А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "От создателей Камасутры" (страница 16)

   «Кабинет», – автоматически зафиксировало мое сознание, изнывавшее в поисках убежища. Напротив письменного стола, спинкой к книжным полкам, стоял зеленый кожаный диван. Спрятаться больше было негде, а мне очень хотелось куда-нибудь забиться, и я нырнула за него. Какое счастье, что в детстве я любила играть в прятки, я была просто профи! Пора вспомнить былые навыки. Главное – не забиваться поглубже, а оставить себе возможность для передислокации. С этим тут была напряженка. Наплевав на свои детские воспоминания, я вытянулась за диваном и замерла.
   Вовремя! Через минуту дверь отворилась, и кто-то вошел в кабинет, тихо ступая по толстому ковру. Раздался шорох, щелчок, как будто открылась дверь. Я боялась не только высунуться, а даже дышать.
   Это ж надо, с таким трудом выбраться на волю и самой припереться прямо в логово тигра! Если меня тут застукают – все, конец.
   Чудно гармонируя с моими мыслями, по дому разнесся вопль. За ним – еще один. Махараджа быстро прошел к двери и выглянул в коридор. Разумеется, это был он – кто бы еще стал шарить в хозяйском кабинете, да еще когда он сам дома? Кому тут жить надоело?
   Видимо, только мне. Потому, что я выглянула-таки из-за дивана и увидела открытый сейф. На его полку был косо засунут портфель, нет, скорее, черная кожаная папка. В коридоре послышался строгий недовольный голос Сингха, в ответ испуганный голос забасил какие-то извинения. Не теряя ни секунды времени, я выскочила из своего укрытия, схватила портфель, а заодно – и лежавший рядом с ним пистолет, прикрыла дверцу сейфа, так, что ее осталось только защелкнуть, и вновь спряталась за диваном. Не все действия приносят счастье, но нет счастья без действия. «Коли уж я решила собирать информацию, так нечего отлынивать!» – бодрилась я, сидя за диваном и прижимая к сердцу свою добычу.
   Зачем я стибрила этот портфель, понятия не имею. Мало мне было без него забот, теперь вот таскай его с собой! В коридоре раздались шаги, в кабинет вернулся хозяин. Не заглядывая в сейф, он захлопнул дверцу, щелкнул замком и, отодвинув кресло, сел за стол. Какое-то время он чем-то шуршал, потом по комнате поплыл вонючий, удушливый дым. Сигару закурил, сноб!
   Посидев минуту-другую в тишине, Махараджа встал из-за стола и направился к книжным полкам. Я напряглась. Неужели его потянуло «на прекрасное»? Но, не доходя до дивана, он свернул к окну, открыл дверь, ведущую на галерею, и вышел на свежий воздух. Распластавшись на полу, я выглянула из-за спинки дивана. Сингх стоял на галерее и курил сигару, пристально глядя на море. Пора делать ноги! Споро перебирая конечностями, я на четвереньках пробежала по ковру и прошмыгнула в слегка прикрытую дверь. Выбравшись в холл, я пугливо выглянула на улицу.
   Возле машин торчала парочка охранников. Решив не рисковать, я забилась в пустую комнату рядом с выходом и заперлась изнутри. Из окна хорошо просматривался двор.
   Дом явно был еще не обжит, большинство его помещений пустовало, к моему огромному счастью.
   Время шло, я все сидела взаперти. За окном по-прежнему маячили два бугая. Один из них был в кошмарной оранжевой рубахе. Другой был куда менее «импозантен» – в джинсах и черной футболке. «Хоть бы им в туалет приспичило, что ли!» – тоскливо подумала я.
   В коридоре началось какое-то оживление. Сначала в холле раздались голоса, на лестнице прозвучали шаги, человека три, разговаривая, поднимались наверх. Несколько бандитов вышли на улицу, покурить. Час от часу не легче! По коридору что-то тащили. К счастью, что бы это ни было, бросить эту штуку они решили в соседней комнате, а не там, где пряталась я.
   Дверь соседнего помещения – кстати, это то самое, с жалюзи на окнах, вспомнила я – захлопнулась, замок тщательно заперли, и коридор снова опустел.
   Прошло около часа. Хотелось пить, есть и домой, к Джамшу. Последнего хотелось просто ужасно! Я уже подумывала – как бы мне не пришлось здесь ночевать, но тут из дома донесся какой-то клич, кажется, всех звали на совет или на головомойку, потому что курившие и болтавшиеся во дворе громилы потянулись в дом.
   Ну, вот. Пора мне совершить еще одну попытку удрать отсюда. Убедившись, что в коридоре пусто, я прикрыла за собой дверь и двинулась к выходу, но невольно затормозила: из-за соседней двери раздавались стоны. Ну, конечно, это тот избитый тип, похоже, его здесь заперли. В замке снаружи торчал ключ. Они что, совсем чокнулись? Его выпустить, как нечего делать! Впрочем, бандюги считают, что на базе нет посторонних. Представляю их удивление, когда они за своей жертвой придут, а пленника-то и нет! Думаю, земля сразу освободится от парочки мерзавцев. Вряд ли такой промах сойдет с рук этим разиням, уж Кровавый Махараджа им устроит! Жалко мне их не было. Начитавшись в Интернете про их делишки и послушав рассказы Джамша, я решила, что, посодействовав переселению в мир иной парочке-другой негодяев, я окажу весомую услугу человечеству. Значит, надо спасать пленника.
   Я отперла дверь и заглянула в комнату. Мужик был прикручен к стулу, он выглядел еще более потрепанным, чем недавно. Показав, чтобы он помалкивал, я прикрыла дверь и стала его отвязывать. Распутав узлы – вот зараза, ноготь сломала! – я отодрала его еле живое тело от стула и потащила бедолагу на выход. Дядька был среднего роста, дряблого неспортивного телосложения, похоже, бизнесмен. Деньги, скорее всего, решили из него вытрясти. Повиснув на мне, он еле перебирал ногами. Нет, так мы далеко не убежим, и уж тем более я не смогу с ним плыть.
   Сидя в пустой комнате и томясь от бездействия, я в итоге решила отказаться от первоначального плана. Открытие ворот было бы подобно смерти. Они сразу засекли бы, что на вилле побывали посторонние, и, уж конечно, поймали бы меня без особых трудов. Вон их сколько тут собралось! Поэтому, взвесив все «за» и «против», я пришла к единственно возможному выводу. Уходить надо морем. Может, выбраться отсюда по воде гораздо легче, чем забраться. К тому же охрана у них поставлена из рук вон плохо. Не исключено, что со стороны моря базу вообще никто не охраняет.
   Я прислонила мужика к стене и строго спросила:
   – Вы хотите отсюда выбраться?
   Он судорожно кивнул.
   – Тогда извольте двигаться поживее, я вас на себе тащить не могу. Если отстанете, помогать не буду.
   Он содрал со рта пластырь и заверил меня, что пойдет сам.
   – Чудно, – я поманила его рукой и пошла к выходу.
   Во дворе по-прежнему маячила парочка головорезов. А я была уверена, что они ушли на совет! К счастью, службу свою они несли халтурно: стояли, привалившись к капоту машины, спиной к нам, и, судя по всему, травили скабрезные анекдоты, уж больно мерзко они ухмылялись по очереди в паузах между фразами.
   Я, пригнувшись, побежала к углу дома, стараясь прятаться за машинами, за углом прижалась к стене и взглянула в сторону моря. На пирсе с автоматом на плече сидел охранник и болтал в воде ногами. Как и парочка во дворе, в сторону дома даже не оборачивался. Умница, так и сиди.
   Я махнула рукой избитому индусу и рысью понеслась к морю, стараясь не разгибать спины, чтобы из окон нас не заметили. Перебежала к стене, уцепилась за железный веер, висевший над валунами, и прыгнула в воду. Спасенный, стеная и охая, поспешил следом. Выгрести за решетку оказалось трудновато, я весьма средне плаваю, по-женски держа голову высоко над водой, и плыть против волн было нелегко. Зато помятый бандитами индус, когда мы выбрались из дома, нацепил очки, лежавшие у него в кармане, и ровными гребками бодро рванул на свободу. Ничего себе, какая прыть! Я изловчилась и ухватила его за штанину. Немного побрыкавшись, он смирился и потащил меня на себе. Я, конечно, ему помогала, работая ногами изо всех сил. Минут через десять, вконец вымотанные, мы выбрались по ту сторону ограды на каменистый берег и, спотыкаясь от усталости, побежали вдоль линии прибоя в поисках места, где можно было бы выбраться с пляжа.
   Пробежав метров двести, мы вскарабкались по уступам на берег и сразу нырнули в кусты. Никакого шума со стороны виллы я не слышала, значит, пленника еще не хватились. Для пущего веселья я вновь закрыла дверь его темницы на ключ и выкинула его – пусть поломают себе головы – куда он испарился?
   В поисках дороги нам пришлось изрядно поплутать. Причем мой – спортивный только на воде – новый друг нахально повис на мне, едва передвигая ногами. Я волокла его из последних сил, спотыкаясь на ухабах. Пока мы добрели до шоссе, я уже вымоталась вконец, у меня даже колени дрожали, но очень уж хотелось убраться подальше от проклятого дома.
   Когда мы оказались на дороге, эта неблагодарная свинья, спасенный мной индиец, рванул на проезжую часть, остановил кативший мимо грузовичок, влез в него – и был таков! Ни «спасибо», ни «как же вы», ни «до свидания»! Хам! Сволочь! Спасай таких! Гадина!
   Я вся клокотала от возмущения, меня трясло от ярости так, что, попадись этот тип сейчас мне в руки, я порвала бы на части! Пылая праведным гневом, я завязала на голове бандану и потопала обратно к дому Джамша. Солнце, как назло, нещадно палило с самого утра, на дождик не было ни намека. В небе не наблюдалось ни одной, даже самой завалящей тучки.
   От усталости меня качало. Да так, что, не удержав равновесия, я случайно свалилась в тележку со свежей рыбой, которую катил вдоль обочины какой-то парнишка. Извинившись, я вылезла из тележки, вся облепленная чешуей. Теперь меня сопровождал рой гудящих мух. Подбирать такую вонючую пассажирку никто из водителей не пожелал, едва притормозив, они тут же прибавляли газу.
   А когда на меня пописал бредущий по дороге слон, я окончательно пала духом: завалилась в придорожные кусты и рыдала там не меньше часа, пока какой-то добрый дедушка в белой хламиде не сжалился надо мной и не вытащил на свет божий. Он продал мне по дешевке старенький велосипед с ужасающей «восьмеркой» на переднем колесе. Когда он махал мне вслед, с теплой улыбкой на лице глядя, как меня мотает из стороны в сторону, в моей голове возникла крамольная мысль: «Пятьдесят баксов за такую рухлядь – не многовато ли?»
   Всю дорогу до дома я крутила педали исключительно силой своего бешенства, не переставая изрыгать несбыточные угрозы в адрес спасенной мною неблагодарной скотины. В итоге я домчалась до домика Джамша в рекордные сроки, не заметив припустившего ливня и забыв про усталость.
   Когда я, шатаясь, ввалилась в дом, Джамш, мрачный и сосредоточенный, сидел за кухонным столом. Увидев меня в столь потрепанном виде, он посуровел еще больше.
   – Я знал, что вы способны на любые безрассудства, но надеялся, что репутация Кровавого Махараджи удержит вас от необдуманных поступков! – вперился он в меня пронизывающим до костей взглядом. – Позвольте поинтересоваться, где вы провели день?
   На его беду, я так устала, что хоть дрелью меня сверли, хоть отбойным молотком, но ничего я вымолвить была не в силах.
   – Галя, дай поесть! – плюхнулась я на стул.
   – Может, хоть руки сперва помоешь? – ласково поинтересовалась духовно переродившаяся жрица любви из Телятинок.
   – Нет, спасибо, и так сойдет.
   Галя поставила передо мной тарелку тушеных – уже на индийский манер – овощей с родной российской котлетой. И налила мне кружку компота. Блюдо с пирожками, как всегда, красовалось посреди стола. Если так трескать каждый день, рискуешь превратиться в бегемота. Хорошо, что у Джамша весов нет.
   Минут пять я ела в полной тишине, разглядывая грязные следы от своих ног на полу. Желание помыть за собой пол у меня как-то не возникло.
   Джамш молча наблюдал за мной. Странно, сегодня я впервые увидела его обычную человеческую реакцию. Он рассердился! Он волновался! Чудеса, да и только.
   Когда я, сытая и сонная, откинулась на спинку кресла, последовал вопрос:
   – Ну?
   – Махараджа приехал, – ответила я, зевая, очень уж я сегодня устала.
   – Я знаю, – сдержанно ответил Джамш.
   – Откуда? – искренне удивилась я. На вилле-то Джамша точно не было.
   – Один знакомый верблюд рассказал! – ехидно улыбнулся он.
   – Ну, откуда? – пристала я к нему, как клещ.
   – Вопросы и ответы – в порядке очередности. К тому же я привык уступать даме. – Кажется, мне удалось всколыхнуть глубинные слои его натуры: язвительность так и сквозила в каждом его слове. И называл он меня на «вы», как прежде.
   – Я просто хотела прогуляться, – буркнула я. – А когда мимо мэрии проходила, буквально налетела на Шах Рук Сингха – собственной персоной. Пришлось прятаться, и, как назло, кроме машины его охраны, ничего другого мне под руку не подвернулось. Они меня на виллу привезли – и сами не заметили. Выбраться сразу мне не удалось, вот я и задержалась. Ой! Кстати, я же у него какие-то документы из сейфа стырила! – я бодро выскочила из-за стола и подняла с пола кожаную папку, мокрую и грязную. Я бросила ее у входной двери, когда явилась к Джамшу. – Вот. Я посмотрела бумаги, но тут, наверное, все на хинди.
   Джамш взглянул на меня как-то странно. Открыл папку и вытащил скоросшиватель с пятью или шестью исписанными листами в нем.
   – Любопытно! – протянул он задумчиво. – И как же вам это удалось? – вкрадчиво спросил переродившийся «просветленный».
   – Случайно. Я за диваном пряталась, а он вышел на минутку и сейф не закрыл.
   Джамш подпер щеку рукой и как-то особенно пронзительно посмотрел на меня.
   – За диваном пряталась? – он опять перешел на «ты». – Секретные службы неоднократно пытались внедрить своих людей в ближайший круг Махараджи, но он крайне осторожен. Несколько человек погибли. Эти документы настолько ценны, что полиция даже мечтать не смела о такой удаче. Это – финансовые документы, черная бухгалтерия наркотрафика!
   – Откуда ты знаешь?
   – Прочитал.
   – Нет, откуда ты знаешь про погибших агентов?
   – Да так, случайно подслушал, я же таксист.
   – А я – законченная идиотка, – строго глядя на него, сказала я. – Откуда у тебя эти сведения? Не скажешь честно – не узнаешь остальное. Клянусь! – я упрямо сжала губы.
   – Хорошо, – смиренно вздохнул Джамш. – Один мой старый приятель работает в полиции. Я встречался с ним недавно, как будто просто так, завел разговор о мафии, свернул на Махараджу. Ничего секретного он мне, естественно, не сообщил, так, общие сведения. В том числе о том, что они не могут к нему подобраться. Дел за ним много числится, а доказать ничего нельзя. Все исполнители скорее согласны сесть в тюрьму на весь остаток жизни, чем сдать своего хозяина. Потому что, если он узнает об этом, найдет способ и их самих похоронить, и членов их семей. Так что этой папке цены нет!
   – Гм! – самодовольно усмехнулась я. – Учись, студент!
   – Что? – не въехал Джамш.
   – Русская шутка. Так что ты с этой папкой сделаешь? Приятелю отдашь?
   – Пока не знаю. Он сразу спросит, откуда она у меня, придется давать показания, и наверняка вызовут и тебя. Станет известно, где ты прячешься. В полиции тоже не всем можно доверять. Не исключена утечка информации. Если это случится, нам конец, уж тебе-то точно. Пожалуй, я ее попридержу до поры до времени. К тому же помимо самого Сингха в бумагах встречается и еще пара громких имен. Скандал разразится такой, что тебе лучше отбыть из страны.
   – Нет. Я не могу. Ты же знаешь! Пока Махараджа жив, я не могу уехать и рисковать жизнью родных.
   – Вот поэтому я ее пока что и спрячу. Идет?
   – Идет.
   – Так, а что было дальше?
   – В смысле?
   – Ты украла документы, а что потом?
   – Я уже и забыла, о чем рассказывала! Так, ах да! Там мужик какой-то был. Они его с собой привезли. В костюме, в белой рубашке, слегка помятый, его вытащили связанным из машины и, кажется, пытали. Я точно не знаю, что им от него было нужно, потому что пряталась в доме. Наверное, они требовали выкуп. Короче, когда я собиралась покинуть дом, выяснилось, что он заперт в соседнем помещении. Ключ торчал в замке, ну, я его и выпустила. Он мне даже выплыть помог, а потом, когда мы до шоссе добрались – между прочим, я его, считай, на себе тащила, – он остановил первую же встречную машину и был таков! Даже «спасибо» мне не сказал, скотина!
   – Хм. Действительно, скотина. А как он выглядел?
   – Лет сорока пяти – пятидесяти. Смуглый, как ты, в очках. Очки прямоугольные, в проволочной оправе, кажется, оправа золотая. Среднего роста, около ста семидесяти пяти сантиметров, сутулится. Мышцы у него вялые, дряблые, этакий бухгалтер, канцелярская крыса. Ухоженные руки, на правой – перстень с крупным камнем, похоже, с черным бриллиантом. Костюм хороший, дорогой, классический. Волосы, естественно, у него черные, жидкие, уложены на косой пробор, виски седоватые, нос сливообразный, мясистый книзу и немного загибается крючком. Глаза карие. Чисто выбрит, губы пухлые, рот, как у лягушки, растянутый. Зубы белые, ровные, возможно, вставные. Пальцы, как щупальца у кальмара: длинные, гибкие, противные. Мерзкие розовые ладони, словно обваренные. Честно говоря, если как следует вспомнить, довольно-таки неприятный тип.
   – Интересно! Надо проверить в новостях, вдруг о каком-нибудь похищении сообщали?
   Он встал и отправился в гостиную смотреть по Интернету новости. Я пошла за ним, но взглянула на пол и решила сначала в душ заглянуть.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация