А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Соблазнительная цветочница" (страница 5)

   Глава 5

   Стоя на краю игровой площадки, Джемайма смотрела, как Алехандро паркует свой спортивный автомобиль. Парк Халстон-Мэнор находился в нескольких милях от их городка и круглый год был открыт для всех желающих. Джемайма решила устроить их встречу на свежем воздухе, где Альфи мог бы дать выход своей энергии, а общение между родителями сохраняло бы определенные рамки.
   Алехандро был в пиджаке из толстого твида, в свитере и джинсах. Легкий бриз ерошил его черные волосы, откидывая их назад со смуглого лица. Он выглядел потрясающе, невольно привлекая к себе взгляды всех женщин. Джемайма поежилась под прохладным ветерком и, глубже засунув руки в карманы красного пальто, сосредоточила внимание на Альфи. Широко раскрыв большие темные глаза, малыш энергично карабкался на горку.
   – Фамильное сходство очевидно, – удовлетворенно заметил Алехандро. – Самый настоящий Васкуэз, хотя и с твоими кудрями.
   Джемайма пристально посмотрела на него:
   – Я рассказала ему о тебе.
   – Ну и как он это воспринял?
   – Конечно, ему понравилось, что у него будет еще и отец, только пока ему непонятно, что этот отец делает, да и вообще зачем он.
   Алехандро тут же это продемонстрировал, сделав шаг вперед, когда мальчик постарше, пытаясь прорваться вперед, оттолкнул Альфи и малыш едва не упал. Алехандро подхватил его, помогая сохранить равновесие. Альфи улыбнулся Алехандро, который, отступив, что-то сказал ему, очевидно поощряя снова забраться на горку.
   Джемайма не отрываясь смотрела на эту сцену. Между отцом и сыном было почти пугающее сходство – те же черные волосы, оливковая кожа, темные глаза и ослепительная улыбка. Альфи помахал рукой, приглашая ее покачаться на качелях. Она подошла.
   Джемайма была растеряна. Им с Алехандро почти нечего сказать друг другу, тем не менее они дали жизнь ребенку. Эти мысли не давали покоя Джемайме. Она посадила Альфи на качели и смотрела, как он начал раскачиваться, пытаясь произвести впечатление на Алехандро. Поспешив спрыгнуть еще до того, как качели остановились, малыш упал и заплакал.
   Алехандро тут же поставил его на ноги и, чтобы отвлечь, повел к другому аттракциону. Альфи мгновенно успокоился. Джемайма совсем не ожидала, что Алехандро так хорошо умеет обращаться с маленькими детьми. Она видела, как он присел на корточки, чтобы вытереть малышу слезы, и замерла, когда Альфи, вскинув маленькие ручки, крепко обнял его за шею. Она видела, как изменилось лицо Алехандро, как потеплели его глаза и напряглись скулы, когда он пытался справиться с переполнявшими его чувст вами.
   Успокоенный, снова в хорошем настроении, Альфи подбежал к матери и потянул ее за руку.
   – Утки… утки, – а потом, повернув голову, позвал по-испански: – Papa… papa! – как если бы всю жизнь знал его.
   – А теперь мы идем кормить уток, – объяснила она Алехандро.
   Они не спеша пошли по широкой тропинке следом за решительно вышагивающим впереди Альфи.
   – Замечательный малыш, – вдруг сказал Алехандро. – Ты много сделала для него.
   Джемайма встретила благодарный взгляд его темных глаз.
   – Спасибо.
   – Только счастливый и довольный ребенок может с такой легкостью принять незнакомого человека.
   Согретая этим признанием, Джемайма прислонилась к стволу дерева и позволила себе немного расслабиться. Альфи кормил уток и рассказывал о них Алехандро, если, конечно, это можно было назвать рассказом, – у Альфи был еще очень ограниченный запас слов. Тем не менее Алехандро принял эту игру. Он взял сына за руку и в свою очередь стал рассказывать об озере в Кастилло-дель-Хэлкон и о птицах, которые там жили.
   – Сегодня мне позвонили из агентства и пообещали в середине недели прислать двух менеджеров, – сказала ему Джемайма.
   – Вот и отлично, – кивнул Алехандро, бросив взгляд из-под черных ресниц.
   От его взгляда у нее перехватило дыхание. Она с трудом проглотила слюну. Желание заструилось по ее венам, смешавшись с потоком адреналина.
   – Скажи мне, – приглушенно проговорил Алехандро, подойдя к ней вплотную и упершись рукой в шершавый ствол дерева. – Что тебе давал Марко, чего ты не могла получить от меня?
   Джемайма вывернулась из-под его руки и отступила в сторону. Ее лицо горело.
   – Мне и в самом деле интересно, – добавил он.
   «Как красив и как злопамятен, – подумала она. – Уж он не позволит себе забыть ни о чем».
   Она откинула назад голову, ее глаза потемнели.
   – Марко разговаривал со мной, показывал интересные места в городе, знакомил со своими друзьями. Он хотел знать мое мнение, ему нужно было мое общество куда больше, чем тебе когда-либо! – бросила она с вызовом.
   Алехандро усмехнулся:
   – Марко тебя использовал, чтобы добраться до меня. Он игрок, думаю, ты это уже поняла. Не сама ли ты говорила, что ничего не слышала о нем, с тех пор как уехала из Испании?
   Разумеется, он прав. Дружба Марко не выдержала испытания. В ней не оказалось ни силы, ни постоянства, ни искреннего чувства. Но Джемайма не стала отвечать. Она стиснула зубы и все оставшееся время обращалась только к Альфи и лишь иногда к его отцу.

   Через месяц принадлежащий магазину пикап отвез ее с сыном в аэропорт. Джемайма надеялась, что в Севилье их встретит Алехандро, но его там не оказалось. Впрочем, такой опыт у нее уже был. С тех пор как они поженились, у Алехандро всегда находились дела, а она, его жена, всегда стояла в конце списка.
   Эти воспоминания еще больше омрачили день, когда Джемайме пришлось покинуть и свой дом, и свое дело – все то, чем она гордилась и что любила. В магазин был приглашен новый менеджер. Джемайме пришлось убрать в шкафы все свои вещи, чтобы эта женщина могла жить в ее доме. А о той работе, которую Джемайма выполняла как флорист, чтобы привлечь покупателей, и вовсе пришлось забыть. Да, уступка шантажу Алехандро стоила ей довольно дорого! Но куда более важным было то, что именно это оставляло у нее сына, который сейчас сидел рядом с ней, надежно пристегнутый ремнем безопасности.
   Замок Ястреба находился высоко в горах. Небольшие селения из белых домиков с плоскими кры шами, связанные между собой узкими тропинками, располагались на склонах, а внизу на плодородной земле среди полей виноградников росли оливковые, апельсиновые и миндальные рощи. Семья Васкуэз много веков владела этой укромной долиной, и любой, увидев, с каким уважением приветствуют местные жители Алехандро, графа Оливареса, сразу бы понял, что здесь до сих пор ценился его высокий статус.
   Один доход от того, что росло на этой земле, мог бы позволить семье Алехандро и сейчас сохранять тот уровень жизни, к которому они привыкли. Незадолго до смерти отцу Алехандро пришла мысль открыть художественную галерею в Мадриде. Но лишь когда ею занялся Алехандро – прирожденный бизнесмен, способный идти на риск и более жесткий, чем его отец, – сеть уже международных галерей дала результат. К тому же Алехандро владел группой отелей и несколькими финансовыми предприятиями. Неудивительно, что у него оставалось так мало свободного времени.
   С репортерами он всегда был очень сдержан. К несчастью, он обладал не только фотогеничной внешностью и древней родословной, но и – до женитьбы, разумеется, – славой донжуана – как раз тем, что обожает публика. Все это сделало невозможным, чтобы его женитьба на Джемайме, а затем и их разрыв остались незамеченными. А потому Джемайме не стоило удивляться, когда она увидела вспышки фотокамер в аэропорту. Но она уже столько времени провела вдали от всей этой жизни, что появление папарацци застало ее врасплох.
   Ей следовало бы знать, что известие о ее примирении с испанским графом и тот факт, что у них есть ребенок, уже достигло множества ушей. У Джемаймы были причины опасаться репортеров. Одна только мысль, что эти фотографии, которые скоро появятся в газетах, снова могли послужить началом неприятностей, вызывала у нее тошноту. Теперь ей оставалось только молить судьбу, чтобы неудача, которая постигла ее несколькими годами раньше, поймав между молотом и наковальней, не повторилась еще раз.
   Желая подавить беспокойство и отвлечься, Джемайма погрузилась в созерцание живописных видов, пока их мощный «кадиллак» неторопливо взбирался по знакомой дороге среди могучих дубов и широколистных каштанов. Наконец они въехали в большой двор с причудливо изогнутыми деревьями в огромных кадках, чьи стилизованные изображения можно было видеть на фамильном гербе Васкуэзов. Альфи широко открытыми глазами смотрел на возвышающийся над ними старинный замок. На его фоне стройная фигурка Джемаймы в облегающих джинсах и оранжевой майке казалась еще более миниатюрной. Оставив Альфи в машине, она постучала большим деревянным молотком в высокую железную дверь.
   Дверь открыла Мария, экономка, которая тут же отступила в сторону, пропуская вперед высокую седую женщину с прямой как доска спиной и черными блестящими глазами.
   – Как ты осмелилась снова прийти в этот дом? – грозно спросила старая графиня.
   Из-за ее спины появилась щуплая фигурка.
   – Джемайма, я так рада тебя видеть! – нервно сжимая и разжимая пальцы, проговорила Беатрис. – Мама! Пожалуйста… мы должны уважать желание Алехандро.
   На сестру Алехандро было больно смотреть. Чувства разрывали ее надвое.
   Пока шофер вытаскивал из багажника чемоданы, взгляд Беатрис был прикован к маленькому мальчику, видневшемуся в окне машины.
   – Это Альфи, Джемайма? Могу я подойти к нему? – В кои-то веки Беатрис решила не обращать внимания на настроение матери.
   Шофер поднял два чемодана и, поклонившись донье Гортензии, понес чемоданы в дом.
   – Добрый день, донья Гортензия, – спокойно поздоровалась Джемайма, следуя за шофером со своей дорожной сумкой. Она приняла решение не реагировать на презрительные взгляды старой дамы.
   Сияя от удовольствия, Беатрис подошла к ним, держа Альфи за маленькую ручку.
   – Мама, ты только посмотри на него! – воскликнула она умиленно.
   Донья Гортензия опустила глаза на своего первого внука. На мгновение ее лицо смягчилось.
   – Пожалуй, это единственное, что тебе удалось, – сказала она, бросив презрительный взгляд на свою невестку.
   Джемайма сжала губы и промолчала. Да и что говорить? Мать Алехандро все равно никогда бы не смогла ни полюбить ее, ни принять как равную. Ее сын женился на женщине, которая сама зарабатывала себе на жизнь, к тому же англичанке! А не на испанской аристократке – только такую жену старая донья считала достойной ее сына. Когда три года назад Джемайма впервые приехала в замок, старая графиня сделала все, чтобы жизнь ее невестки стала невыносимой. Но в этот раз Джемайма не собиралась играть роль жертвы!
   Провожая их по винтовой лестнице, Беатрис пыталась завязать непринужденный разговор. На стенах висели потемневшие от времени портреты предков Алехандро. Обычно серьезный, он хохотал до упаду, когда однажды Джемайма попыталась сравнить его с этими мрачными лицами.
   – Алехандро пригласил няню, чтобы помочь тебе с Альфи, – сказала Беатрис.
   – Он очень предусмотрителен, твой брат, – заметила Джемайма после паузы.
   – Это дочка одного из наших виноградарей. Очень славная девочка и умеет смотреть за детьми, – торопливо добавила Беатрис.
   Джемайме не хотелось, чтобы Беатрис чувствовала себя неловко.
   – Думаю, она сможет с этим справиться.
   – Вот эту спальню я выбрала для Альфи, – с гордостью объявила Беатрис, распахивая дверь в светлую комнату с маленькой кроваткой и огромным количеством игрушек. – Конечно, если тебе не нравится, можно устроить его и в другой комнате…
   – Нет, здесь очень мило… Это ты купила игрушки?
   Беатрис рассмеялась:
   – Нет, это Алехандро! Тебе, наверное, трудно представить, чтобы мой брат сам отправился по магазинам?
   – Я бы не поверила, если бы ты сама это мне не сказала, – призналась Джемайма.
   Всем было известно, что Алехандро терпеть не мог магазины. Ее тронула эта жертва, на которую он пошел ради Альфи. Но потом ее мысли опять устремились в привычное русло: «Будет ли присутствие Алехандро означать нечто большее, чем дорогие игрушки? Не получит ли скоро Альфи такую же холодную отставку, как я сама, когда стала женой Алехандро?»
   Не обеспокоенный такими проблемами, Альфи бодро прошагал через комнату и занялся новыми игрушками. Беатрис с улыбкой смотрела на своего племянника.
   – Ты можешь гордиться им, – обратилась она к Джемайме.
   В который раз Джемайма почувствовала жалость к сестре Алехандро. Беатрис было только тридцать три года, но ее мать, похоже, решила оставить ее при себе навсегда. Ни один молодой человек так и не смог заслужить одобрения доньи Гортензии. Послушная дочь, старшая сестра Алехандро вела унылое существование старой девы.
   Через некоторое время раздался стук в дверь, и в комнату заглянула маленькая темноволосая головка. Это пришла познакомиться Пласида, новая няня Альфи. Немного поговорив с девушкой, Джемайма оставила сына на ее попечение и пошла к себе. Просторные комнаты, в которых она раньше жила с Алехандро, совершенно преобразились. Теперь там преобладали светло-бежевые тона, изгнав со стен темные обои, которые ей так не нравились, но донья Гортензия говорила, что эти обои ручной работы и должны остаться там навсегда.
   У Джемаймы вдруг возникло странное ощущение дежавю. То, что Алехандро не появился в аэропорту, давало ей понять, что в их браке ничего не изменится. В браке, который ей хотелось бы оставить позади. Да и стоило ли ожидать чего-то другого, если он с самого начала решил напомнить ей о своей, словно выбитой в камне, привычке – демонстрировать, кто тут главный? И то, что, не спросив ее, он пригласил Пласиду… Этим он тоже дал понять, что Джемайме не следует чувствовать себя слишком значимой в жизни ее ребенка.
   Как только ушла горничная, Джемайма решила принять душ, а потом переодеться. Она была поражена, увидев, что все шкафы были заполнены новой дорогой одеждой, а ящики – тончайшим шелковым бельем. И все это ей идеально подходило. Очевидно, Алехандро дал кому-то указание полностью подобрать новый гардероб. Такая щедрость в его духе. А может… ему показалось, что у нее самой недостаточно вкуса? И поэтому он решил заказать для нее одежду?
   Как унизительно! Но, учитывая, что ей придется ужинать с высокомерной свекровью, перспектива быть одетой как бедная родственница еще менее привлекала Джемайму.
   В конце концов она остановила свой выбор на элегантном сапфировом платье и, дополнив его босоножками из тонких серебристых ремешков, отправилась проведать Альфи. Ее сын, довольный и веселый, сидел в ванне и играл в кораблики под присмотром Пласиды. Джемайма сообщила девушке, что Альфи уже поел и ужинать не будет.
   Вернувшись к себе в комнату, она села перед зеркалом, пытаясь собрать непослушные кудри в какую-нибудь более гладкую прическу. Через пару минут она услышала, как открылась дверь.
   На этот раз вид Алехандро нельзя было назвать безупречным. В теплом свете заходящего солнца его дорогой костюм казался мятым и пыльным. Волосы были взъерошены, на скулах проступала синеватая тень щетины. И все равно… все равно он выглядел потрясающе! Реакция ее тела была мгновенной и недвусмысленной. Она почувствовала раздражение – ее гордость не хотела признавать столь приземленные реакции.
   – Я предупредил Марию, что сегодня мы будем ужинать вдвоем. Мне нужно только пять минут, чтобы принять душ, – сказал Алехандро, пробежав глазами по соблазнительным изгибам ее тела под переливистым шелком платья. Одобрение в его взгляде было таким горячим, что, казалось, под ним могла задымиться тонкая ткань. И одновременно таким вызывающим, таким чувственным, что только усилило ее раздражение.
   – Да как ты смеешь так смотреть на меня? – возмутилась Джемайма, оскорбленная столь унизительной фамильярностью и явно запланированным исходом ужина тет-а-тет. Да, похоже, требовалось гораздо больше усилий, чтобы превратить ее в послушную жену.
   Алехандро снял пиджак и начал расстегивать рубашку.
   – Ты слишком хороша, чтобы не обращать на тебя внимания, – поддразнил он ее.
   Джемайма решила промолчать. Она и без того знала, что так же бесполезно пытаться удержать мужчину на расстоянии, как и жаловаться на отсутствие внимания с его стороны. Она скользнула взглядом по своему отражению в старом зеркале в широкой позолоченной раме. Зачем доставлять Алехандро удовольствие, признаваясь, как она была огорчена, не увидев его в аэропорту? Или тем, что он даже не предупредил, что не приедет? Но она просто не смогла сдержаться:
   – Господи, какая я идиотка! Я думала, все будет по-другому. Надеялась, ты сделаешь над собой хоть какое-то усилие – О чем ты? – спросил он, снимая рубашку, чтобы явить перед ней превосходный торс.
   Джемайма повернулась к нему. Пульс застучал у нее где-то в горле, на мгновение она почувствовала, что не может сказать ни слова. Нет, она не хотела реагировать на это глупое физическое притяжение!
   – Я приехала два часа назад. Как ты думаешь, чего мне стоило встретиться с твоей матерью? Тебе даже в голову не пришло, что хотя бы раз в жизни ты должен быть рядом!
   – Я оставил тебе записку. Ты хочешь сказать, что не получила ее? – Его спокойная невозмутимость заставила ее только сильнее стиснуть зубы.
   – Ты действительно такой наивный? Твоя мать меня ненавидит! Думаешь, она стала бы беспокоиться, чтобы передать мне твою записку?
   – Если ты ее не получила, я могу только извиниться, что не оказался достаточно предусмотрительным, – сказал Алехандро, снимая с себя оставшуюся одежду и спокойно направляясь в ванную, обнаженный и гибкий, как молодой бог.
   – Не надо тут изображать аристократическую невозмутимость, чтобы смутить меня и заставить замолчать! – бросила она ему в спину.
   – С каких это пор тебя можно так смутить, чтобы ты замолчала? – Не оборачиваясь, Алехандро включил душ, заставив ее проглотить свой гнев, как только она поняла, что он все равно ее не услышит.
   И все же не удержалась, чтобы не крикнуть:
   – Я ненавижу тебя, когда ты так со мной разговариваешь!

   Слушая шум воды, Джемайма мерила шагами комнату. Воспоминания о тех безрадостных днях, когда она была здесь, снова вернулись к ней. Господи, как она не хотела снова оказаться в таком положении! Но разве она не сама подписалась на это ради благополучия Альфи?
   Шум воды прекратился, в запотевшем стекле замелькало белое пятно полотенца. Пытаясь унять дрожь, Джемайма обхватила себя руками. Через минуту Алехандро вышел из ванной. Черные волосы мокрыми прядями падали на лоб, на теле поблескивали капельки воды.
   Он посмотрел на нее и усмехнулся:
   – Ты не можешь ненавидеть меня. Конечно, не можешь.
   – Ты в этом так уверен? К тому времени, как распался наш брак, я тебя просто не выносила!
   Алехандро сделал к ней шаг, и она отступила.
   – Но почему? – спокойно спросил он. – Потому что узнал о твоей связи с Марко? Потому что я попросил тебя объяснить, на что ты потратила все деньги?
   – Во-первых, – и это самое главное! – я ушла от тебя потому, что ты не верил ни одному моему слову. Впрочем, у меня были и другие причины…
   Алехандро нахмурился:
   – Сейчас не время устраивать сцены. Я голоден, хочу одеться и поесть.
   На нее накатила такая злость, что она даже почувствовала себя выше ростом.
   – У тебя никогда не бывает подходящего времени! Хотя бы раз подумай, что ты сделал сам, чтобы разрушить наш брак, и перестань винить во всем только меня!
   – Давай оставим в покое прошлое…
   – Кто бы говорил! Ты сам постоянно упрекаешь меня за прошлое!
   Алехандро вздохнул:
   – Ладно. Скажи все, что ты хочешь. Но только покороче.
   – Ты заставил меня жить под одной крышей с твоей матерью…
   – Замок большой. К тому же в Испании так принято.
   – Донья Гортензия ненавидит меня. Она сделала все, чтобы моя жизнь здесь стала невыносимой. Что сделал ты, чтобы остановить ее?
   – Ты любишь все преувеличивать. Что значит невыносимой?
   – Если я о чем-то просила кого-то из слуг, им сначала приходилось бежать к ней, потому что она считала себя единственной хозяйкой в доме. И обычно случалось так, что, чего бы я ни просила, именно этого не получала. Потом… Она критиковала все, что я делала. Отказывалась разговаривать со мной за столом, когда тебя не было. Оскорбляла меня перед другими гостями. Можешь спросить у своей сестры. Беатрис, словно чумы, боится всяких неприятностей, но она не станет лгать, если ты прямо спросишь ее.
   Алехандро опустил глаза, его губы сжались.
   – Я спрошу.
   – Ты не веришь мне даже в этих вопросах?! – возмутилась Джемайма.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация