А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "От создателей Камасутры" (страница 27)

   – Это копия старинного плана подземелья, который хранится в монастырской библиотеке, – терпеливо, будто слабоумной, продолжал объяснять мне Джамш, при этом подкрадываясь ко мне все ближе.
   – А он почему с нами не пойдет? – не отставала я, продолжая отступать в сторону дороги. Длинный толстый халат очень мне мешал, я то и дело об него спотыкалась и выпутывалась из его потрепанных бортов.
   – У него другое задание. Сэнге отправляется к Сингху, – посмотрел на меня сверху вниз Джамш. Я так и продолжала ползти на четвереньках, забыв от страха принять вертикальное положение. Со стороны наша пара, наверное, напоминала картину «Мы с Мухтаром на границе».
   – Я думаю, будет лучше, если к Сингху пойду я. Это его отвлечет. А вы спокойно освободите пленников, – так же строго глядя ему в лицо, заключила я, не собираясь сдаваться.
   – А потом освободим тебя? Или ты планируешь покинуть его резиденцию самостоятельно? – ответить мне было нечего, и он поторопил меня: – Юлия, мы теряем время! Я иду первый, ты – за мной.
   – Нет! Я туда не полезу! – выпалила я. – Ни за что! Это самоубийство! Нет! Лучше отдайте меня Сингху!
   Моя спина уперлась в каменный клык.
   – Почему ты сразу не сказала, что боишься подземелий? – строго спросил Джамш, поднимая меня на ноги.
   – Я и сама не знала, что боюсь, – плаксивым голосом ответила я, радуясь его догадливости.
   – Теперь отступать поздно. Придется идти, – развел он руки в стороны.
   – А можно, я вас здесь подожду? – с надеждой спросила я, заглядывая в его добрые, ласковые глаза.
   – Нет. Во-первых, это опасно. Во-вторых, зная твой характер, я могу заранее все дальнейшее предсказать. Как только я уйду, ты сразу начнешь психовать, нервничать, укорять себя за малодушие и, бегая вокруг колодца, рвать на себе волосы. Через полчаса тебе начнет казаться, что с нами случилась беда, нам нужна помощь, на нас напали, нас убили, и ты сама туда спустишься, рискуя сломать себе ноги. Если ты все же благополучно достигнешь дна и побежишь нам на выручку, то наверняка заблудишься в темных коридорах. В любом случае это лишь усложнит задачу по спасению твоей семьи. А возможно, и вовсе погубит всю операцию.
   Джамш говорил спокойным, лишенным эмоций голосом, а потому смысл сказанного им сразу дошел до моего сознания, минуя стадию ослиного упрямства, которую я неизбежно переживаю, стоит кому-то начать склонять меня к своей точке зрения.
   Я представила себе томительное ожидание в полном одиночестве на краю колодца: вокруг голая степь, свист ветра среди камней, а вдали темнеет дом моего врага, а в этом доме борются со смертью мои близкие и друзья – и поняла, что Джамш абсолютно прав. Такое испытание мне не под силу. А если с Василием и детьми что-то случится, в то время как я буду отсиживаться в окопах, я просто не смогу жить дальше. А если из-за моей трусости пострадает Джамш или благородный шеф Шиваджи? Нет! Я должна идти, и говорить больше не о чем.
   – Хорошо, – смирилась я с неизбежным. – Но только давай сначала ты меня туда затолкаешь, а потом уже сам спустишься? Добром я туда все равно не залезу, – жалобно попросила я.
   – А тебе страшно не будет?
   – Будет. Но если ты спустишься первым, Сэнге один со мной может не справиться. Главное, впихните меня туда, не обращая внимания на мои вопли.
   Джамш согласился. Я мужественно подошла к краю колодца и позволила обвязать себя веревкой. Потом посмотрела вниз, и решимость меня покинула. Мало того, что я боюсь быть погребенной заживо, я же еще до судорог боюсь высоты!
   – Пора! – сказал Джамш и хотел было подтолкнуть меня вперед.
   Я ловко увернулась и нырнула ему за спину. Джамш повернулся, но ухватить меня не успел: я проскользнула у него под рукой, упала на четвереньки, перекатилась между ним и Сэнге и, вскочив на ноги, спряталась за монаха. Поскольку все это время Джамш держал в руках веревку, которая была одним концом привязана ко мне, а другим – к каменному клыку, вскоре мы, все трое, оказались так плотно ею опутаны, что едва могли дышать.
   Разбуженный нами скотовод распутал нас, он долго кряхтел и удивлялся – что это мы тут вытворяем?
   Наконец, веревка была распутана, проверена, и я вновь оказалась на краю колодца. Теперь и Джамш, и Сэнге были настороже и по моей команде дружно толкнули меня вниз. Но мой шустрый организм, который, видимо, имел свою собственную, отличную от моей, точку зрения на происходящее, был категорически против. Он резко сгруппировался и вместо прямого попадания в довольно-таки емкое отверстие уперся руками и ногами в края колодца, и теперь я висела над темной дырой, устремив в небо свою филейную часть. Сколько мужчины ни пытались оторвать меня от занятой позиции, у них ничего не вышло. Я визжала, брыкалась, кусалась, плевалась, выла, в общем, вела себя дико и недостойно. Скотовод стоял рядом, не мигая, с открытым ртом, со счастливым выражением лица. Видимо, в его жизни не часто случались подобные развлечения. Пришлось мужчинам ретироваться за угол, лишь тогда я согласилась принять нормальную позу.
   Наконец, Джамшу надоел этот цирк. Меня отловили, закутали в мой же халат, связали и спустили вниз, как замотанную в кокон гусеницу. Рот мне, кстати, тоже заткнули, чтобы я не пугала коров своими воплями.

   Глава 32

   Проход был нешироким, вдвоем едва-едва разминуться. Выложенный темным, коричневато-красным камнем, он сохранился в отличном состоянии. Сводчатый потолок нависал над нами, так что Джамш, шедший впереди, все время инстинктивно пригибался. Несколько раз нам попадались небольшие обвалы, кучи земли лежали на полу в коридоре, там, где кладка потолка была повреждена или частично осыпалась. Боковые коридоры уходили в стороны, строго согласно с указаниями на карте. Они все были как две капли воды похожи на тот, по которому шли мы, поэтому, не имея карты, мы уже не раз могли бы заблудиться. Страх покинул меня почти сразу, как только Джамш, приземлившись рядом со мной, зажег второй фонарик и осветил уходивший во тьму коридор.
   В подземелье было сухо, спертый, застоявшийся воздух тревожило лишь наше продвижение по проходу. Никаких насекомых, вопреки моим ожиданиям, нам не попалось, равно как и крыс или змей. Было такое ощущение, что мы идем по тайному ходу старинного замка. Однажды луч света, попавший в боковой коридор, осветил небольшой зал с колодцем, и мое нездоровое любопытство тут же погнало меня осматривать находку, но Джамш успел ухватить меня за локоть и возвратить на праведный путь.
   До цели мы добрались неожиданно быстро. Правда, неожиданность эта оказалась не единственной.
   Бодро шагая по коридору, мы вдруг самым непредсказуемым образом уткнулись в тупик.
   – Что это? Мы заблудились? – спросила я, выхватывая у Джамша из рук карту.
   – Нет. Я считал повороты, мы прошли все коридоры и должны были достигнуть цели, – нахмурился мой провожатый.
   Я осмотрелась. Впереди была каменная стена. Слева и справа – тоже. Позади, метрах в десяти от нас, остался последний коридор. Он под прямым углом уходил влево от нашей галереи.
   – Может, там посмотреть? – нерешительно спросила я.
   – Нет, – упрямо возразил Джамш. – На плане нужный коридор никуда не сворачивает. Может, проход заложили, когда ремонтировали дом?
   – Вряд ли, посмотри, кладка выглядит совершенно одинаковой, как будто ее возводили в одно время, – я провела рукой по шершавым камням. – Мы могли пройти мимо двери и не заметить ее! – пришла мне в голову свежая мысль.
   Мы с Джамшем прошли по коридору до ближайшего поворота, внимательно осматривая стены, прощупывая каждый камень. Ничего!
   – Сколько времени? – спросила я упавшим голосом, отчетливо понимая, что наш план провалился.
   – Осталось меньше получаса, – напряженно хмурясь, ответил Джамш, взглянув на часы.
   – Дай мне телефон, – бесцветным голосом попросила я.
   – Что ты придумала?
   – Я обменяю свою жизнь и документы на жизнь своих детей, – стараясь не поддаваться эмоциям, ответила я. – Мы с Василием погибнем, но хоть…
   Договорить я не смогла: предательский ком подступил к горлу, пронзительная боль утраты сжала мое сердце, воображение рисовало одну душераздирающую картину за другой. Вихрем проносились путаные видения. Свадьба Вероники, внуки, которых я никогда не увижу, мать с отцом на моей могиле, мы с Василием, прижавшись друг к другу, стоим перед дулом автомата… Наш сад в Ницце, утопающее в цветах сирени Марсово поле весной… Рыдающие в трущобах Нью-Йорка осиротевшие Денис и Вероника…
   Слезы горячим соленым потоком полились из глаз. Сцепив зубы, чтобы не завыть по-бабьи, я подняла вверх голову, пытаясь остановить эти ненужные предательские слезы, утерла нос рукавом куртки и, открыв глаза, уперлась взглядом в квадратный, уходивший вверх коридор.
   – Джа-амш! – протянула я севшим от пережитых волнений голосом. Мои слезы мгновенно высохли, а тело наполнилось упругой пульсирующей силой. Вот он, проход!
   – Мы не сдадимся, – глухо ответил мне индиец, сверля напряженным взглядом стену перед собой, – он не убьет их! Я не позволю.
   – Джамш! – уже решительнее крикнула я и дернула его за рукав. – Смотри сюда! Мы не там искали!
   Джамш опомнился не сразу. Он взглянул на меня каким-то пугающим мертвым взглядом, его черные пустые зрачки словно поглотили слабый свет, освещавший подземелье. Затем, сперва медленно, потом все быстрее его глаза стали наполняться жизнью, словно пустой сосуд водой, пока в них не зажегся привычный мне теплый живой свет.
   – Какой же я болван! – схватился за голову Джамш, поняв, что именно я нашла. – Ну, конечно! Если мы спускались по колодцу, резонно было бы предположить, что и выход будет подобен входу!
   Через пару минут, когда эйфория от открытия ушла, стало ясно, что поиск выхода был наименьшей из наших проблем.
   Осветив фонариком каменную горловину, мы обнаружили то, что и ожидали. Колодец был закрыт каменной плитой, точной копией той, которую Сэнге с Джамшем еле выдрали из пола на пустыре.
   Хотя глубина колодца была несколько меньше, чем в месте нашего спуска, но достать до люка не было никакой возможности. А ведь крышку требовалось еще и приподнять.
   А что там, наверху? Куда выходит подземный ход? А если на него поставили сейф? А если на этом месте теперь стена? А если…
   – Без паники. Как говорил французский писатель Александр Дюма-отец, – потерев подбородок, проговорил Джамш, – «Легче всего осуществляются те мечты, в которых не сомневаются».
   Я почти не удивилась. В конце концов, ко всему привыкаешь, и жены гениев после нескольких лет совместной жизни с легкой душой посылают мужей вынести мусор. А я после месяца тесного общения с индийским таксистом уже перестала удивляться глубинам его личности и неординарности мировосприятия. Дюма так Дюма.
   – Ты когда-нибудь подсаживала человека на лошадь? – задал мне очередной «банальный» вопрос Джамш.
   – Да, случалось.
   – Подсади меня, я попробую добраться до люка и осмотреть крышку, – велел он мне, стягивая куртку и разминая плечи.
   Я выставила вперед одну ногу, согнула колено и, сложив ладони ковшом, приготовилась закинуть почти двухметрового Джамша наверх, в колодец. Ясное дело, у меня ничего не вышло. До колодца он, конечно, достал, но вот дальше дело не пошло.
   Мой энергичный, физически развитый друг планировал подтянуться на руках, упереться ногами в стены и таким образом пройти вверх по горловине. К несчастью, камни в колодце были уложены так плотно, что как Джамш ни старался, но зацепиться ни за что не смог.
   Последовала пауза. Через несколько минут мы поменялись ролями. Джамш посадил меня на плечи, всунул в жерло колодца и приказал, встав ему на плечи, осмотреть люк.
   На плечи так на плечи. Я уже была готова на все. Хоть на уши встану. Время неумолимо бежало, а мы были так же далеки от спасения моего семейства, как и три часа назад.
   Фонарик освещал ровную поверхность камня, тонкие, но плотные швы по краям. Ни света, ни звука снаружи не пробивалось.
   – Джамш, а сколько весит эта плита? – спросила я, глядя вниз на его черную кудрявую макушку.
   – Не знаю. Но много. Ты не справишься. Слезай, я кое-что придумал.
   Теперь я стояла, уперевшись двумя руками в стену. Джамш с максимальной осторожностью вскарабкался мне на плечи. Когда он взгромоздился на меня, мне показалась, что я ушла в землю по самые колени.
   На этот раз ему удалось проделать свой фокус. Он уперся спиной и ногами в стены и не спеша полез вверх. Я стояла внизу, освещая ему путь. Добравшись до верха, Джамш постарался как можно надежнее закрепиться и уперся руками в плиту. Чем больше он напрягал свои усилия, тем ниже съезжал по стене, пока окончательно не утратил контакт с проклятым люком.
   И кто только построил это подземелье, что за идиоты придумали эти колодцы?! Ведь ни один нормальный человек из этих катакомб не выберется, так и помрет в двух шагах от свободы! Пока Джамш стоял, как соляной столп, прикрыв глаза, в абсолютной неподвижности, я бушевала, понося всех жителей Ладакха, и покойных, и ныне живущих, строителей и скотоводов, монахов-буддистов, таксистов, свое семейство, которое было настолько глупым, что попалось в руки Сингха, а также преступный мир и продажных полицейских всех стран и континентов.
   Минут через десять я совершенно выдохлась и без сил опустилась на пол, чувствуя абсолютную, безграничную опустошенность.
   – Вставай, – скомандовал Джамш, вероятно, в плане шутки. – Придется попробовать тебе, – он выразительно взглянул на люк и присел на корточки. – Залезай!
   Кое-как я вскарабкалась ему на плечи. Вот они, преимущества умения владеть собой! Джамш по-прежнему полон сил и энергии, а я гожусь лишь для того, чтобы мною пол протирать.
   С трудом заставив себя встать ему на плечи, я выпрямилась и положила ладони на плиту. С таким же успехом можно пытаться ватными палочками долбить породу в забое, подумала я, напрягая конечности в жалкой попытке приподнять крышку люка.
   – Так ничего не выйдет, – спокойно прокомментировал снизу Джамш. – Встань прямо. Успокойся, закрой глаза, опусти руки. – Я послушно выполнила его распоряжения, поскольку они полностью совпадали с желаниями моего организма. – Теперь представь себе поток энергии, идущий из земли. Синий, сияющий световой поток. Он проходит сквозь меня, сквозь тебя и возносится в небо. Он наполняет тебя силой, твои мышцы становятся упругими, ты чувствуешь текущую через тебя прану, направь ее через свои руки на крышку люка, направь всю свою силу и силу энергетического потока в одну точку. Сосредоточься на ней.
   Я почувствовала, как сила сияющего потока наполнила меня до краев, пробудив в организме небывалую силу. Я направила этот поток вместе со своими усилиями на крышку люка, и она… никуда не сдвинулась.
   – Ничего не выходит, – обессилев от многократных попыток, ответила я, привалившись к стене колодца.
   Руки мои дрожали от перенапряжения.
   – Джамш, все напрасно, ничего не выходит! Эти проклятые кретины специально не построили нормальные лестницы. Это ловушка. Вход есть, а выхода нет. – Слезы бессильно потекли по моим щекам. – Если побродить по подземелью, наверняка можно найти целое кладбище доверчивых идиотов, спустившихся в эти катакомбы.
   Джамш молчал, стоя неподвижно подо мной, совершенно не обращая внимания на топтавшуюся у него на плечах сорокалетнюю тетку средних размеров. Я стояла на нем и отупело слушала звенящую тишину, царившую в каменных коридорах. Вдруг какой-то посторонний слабый звук привлек мое внимание. Еле слышный шорох, словно мышь скребется под полом. А точнее, над потолком!
   – Джамш! Джамш! – позвала я его, почему-то шепотом. – Послушай! Там, наверху…
   Джамш задрал голову, весь обратившись в слух.
   – Ты слышишь? – спросила я, когда звук стих.
   – Да. Я думаю, выход найден. Постучи по плите фонариком. Нужен ритм. Скажем, так: тук, тук, тук-тук-тук. Давай.
   – А если это Сингх и его люди? – не спешила я выполнять его указание.
   – Нет. Во-первых, плита абсолютно точно находится в подвале. Это видно по глубине колодца, к тому же коридор, по которому мы двигались, шел ровно по горизонтали, без подъемов. Во-вторых, люди Сингха не обратили бы внимания на такой легкий шорох, идущий из-под пола. На него может обратить внимание лишь томящийся в заточении пленник, ищущий путь к свободе, – закончил Джамш, словно процитировал строчки из романа «Граф Монте-Кристо», уж коли у нас сегодня день памяти Дюма.
   На этот раз я его послушалась. И через короткий промежуток времени сверху раздался едва различимый тихий стук, в точности повторивший мой ритм.
   – Есть! – В голосе Джамша прозвучало торжество, а еще – скрытая радость, облегчение и готовность действовать.
   Я снова постучала. После чего наверху раздалось шуршание, беспорядочный стук, и плита зашевелилась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация