А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "От создателей Камасутры" (страница 26)

   Глава 30

   По обочине сельской дороги не спеша брело стадо коровок, впереди шел пастух, в середине стада шагал подросток, вертлявый, беспокойный. То он начинал подгонять скотину, то убегал в конец стада, справиться, как дела у старика, еле переставлявшего натруженные ноги, то обегал стадо по кругу, чтобы заслонить его от идущей навстречу машины. Легкие перистые облака скользили по пронзительно-голубому небу, ветер холодными порывами сбивал дыхание путников и качал голые ветки редких деревьев, росших у края дороги.
   Дойдя до груды камней, беспорядочно сваленных возле дороги, стадо свернуло в степь и с протяжным жалобным мычанием двинулось по пожухлой траве, разбредаясь среди кочек.
   Утро готовилось перейти в полдень. В доме у дороги время от времени слышался грубый смех, иногда звучал чей-то окрик.
   Омар Шах Рук Сингх сидел в кресле посреди большой светлой комнаты, выходившей окнами на долину. Перед ним на столе стоял открытый ноутбук, но он смотрел поверх экрана, на идущую мимо дома дорогу.
   Его душу жгло нетерпение. Он предвкушал скорую расплату со своими врагами. За последние годы он занял такое крепкое положение в бизнесе и даже в политике, что ему и в голову не приходило, что могут найтись люди, способные причинить ему какие-то неприятности. Кто осмелится связаться с самим Кровавым Махараджей? Таких безумцев в Индии не водилось. Не зря он десятилетиями создавал себе репутацию мстительного и безжалостного дельца.
   И вдруг какие-то иностранцы вмешиваются в его дела, нарушают работу маленького винтика его огромной машины по добыванию денег – и остаются безнаказанными. Он не мог рисковать своим положением и потратил немалые средства на то, чтобы прижать этих людей. И вот, когда все уже сделали и осталось только произвести расчет, какая-то глупая случайность все разрушила!
   Вначале он списал это на случайность. Но когда – благодаря этим же людям – сорвался его план по уничтожению конкурирующей на наркорынке группировки, а план этот готовился месяцами и должен был принести ему миллиарды и абсолютную монополию внутри страны, он заволновался. Везение, покровительство богов, или уж называйте это как хотите, сопутствовавшее ему долгие годы, вдруг изменило ему и наносило удар за ударом в лице какой-то безмозглой курицы, глупой никчемной бабы из далекой чужой страны, которая подвернулась ему под ноги на жизненной дороге, как гвоздь, как булыжник, попавший под колесо, как заноза – вроде бы маленькая, но болезненная помеха.
   Теперь это стало уже делом принципа. Он должен был переломить ситуацию, доказать себе и Фортуне, что он – прежний, удачливый, ловкий, неприкасаемый.
   И вот сегодня все снова должно вернуться на круги своя. Он взял судьбу за горло. Сегодня он сведет счеты с этими людишками, посягнувшими на его непререкаемое могущество! На него, державшего в страхе почти всю Азию. Политики, бизнесмены, полиция, кинодивы, звезды эстрады – все они знают, кто он такой. И все склоняются перед ним, ищут его защиты, дружбы, внимания, покровительства.
   Он вновь взглянул на дорогу. Откуда они появятся? Осталось меньше часа до назначенного им срока. Он затянулся сигарой, бывшей символом его респектабельности, богатства. Когда-то давно, сидя мальчишкой в кино и видя, как на экране богатые американцы или европейцы, отдыхая в роскошных залах, закуривают толстые сигары, он, индийский голодранец, страстно хотел оказаться на их месте. Добиться этого любой ценой! Вот что он повторял себе, сидя в кинотеатре. Добиться этого – любой ценой. И он добился! И цена оказалась немалой. Трупы ложились по обочинам его жизненной дороги, как верстовые столбы, даже когда он лично убивать перестал, все равно – сотни оборванных жизней висели на его совести.
   Впрочем, все это чепуха. Нет никакой совести. Ее придумали слабые и трусливые людишки, чтобы укорять сильных и успешных, таких, как он.
   Сингх встал и подошел к окну. Нетерпение тоже свойственно лишь слабым. Он нахмурился и заставил себя вернуться в кресло. Раздраженно загасил сигару. Приходилось признаться самому себе, что вся эта история выбила его из привычной колеи. Он никогда и никому не показывал своих чувств, не делился переживаниями, надеждами, планами. Всегда один. Его брак – просто способ продолжения рода. Контракт на детопроизводство. Со своей женой за несколько десятилетий брака он не перемолвился и двадцатью словами. Они были абсолютно чужими друг другу людьми. Он никогда не знал, как она к нему относится, что думает, чего хочет. Он всегда считал это несущественным.
   Когда он появлялся дома, все его приказы безмолвно выполнялись. При нем никто не смеялся, не говорил без его разрешения, не чувствовал себя свободно. Как ни странно, он этого не замечал, не задумывался об этом. Он не знал, как живет его семья в его отсутствие. Он определял детей в элитные школы и университеты, возил их на приемы и в театр. Но делал он это не для них, а для себя. Они были декорацией его успешной жизни.
   Когда-то давно он думал, как вместе со старшим сыном он будет вести дела, которые затем передаст юноше. Но со временем он перестал нуждаться в преемниках и помощниках. Ему было хорошо одному. И вдруг сегодня – эти глупые ненужные мысли, от которых ему стало неспокойно, как-то смутно на душе. В ней – на глубине – заворочались чувства, которые, как он думал, давно умерли, вернее, он изжил их как что-то ненужное и только мешавшее такому сильному и могущественному сверхчеловеку, как он.
   Во дворе раздался шум. Он вскочил, но тут же заставил себя сесть и успокоиться. Он сидел и ждал. Сейчас все свершится!
   В дверь осторожно постучали.
   – Да? – ответил он твердым, холодным, как обычно, голосом.
   – Там монах, – прокашлявшись, доложил просунувший в дверь голову охранник.
   – Монах? – переспросил Сингх, не сразу поняв, о чем ему говорят. – Что ему надо?
   – Он говорит, что его послал настоятель Хемиса.
   – Хемиса? Но я не буддист. Ладно, пусть войдет, если им нужны деньги… Так и есть, наверное, им нужны пожертвования. Не будем отказывать. Нам нужны «друзья», – он самодовольно усмехнулся, охранник повторил на своем лице эту улыбку и выскользнул за дверь. – Пожалуй, это займет меня до их прибытия.
   Когда минут через пять раздался стук в дверь, он не встал навстречу визитеру, а продолжал сидеть спиной к двери, предоставив посетителю самому решать, как вести себя: остаться у порога или пройти на середину комнаты.
   Монах со смиренно склоненной головой бесшумно вошел и, остановившись перед Сингхом, поклонился.
   Хозяин благосклонно склонил голову в ответ и жестом предложил гостю сесть на один из стоявших в комнате стульев. Но монах отказался. Предпочел опуститься прямо на пол, однако на таком расстоянии, чтобы они с Сингхом прекрасно видели друг друга и это положение нисколько не принижало бы гостя.
   Монах вел себя смиренно, как и положено, но что-то в его поведении раздражило Махараджу. В этом человеке был какой-то вызов, он чувствовал это всей кожей.
   Поэтому, когда он задал вопрос пришедшему, в его голосе явственно прозвучало раздражение.
   – Так что нужно от меня настоятелю? – он тут же постарался исправить невежливость, не желая показывать монаху свои чувства и свою тревогу. – Ваш монастырь – очень древний и прославленный и пользуется заслуженным уважением даже у адептов других религий, как, например, у вашего покорного слуги.
   В свое время успехи Сингха начали приносить ощутимые плоды, и его положение в обществе приобрело некоторую респектабельность. Он, как человек неглупый, понял, что даже деньги не оградят от насмешек за его спиной. И потратил немалые деньги на уроки светских манер, умение одеваться и даже на уроки риторики. Теперь его речь могла быть – при желании – утонченной и изысканной, а его природная язвительность лишь добавляла ей остроты и изящества.
   – Благодарю, – склонил голову монах. – Настоятель и великий гуру предлагает господину Сингху посетить наш монастырь с целью пересмотра своего жизненного пути. Ваш путь был полон ошибок, преступлений и смерти. Настоятель предлагает вам очиститься и обещает помочь обрести мир и прощение для вашей души. И в качестве первого шага к очищению он предлагает вам отпустить ваших пленников.
   – Так вот где они скрываются! Спасибо тебе, монах! – расхохотался довольный Сингх. – Передай мою благодарность твоему настоятелю. Но я еще не готов каяться. В другой раз! А вот визит в монастырь я, пожалуй, нанесу. А ты погости пока у меня, – он хотел встать – но не смог. Ужасно удивился и посмотрел на свои ноги. Нет, ничто их не держало.
   – Вы не сможете посетить наш монастырь, пока ваша душа не будет готова к раскаянию, – спокойно произнес монах. – Мы останемся здесь, и я буду молиться за вас, прося Будду даровать вам просветление.
   – Что ты несешь?! – вскричал ошарашенный Махараджа. – Мои люди немедленно выкинут тебя вон, дрессированная мартышка, если ты немедленно не прекратишь свои фокусы! – Он хотел еще что-то сказать, но на этот раз ни одного звука не вырвалось из его рта.
   Всемогущий Сингх застыл в кресле, безмолвный и неподвижный, с ужасом глядя на сидевшего перед ним в позе лотоса человека в малиновой тоге, с закрытыми глазами, погруженного в молитву. В душе бандита бушевали страх, злоба, ненависть, стремление вырваться на свободу. Они захлестывали его с такой силой, что, казалось, и более прочное узилище, нежели его тело, разлетелось бы на куски. Однако его собственное тело было мертво и неподвижно, и все обуревавшие его неистовые чувства постепенно замирали, уходили прочь, уступая место животному страху. Кто это?! Кто этот монах?! Как простому человеку удалось обрести эту жуткую власть над ним, даже не прикоснувшись к нему, не дав ему никакого снадобья?..

   Глава 31

   Мертвый город совершенно не оправдал моих романтических ожиданий. Никакой это был не город, а так – пустырь, где валялся древний строительный мусор. Камни, серые, грубо отесанные, были разбросаны небольшими кучками, многие заросли бурьяном, кое-где виднелись небольшие фрагменты кладки, невысокие, не выше метра. Только метрах в трехстах от дороги высились остатки какого-то сооружения с определенными контурами. От здания сохранилась часть стены и два угла, они вонзались в небо, точно бивни древнего животного. Островерхие, замшелые, с неровными краями.
   – Нам туда, – поймав мой взгляд, кивнул Джамш.
   – Это что, и есть мертвый город? – разочарованно спросила я. – А где же останки других строений? Под землей?
   – Нет. Местные жители разобрали камни для строительства своих домов и дворов. Здесь много хорошего материала, зачем же ему пропадать?
   – Но ведь это памятник истории?!
   – Возможно, он таковым и был. Но этим людям надо думать о сегодняшнем дне. Сохранение исторического наследия – непозволительная роскошь для бедняков, которые каждый день борются за выживание.
   Наверное, он прав.
   – А это здание почему не разобрали? – показала я на единственные уцелевшие останки.
   – Кто знает? Может, кладка крепкая, а может, это остатки гомпа, – взглянул он на меня снизу вверх.
   Бедняга! Он весь путь, почти полтора километра, прошагал на корточках. И ведь ни разу не пожаловался! Еще и на мои глупости отвечает. Я протянула руку и погладила его по голове, едва не сбив с нее потертую войлочную шапку. В такой позе Джамш еле доставал мне до подмышки.
   Стадо брело среди камней, грустно пощипывая скудную растительность. Пастух шел впереди, показывая дорогу. Рядом семенил посланец ламы, придерживая руками края старенькой, выцветшей на солнце тоги.
   Мы дошли до развалин. Вблизи они оказались высокими, не меньше трех метров, серые, плотно подогнанные друг к другу камни словно срослись от старости, проросли в землю. На внутренней поверхности стен еще можно было разглядеть остатки росписи. Блеклые, едва заметные, выгоревшие на солнце, размытые дождями, они были последним напоминанием о том, что когда-то здесь существовала жизнь.
   Пока я предавалась лирическим размышлениям, кутаясь от ветра в старый потертый халат, пастух уселся с подветренной стороны стены и явно собрался вздремнуть, предоставив своему стаду бродить среди камней в поисках пропитания. Джамш присел рядом, вытянув перед собой затекшие от длительного передвижения на корточках ноги. А монах – до меня только сейчас дошло, что я забыла спросить его имя, – начал производить внутри периметра разрушенного здания какие-то хитрые манипуляции.
   Вначале он сориентировался по сторонам света, потом отмерил от стены три шага вперед, два шага вправо и еще два шага вперед, встал на колени и начал обрывать жидкий дерн. Джамш, заметив это, встал и приложил к этому занятию и собственные усилия, задействовав большой охотничий нож.
   Так. Подземный ход? Галерея? Они что, за дуру меня держат? Здесь же все быльем поросло!
   Я обернулась назад, туда, где в полукилометре от нас в лучах яркого полуденного солнца виднелась беленая крепостная стена. А из-за нее выглядывал верхний этаж похожего на каменный куб дома. В нем не было совершенно никаких украшений, лишь узкие прорези окон вносили некоторое разнообразие в унылый, мрачный вид этого каменного уродца.
   Если тут и был когда-то подземный ход, его наверняка завалило – еще до татаро-монгольского нашествия. Мы пропали! Состояние заторможенности, навалившееся на меня за время пути, испарилось, и страх вновь сжал мое сердце в своих липких холодных объятиях. Я не мигая смотрела на дом, в глубинах которого Кровавый Махараджа готовил к расстрелу мою семью. Естественно, он никого не собирается выпускать. С документами или без них, но мы все приговорены. О боже! Предательская слабость подломила мои колени, и я, как тряпичная кукла, упала на твердую холодную землю. Где была моя голова, когда я решила остаться в Индии?! Почему я не убежала отсюда, как только смогла? Как долго мною будут руководить мой глупый норов, никчемная самоуверенность и безответственная дурь?
   Впрочем, уже недолго. Если нам не удастся спасти их, я просто сдамся Сингху. Все равно мне не пережить такой потери. Конечно, если бы он согласился обменять моих детей на меня… Мои мысли судорожно заработали в этом направлении. Пожалуй, это первая здравая мысль, посетившая меня за очень долгое время. На такой обмен он может пойти. Пусть Василий отписывает ему все свои бабки, лишь бы мерзавец отпустил детей! Жаль, конечно, что он не согласится выпустить и Василия. Смерть мужа будет на моей совести. Чувствуя, что рыдания берут меня за горло и еще секунда – и у меня сдадут нервы, я постаралась задушить в зародыше все сентиментальные порывы, твердя самой себе: «Об этом я подумаю потом. Сперва – дело! Думать, не раскисать!»
   Обмен надо произвести в аэропорту. Так, чтобы дети сначала взлетели, а потом уже я отдала бы ему бумаги. Как это сделать? Я сжалась в напряженный комок, уткнув голову в колени и зажмурив глаза, чтобы ни одна клеточка моего тела не была расслаблена, чтобы не сорваться на вой, не потерять контроль над собой.
   Камера хранения! Дети взлетают, я сообщаю ему код и номер ячейки. Можно поставить условие: Шиваджи предупреждает полицию, и моих детей в Дели встречают у трапа и провожают на рейс до России. Нет, лучше до Англии. Или до Франции, а там они сразу пересаживаются на другой рейс и летят… ну, допустим, в Аргентину! Нет. Туда нельзя. Лучше в Штаты. Туда кто попало не прошмыгнет! Оба знают язык, как-нибудь проживут. Главное, чтобы они выжили! Я вскочила.
   – Джамш! Мне нужен телефон! Скорее!
   Крик мой, громкий, резкий, пронзительный, раскатился по степи, подхваченный ветром. Стадо испуганно шарахнулось в сторону, пастух подпрыгнул, уронив шапку, а Джамш с грохотом уронил себе под ноги тяжелую каменную плиту, которую они с монахом пытались оттащить в сторону.
   Оказывается, пока мои мысли метались в поисках выхода, они откопали вход в подземелье! И теперь пытались его открыть.
   – Открыли?! – безмерно удивилась я, подбегая к ним.
   Квадратное отверстие в бывшем полу, выложенном некогда большими каменными плитами, зияло, как вход в преисподнюю. Холодная темнота смотрела на нас мертвыми глазами, да так ощутимо, что меня мороз пробрал. Я запахнула халат поплотнее и отступила.
   Джамш и послушник вдвоем оттащили плиту, полностью освободив вход в подземелье. Квадратное отверстие было большим, примерно метр на метр. Джамш лег на землю и, вытащив из кармана неизвестно откуда взявшийся фонарь, попытался осветить пространство внизу. Любопытство победило мои разыгравшиеся нервы, и я опустилась рядом с ним на колени.
   Ни крутой винтовой лестницы, ни арочных сводов, освещенных факелами, видно не было. Вниз уходил бездонный каменный колодец.
   – Джамш, а ты уверен, что это ход, а не темница для людей, обреченных на медленную мучительную смерть? – спросила я с сомнением.
   – Вряд ли лама отправил бы нас сюда, если бы не был уверен в этом, – твердо ответил мой бесстрашный друг. – Сэнге, дай мне, пожалуйста, веревку.
   Так вот как, оказывается, зовут послушника.
   Монах достал из складок своих одежд моток тонкой длинной веревки и протянул его Джамшу. К моему большому облегчению, тот не стал обвязываться ею, чтобы спуститься вниз, а просто привязал к ней фонарик.
   Пятно света ползло все ниже, освещая неровные каменные стены, пока, наконец, не достигло дна. Это была крохотная точка света, рассмотреть, что ее окружает, было невозможно.
   – Что ж, думаю, надо спускаться. Мы и так потеряли кучу времени, – взглянул на меня Джамш и стал искать, за что бы закрепить веревку. – Я полезу первым, потом ты, Сэнге тебе поможет. Чтобы было легче лезть, упирайся ногами в стены. Как будто идешь по ним, – объяснил Джамш, закрепляя более толстую и надежную веревку, он обмотал ее вокруг одного из каменных «клыков».
   Я стояла на коленях над ямой, глядя на Джамша, как на сумасшедшего. Я – туда?! Вниз?! Да ни за что!
   До дна, по моим скромным подсчетам, было метров пять, не меньше. Уже сейчас, сидя на солнышке, я начала ощущать давление тонн земли над собой. У меня уже заранее закружилась голова от недостатка кислорода, а тело уже как бы сдавила тесная кротовья нора, по которой нам предстояло проползти. Я ощущала тяжелый воздух, запах влажной земли, мне мерещились шевелившиеся во тьме насекомые. А если обвал? А вдруг мы окажемся в ловушке? И что? Оказаться погребенной заживо? Медленная, мучительная смерть от удушья? Минуты, а может, и часы, наполненные лишь черным отчаянием? Нет! Я не могу! Лучше открытый бой, лучше самой сдаться Махарадже, обменять свою жизнь на жизнь родных, только не это. Я не могу!
   Незаметно для самой себя я попятилась от края колодца, быстро перебирая коленками. В голове стучало, тело била мелкая дрожь. Нет, нет, нет! Надо что-то придумать, судорожно соображала я. Как-то выкрутиться. Есть же другой способ спасти пленников? Пусть я слабовольная, слабохарактерная, трусливая курица, но я не могу!
   – А если проход засыпало? – ухватилась я за первую пришедшую мне в голову мысль.
   – Попробуем откопать, – Джамш деловито проверял снаряжение.
   – Знаешь, я тут подумала… Будет лучше, если я не пойду с вами. Пока вы пробираетесь подземельем, я потихоньку подкрадусь к дому и притаюсь в засаде под стеной. Если вас засекут, я ворвусь в ворота и отвлеку бандитов, – выдвинула я следующую гениальную идею, прячась за небольшой кучкой камней, попавшейся на пути моего отступления.
   Джамш оставил свои приготовления и теперь стоял, недоуменно глядя по сторонам, пытаясь сообразить, куда я подевалась.
   – Сэнге с нами не пойдет, – ответил он, обнаружив меня притаившейся среди разросшегося на камнях репейника.
   – Почему? – высунулась я из колючек, удивлению моему не было предела. – А как же мы найдем путь в подземелье, ведь настоятель говорил, что там целая сеть коридоров?
   – Он дал мне карту, – Джамш показал мне тетрадный листок, на котором был нарисован какой-то корешок с отростками.
   – Это что? – приподняв брови, спросила я, стараясь сохранить достоинство в столь щекотливой ситуации.
   – Карта. Это основной коридор, который приведет нас к цели, – он показал на «корешок», – а это боковые коридоры, туда нам сворачивать не надо, – и Джамш ткнул пальцем в «отростки».
   Я по-прежнему продолжала сидеть на четвереньках, вжав голову в плечи, готовая дать деру в случае принудительного запихивания меня в колодец.
   – А откуда у них эта карта? – я недоверчиво взглянула на Сэнге. Ишь, хитрый какой, сам в эту дыру небось не полезет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация