А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Непристойная страсть" (страница 14)

   До него вдруг дошло, что все у него внутри, от яиц до зубов, разнылось, и он зашел за пустой барак, чтобы помочиться. Что за черт, как всегда, проклятая жидкость не идет; вечно приходится торчать где-нибудь подолгу, чтобы нормально пописать. Время шло, а он все стоял и стоял, стараясь внушить струе, чтобы она наконец пошла, тиская в руке великолепный предмет, который он так глубоко презирал, сдвигая взад-вперед кожу в тихом бешенстве от отчаяния. Все было бесполезно. Он опять взглянул на часы и понял, что времени совсем не осталось и ему придется еще какое-то время терпеть эту боль.

   Часть третья

   Глава 1

   Майкл провел в отделении «Икс» две недели, когда сестру Лэнгтри начали мучить странные предчувствия. Не сладкое ожидание чего-то приятного, а какой-то тягучий патологический страх, причем совершенно необоснованный. На самом же деле все шло гладко, жизнь обрела новую завершенность и полноту. Казалось, исчезли все подводные течения, Майкла признали и полюбили, и ему тоже все нравились. Мужчины расслабились и чувствовали себя явно более спокойно и комфортно, тем более что Майкл, казалось, предупреждал все их желания и капризы, ходил по их поручениям, приносил и уносил все, что бы они ни попросили. И делал он это с удовольствием. В конце концов, объяснял он ей, не может же он читать до бесконечности и валяться на пляже до посинения ему тоже надоело. Нужно что-то делать. Так что он починил водопровод и отрегулировал его работу до совершенства, вбивал гвозди и вешал на них различные предметы. На спинке ее кресла появилась новая подушка – результат внимания, проявленного к ней Майклом. Полы только что не сверкали, кухня блестела чистотой.
   И все-таки беспокойство не отступало. «Возможно, он своего рода катализатор, – думала она, – нейтрален сам по себе, но кто знает, какие скрытые реакции происходят сейчас в отделении "Икс"? Да, его все любят, и он всех любит. И никаких подводных течений. Но с самого момента его появления отделение стало другим, хотя в чем это проявляется, непонятно. Изменилась сама атмосфера».
   Жара стояла угнетающая, не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка, воздух, казалось, загустел в неподвижности; от самого незначительного движения по телу начинал струиться пот. Вода в океане, за рифом, стала какого-то неприятно-зеленого оттенка, горизонт плавился. Полнолуние принесло с собой дождь, и два дня сплошной стеной лил благодатный поток. Он прибил пыль, но теперь везде текли реки грязи. Отовсюду полезла плесень: она выступила на противомоскитных сетках, простынях, ставнях, покрыла серыми пятнами книги, обувь, одежду, деревянные предметы, хлеб. К счастью, до пляжа добраться было невозможно, и это спасло мужчин отделения «Икс» от полнейшего безделья – сестра Лэнгтри заставила их счищать плесень с помощью тряпок, пропитанных спиртом. Она также категорически приказала оставлять обувь у входа, но под действием, вероятно, каких-то физических законов грязь проникала внутрь и распространялась по всему корпусу, зато, впрочем, у мужчин дел было по горло, так что они не выпускали из рук ведра, швабры и тряпки.
   Хорошо, что в самом дожде не было ничего угнетающего, поскольку он не знаменовал собой уходящее солнце, в отличие от слабых холодных дождей более высоких широт. И пока период муссонных дождей не начался, такой ливень был той стихийной силой, которая возвышала и приводила в восторг, наполняя человека ощущением огромной мощи природы. Но приходил муссон, и его действие подавляло слабый человеческий разум, потому что беспощадная его неотвратимость превращала самые важные людские дела в тщетную суету бессильных муравьев.
   Но для муссона пока еще было рано, так что, когда дождь прошел, даже унылое скопление облезлых бараков, именуемое Базой номер пятнадцать, неожиданно показалось милым и прелестным: дождь промыл их, отчистил от пыли и грязи, подмел мусор.
   «Так вот оно в чем дело, – думала сестра Лэнгтри, испытывая огромное облегчение. – Мое беспокойство и страх – это всего лишь предчувствие дождя. Так всегда бывает у них. А теперь это произошло и со мной».
   – До чего же глупо, – сказала она Майклу, передавая ему ведро с грязной водой.
   Он в это время наводил блеск в подсобке, после того как команда уборщиков положила швабры на место и теперь наслаждалась заслуженным отдыхом на веранде.
   – Что глупо? – опросил он, выпуская воду из водостока и протирая тряпкой оцинкованную поверхность.
   – Просто у меня было такое чувство, будто надвигается какая-то беда. Но теперь я думаю, это все из-за дождя. После всех этих тропиков пора бы уж, кажется, знать, что к чему.
   Она прислонилась к косяку и пристально посмотрела на него, а затем перевела взгляд на комнату. Все было сделано с крайней тщательностью, в помещении царил идеальный порядок.
   Майкл развесил тряпку сушиться на ведре и выпрямился. Глаза его заблестели от удовольствия.
   – Согласен, так может показаться.
   Он протянул руку над ее головой и снял рубашку, висевшую на гвозде за дверью.
   – А здорово дождь действует на нервы, правда? – продолжал он, надевая рубашку. – Здесь ничего не бывает слегка. Не помню, чтобы дома я бесился из-за того, что пару дней льет, но здесь я не раз видел, что люди доходят во время дождя чуть ли не до убийства.
   – С вами тоже так было?
   Взгляд его на мгновение остановился, но он продолжал улыбаться.
   – Нет.
   – Если причиной был не дождь, тогда что же?
   – Это мое дело, – ответил он доброжелательным тоном.
   Щеки ее запылали.
   – Но и мое тоже, учитывая обстоятельства! Ну почему вы не понимаете, что выговариваться просто необходимо? Вы, как Бен, такой же высокомерный!
   Он застегнул рубашку и теперь без всякой неловкости заправлял ее в брюки.
   – Не расстраивайтесь, сестренка. И не волнуйтесь за меня.
   – Нисколько я за вас не волнуюсь! Но я достаточно долго в отделении «Икс», чтобы знать, что для пациентов необходимо выговариваться.
   – А я не ваш пациент, – сказал он, остановившись перед ней в ожидании, как будто предполагал, что она отойдет в сторону и даст ему пройти.
   Она не пошевелилась и продолжала стоять на месте, не то чтобы рассердившись по-настоящему, но заметно выйдя из себя.
   – Майкл, но вы действительно мой пациент! Да, конечно, стабильный, я допускаю это, но в отделение «Икс» вас поместили не без оснований!
   – Основания были, да еще какие. Я пытался убить человека, – хладнокровно подтвердил он.
   – Но почему?
   – Причина указана в истории болезни.
   – Для меня этого недостаточно. – Губы ее сжались, превратившись в прямую линию. – Я не понимаю, в чем дело. Вы не гомосексуалист.
   – Откуда вы знаете? – холодно спросил он.
   Она задержала дыхание, но продолжала смотреть прямо в глаза:
   – Знаю.
   Услышав ответ, он рассмеялся, откинув назад голову.
   – Но, сестренка, мне совершенно все равно, почему я оказался здесь, так вам-то какая разница? Я просто рад, что приехал сюда, вот и все.
   Она отошла от двери.
   – Вы просто-напросто уклоняетесь от ответа, – медленно проговорила она. – Что вы хотите скрыть? Неужели это такой большой секрет, что вам невыносима сама мысль поделиться им со мной?
   На какое-то мгновение он отбросил свою извечную настороженность, и тогда она уловила в его глазах бесконечную усталость, смятение и внутренний разлад. И как только она увидела это, вся ее воинственность покинула ее, и она почувствовала себя обезоруженной.
   – Не надо, не отвечайте, – сказала она, улыбаясь со всей искренностью, которую испытывала к нему.
   В ответ на ее улыбку выражение его лица смягчилось, он посмотрел на нее более дружелюбно и сказал:
   – Я просто не люблю говорить о себе, сестренка. Не могу.
   – Думаете, я буду осуждать вас?
   – Да нет, не в этом дело. Но когда говоришь, ты вынужден подбирать нужные слова, взвешивать их… У меня никогда это не получалось, по крайней мере в нужный момент. Вот в три часа утра они сами найдутся, именно такие, какие мне нужны.
   – Это со всеми так происходит. Все дело в том, что нужно начать! Я помогу вам со словами, потому что хочу просто вам помочь.
   Он закрыл глаза и вздохнул.
   – Сестренка, я не нуждаюсь в помощи!
   Она отступилась, во всяком случае, на время.
   – Скажите, что вы думаете о Бенедикте? – спросила она.
   – Почему вы меня об этом спрашиваете?
   – Потому что вам удалось найти к нему подход, а мне это никогда не удавалось. Не думайте только, что я обижаюсь. Я очень рада, что вы сумели это сделать. Но мне интересно ваше мнение.
   – Бенедикт… – Майкл в раздумье опустил голову. – Я действительно не слишком в ладах со словами. Что я думаю о нем? Мне он нравится. Мне жаль его. Ему плохо, и он нездоров.
   – Из-за случая с деревней?
   Майкл убежденно покачал головой.
   – Нет, конечно! Все это идет издалека.
   – Может быть, потому что он в раннем детстве потерял родителей? Из-за того, что его воспитывала бабушка?
   – Возможно. Трудно сказать. Я думаю, Бен сам не знает, кто он такой. А если знает, то не может понять, что ему с собой делать. Не знаю. Я не специалист по душевным расстройствам.
   – Я тоже, – с сожалением сказала она.
   – У вас отлично получается.
   – Если говорить честно, Бен – единственный, о ком я беспокоюсь на Базе номер пятнадцать.
   – Вы имеете в виду, когда он демобилизуется?
   – Да. – Она напряженно подыскивала слова, не желая обидеть Майкла – он так старался помочь Бену. – Понимаете, я не уверена, что Бен сможет жить самостоятельно, вне какого-то закрытого заведения. Вместе с тем я чувствую, что будет несправедливо по отношению к нему предложить поместить его под постоянное наблюдение.
   – Вы хотите сказать, в сумасшедший дом? – пораженный, переспросил он.
   – Ну, в общем, я именно это имею в виду. Это единственное, что мы можем сделать для таких людей, как Бен. Но я не могу не колебаться.
   – Вы ошибаетесь, – крикнул Майкл.
   – Очень может быть. Отсюда и колебания.
   – Это добьет его.
   – Да. – Лицо ее было печальным. – Как видите, в моей работе не все сплошные пряники.
   Его ладонь опустилась ей на плечо и сильно встряхнула ее.
   – Только не торопитесь, прошу вас! Не делайте поспешных выводов и, пожалуйста, не предпринимайте ничего, не поговорив сначала со мной!
   Ладонь была тяжелая, она повернула голову и посмотрела на нее.
   – Бен стал намного лучше, – сказала она. – Благодаря вам. Вот почему я говорю с вами сейчас. Так что не беспокойтесь.
   Из открытой двери донесся голос Нейла.
   – Мы думали, что вы оба провалились в водосток, – беспечным тоном заявил он.
   Сестра Лэнгтри отступила в сторону от Майкла, который немедленно убрал руку, как только заметил присутствие Нейла.
   – Не до конца, – сказала она и слегка виновато улыбнулась Нейлу.
   И сразу же в ней поднялось раздражение против самой себя – с какой стати она чувствует себя виноватой? И еще по каким-то смутным причинам она испытывала раздражение и против Нейла.
   Майкл неподвижно стоял, глядя, как Нейл с видом собственника повел сестру Лэнгтри из подсобки. Потом вздохнул, пожал плечами и пошел следом за ними на веранду. На плацу и то чувствуешь себя уединеннее, чем в отделении «Икс». Все следят друг за другом, а особенно за сестрой Лэнгтри. Если им неизвестно, где она и с кем, они не успокоятся, пока не найдут ее. И время от времени они еще занимаются этакими умственными упражнениями, подсчитывая, точно ли она распределила время, уделяемое каждому из них. Не все, конечно, но те, кого это касается. Нейл особенно силен в этих упражнениях.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация