А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Соблазнительная цветочница" (страница 8)

   Глава 8

   Марко вернулся!
   «Какое странное совпадение. Почти через три года отсутствия брат Алехандро выбрал именно это время, чтобы приехать в Испанию, – думала Джемайма, без сна ворочаясь в постели. Беспокойные мысли бежали одна за другой, не желая оставить ее в покое. – Где Алехандро? У него и в самом деле срочная работа? Его, конечно, эта новость не обрадовала».
   В Джемайме шевельнулось чувство вины. Она вспомнила, как Алехандро был привязан к своему брату и что именно она, пускай и невольно, стала причиной их отчуждения. Тем не менее, оглядываясь назад, она могла сказать, что чувства Марко к его старшему брату были более сложными. Как младший в семье, Марко рос избалованным ребенком, но, сколько бы он ни пытался выйти из тени своего старшего брата, так и не смог с ним ни в чем сравниться. Атлетически сложенный, обладающий острым умом, Алехандро без всяких усилий достигал таких высот, о которых Марко мог только мечтать. Он преуспел даже в бизнесе, тогда как Марко так и не смог основать своего дела и ему пришлось довольствоваться положением управляющего в одной из художественных галерей Алехандро.
   Но, несмотря на все, именно Джемайма высекла искру, от которой потом разгорелся пожар. Алехандро целыми днями пропадал на работе, а Джемайма страдала от одиночества. В доме, где все было подчинено строгому этикету, Марко казался глотком свежего воздуха, и Джемайма без труда поддалась его поверхностному очарованию. В те дни она не догадывалась, что у Марко есть и другая сторона, которую он ей никогда не показывал.
   А иначе разве смог бы он с такой легкостью отказаться от их дружбы, которая, как он клялся, так много значила для него? Разве смог бы позволить Алехандро поверить, что его жена спала с ним, его братом? Зачем, черт возьми, он сделал это?! Как он мог оказаться таким жестоким по отношению и к брату, и к ней, его другу? Джемайма до сих пор не могла этого понять. Она только знала, что Марко уехал в Нью-Йорк и погрузился в новую жизнь, совершенно не беспокоясь об оставшихся проблемах, возникших в основном благодаря ему.
   В ней начало закипать раздражение. Почему она должна чувствовать себя виноватой за чью-то ложь и за то, что кто-то отказывался ей верить? Почему она должна разделять чью-то вину, в то время как она просто жертва лжи Марко и недоверия мужа?
   Быстрым движением Джемайма откинула одеяло, набросила на себя шелковый халат и отправилась на поиски Алехандро. Если она будет постоянно молчать, это ей не поможет. Вспоминая холодность Алехандро в тот день, когда он произнес имя брата, она была уверена, что на прощение рассчитывать бесполезно.
   Алехандро не работал у себя в кабинете. Он стоял на широком балконе, облокотившись на каменную балюстраду, его профиль четко вырисовывался на ночном небе, усыпанном яркими звездами. Джемайма задержалась у балконных дверей. Электрический свет в комнате, обрамляя пышные кудри, придавал ее волосам розоватый оттенок.
   – Я думал, что ты давно уже спишь, – сказал Алехандро, наградив ее ледяным взглядом.
   – Ну, не настолько же я толстокожая! Мне не нравится чувствовать себя виноватой, когда я не сделала ничего дурного.
   – Давай не будем начинать снова… – поморщился Алехандро.
   – Марко неплохо на тебе отыгрался, – произнесла Джемайма, гордо выпрямляя спину. – Решив поверить брату, а не жене, ты дал ему возможность мучить тебя…
   Он резко повернулся к ней:
   – Никто меня не мучает! – Его скулы напряглись. Он сделал движение, словно леопард, готовый прыгнуть на свою жертву.
   – Ну хорошо, тогда это мучает меня! – Ей захотелось наконец прояснить ситуацию и заставить мужа выслушать ее. – Между нами опять словно разверзлась пропасть!
   Он усмехнулся:
   – Ты удивлена?
   Ее щеки вспыхнули. Джемайма чувствовала горечь и злость, боль и страх. Не слишком удачное сочетание, чтобы быть тактичной. Ее нервы на пределе. Она устояла перед желанием приблизиться к нему. Впервые после возвращения в Испанию Джемайма боялась, что он ее оттолкнет.
   – Не делай этого с нами! – взмолилась она.
   Его взгляд скользнул по ее лицу, шее, по узкой ложбинке на груди, прерывающейся кружевами ночной сорочки.
   – Иди спать, пока мы не наговорили друг другу такого, что потом трудно будет простить, – буркнул Алехандро.
   Он опять хотел отложить этот вопрос и не отвечать на ее откровенность. Ей стало страшно. К каким последствиям могла привести такая нерешительность?
   – Я не боюсь! И не собираюсь никуда убегать. Я хочу быть с тобой.
   – Но может, я не хочу быть с тобой сейчас.
   Это признание словно ударило Джемайму. Она почувствовала тошноту и головокружение. Однажды, когда она была в очередной раз загнана в угол, Алехандро сказал ей, что она похожа на дикую кошку, готовую царапаться и кусаться.
   – Только потому, что ты не позволяешь себе хотеть этого, – сказала она, с вызовом поднимая подбородок и делая шаг к нему.
   – Ты как ребенок! – В лунном свете его глаза мерцали каким-то потусторонним блеском. – Если бы я мог оставить все позади и больше не думать об этом, я бы давно это сделал!
   В ее сознание хлынул поток счастливых образов последних недель. Она рисковала всем, что было важно для нее, а не только счастьем и удовольствием. Она проклинала Марко и хотела бы никогда не иметь с ним никаких отношений.
   Джемайма замерла на месте, желая приблизиться и не решаясь, мечтая ощущать себя желанной, нуждаясь в этом.
   – Идем в постель, – тихо прошептала она, ненавидя себя за то, что ей приходится разыгрывать эту карту.
   – На это я тоже сегодня не настроен, – холодно заметил Алехандро.
   Разговаривать с ним, когда он пребывает в таком настроении, было все равно что умирать от тысячи ран. Алехандро слишком хорошо себя контролировал, чтобы накричать на нее, но он все равно не сказал бы того, что думал. Да и нужно ли ему это? Во всяком случае, не тогда, когда каждое его слово так и сочилось издевкой.
   – Зачем ты просил меня дать нашему браку еще шанс, если собирался так себя вести? – спросила она с горечью.
   – Я никогда не говорил, что смогу простить тебя, но, учитывая обстоятельства, мне казалось, я поступаю правильно.
   – О да, конечно! А мне кажется, сейчас ты точно так же пытаешься разрушить наши отношения, как делал это в прошлом.
   Его глаза блестели, словно черный оникс. Если ее можно сравнить с кошкой, то его – с острой, как бритва, саблей.
   – Я все разрушил?
   – Когда тебе наконец придется признать, что у меня не было романа с твоим братом, кого тогда ты будешь обвинять? Если так и дальше будет продолжаться, то закончится все это очень скоро. Ты, может, и не простишь меня, но и я тоже начинаю думать, что потеряла достаточно своего времени на отношения, которые давно уже умерли.
   Он замер. Его лицо так напряглось, что казалось обтянутым кожей.
   – Они не мертвы.
   – Прямо сейчас они мертвы… мертвы, как птица додо! Мне не стоило опять тратить на тебя время. Мне следовало получить развод и найти себе мужчину, который действительно хотел бы меня, а не оставаться рядом с упрямым ревнивцем, чтобы он рвал нас обоих на части из-за какого-то гипотетического романа!
   – Я действительно тебя хочу, – сказал Алехандро. – И не соглашусь на развод.
   – Не можешь жить со мной, не можешь жить без меня, так, что ли? Но зато я могу жить без тебя! И доказала это. У меня была хорошая, налаженная жизнь…
   – Ну, не настолько хорошая, раз ты с удовольствием вернулась к более обеспеченной жизни со мной.
   Джемайма побледнела от ярости:
   – Я вернулась только ради Альфи! Хватит делать из меня золотоискательницу!
   Молчание накрыло их, как одеялом, уничтожая весь кислород. Задыхаясь, Джемайма ждала, что Алехандро возьмет свои слова обратно. Но он только молча смотрел на нее, как будто она получила именно то, что заслужила. Ее решительный отказ исполнять роль неверной жены стоял перед ними как непреодолимое препятствие. Алехандро мог бы найти способ примириться с этим, если бы ей удалось его убедить, что она действительно раскаивается. Никаких других путей не было, они оба застряли в своих тупиках, не желая признаваться в поражении.
   – Я никогда не хотела тебя из-за денег. Может, я была неосторожна и потратила слишком много, но это не от жадности и не благодаря какому-то заранее составленному плану…
   Его настороженный взгляд был прикован к ее лицу.
   – Ну, в это я еще могу поверить, – заявил он, удивив ее таким неожиданным доверием.
   – Мне действительно жаль, что так получилось, – призналась Джемайма, ободренная мыслью, что хоть в этом она может быть искренней. Она выбросила, считай на ветер, тысячи фунтов – и все же до сих пор у нее не хватало духа признаться, на что пошли эти деньги.
   Алехандро сделал шаг вперед:
   – Все дело во времени. Мои предприятия слишком разрослись, нависла угроза сокращения. Возможно, это был самый неподходящий момент, чтобы начать сорить деньгами… Правда, и мне в таком случае не следовало отдавать в твое распоряжение слишком много.
   Она не смогла сдержать своего изумления:
   – Так, значит, у тебя были финансовые проблемы? Но почему… почему ты мне ничего не говорил?!
   Его губы сжались.
   – Мне не хотелось беспокоить тебя.
   У нее вдруг защипало в глазах.
   – Но я думала, ты такой богатый… – сказала она, прежде чем сообразила, как это по-детски звучит.
   – У тебя не было повода что-то подозревать, – пробормотал Алехандро. – Но отец оставил так много денег своей жене и Марко, что до последнего времени мне стоило огромного труда даже просто удержаться на плаву.
   Джемайма не могла скрыть, как она была поражена:
   – Я и представить себе не могла… Ты должен был сказать мне, Алехандро! Но вместо этого… нет, ты помнишь? Ты словно нарочно заваливал меня подарками! Зачем ты это делал?
   – Ты хотела сказочной истории с замком. Я хотел, чтобы у тебя это было. Разве я мог признаться, как все обстоит на самом деле?
   – И все это время ты работал… превращая день в ночь… почти не бывая дома… – растерянно бормотала она. – Значит, ты пытался сохранить свой бизнес?
   – И это принесло свои плоды. Я заключил несколько новых выгодных контрактов и… в общем, финансовый отлив закончился. Но жену к тому времени я уже потерял, – грустно добавил Алехандро.
   Ей хотелось обнять его и в то же время как следует стукнуть. Он обращался с ней как с маленькой девочкой, которая даже не знала, как разговаривать со взрослыми слугами! На самом деле она даже в детстве не была слишком наивна. А теперь ей было стыдно, что, пока муж, выдерживая борьбу за выживание, проводил на работе дни и ночи, она совершала шопинг и танцевала в ночных клубах с Марко.
   – Алехандро, если бы ты мне сказал… Если бы ты поделился своими проблемами, все могло быть совсем по-другому, – выдохнула Джемайма, чувствуя, как по ее щекам текут слезы. – Я бы поняла… я бы смогла себя ограничить…
   Алехандро обнял ее за талию и, прислонив спиной к двери, протянул ей платок.
   – Я не уверен, что все было бы по-другому. Ты была еще очень молода… и уже беременна… мне не хотелось нагружать тебя еще и своими проблемами.
   Джемайма не стала с ним спорить. Она знала – его гордость все равно не позволила бы ему сказать, что у него какие-то проблемы. В этом вопросе Алехандро был слишком старомоден, считая своей обязанностью обеспечивать все ее потребности. Он любил баловать ее неожиданными подарками, зная, что у нее никогда этого не было. Ей хотелось расплакаться и закричать, что все, чего она хотела два года назад, – это немного его времени и внимания, а не его денег или того, что можно было на них купить.
   – Я вовсе не думала, что ты всегда должен быть суперменом, – пробормотала Джемайма, вытирая слезы. – Если бы ты доверял мне, я бы не проводила столько времени с Марко! Я чувствовала себя брошенной… Я думала, ты жалеешь, что женился на мне. Что тебе со мной скучно, поэтому ты и не бываешь дома…
   – Мне никогда не приходило в голову, что от моего признания в возможности потерять все, включая и замок, наш брак только бы укрепился, – усмехнулся Алехандро, не скрывая своего недоверия.
   – Ну, это только говорит о том, как мало ты меня знаешь! Я бы не отвернулась от тебя, я бы разделила с тобой все трудности! – поклялась она, гордо поднимая голову.
   – Но тогда я считал, что у тебя куда больше общего с моим братом, всегда готового к развлечениям, – решил подразнить ее Алехандро.
   – Не такая уж я пустышка! – Джемайма уже сумела справиться со своими чувствами, хотя ее пальцы все еще нервно теребили платок. Два года назад она действительно любила Алехандро, и сейчас ей хотелось, чтобы он, по крайней мере, признал: эта любовь была искренней, даже если она и не оказалась достаточно прочной, чтобы устоять перед всеми недоразумениями. – Ты просто не давал мне возможности быть другой! – Сказав это, она ушла.

   Когда Джемайма вернулась в их спальню, то увидела, что на прикроватном столике мигает ее телефон. Она пропустила один звонок и еще два сообщения. Одно от Беатрис – в нем говорилось, что Беатрис дала Марко ее номер и надеется, что Джемайма за это на нее не рассердится. Пропущенный звонок и второе сообщение были от Марко:
...
   «Должен с тобой увидеться и поговорить. Срочно».
   Дрожащими пальцами Джемайма удалила сообщение и положила телефон на столик. Он что, шутит? В ее теперешнем положении она была совсем не готова пойти на такой риск, даже если у нее самой были к нему вопросы. Она хорошо представляла реакцию Алехандро. Последнее, что нужно было сейчас их браку, – это добавить дров в тот же костер.
   Щелчок открывшейся двери заставил ее вздрогнуть. На мгновение она замерла, но уже через секунду бросилась на шею мужа. Его рука обхватила ее затылок, он наклонил голову и прижался к ее губам.
   – Я думала, ты не придешь. – Ее нервы были как натянутые струны, и в то же время она чувствовала облегчение, что Алехандро не оставил ее сегодня одну.
   – Dios mio! Если мы будем избегать друг друга, это нам не поможет. Мы уже это пробовали, когда ты была беременна. С таким же успехом мы могли бы жить и в разных домах. И разве кому-нибудь стало от этого лучше?
   Ее губы припухли от поцелуев. Джемайма легла в постель. Его приход моментально поднял ее настроение.
   – Ну, это был твой выбор, не мой, – заметила она.
   Он нахмурил брови, снимая пиджак.
   – Это не было ничьим выбором. Это была необходимость.
   – Как это могло быть необходимостью? – спросила она позже, когда он вышел из ванной.
   – Доктор Сантос боялся, что у тебя может быть выкидыш. Ты маленькая, хрупкого сложения, а ребенок мог оказаться большим. Я был совсем не рад, что ты так быстро забеременела, – признался Алехандро, его рука сжалась на ее плече. – Я чувствовал себя ужасно виноватым, что подвергаю тебя такому риску.
   – Не такой уж это был и риск.
   – Моя мать умерла от осложнений после родов. Разве я мог это забыть?
   Вероятно, врач был более откровенен с ее мужем, чем с ней. Или же?.. Ее испанский был еще не слишком хорош, и, возможно, она не все поняла из того, что он ей говорил, улавливая лишь общую мысль… То, что врач поделился своими опасениями с Алехандро, было для нее тоже новостью, как и то, что Алехандро серьезно беспокоился о ней.
   – Ты хочешь сказать, что поэтому ты перестал спать со мной?
   – А почему же еще? – прошептал он ей на ухо, притягивая ее к себе, в жар своего тела. Ее ноздри расширились, желая ощутить запах его кожи. – Я спал в другой комнате не только потому, что засиживался допоздна и не хотел тебя беспокоить, но и потому, что больше не мог позволить себе спать с тобой в одной постели. Я не доверял себе.
   – Ты должен был мне об этом сказать! Я и подумать не могла…
   – Ну врач же тебе говорил, что нужно быть очень, очень осторожной, если ты хочешь избежать осложнений. Я знаю, я не обсуждал это с тобой, но что тут можно было сказать? У нас не было выбора.
   Джемайма прижалась губами к его плечу. Ее охватило оцепенение. Как неверно она судила о нем! Она смотрела на все сквозь призму своего одиночества, своей незащищенности… Она не наскучила Алехандро! Он не по своей воле избегал ее. Просто в трудное время он делал все возможное, тогда как она своим поведением только добавляла проблем.
   Джемайма чувствовала стыд и в то же время осознала, что очень повзрослела с тех пор.
   – Давай заключим соглашение. – Алехандро старался говорить спокойно. – Ты будешь держаться подальше от Марко. Не станешь видеться с ним или разговаривать. Это поможет всем нам сохранить мир.
   Джемайма прерывисто втянула в себя воздух:
   – Хорошо, если ты этого хочешь.
   – Не хочу, но придется.
   – Не спорю. Мне все равно. Это не проблема, – пробормотала она.
   Он немного расслабился:
   – Ладно, а теперь давай спать. Если ты сейчас не заснешь, то не встанешь утром, чтобы позавтракать со мной. Я очень рано еду в Севилью.
   Его слова заставили ее улыбнуться. Она вспоминала их страстные объятия в гостиничном номере… И все же вот так просто лежать рядом с ним, в их супружеской постели казалось более интимным и значительным. Даже после известий, которых ни одному из них не хотелось бы услышать, они все равно вместе. Соглашение, которого потребовал от нее Алехандро, служило предупреждением, что ей пришлось бы ходить по краю пропасти, вздумай она проигнорировать его. Но у нее не было такого намерения. Она не собиралась позволить Марко еще раз разрушить ее брак.

   На следующее утро, оставив Джемайму на террасе наслаждаться утренним кофе, Алехандро вместе с Альфи и Пласидой пошел вниз, чтобы мальчик мог посмотреть, как вертолет с его отцом поднимется в воздух с лужайки перед замком. Через пару минут к Джемайме присоединилась Беатрис. Вид у нее был несколько смущенный.
   – Скажи, я правильно поступила, что дала Марко твой телефон? – спросила она. – Ему так хотелось поговорить с тобой, что я просто не смогла ему отказать.
   – Боюсь, мне не хотелось бы с ним разговаривать, – призналась Джемайма.
   – Но если вы с Марко пообщаетесь, а потом он поговорит с Алехандро, то, может, все уладится? – Беатрис с надеждой посмотрела на нее. – Это положение и так неприятно, но оно станет еще хуже, когда все узнают, что Марко вернулся. Наши родственники и соседи начнут включать его в список своих гостей и… За пределами этих стен никто и знать не знает, что мои братья в таких отношениях друг с другом.
   – Да неужели? – удивилась Джемайма. – А мне казалось, сразу же после моего отъезда донья Гортензия начала рассказывать обо мне бог знает что.
   – Ну… когда она поняла, что во всем этом может быть замешан ее сын… Одним словом, донья Гортензия очень дорожит честью семьи и считает своей обязанностью защищать ее репутацию. К тому же она надеется, что сейчас, когда Марко вернулся домой, он сможет найти себе подходящую невесту.
   Джемайма усмехнулась:
   – Боюсь, ей придется ждать этого о-очень долго.
   Уж не почудился ли ей ответный насмешливый блеск в темных глазах Беатрис? Он тут же исчез, а Джемайма задумалась, как много может знать ее золовка о жизни своего брата. Тем не менее она ничего не спросила. Она не могла быть уверенной, что Беатрис знает то, о чем Алехандро даже и не подозревает. Насчет Беатрис никогда ничего нельзя было сказать наверняка. Ее золовка предпочитала заниматься своими делами и держаться подальше от неприятностей. Хотя в последнее время стало ясно, что, когда надо, она может постоять за себя. Ведь именно Беатрис помогла своей мачехе перебраться в удобный дом в поместье, выдержав бурю обвинений в эгоизме и неблагодарности, когда стало известно, что сама она хочет остаться под крышей своего брата. Джемайма очень ценила ее дружбу. А еще она скучала по своей подруге Флоре и ее болтовне и частенько гадала, сможет ли та приехать в Испанию навестить ее.
   На следующей неделе Джемайма вместе с экономкой решила обновить интерьер одной из комнат. Ей хотелось чем-то занять себя, так как Алехандро на несколько дней пришлось задержаться в Севилье. Эту комнату часто использовали как столовую вместо огромного банкетного зала с массивной старинной мебелью, которую донья Гортензия считала совершенно необходимым атрибутом для поддержания чувства собственного достоинства. Джемайма подумала, не стоило ли ей сначала обсудить это с Алехандро? Но потом наморщила нос и решила следовать собственному вкусу. Стоило в присутствии ее мужа только заикнуться о каких-то изменениях в интерьере, как он тут же терял всякий интерес к разговору.
   Повернувшись спиной в дверям, Джемайма составляла букет, пытаясь придать комнате очарование феодальной старины, когда услышала сначала голос Марии, а потом…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация