего, что случилось с танками, старались лучше искать мины. Кстати, моменты подрыва танков издалека смотрелись убедительно: с дымом и пылью. Но на самом деле было все не так и плохо: мины не были усилены дополнительным зарядом взрывчатки и особых повреждений танкам не причинили. Пока шел бой в кишлаке, ремонтная группа привела танки в порядок, и они своим ходом убыли в Кабул. В группировке на ходу осталось два танка.
   К обеду разведчики, вконец вымотанные ходьбой по горам, подошли к небольшому скальному обрыву. Усталость начинала сказываться и на бдительности. Платонов то и дело об этом напоминал. Вдруг дозорные подали сигнал «Противник!» Взводный осторожно вышел к бойцам.
   – Ну, что заметили?
   – Пещера, а в ней кто-то есть.
   До нее было метров тридцать.
   – Сейчас брошу гранату, – сказал один из разведчиков. Но надо же быть такому! Из пещеры показалась чумазая детская головка.
   – Отставить гранату!
   Все же соблюдая осторожность, разведчики подошли к пещере. Куча детворы забилась в угол и косо смотрела на «шурави». С большим трудом удалось выманить детей из укрытия. Вид у них был довольно жалким: грязные, оборванные, а некоторые и без обуви. Старшему было на вид не больше десяти. К пещере подошли остальные солдаты и ротный. Как могли, детей успокоили. Открыли несколько банок сгущенки и консервов с гречневой кашей, рядом положили сухари и галеты. Дети не решались приступить к еде, но запах консервов и голод победили детский страх. Они стали нерешительно кушать, но потом «разогнались» и смели все. Наблюдая за голодными детьми, разведчики немного расслабились. И тут совсем рядом раздался громкий выстрел, настолько громкий, что эхо долго разносило его по ущелью. Стрелял совсем дряхлый старик, которому, скорее всего, и поручили присматривать за детьми. Он был настолько старый, что ротный не удержался и сравнил его с басмачом 1920-х годов, который воевал против Красной Армии. Кто-то из разведчиков размахнулся и ударил мультуком[32] о камень.
   – Зря ты это сделал. Взяли бы к себе в роту на память, – сказал Платонов.
   Разведчики оставили старика с детьми около пещеры и продолжили свой путь. И тут группа Ивашко радировала: «Наблюдаем группу мятежников, которые по тропе поднимаются из ущелья. До них метров восемьсот, огнем воздействовать не можем». Ротный тут же передал это командиру полка и дал координаты цели. Но пока разворачивали дивизион и вызывали вертолеты, душманы спокойно поднялись из ущелья и скрылись из виду. А вот второй группе мятежников досталось «на орехи» от огня артиллерии. Разрывами и ударной волной некоторых «духов» сбрасывало с обрыва, но единицам все же удалось вскарабкаться наверх и скрыться. Наконец появились вертолеты, и разведчикам снова представилась возможность наблюдать за их работой. Картинку боя со стороны наблюдать интересно, но надо не забывать и о задаче. Где-то через час разведгруппы подошли к кишлаку, который был на другой стороне ущелья. Они оказались значительно выше и теперь могли просматривать дворы ближайших домов и наблюдать, что там творится. В кишлаке было спокойно, но вот один житель поднялся на крышу своего дома, некоторое время постоял и тут же спустился обратно. Ротный в бинокль стал рассматривать дома, окрестности. Его внимание привлек дом, который был ближе к перевалу. В небольшом саду он рассмотрел группу людей, которая копалась в земле. «Интересно, чем это они там занимаются?» – подумал он. – «Окоп роют, вот что они делают!» – ответил сам себе ротный и продолжил наблюдение. В голове командира мелькнула мысль о том, что в банде есть человек, который силен в тактике: при оборудовании позиции был предусмотрен и вариант отхода в безопасное место. Затем ротный навел бинокль наверх – туда, откуда ожидалось появление десанта. По извилистой тропе спускалась колонна батальона: через несколько сот метров она скроется за очередным поворотом. Дальнейшее его наблюдение и рассуждения прервал голос Воронина, который со своей группой только что присоединился к основной группе.
   – Командир, тебя «кэп» на связь требует.
   Ротный взял трубку и тут же был «озадачен».
   – Марченко, у нас потеряна связь с десантом. Делай что хочешь, но в контакт с десантом войди. Только постарайся без ошибок, и держи меня постоянно в курсе дел.
   «Ладно, командир, сейчас и тебя озадачу», – усмехнулся ротный и доложил командиру полка о результатах наблюдения.
   – Тем более надо батальон остановить, – вновь услышал он требование командира полка. И в это время послышался мощный взрыв. Все повернули голову на звук и увидели, как черно-белый столб медленно поднимается вверх.
   – Неужели еще танк? – хором воскликнули бойцы.
   – Запроси Ивашко! – распорядился ротный.
   Через минуту Марченко облегченно вздохнул:
   – Ну, слава богу. Это саперы обнаружили мину и ее рванули.
   – И нас напугали, – добавил взводный.
   Если смотреть на бронегруппу сверху, она была похожа на ровную металлическую пунктирную проволоку, которая вытянулась вдоль дороги. До кишлака ей оставалось каких-то два, ну от силы три километра. Еще вдоль кишлака наберется добрый километр: дом от дома метров сто, не менее. Можно не успеть, десант уже на подходе. Надо торопиться!
   Инструктаж занял всего несколько секунд:
   – Платонов – вперед, а Воронин со своей группой – за мной!
   Группа Платонова стала забирать левее и по глубокой расщелине двинулась навстречу десанту. Остальной группе с местностью повезло меньше. Спуск вниз ущелья проходил по открытой и пологой местности, бедной на естественные укрытия, если не считать прошлогодней пожухлой травы и когда-то набросанных природой разных по размерам камней. Вскоре и эта местность закончилась, и начинался похожий на гладкий стол участок сланцевой породы. Времени на обход не было. Пришлось разведчикам этот неширокий участок преодолеть по-пластунски. Это было для них божьим наказанием: локти, коленки в ссадинах, комбинезоны в лохмотьях. По мере того как разведчики спускались ближе к кишлаку, позиция «духов» становилась менее заметной и наконец полностью скрылась от взора бойцов за мелким кустарником и участком посадок кукурузы. Основным направлением движения стал крайний дом. Но здесь встретился участок с осыпью, который еще больше замедлил движение. Во время движения разведчики обнаружили на противоположной стороне еще одну группу душманов, которая вышла из кишлака, обошла крутой скалистый выступ и стала медленно подниматься по склону: до верха ущелья им оставалось метров триста. Марченко по рации доложил комполка о группе душманов. Пока обменивались информацией, подлетела пара «крокодилов»[33] (не по вызову, а по плану) и прошла вверх по ущелью, а затем вниз, но так и не заметила мятежников, которые с появлением «вертушек» тут же залегли и не шевелились. И только с третьего захода авианаводчику удалось навести «вертушки» на цель. Вертолеты за пару заходов разгрузили боезапас и ушли на аэродром. Как только «крокодилы» исчезли из виду, по местности, где предполагались душманы, стала бить артиллерия. Сверху было видно, что артиллеристы бьют по пустому месту, и только две или три мины разорвались в огородах, куда торопились уйти мятежники. Возможно, от этих взрывов врагу все же что-то и досталось. Тут связист снова протянул ротному трубку со словами: «Командир полка!»
   – Марченко, доложи обстановку!
   – Колонну батальона не наблюдаю. Навстречу вышел Платонов.
   – Хорошо, продолжай работать, – и командир полка бросил трубку.
   До позиции душманов оставалось каких-то триста метров. На пути разведчики встретили канаву с грязной и зеленой водой. При виде даже такой воды у парней еще больше обострилась жажда: последнюю воду бойцы выпили еще там, наверху, в надежде на то, что все вскоре закончится. Дистанция до «духов» заметно сократилась. Казалось, еще какая-нибудь сотня метров – и можно открывать огонь на поражение. Но тут (как всегда, не вовремя вмешивается это «но тут»!) с ближайшего дома, а точнее, с крыши дома, в сторону разведчиков раздалось несколько выстрелов. Пули, рикошетя от земли, с диким визгом улетали прочь. В самый последний момент по команде командира бойцы стремительно сменили позицию. Сразу определить дом, с крыши которого вели огонь, не удалось. Но после нескольких выстрелов кому-то из глазастых разведчиков удалось засечь этот дом. Бойцы пока находились в укрытии, но стоило им пошевелиться, как тут же раздавались выстрелы. С новой позиции у разведчиков совсем не было возможности наблюдать за душманами. Пришлось переползти на другое место. Ротный стал осторожно обследовать местность. До позиции «духов» оставалось менее сотни метров. Марченко по рации вызвал комполка. Связь была на удивление хорошей, и голос Семкина слышался, как будто он был рядом.
   – Ну, что у тебя нового? – поинтересовался командир.
   – С третьего дома по группе ведут огонь.
   – А как позиция душманов?
   – Находятся в готовности. Мы их наблюдаем, – ответил ротный.
   – А десант наблюдаешь?
   Марченко из-за укрытия посмотрел на верх ущелья.
   – Вижу охранение батальона: до взвода солдат, которые спускаются по извилистой тропе вниз, – ответил он. – Да и Платонов успеет их перехватить.
   – Какое расстояние до них? – уточнил Семкин.
   – До них метров восемьсот, – сказал разведчик.
   – А вот потому артиллерию применить не можем. Зона безопасности не позволяет. Высылаю танки, – напоследок сказал «кэп», и на этом связь с командиром оборвалась.
   «А если Платонов не успеет перехватить десантников, тогда они нарвутся на душманскую засаду», – размышлял командир роты.
   – Нет, гады! Не угадали!
   Эти слова командир произнес громко. Ближайшие от него разведчики повернули головы и внимательно посмотрели на ротного. В их глазах страха не было. Они ждали от ротного действий. Офицер распределил всех на две огневые группы: одна ведет огонь по позиции «духов», а другая – по дому. «Пока танки не подойдут», – уточнил командир и тут же дал команду «Огонь!» Выстрелы под боком душманов получились неожиданными, резкими и громкими. Немного увлекшись стрельбой, ротный забыл про другие вопросы, пока не услышал чей-то громкий голос и слово «Танки!» Он резко обернулся и посмотрел назад. Два танка медленно сползали с пригорка к кишлаку. Один из разведчиков сказал:
   – Надо показать тельняшку, пока за «духов» не приняли.
   – Дело говоришь, – сказал ротный, и тут же достал ракету и запустил ее в сторону дома. Да так удачно, что она угодила на крышу и завертелось как юла, а затем загорелась ярким красным огнем.
   Танки стреляли по дому до тех пор, пока одна из стен не обвалилась. Как только обвалилась стена, в проем угодил снаряд, и загорелся весь дом. Две роты на боевых машинах вошли в кишлак. Одна осталась в кишлаке, а вторая прошла дальше, к отвесной стене ущелья, спешилась и прочесала огороды. Солдаты заглянули в некоторые дома. Кишлак двумя группировками трясли около часа. Вывернули все наизнанку, невзирая на вопли и крик женщин, но мужиков, похожих на душманов, не нашли. Местные твердили одно, что все ушли в горы. Да это видели и сами десантники, но все ли ушли в горы?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация