А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Непристойная страсть" (страница 32)

   – Твои слова звучат как парадокс, – выговорила она, чувствуя, что у нее саднит горло от неимоверных усилий удержаться от новых слез.
   – Вероятно. – Он помолчал, раздумывая, что сказать дальше. – Думаешь, я очень высокого мнения о себе? Если бы это было так, мне не нужно было бы, чтобы во мне нуждались. Но мне это нужно, Онор! Я должен чувствовать, что нужен!
   – Ты нужен мне! – воскликнула она. – Моя душа, мое сердце, мое тело – каждая частица меня самой нуждается в тебе, и так будет всегда! Майкл, Майкл, потребности бывают разные, так же как и одиночество. Да, я сильная, но это не значит, что мне ничего и никто не нужен! Не смешивай одно с другим, прошу тебя! Ты нужен мне, чтобы жизнь моя обрела смысл и я выполнила свое предназначение!
   Но он продолжал стоять на своем и только качал головой.
   – Нет, все не так. Тебе не нужно это. Ты нашла уже свое предназначение, смысл своей жизни, иначе ты не была бы той, какой я тебя знаю, – отзывчивой, любящей, увлеченной, счастливой, оттого что делаешь дело, которое очень мало кто из женщин может делать. Почти все женщины могут иметь семью, детей. Но ты – ты другая, ты не можешь довольствоваться такой жизнью, по сути дела, клеткой. Ты прошла другую школу. И именно так ты через какое-то время назовешь эту жизнь, которую хочешь посвятить исключительно мне одному. Клеткой! Ты слишком сильная и свободная птица, чтобы обречь себя на это, Онор. Ты должна расправить крылья и летать на свободе, там, где хочешь, а не сидеть в клетке.
   – Я готова пойти на это, – сказала она, побледнев, но все еще пытаясь бороться, хотя уже поняла, что все ее усилия бесплодны.
   – А я – нет. Если бы речь шла только о тебе, я бы, может, и рискнул. Но речь также идет и обо мне.
   – Но с Беном ты обрекаешь себя на цепи куда более прочные, чем это было бы со мной.
   – Но я никогда не смогу причинить Бену такую боль, какую в конце концов мне придется причинить тебе.
   – Ты вынужден будешь отдавать ему все свое время и уже не сможешь бросить все и уехать помогать кому-то, кого ты встретишь в городе.
   – Я нужен Бену, – сказал он. – Ради этого я и буду жить.
   – А если я предложила бы тебе разделить твою ношу? – задала она вопрос. – Согласился бы ты жить со мной и делить наши потребности быть нужными?
   – Ты мне это предлагаешь? – спросил он, неуверенный, что правильно понял.
   – Нет, – сказала она. – Я не могу распределять тебя в равных долях с учетом пристрастий Бенедикта Мэйнарда.
   – Тогда говорить больше не о чем.
   – Что касается нас, да.
   Он по-прежнему держал ее за плечи, и она не делала попытки освободиться.
   – А что остальные, они тоже согласны, чтобы ты позаботился о Бене?
   – Мы заключили соглашение, – сказал он. – И все согласны. Бен в психушку не пойдет, что бы ни произошло. Точно так же мы договорились, что жена Мэтта и его дети не будут голодать. Мы так решили.
   – Вы все так решили? Или только ты и Нейл?
   Он признал точность ее замечания, горестно скривив губы и отвернувшись.
   – Нам пора прощаться, – сказал он, и руки его скользнули наверх, к ее шее, большие пальцы поглаживали ее кожу.
   Он поцеловал ее, и в его поцелуе слились глубокая любовь и боль, признание неизбежности того, что должно случиться, и тоска по тому, что могло бы быть, и еще в нем была страсть и воспоминания о той единственной ночи. Он был короток, этот поцелуй, – так же короток, как сама жизнь.
   Потом Майкл замер по стойке «смирно», улыбнулся, глядя ей прямо в глаза, повернулся на каблуках и ушел.
   Канистра все так же валялась рядом; она тихонько опустилась на нее, чтобы не смотреть, как он исчезнет, и принялась внимательно разглядывать свои туфли, чахлые стебельки травы, бесчисленное множество блестящих крупинок, из которых состоял песок.
   Вот все и кончилось. Разве могла она состязаться с Беном, с его потребностью в Майкле? В этом он был совершенно прав. Но как же он, наверно, одинок. И загнан в угол. Неужели так должно быть всегда? Сильного бросают в угоду слабому. Обязанность или это чувство вины, которое заставляет сильного служить слабому? Кто за счет кого? Это слабый требует или сильный предлагает себя по доброй воле? Сила порождает слабость или усиливает ее, а может быть, отрицает? Что же тогда есть сила и что – слабость? Он прав, она может жить без него. И что это означает, что она не нуждается в нем? Он любил ее за то, что она сильная, но не мог бы жить с тем, что он любил. Любя, он ушел от любви. Потому что не получал, не мог получить от этого удовлетворение, почувствовать полноту той жизни, которая ему была нужна.
   Ей хотелось крикнуть ему: «Забудь про мир, Майкл, живи во мне! Со мной ты узнаешь счастье, о котором никогда не мечтал!» Да только просить об этом так же бесполезно, как просить луну с неба. Но может быть, она сделала это намеренно? Выбрала объектом своей любви человека, чьим предпочтением в жизни было служить, а не любить? Первым ее чувством, когда он появился в отделении «Икс», было восхищение, и именно из него выросла ее любовь, из ее высокой оценки его как человека. Каждый из них любил и ценил в другом силу, уверенность в себе, способность отдавать себя другим. Но эти же самые качества и оттолкнули их друг от друга, помешали им быть вместе. Одноименно заряженные частицы… Мой дорогой, мой самый любимый Майкл, я всегда буду думать о тебе, молиться за тебя, чтобы ты продолжал находить в себе силы.
   Она взглянула в сторону пляжа – после дождя и ветра он выглядел каким-то разрытым. Две прекрасные белые птицы парили над водой, рядом, крыло к крылу, как будто они были связаны друг с другом; внезапно они закружились, все так же связанные, затем опустились вниз и исчезли.
   «Вот чего я хотела, Майкл! Никакой клетки, только лететь вместе с тобой в огромном синем небе».
   Пора уходить. Пора вести Мэтта, Бенедикта, Наггета и Майкла к пункту сбора. Это ее долг. Нейл как офицер поедет отдельно, она еще не знала когда. Скажут, как только придет время.
   Пока она шла обратно, ее начали одолевать другие мысли. Значит, у них был заговор. Заговор, в котором Майкл охотно согласился участвовать. И зачинщиком был Нейл. Господи, до чего все это бессмысленно. Хотя нет, это имело смысл, пока следствие еще не закончилось и причина смерти не была установлена официально, ей, с их точки зрения, было лучше оставаться в неведении. Но почему Нейл так яростно возражал против того, чтобы Майкл рассказал ей обо всем сейчас, когда ничего уже не могло измениться? Нейл, в конце концов, достаточно хорошо ее знал, чтобы понимать, что она не побежит к полковнику Чинстрэпу докладывать о том, как все на самом деле произошло. Тогда почему? Что менялось? Для Бенедикта это, возможно, означало бы постоянное наблюдение в каком-нибудь гражданском учреждении, но для всех остальных дело могло кончиться увольнением с позором из армии, а то и тюрьмой. По всей вероятности, они вместе объединились против нее и решили, что будут все отрицать, если она что-нибудь скажет полковнику Чинстрэпу. Тогда почему же Нейл так упорно стремился оставить ее в неведении? И не только Нейл, но и Мэтт с Наггетом тоже.
   Что Майкл сказал под конец? Они заключили соглашение. Жена Мэтта и его дети не будут голодать. Вне всяких сомнений, и Наггет, изучая медицину, не умрет с голоду. А Бенедикт не попадет в лечебницу для душевнобольных. Майкл и Нейл… Они поделили ответственность между собой. Майкл и Нейл. Но что получает Нейл, обеспечивая средствами к существованию семью Мэтта и оплачивая образование Наггета? Две недели назад она сказала бы, что ничего, но теперь она была в этом не так уверена.
   Обида, которой Нейл как будто не почувствовал, его явная готовность принять ее отказ с достаточным спокойствием? Но в то же время он не позаботился о том, чтобы дать ей понять, что тут и не могло быть никакой обиды, – что это? И кто внушил Майклу все эти архаические взгляды насчет классовых различий? Она яростно вцепилась за эту гордо торчащую соломину. Кто-то поработал над Майклом, постарался убедить его отказаться от нее. Кто-то? Нейл!

   Глава 5

   Отъезд был организован выше всяких похвал. Когда сестра Лэнгтри пришла со своими подопечными к пункту сбора, в ту же секунду их разлучили с ней, так что они едва успели обняться и чмокнуть друг друга в щеку. Позже она совершенно не могла вспомнить, как смотрел на нее Майкл и как она смотрела на него.
   Было очевидно, что оставаться здесь, надеясь еще раз увидеть их, – дело бесполезное. Поэтому, протиснувшись сквозь кучки ожидавших своей очереди солдат и пасущих их сестер, она ушла обратно в корпус, где раньше размещалось отделение «Икс».
   Ее – вторая натура – привычка все убирать и расставлять по своим местам заставила сестру Лэнгтри пройти по всему отделению: она расправила простыни, развесила напоследок противомоскитные сетки в соответствии с правилами «великой драпировки старшей сестры», открыла тумбочки, сложила и отставила к стене ширмы, отгораживавшие обеденный стол.
   Потом она прошла в кабинет, скинула туфли, не развязывая шнурков, и уселась, поджав под себя ноги, в кресло, чего никогда раньше не позволяла себе на таком официальном месте. Теперь это уже неважно. Никто ее здесь не видит. Нейл тоже уехал. Изнуренного вида сержант сообщил ей о его отъезде. Она не поняла толком, что за неувязка произошла, но теперь уже было поздно что-либо предпринимать. Возможно, даже лучше, что ей не придется встречаться лицом к лицу с главным действующим лицом их заговора. Слишком много щекотливых вопросов ей пришлось бы задать ему.
   Она опустила голову на руки и задремала, увидев во сне что-то хорошее, связанное с Майклом.
   Примерно два часа спустя на дорожке, ведущей к отделению «Икс», показался Нейл. Он шагал, беспечно насвистывая и прекрасно чувствуя себя в капитанской форме. За спиной у него висела офицерская тросточка. Нейл легко прыгнул по ступенькам у заднего входа в корпус и вошел в сумрачное безлюдное помещение. Пораженный, он резко остановился. Отделение «Икс» было пустым, и эта пустота кричала на него изо всех углов. Постояв, Нейл снова пошел вперед, но теперь уже не так уверенно и беззаботно, как прежде. Он открыл дверь в свою каморку, и здесь его ждало новое потрясение: все вещи его были уже отправлены и больше здесь не осталось ничего, что бы напоминало о Нейле Паркинсоне, пациенте отделения тропических психозов.
   – Эй! – донесся до него сквозь тонкую перегородку голос сестры Лэнгтри. – Эй! Кто там?
   Она сидела в позе, в которой он никогда раньше ее не видел: утратив свой профессионально важный вид, боком к столу, свернувшись клубком в кресле. Туфли ее валялись рядом на полу. В комнате висел сизый сигаретный дым, пачка с сигаретами и спички лежали тут же, на столе. Ему показалось, что она сидит так уже очень давно.
   – Нейл! – сказала сестра Лэнгтри, пристально вглядываясь в него. – Я думала, вас уже нет. Мне сказали, что вы уехали несколько часов назад.
   – Я еду завтра. А вы?
   – Меня, я думаю, отправят вместе с лежачими на специальном судне до Брисбена или Сиднея – не знаю точно куда. Это будет, видимо, завтра или послезавтра. – Она пошевелилась. – Пойду поищу что-нибудь вам поесть.
   – Ради бога, только не беспокойтесь. Я не голоден, правда. Я рад, что мне не надо ехать сегодня. – Он вздохнул с довольным видом. – Наконец-то вы целиком принадлежите мне.
   Глаза ее сверкнули.
   – В самом деле?
   Тон, которым она произнесла эти слова, заставил его умолкнуть, но тут же он беззаботно уселся в кресло для посетителей и улыбнулся.
   – Ну конечно. И как нельзя кстати. Пришлось, естественно, пойти на некоторые хитрости, но полковник все еще болезненно воспринимает намеки насчет виски, так что он сумел сделать так, что мой отъезд отложили. Кроме того, он достал мне чистое карантинное свидетельство, а это означает, что я больше не пациент отделения «Икс», а простой, так сказать, жилец.
   Когда она заговорила, ее слова прозвучали довольно туманно:
   – Вы знаете, Нейл, как я ненавижу войну и то, что она с нами сделала? Я чувствую себя лично ответственной за все.
   – Берем на себя вину всего мира, так, сестренка? Может быть, хватит? – мягко проворчал он.
   – Нет, Нейл, весь мир здесь ни при чем. Я имею в виду только ту часть, которую вы и все остальные утаили от меня, – жестко сказала она и посмотрела на него.
   Из горла его вырвался какой-то шипящий звук.
   – Значит, Майкл все-таки не смог держать свой проклятый язык за зубами?
   – Майкл имел право сказать. А я имела право знать. И я хочу знать. Все хочу знать, Нейл. Так что же произошло той ночью?
   Он пожал плечами. Губы его скривились, и он устроился поудобнее с видом человека, вынужденного рассказывать надоевший анекдот, который сам в глубине души не считал стоящим очередного пересказа. Сестра Лэнгтри внимательно наблюдала за ним и думала при этом, что на фоне стены, которая теперь была голой, потому что все рисунки покоились на дне ее чемодана, его лицо смотрелось более контрастно, чего ему всегда не хватало.
   – Что ж, дело было так. Я тогда почувствовал, что мне надо еще выпить, и пошел к себе за бутылкой, – начал Нейл, закуривая сигарету. На этот раз он забыл предложить ей пачку. – Льюс поднял в палате тарарам, Мэтт и Наггет проснулись и решили, что им надо помочь мне прикончить виски. В результате за Льюсом остался присматривать один Бенедикт. Да, а Льюс уже улегся. Боюсь, мы действительно забыли про него. Или, может быть, мы не хотели о нем помнить.
   По мере того как Нейл рассказывал, события той ночи всплывали перед его глазами, вновь воспроизводя весь их ужас в ярких красках, и лицо его живо отразило эти воспоминания.
   – Бен порылся в своем мешке и достал оттуда некий запрещенный сувенир – один из тех, которые мы все прячем по разным местам, – пистолет японского офицера. Он заставил Льюса вынуть бритву и, приставив пистолет ему к ребрам, повел его в душевую.
   – Вам сам Бен рассказал, как он повел его туда? – спросила сестра Лэнгтри.
   – Да. Это единственное, что мы выудили из него, но что касается всего остального, то на этот счет у меня есть лишь слабые догадки. Бен здесь и сам путается – он впал в глубокое молчание.
   – Дальше? – подталкивала она его.
   – Мы услышали, что Льюс вопит как проклятый, и все это время, пока мы бежали до душевой, он все вопил и вопил… – Лицо Нейла исказила судорожная гримаса. – Но к тому времени, как мы добрались туда, для Льюса все уже было кончено. Удивительно только, что больше никто не слышал, – это просто чудо. Правда, ветер дул в сторону рощи, а мы все-таки далеко от цивилизации. Так что мы опоздали. Я сказал об этом?
   – Да. Можете вы дать мне хотя бы отдаленное представление о том, как Бен сделал это?
   – Я только догадываюсь, что у Льюса кишка тонка была сопротивляться, а может быть, он не верил, что с ним это может случиться, пока уже не стало слишком поздно. Эти чертовы бритвы такие острые… Держа его на прицеле, Бен, наверно, заставил Льюса взять бритву как надо, а затем, я думаю, Бен просто протянул руку, схватил Льюса за кисть, и дело с концом. У меня перед глазами так и стоит эта картина: Льюс вопит и пытается в страхе что-то бормотать, не понимая толком, что с ним проделывает Бен, пока не наступил финал. Вы представить себе не можете, что такое эти бритвы.
   Нахмурившись, она снова и снова прокручивала мысленно всю сцену.
   – Но ведь на его руке не было ни синяков, ни кровоподтеков, – возразила она. – Уж майор Мензиес наверняка заметил бы их. А Бен должен был держать его очень крепко.
   – На кистях рук не так легко появляются синяки, сестренка. Не сравнить с предплечьем. К тому же майор не искал ничего, кроме чисто внешних повреждений – слава богу, здесь не Скотленд-Ярд. А зная Бена, можно не сомневаться, что все было сделано очень быстро. Он, видимо, давно уже решил, как убьет Льюса. Так что это произошло не под влиянием момента. И все-таки он не смог бы проделать все это так, чтобы его не обнаружили, потому что, как только все началось, он слегка помешался – то есть я имею в виду, в другом смысле помешался. Не знаю. Кроме того, он вовсе не боялся, что его могут поймать. Единственное, что ему было нужно, – это разделаться с Льюсом таким образом, чтобы тот до конца оставался в сознании. Я думаю, он хотел, чтобы Льюс увидел свои изуродованные половые органы.
   – Льюс уже был мертв, когда вы пришли?
   – Не совсем. Поэтому нам и удалось спасти свои шкуры. Мы увели Бена подальше, как раз перед тем, как у Льюса началось что-то вроде предсмертных конвульсий. Он все сжимал бритву, и кровь хлестала из него фонтаном. Жизненно важные артерии были повреждены. В общем, Мэтт вывел Бена из душевой и остался сторожить, а мы с Наггетом приводили все в нужный вид. Нам для этого потребовалось всего несколько минут. А вот на что ушло много времени, так это на ожидание, пока мы точно не будем уверены, что Льюс испустил последний вздох, потому что мы не смели прикоснуться к нему.
   – Но вам должно было прийти в голову обратиться за помощью, попытаться спасти ему жизнь, – проронила сестра Лэнгтри сквозь плотно сжатые губы.
   – Моя дорогая, у нас не было ни единого шанса спасти его! Поверьте мне! Будь у нас хоть малейшая возможность, Бен не оказался бы в такой опасности. Меня не учили оказывать медицинскую помощь, но я все-таки солдат. Признаюсь, я никогда не испытывал симпатии к Льюсу, но у меня внутри был настоящий ад, когда я стоял и смотрел, как он умирает!
   С посеревшим лицом Нейл протянул руку, чтобы сбросить пепел, и посмотрел в совершенно отрешенные, полные боли глаза сестры Лэнгтри.
   – А Наггет был потрясающе спокоен, все знал, что и как, можете себе представить? Оказывается, можно прожить бок о бок с человеком много месяцев подряд и не знать, что творится у него в душе. И все эти дни, пока шло следствие, я ни разу не замечал, чтобы он был близок к срыву.
   Он встряхнул руку, как будто собрался потушить сигарету.
   – Самое трудное было удостовериться, что мы сделали все возможное, чтобы это было похоже на самоубийство, что мы не прозевали ни одной мелочи, которая могла бы вызвать подозрение… В конце концов мы отвели Бена в ближайшую душевую, и пока Мэтт сторожил – он, кстати, великолепный ночной сторож, слышит абсолютно все, – Наггет и я поливали Бена водой. Он был весь в крови, с ног до головы, но, к счастью, ухитрился не наступить на кровь. Не думаю, что нам удалось бы уничтожить следы. Штаны от его пижамы мы сожгли. Помните, вам не хватило одной пары, когда вы пересчитывали белье?
   – Как вел себя Бен? – спросила она.
   – Очень спокойно, и никакого раскаяния. Мне кажется, что он и теперь считает, что исполнил свой христианский долг. Для него Льюс был не человек, а воплощение дьявола.
   – И таким образом, вы покрывали Бена, – холодно заметила она. – Вы все покрывали его.
   – Да, все. В том числе и Майкл. Как только вы сказали ему, что Льюс мертв, он сразу все понял. Мне было очень жаль Майкла. Можно было подумать, что он сам это совершил, так он был расстроен, так мучился угрызениями совести. И все говорил, что не должен был заниматься только самим собой, не должен был оставаться с вами, а что долг обязывал его быть рядом с Бенедиктом.
   Она не вздрогнула; здесь уже была доля ее вины.
   – Он и мне это говорил. Что не должен был оставаться со мной, а должен был быть с ним. С ним! Но он не упомянул имя! Я подумала, что он имел в виду Льюса. – Голос ее дрогнул, и ей пришлось помолчать, чтобы собраться с мыслями, прежде чем продолжить: – Мне ни разу – ни разу! – не пришло в голову, что он говорил о Бенедикте! Я считала, что он имеет в виду Льюса, что он связан с Льюсом гомосексуальными отношениями. Что я наговорила ему, что я наделала! Как же я обидела его! И что в результате получилось! Мне тошно даже вспоминать.
   – Раз он не называл имени, ваша ошибка вполне естественна, – заметил Нейл. – Ведь в его документах прямо намекалось на гомосексуализм.
   – Откуда вы это знаете?
   – От Льюса – через Бена и Мэтта.
   – Вы очень умный человек, Нейл. Вы знали или догадались обо всем, не так ли? И решили устроить всю эту неразбериху. Намеренно это делали. Как вы могли?
   – А чего вы от нас ожидали? – спросил он, говоря во множественном числе, а не в единственном. – Не могли же мы передать Бена властям! Льюс – небольшая потеря для мира, а Бен никоим образом не заслуживает, чтобы его заперли в психиатрическую лечебницу до конца дней своих только потому, что он убил Льюса! Как же вы могли забыть! Мы все – пациенты отделения «Икс» и немножко попробовали на собственной шкуре, что это такое!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация