А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Непристойная страсть" (страница 11)

   – Все девки грязные, – бросил он и больше ничего уже не говорил.
   Да, он очень тревожил ее по этой причине и по многим другим.
   Прежде чем подойти к Майклу, она поправила ширмы вокруг стола, потому что они стояли слишком близко к его кровати, и ему будет неудобно вставать, если вдруг понадобится. Сложив ширмы наподобие веера, она сдвинула их к стене. В этой кровати давно уже никто не спал – из-за того, что она стояла около окна, и на нее всегда падал свет.
   Ей очень понравилось, что Майкл не стал надевать верх от пижамы. Так разумно в этой влажной жаре! А вот с Мэттом и Наггетом дело обстояло хуже. Ей никак не удавалось убедить их обойтись без застегнутых наглухо пижам. Может быть, это потому, что оба были слишком подавлены женщинами, – женой, матерью, – внушившими им свои понятия о приличиях цивилизованного мира?
   Майкл лежал лицом к окну, повернувшись спиной к палате. Судя по всему, свет, падающий из окна, совершенно ему не мешал. Значит, не будет возражать против своей кровати. Чтобы увидеть его, ей нужно было обойти вокруг и встать со стороны окна, но мысль о том, что она будет смотреть в лицо спящему, была ей как-то неприятна, и она осталась на своем месте. Мягкий свет скользил по его спине и плечу и заискрился на серебряной цепочке, на которой висели две бирки унылого серого цвета, вырезанные из прессованного картона – его опознавательные знаки. Одна свисала внизу, другая отскочила назад и лежала на подушке за его спиной. По этим карточкам его опознают, если найдут кусок его тела с этими бирками; одну оторвут и вместе с вещами отошлют родным, а с оставшейся похоронят… Только теперь этого уже не произойдет, сказала она себе. Война окончена. Ничего такого уже не может случиться.
   Тогда, днем, он смотрел на нее так, будто не в состоянии был воспринимать ее всерьез, будто считал, что она вышла за рамки своего естественного предназначения и занялась чем-то совершенно несвойственным ее роли. Не столько «давай-давай, девочка, развлекайся», сколько «давай-давай, возись с этими уродцами, они без тебя не обойдутся. Я-то не собираюсь». Вид у него был такой, будто он стукнулся лбом о кирпичную стену. Или столкнулся с какой-то неведомой ему силой. Остальные тоже это почувствовали и поняли, что Майкл не имеет никакого отношения к отделению «Икс» как таковому.
   Сестра Лэнгтри стояла у кровати Майкла, освещая фонариком его затылок, гораздо дольше, чем ей показалось. Левая рука ее потянулась к сетке, чтобы разгладить складки и морщины.
   Внезапно она уловила какое-то легкое движение. Она подняла глаза и, поскольку ширмы, отгораживающие стол, были сдвинуты, увидела кровать Льюса у противоположной стены и самого его, сидящего на краешке. Совершенно голый, он одну ногу поднял к подбородку и, обхватив ее руками, наблюдал, как она смотрит на Майкла. Ощущение было самое неприятное: как будто он застал ее за неприличными действиями, которые она совершала исподтишка. К счастью, в палате было темно, и он не мог видеть, как она вспыхнула.
   Они смотрели друг на друга очень долго, она и Льюс, как противники, которым предстоит жестокая борьба и они на расстоянии пытаются взвесить силы друг друга. Затем Льюс прервал эту молчаливую дуэль, руки его разжались, и он опустил ногу вниз и издевательски помахал ей из своего угла, после чего отдернул сетку и исчез. Стараясь двигаться со своим обычным спокойствием, она подошла к его кровати и наклонилась, чтобы подоткнуть сетку поглубже под матрас. При этом она изо всех сил заставляла себя не смотреть даже близко в сторону его лица.
   К Нейлу она, как правило, не заходила, разве что он попросил бы ее об этом, но он никогда этого не делал. Оказавшись один в своем убежище, он был полностью предоставлен самому себе, и она не вмешивалась в его существование. Это было все, что она могла сделать для него, бедняги.
   Все было в порядке. Сестра Лэнгтри зашла в кабинет, чтобы переобуться в ботинки и гетры, и нахлобучила шляпу на голову. Затем она нагнулась за своей корзинкой и бросила туда две пары носков, которые выудила из вещевого мешка Майкла, потому что их необходимо было срочно заштопать. Затем беззвучно проскользнула мимо занавески к входной двери и вышла наружу. Луч фонарика, уже не закрытый ее пальцами, осветил ей путь через лагерь. Половина одиннадцатого. К одиннадцати она успеет принять ванну и приготовиться ко сну, а в полдвенадцатого уже будет спать крепким сном, который ничто не прервет целых шесть часов.
   Мужчины отделения «Икс» на самом деле не оставались без присмотра всю ночь. Как и в каждой хорошей медсестре, в ней действовал внутренний будильник, который будил ее в случае, если что-то было не так, и тогда она посреди ночи вставала и шла в отделение посмотреть, что происходит. И если действительно что-то происходило, она сообщала об этом дежурной сестре, которая в этом случае уделяла особое внимание отделению «Икс» во время обхода. Собственно, дежурная сестра заходила в отделение без особого предупреждения сестры Лэнгтри. Ну а на крайний случай наготове был телефон. Но с тех пор, как последний раз ночью случилось что-то серьезное, прошло уже три месяца, так что сестра Лэнгтри была уверена, что никто не потревожит ее сон.

   Часть вторая

   Глава 1

   Визит к полковнику Чинстрэпу, как и ожидала сестра Лэнгтри, ничего не дал. Полковник сосредоточил свое внимание исключительно на теле Майкла и начисто забыл о его душе. Он ощупывал его, прослушивал, постукивал, тыкал пальцами, щипал, колол иголками, щекотал, выбивал на нем дробь, и все это Майкл выносил с невозмутимым спокойствием. По его команде Майкл закрывал глаза, касался пальцем кончика носа, подпрыгивал на одной ноге, водил глазами, не поворачивая головы, за карандашом, беспорядочно мельтешившим взад и вперед. Он стоял неподвижно, поставив вместе ноги и закрыв глаза, ходил по прямой линии, подпрыгивал сначала на одной ноге, потом на другой, прочитал все буквы в таблице, прошел обследование зрительного поля, поиграл в специальную игру в слова, находя к ним ассоциации. И даже когда сквозь линзу офтальмоскопа на него глянул налитый кровью глаз полковника, он с полнейшим самообладанием вынес это самое напряженное и тягостное исследование, всегда предполагавшее близкий контакт врача и пациента. Сидя поодаль на стуле, сестра Лэнгтри с любопытством отметила, что он даже не поморщился, когда в нос ему ударило смрадное дыхание полковника.
   После всех этих процедур Майкла попросили выйти и подождать, а сестра Лэнгтри осталась сидеть, наблюдая, как полковник Чинстрэп тыкает костяшкой большого пальца в верхнюю губу. Этот жест всегда напоминал ей ковыряние в носу, хотя на самом деле он означал, что полковник изо всех сил напрягает свои умственные способности.
   – Днем я сделаю ему спинно-мозговую пункцию, – выдал он наконец, растягивая слова.
   – Зачем, Христа ради? – вырвалось у сестры Лэнгтри прежде, чем она опомнилась.
   – Простите, сестра?
   – Я говорю, зачем это надо? – Ладно, в конце концов, сказала «а», говори и «б». Она сама все это затеяла, так что ей и вызволять Майкла. – С неврологической точки зрения у сержанта Уилсона все в порядке, и вы знаете это, сэр. Зачем вызывать у бедняги жуткую головную боль и обрекать его на постельный режим, когда он здоров как младенец, особенно если принять во внимание тот образ жизни и климатические условия, которые ему приходилось выносить?
   Было еще слишком рано, чтобы опять вступать с ней в пререкания. Этой ночью он позволил себе маленькие излишества, в которых принимали участие бутылка виски и сестра Конноли, и все из-за стычки с Лэнгтри, так что сама мысль о новых препирательствах была для него совершенно невыносима. На днях он сведет с ней счеты, мрачно обещал полковник самому себе, но только не сегодня.
   – Очень хорошо, сестра, – высокомерно сказал он, положив ручку на стол и закрывая историю болезни сержанта Уилсона. – Я не буду делать спинно-мозговую пункцию сегодня. – Он протянул ей папку с таким видом, будто она была отравлена. – Разрешите пожелать вам приятно провести утро.
   Сестра Лэнгтри поднялась.
   – И вам также, сэр, – ответила она, повернулась и вышла.
   Увидев ее, Майкл пристроился рядом, и они вместе зашагали прочь от этого места, причем сестра Лэнгтри задала максимальный темп, с жадностью вдыхая свежий воздух.
   – Ну как, всё? – спросил он.
   – Определенно всё. Если только у вас не разовьется какое-нибудь хитрое заболевание позвоночника с труднопроизносимым названием, я с уверенностью предсказываю, что вы видели полковника Чинстрэпа в последний раз, не считая проверок и еженедельного общего обхода.
   – Как-как его зовут?
   Она рассмеялась.
   – Чинстрэп. Эту кличку придумал Льюс, и она к нему так и прилипла. На самом деле его зовут Доналдсон. Будем надеяться, что на Мэкери-стрит о Чинстрэпе никто не узнает.
   – Должен признаться, сестра, что это место полно неожиданностей, да и сами люди тоже.
   – Ну уж, наверное, здесь не больше неожиданностей, чем у вас в батальоне или в лагере.
   – Что до батальона или лагеря, – сказал Майкл, – то тут вся суть в том, что я слишком хорошо всех знал, кого-то даже по нескольку лет. Не все, кто попал со мной в одну часть, были убиты или стали калеками. Конечно, во время похода или когда идешь в атаку забываешь о скуке. Но мои последние шесть лет прошли в лагерях, и лагеря эти были разные: в пустыне под песчаными бурями, в джунглях под тропическими ливнями. Однажды даже на сцене разбили лагерь. И всегда была жара. Я все думаю о русском фронте, и мне интересно, как себя чувствуешь, когда холодно. Я даже поймал себя на мысли, что мечтаю побыть в холодном лагере. Разве не странно, скажите, что человеческая жизнь может стать до такой степени однообразной, что уже мечтаешь не о доме или женщинах, а просто о другом лагере? Военный лагерь – это единственное, что я знаю.
   – Я согласна. Действительно, в военной жизни самое трудное – монотонность. В отделении «Икс», кстати, тоже. Это относится и ко мне, и к больным. Я предпочитаю работать часами подряд, не имея сменной сестры, потому что иначе сама сойду с ума. Что же до них, то физически они здоровы и вполне в силах выполнять какую-нибудь работу. Но они не могут. Нет здесь никакой работы. А для их душевного состояния это было бы так полезно. – Она улыбнулась. – Ну как бы там ни было, а осталось уже недолго. Мы все скоро поедем домой.
   А им дом совсем и не нужен, но Майкл ничего не сказал, просто шел себе рядом по дорожке, ведущей к отделению.
   Ей подумалось, что идти вот так, рядом с ним, было приятно. Он не склонялся почтительно перед ней, как это делал Нейл, никого из себя не изображал, как Льюс, не крался, как Наггет. Он просто шел и разговаривал с ней, и делал это естественно и по-дружески, как мужчина с мужчиной. Что само по себе звучало довольно странно, но ощущение было именно такое.
   – А кем вы были в мирное время, Майкл? – спросила она, сворачивая с основной дорожки, ведущей к отделению, на тропинку между двумя закрытыми корпусами.
   – Фермером на молочной ферме. У меня есть триста акров в низине Хантер около Мэйтленда. Сестра с мужем обрабатывали ее, пока я служил, но они предпочли бы вернуться в Сидней, так что когда я приеду домой, то займусь землей сам. Мой зять признает жить только в городе, но когда всех забирали, он решил, что лучше будет доить коров и просыпаться с петухами, чем наденет форму и его убьют.
   На лице Майкла было написано легкое презрение.
   – Ну вот, в деревенском полку прибыло! Теперь мы в большинстве. Нейл, Мэтт и Наггет горожане, но с вами нас теперь четверо против троих.
   – А вы откуда?
   – У моего отца земля недалеко от Ясса.
   – А все-таки оказались в Сиднее, как и Льюс.
   – Оказалась в Сиднее, да, но не как Льюс.
   Он усмехнулся и искоса взглянул на нее.
   – Извините, сестра.
   – По-моему, вы уже можете называть меня сестренка, Майкл, как они. Все равно рано или поздно привыкнете.
   – Хорошо, согласен, сестренка.
   Они поднялись на небольшой неровный холм, песчаный, покрытый длинными корнями жесткой травы с торчащими кое-где небольшими аккуратными пеньками кокосовых пальм, и очутились в начале пляжной полосы. Здесь они остановились, ветер поигрывал концами косынки сестры Лэнгтри.
   Майкл достал курительные принадлежности и опустился на корточки, не отрывая от земли каблуков, как это свойственно деревенским жителям, а сестра Лэнгтри опустилась рядом с ним на колени, стараясь не набрать песка в туфли.
   – Когда я смотрю на что-нибудь такое, я уже не слишком против островов, – сказал он, скатывая сигарету. – Это удивительно. Вот уже тебе кажется, что больше не выдержишь ни одного дня в этих болотах, среди грязи, пота, дизентерии, а на следующий день просыпаешься и видишь, что бог послал на землю самый лучший день, или вдруг замечаешь что-то, вот как сейчас. А может быть, случается какое-то событие, которое заставляет тебя думать, что на самом деле все не так уж плохо.
   Вокруг было так красиво: ровная прямая полоска просоленного песка, потемневшего у воды, там, где на него накатывал прилив, и никого вокруг. Казалось, она сливалась с длинным мысом, уходившим налево до самого горизонта, а справа песок постепенно переходил в мангровую низину, откуда доносился запах гниющих водорослей. Вода напоминала красочный мазок на белом холсте: прозрачная как стекло, бледно-зеленого цвета, в ней чувствовалась спокойная глубина. Далеко в море виднелся риф, так что горизонт был скрыт от глаз гребнями белой пены разбивающегося прибоя.
   – Это пляж для больных, – сказала сестра Лэнгтри, присев на корточки. – Утром сюда ходить не положено, поэтому сейчас он пуст. Но днем, между часом и пятью, он в вашем распоряжении. Я не смогла бы привести вас сюда в это время, потому что, пока больные здесь, женщинам заходить запрещено. Таким способом армия экономит на купальных костюмах. Дежурные и младшие офицеры тоже здесь купаются в эти же часы. А мне этот пляж просто бог послал. Для моих мужчин это такое развлечение, без него они никогда бы не поправились.
   – А у вас есть пляж, сестренка?
   – Весь берег по ту сторону косы наш. К сожалению, нам не так повезло, как вам. Старшая сестра против купания нагишом.
   – Вот старая зануда.
   – Доктора и начальство купаются на отдельном пляже, тоже с нашей стороны косы, но от нас они отделены мысом. Пациенты из офицерского состава могут пользоваться и тем и другим пляжем.
   – А докторам положены купальные костюмы?
   Сестра Лэнгтри улыбнулась.
   – Честно говоря, не выясняла. – У нее затекли ноги, и она посмотрела на часы, чтобы у нее был предлог подняться. – Пора возвращаться. Сегодня, правда, обходов быть не должно, но я еще не научила вас делать складки на сетке. У нас как раз есть час до ланча.
   – Да зачем мне целый час? Я быстро схватываю, – сказал он и неохотно поднялся, с явным нежеланием прерывая удовольствие настоящего общения с женщиной.
   Но она качнула головой и двинулась в обратную сторону, так что он вынужден был последовать за ней.
   – Можете мне поверить, вам понадобится значительно больше часа. Пока вы не познали секреты драпировки противомоскитной сетки, считайте, что вы не познали мир. Если бы я знала, каковы будут последствия, я бы предложила полковнику Чинстрэпу использовать «Драпировку старшей сестры» в качестве теста на ментальную дееспособность.
   – Как это? – Он догнал ее и пошел рядом, стряхивая с брюк песок.
   – Не все пациенты отделения справляются с этим. Бенедикт, например, не может. Уж как мы пытались научить его, и он сам очень старался, но все равно не смог уловить, как должны свешиваться складки, хотя ум у него достаточно острый. Какие только причудливые и интересные вариации он ни сочиняет на тему «Драпировки старшей сестры», все равно у него ничего не выходит.
   – А вы всегда откровенно высказываете свое мнение о других, правда?
   Она остановилась и серьезно посмотрела на него.
   – А какой смысл поступать иначе, Майкл? Поймите, нравится вам это или нет, подходите вы как пациент или нет отделению «Икс», считаете ли, что вы принадлежите к ним или нет, но отныне вы его часть, и так будет до тех пор, пока мы все не разъедемся по домам. И вы очень скоро поймете, что здесь в «Иксе» мы не можем позволить себе роскошь говорить иносказательно.
   Майкл кивнул, но промолчал, глядя на нее с таким видом, будто оценивал, насколько возросла ее стоимость в свете новых событий, но вместе с тем в его взгляде было больше уважения и почтительности, чем она видела вчера.
   Помедлив секунду, сестра Лэнгтри опустила глаза и снова двинулась вперед, только теперь она шла значительно медленнее, как бы прогуливаясь, а не своим обычным быстрым шагом. Это было большим удовольствием – разорвать привычный ход событий, и ей нравилась его довольно прямолинейная манера разговаривать. С Майклом ей не надо было вникать в его чувства, она могла расслабиться, как если бы они познакомились где-нибудь в обществе.
   Но уже очень скоро – слишком скоро – из-за угла одного из заброшенных корпусов показалось отделение «Икс». У входа стоял Нейл, поджидая ее, и это вызвало в сестре Лэнгтри смутное раздражение. Он был похож на чрезмерно заботливого родителя, чье чадо впервые возвращалось из школы самостоятельно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация