А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "От создателей Камасутры" (страница 19)

   Глава 19

   – Кажется, я напал на ее след! – едва переступив через порог, возвестил шеф Шиваджи.
   – Где? Что она еще натворила? – кинулся Ползунов навстречу своему новому другу.
   – Не волнуйся.
   За последнее время они не только перешли на «ты», но и почувствовали друг к другу почти братскую любовь. Совместные поиски безбашенной сумасбродки показали, что их мнения совпадают по множеству вопросов. Особенно касательно действий и мотивов этой самой сумасбродки.
   – Она с каким-то приятелем, индийцем лет сорока – сорока пяти, обезоружила банду налетчиков в поезде, – продолжил шеф полиции. – Эта компания давно чистила поезда на глухих отрезках железной дороги в Карнатаке и Андхра-Прадеш. Полиция почти полгода за ними охотилась.
   – И сколько там было бандитов? – азартно поинтересовался мой муж.
   – Пятеро.
   – Неплохо! Ну, Юлька в своем репертуаре. Не надо было этим бандитам в поезд лезть, коли там моя женушка ехала, – хохотнул довольный Василий. – И где она сейчас?
   – Как только шайку поймали и обезвредили, они с приятелем нажали на стоп-кран и скрылись в глухой ночи. Обнаружить их пока что не удалось. Подробности происшествия стали известны несколько часов спустя, когда полиция на ближайшей станции арестовала задержанных налетчиков и выяснила подробности инцидента. А к поискам исчезнувших героев приступили лишь в середине следующего дня. После того, как я ознакомился с утренней сводкой и заинтересовался этим происшествием. И то я с трудом уговорил этих провинциальных увальней приступать к поискам немедленно. К тому же пришлось убедить их не связываться с их начальством, а пообещать – от своего лица – денежное вознаграждение. Утечка информации в полицейском управлении этого штата нам совсем не желательна.
   Василий, похоже, не слишком заинтересовался ходом поисков, зато живо полюбопытствовал – с кем это я скрылась в ночи? Что за приятель у меня объявился?
   – У меня есть его фоторобот, составленный со слов очевидцев, их соседей по купе и вагону. Он представил твою жену своей родственницей из Австрии, кажется, сестрой мужа своей сестры. Почти всю дорогу она помалкивала. Во всяком случае, ни слова по-немецки от нее никто не услышал. – И он выложил на стол наши с Джамшем портреты.
   Мое семейство дружно склонило головы над «портретами».
   Вот уже около недели мои родственники гостили у господина Шиваджи, которого они теперь запросто называли Педро. Это, вовсе уж не индийское имя, он получил в честь какого-то своего важного португальского предка. То ли героя, то ли пирата.
   Сперва Педро пошел на этот рискованный шаг и приютил мое семейство из опасения за их жизнь и чтобы избежать лишних хлопот. А уж когда мои родственники, покоренные его щедростью, предложили отправить его жену с дочерьми на отдых во Францию, на нашу виллу, – он восхвалил небеса за свое спонтанное решение.
   Дамы, госпожа Мира и юные Хема – семнадцати лет, и Румпати – шестнадцати, с сияющими глазами собрали багаж и, посоветовав отцу и мужу почаще пополнять их счета, отбыли в Ниццу. Сыновья Педро учились в военном училище в Дели. Так что теперь их уютный дом на набережной реки Мандови оказался в полном распоряжении моих домочадцев. Шеф сутками пропадал на службе. Его домработница следила за порядком и готовила еду. Василий трескал за троих, так что скучать ей, бедняжке, не приходилось.
   Первое время мои дети нервно слонялись по дому в ожидании новостей. Василий, как обычно, рявкал в телефон, раздавая указания сотрудникам, и вел бесконечные переговоры по скайпу с компаньонами в режиме онлайн.
   Но дня через три Педро сжалился над моими взвинченными, покрывшимися на нервной почве крапивницей детьми и, приставив к ним охрану, разрешил ребятам выбираться из дома – часика на два – каждый день.
   Время шло. Обо мне не было ни слуху ни духу.
   И вот в один прекрасный день шеф явился на рассвете и осчастливил мое семейство неурочной побудкой – часы показывали пять утра.
   – Есть новости! – с порога кухни заявил он, радостно потирая руки, когда, сонные и недовольные, они собрались на экстренное совещание. – У нашего приятеля крупные неприятности! – он включил телик, и все дружно уставились на экран.
   С голубого экрана лился бодрый отчет о взрывах, убийствах, покушениях, засадах, облавах и прочих казусах гангстерских междоусобиц.
   – Наш дорогой господин Сингх крепко не поделил что-то с главой другой группировки. Сейчас у них идет настоящая война. А это значит, – шеф поднял палец вверх, – что ему уже не до поисков вашей супруги. И без того хлопот полон рот.
   – А-а! Действительно, отличная новость. Вот только непонятно, где эта самая моя супруга? – едко поинтересовался мой муж. – Ваше Гоа, не в обиду будь сказано, за два дня пешком обойдешь, а она словно провалилась сквозь землю.
   – Слушай, мои люди делают что могут. У Махараджи ее точно нет. Я уже устал тебе объяснять. Он даже к тебе не лезет, хотя знает, что ты в курсе ее побега. И к тому же…
   Он не успел договорить: ожил Васин телефон.
   – Юлька! – заорал не помнящий себя от счастья супруг. – Ты где?!
   На этот раз он учел свои прежние ошибки, и в его вопле не прозвучало и намека на упрек или недовольство. Все присутствующие повскакивали на ноги с горящими от возбуждения глазами, но были остановлены строгим Васиным взглядом: «Не спугните!» Моя специфическая манера – не давать ответов и отключаться без предупреждения – уже порядком всех достала.
   Но, увы, отучить меня от нее, видимо, возможно лишь с помощью хорошей трепки. Во всяком случае, именно к такому мнению пришли дети, муж и даже господин Шиваджи (хотя с его стороны это было бестактно), когда ровно через минуту я отключилась, ничего толком о себе не сообщив.
   – Да что ж это такое?! – хряпнул об пол мобильный телефон мой пылающий от негодования супруг. Телефон разлетелся вдребезги. – Опять двадцать пять!
   Коротко сообщив ему, что жива-здорова, я в этот момент рыдала, сидя на вокзале…
   И вот, почти через сутки, – такая удача!
   С листов формата А на них смотрела я с несколько изуродованной компьютером внешностью, а рядом красовалось лицо…
   – Да это же таксист! – воскликнул с облегчением Василий. – Этот, как его?..
   – Джамш, – подсказал Денис.
   – Точно! – радостно подхватила дочь. – А он-то что там делает?
   – Таксист, говорите? – взял у них листок Педро. – Рассказывайте: кто, откуда?
   К концу дня для группы поиска многое прояснилось. Неясно было одно: куда и зачем меня понесло на этот раз?

   Глава 20

   Сон склеивал мне веки, ноги заплетались и отказывались служить. За одежду то и дело цеплялись ветки перечных кустов. Уже целую вечность мы брели по плантации чили. Джамш шел впереди, он по-прежнему тащил наши рюкзаки и меня. Я давно уже растеряла весь свой боевой задор и теперь плелась, уцепившись за его ремень двумя руками. Голова моя болталась из стороны в сторону, как арбуз в сетке, я тащилась, согнувшись буквой «г», то и дело рискуя растянуться между грядок.
   – Главное, не встретиться с носорогом, – подбадривал меня этот «вождь апачей», пока мы перлись по дикой саванне. Когда же мы, наконец, добрались до плантации, выяснилось, что кобры здесь не редкость. А чтобы уж окончательно придать мне живости, он добавил: – Весной укус кобры практически мгновенно убивает слона. Правда, сейчас осень, – с некоторой грустью заключил он.
   Действительно, первые пару часов я без конца оглядывалась, подпрыгивала и взвизгивала от каждого шороха. Но постепенно сонливость и усталость взяли свое. Я утратила бдительность, а постепенно и вовсе перестала ориентироваться в окружающем пространстве. Пару раз я, кажется, даже вздремнула на ходу.
   Наконец, бесконечный ряд кустов оборвался. Впереди, в утренних серых сумерках, тянулась асфальтовая лента.
   – Ну вот! – довольно вздохнул Джамш. – Привал. Пару часов поспим и двинемся дальше.
   – Пешком? – в ужасе прошептала я – голос как-то неожиданно пропал от такой перспективы.
   – Думаю, – он сделал эффектную паузу, – нет! Спи. Потом разберемся.
   Он положил под голову рюкзак и мгновенно отключился. Мне его предложение – вздремнуть на голой мокрой земле – заманчивым отнюдь не показалось. Я долго пыталась устроиться на своем рюкзаке, но то моя голова, то зад неизбежно оказывались за его пределами. Вконец измучившись, я, наконец, села на рюкзак, подумала и легла прямо на Джамша, как на подушку, и уснула. Он, по-моему, даже не вздрогнул.
   Минуты через три он уже тряс меня за плечи, пытаясь разбудить.
   – Вставай, соня! Проспишь все на свете.
   – Ты совсем совесть потерял? Я только легла! – возмутилась я и попыталась вновь уснуть.
   – Уже девять! Вставай! Надо двигаться, пока нас не нашли.
   Я сразу вспомнила обглоданные акулами тела бандитов на пляже и вскочила на ноги.
   – Куда мы теперь? И на чем поедем? Знаешь, это не каприз, нет, просто предложение. Нет, пожелание. Скорее мечта. Как насчет кофе? С яичницей?
   – Пока что это весьма затруднительно. – Но, увидев мое огорченное лицо, он добавил: – Пожелание учтено. Выпьем кофе при первой же возможности. А сейчас надо привести нашу душу, а заодно и тело в гармонию со Вселенной.
   И мы выполнили весь обычный утренний комплекс асан – прямо среди зарослей чили. Полегчало!
   – А куда мы теперь? – спросила я, спускаясь вслед за Джамшем к шоссе.
   – До Бангалора уже рукой подать. Но туда ехать опасно. Нетрудно выяснить, до какого пункта назначения я приобретал билеты в Маргао. Поэтому мы двинемся в обход. В Кожикоде. Там тоже есть аэропорт.
   – Где это? – я совершенно перестала ориентироваться относительно нашего местонахождения.
   – На побережье. Часов за пять, если повезет, за четыре, мы доберемся. Двигаться будем второстепенными трассами. На попутном транспорте.
   До Кожикоде мы добрались-таки. Через восемь часов. И то хвала Всевышнему!
   Сперва мы ехали в багажнике маленького грузовичка, вместе с двумя милыми овечками. Какие-то километров пятьдесят, пока водитель не свернул в поля, к своей деревне, и мы сошли. Затем нас подобрал автобус, битком набитый свадебными гостями. Их везли из Бангалора к началу церемонии. Отвертеться от этого мероприятия нам не удалось.
   Родственники молодых облобызали нас наравне с остальными гостями и провели в сад, где готовились к началу торжества. Но тут я ужасно занервничала. У людей праздник, а я, извините, выгляжу, как хрюшка, только что покинувшая глубокую канаву. Я срочно вынула из рюкзака сари, и женщины подхватили меня под руки, увлекая в дом. Через пятнадцать минут, раскрашенная, как ирокез перед битвой, в отглаженном сари, с замысловатой прической на голове, я сидела рядом с Джамшем и наслаждалась красочным зрелищем. Девушки вложили всю душу в процесс моего преображения, поэтому, взглянув в зеркало по окончании этой процедуры, я сама себя не узнала.
   Церемонию проводили, говоря на одном из местных наречий. Я абсолютно ничего не понимала, зато наслаждалась видом нарядных гостей и чудесно убранной красавицей-невестой. Алое сари, расшитое золотой тесьмой и богато украшенное вышивкой, прелестно гармонировало с ее массивными украшениями тонкой старинной работы. Невеста ужасно смущалась и все время сидела, не поднимая глаз. Пару раз мне почудилось, что она вот-вот упадет в обморок. Жених был одет во все белое с золотом, сквозь его загар проступал густой румянец – он тоже ужасно смущался под взглядами такого количества зрителей. Брахман проводил церемонию чинно и неспешно, в результате через три часа я досконально изучила нюансы всех нарядов, начиная с невесты и заканчивая самым юным из гостей, сидевшим на руках у матери в одной распашонке. Украшения, цветочные гирлянды, рисунки на ладонях новобрачной, серьги жениха, деревья в саду и прочее, прочее, прочее. Все бы ничего, но голод не на шутку взял меня за горло. Кончится когда-нибудь эта тягомотина или нет?
   Интересно, у них на свадьбах принято гостей угощать?
   – Ты чего ерзаешь? – спросил шепотом Джамш. Сам он сидел, почти не шевелясь, пребывая в нирване.
   – Есть хочу! Тут кормить будут?
   – Обязательно. Скоро закончится обряд, и мы сможем перекусить. Поспи пока.
   – Как это?! Прямо здесь?!
   – Ага, – беззаботно кивнул Джамш, замер в прежней позе – и вправду уснул. Прямо с открытыми глазами! Во дает!
   Я не Джамш. Спать, сидя на солнцепеке, с открытыми глазами, под музыку – такое мне не по силам. Хорошо хоть, занятия йогой приучили меня подолгу сидеть в позе «по-турецки», иначе бы еще и ноги затекли. Но, к счастью, вскоре церемония подошла к концу. У стола я была в числе первых.
   Через три часа мы сидели в повозке, запряженной зебу, и тряслись по ухабам в сторону Кожикоде. Никто из деревни не соглашался куда-либо нас отвезти раньше завтрашнего утра. Поэтому мы потихоньку выбрались из селения, дошли пешком до шоссе и набились в попутчики к хозяину повозки – другого транспорта на этой оживленной «артерии» не наблюдалось. Одно радовало – наелась я так, что даже глаз не могла открыть, на веки словно давила сытная еда.
   Я сидела в тряской повозке, сытая, убаюканная неспешным покачиванием, положив голову на крепкое мужское плечо, на редкость надежное.
   – Слушай, Джамш, – меня опять понесло на чужую территорию, – а почему, когда мы познакомились, ты был такой, как бы это сказать… Расслабленный, нет, скорее необязательный, несобранный и какой-то… сребролюбивый?
   Джамш вопросительно приподнял брови.
   – Помнишь, например, как мы из-за тебя на поезд опоздали? Ты даже не извинился!
   – На один опоздали, зато успели на другой, более удобный.
   – А зачем было заставлять нас нервничать, сказал бы сразу – этот поезд плохой, поезжайте на другом?
   – Вы меня не спрашивали, – улыбнулся он.
   – А твоя манера одеваться? Пирсинг, татушки… ты был похож то ли на хиппи, то ли на наркомана какого-то. Почему ты не надевал обычную рубашку и брюки?
   – Ты помнишь портье из вашей гостиницы?
   – Ну, помню…
   – Как его звали?
   – Не знаю.
   – А сколько их было?
   – Двое. Нет, трое.
   – И о котором из них ты собираешься рассказать друзьям, когда вернешься домой?
   – Ни о котором.
   – А почему?
   – А что о них рассказывать?
   – Вот именно! Люди приезжают в другую страну за впечатлениями, яркими воспоминаниями. А что такого яркого есть в пунктуальном таксисте, дежурно вежливом, в белой рубашке и серых брюках?
   – Ничего, – согласилась я. – Значит, ты осознанно даришь людям незабываемые впечатления?
   – Да.
   – Ну ты даешь! – искренне восхитилась я. – Полный бред.
   – И все же. Когда ты попала в беду, о ком ты первом вспомнила? О безликом портье в гостинице или о чудаковатом таксисте?
   – О тебе, конечно!
   – Вот, – заключил он и самодовольно устремил взор на дальние, покрытые туманной дымкой холмы.
   – По-моему, ты мне просто голову морочишь! – надулась я, но других объяснений не дождалась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация