А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Эгнор" (страница 22)

   – Так почему не у всех охотников древнее оружие? Победил охранника – забрал. И кстати, все не удосужился спросить: они живые?
   – Оружие охраны расплавляется вместе с гибелью охранника. Нет, не живые. Они големы. Внутри металл и еще неизвестные материалы. Они тоже уничтожаются.
   – Киборги, – заметил я про себя.
   – Что сказал?
   – Да так. У нас в иллюзиях часто про них показывают. Смотреть интересно. Местами.
   – Вот бы у вас побывать! – завистливо воскликнул Витар.
   – А чем демон не шутит? Поживем – увидим. – Вдруг с тоской вспомнил дом, родных. Брр, не расслабляться! – Пока, увы, и сам бы хотел.
   В снаряжение входили огромные рюкзаки – идем пешком. Лошадям там не место, а нести много. Одной еды в расчете на две недели. Хорошо, что у нас два мага Воды: можем сконденсировать воду.
   Защитные амулеты распределили следующим образом: Лизе достался грандовский, очень хороший земляной вихрь третьего уровня с подзарядкой, у Витара своя каменная пелена поболе третьего уровня, у Агнара световой второго от убитого мной мага, Рону достался земляной вихрь второго тоже от охранника, а мне воздушная стена второго – тот самый, первый. Дело в том, что два амулета использовать бесполезно, потому что все они связываются с аурой и срабатывают от нее, а разные защиты – конфликтуют.
   Все атакующие отдали Витару. Остальные артефакты забирала Агна. Ни луков, ни арбалетов не брали. Они малоэффективны в руинах, только лишняя тяжесть.

   Наутро прощались с Агной на границе леса, окружающего пустыню вокруг руин.
   Она расцеловала всех и всплакнула:
   – Берегите себя, не лезьте на рожон, особенно ты, Егор, выучила уже тебя. Рон, проследи за всеми и помни, я тебя люблю и всегда буду ждать.
   Они крепко обнялись и зашептали что-то друг другу. Амулеты связи мы тактично сняли. Кстати, я свою серьгу с полудрагоценным камнем привязал к ободку прямо возле уха, Лиза вдела вторую из пары себе в ухо, то же сделала и Агна, но обещала делать это редко, чтобы не волноваться и нам не мешать и вообще чтоб никто не догадался, даже дочь Агнара. Остальные прицепили свои амулеты так же, как я. Выключение связи я не предусмотрел, как и привязку. Надо будет додумать.
   Наконец, Агна вскочила на коня и поскакала, не оглядываясь, а Агнар повел нас вдоль кромки леса.

   Глава 12

   Витар был из многочисленного и давно обедневшего рода графов нор’Гардусов. Все детство провел в городе Кряж графства Шелтон. Голодать не голодали – граф подкидывал на содержание своим верным соратникам, но питались скромно, не шиковали. Из прислуги у них жила только одна пожилая служанка Нара. Она была практически бабушкой для юных обормотов, а боялись ее больше матери: никогда не давала спуску малолетним проказникам так, что натворившие дел мальчишки частенько прятались у мамы. Мать их только журила и гладила по головам. Братья тогда дружно обещали «больше такого не делать».
   Комнаты на первом этаже двухэтажного особняка сдавали внаем, но дохода это почти не приносило, потому что жили там воспитанники мастера меча Молнии, чья школа располагалась неподалеку. Мастер с отцом были старыми друзьями, и он категорически отказывался поднимать плату ученикам школы.
   Детство было веселым и беззаботным. Они со старшим братом ходили в школу при храме, дрались с соседскими ребятами, купеческими детьми, которые обзывали их «голубой нищетой». Когда подросли и стали всерьез заниматься в школе Молнии, насмешки сами собой прекратились. Им мальчишки даже завидовать начали. В отличие от немногочисленных приезжавших иногда родственников, которые часто бросали на них сочувствующие или насмешливые взгляды.
   Благородное воспитание им давала мама на регулярных занятиях, где рассказывала про этикет и историю рода. Своего и отцовского, которую знала чуть ли не лучше отца, и заставляла читать нужные книги.

   Отца Витар боготворил. Он служил в гвардии графа Шелтонского, был рано списан по ранению – потерял руку в одной военной кампании. На друидов граф не раскошелился: дешевле оказалось назначить пенсию. Так и зажил нор’Гардус с семьей в фамильном особняке, в последней оставшейся у него собственности.
   Вдвоем с братом они часто надоедали отцу просьбами рассказать о войне, что тот порой и делал по вечерам. У него был талант рассказчика. Братья заслушивались рассказами и живо представляли себя в рядах защитников отечества. Непременно командирами! Витар, по возрасту, соглашался быть заместителем командующего Вулара, своего брата, правда скрепя сердце – разница у них была всего-то два года.
   И еще младший всегда, сколько себя помнил, мечтал стать военным, и непременно гвардейцем, но только до шестнадцати лет, когда произошла трагедия, перевернувшая всю его жизнь, – погиб отец.
   Это случилось зимой. Брат тогда первый год учился в столице в гвардейской школе, и Витар остался с родителями один. Скучал по брату неожиданно остро и, чтобы перебить скуку, усиленно занимался у Молнии, до изнеможения. Тот день он запомнил на всю жизнь.

   – Госпожа Лиона, ваша светлость! – кричал вбежавший в приемную знакомый городской стражник, оставляя следы на полу.
   – В чем дело, Брунис! Посмотрите, вы мне все полы заляпали, – недовольно сказала вошедшая в вестибюль красивая молодая женщина в простом домашнем платье.
   Витар оказался дома и тоже поспешил на крики, бросив увлекательную книгу о великих сражениях прошлого.
   – Вас срочно приглашают в городскую стражу, госпожа, – сказал неловко переминающийся человек.
   – Зачем? – удивилась женщина.
   – Понимаете, там надо… э-э… нам привезли мужчину, неживого, однорукого, и… его невозможно узнать. И вот… вас зовут, чтобы вы, значит… опознали. Но может, это не он!
   А мать уже побледнела и, пошатнувшись, осталась стоять, опершись о стену. Сын подскочил к ней и поддержал.
   «Как? Что? Не может быть! Это не может быть правдой! Отец самый сильный и умелый, не считая Молнию, да он бы всех!» – думал он, помогая матери и одеваясь сам. Сердце неприятно ныло.
   По улице промчались в служебной карете стражи.
   В полуподвальном морге на каменном столе лежал отец. Витар сразу узнал его, несмотря на то что лицо и видимые участки тела превратились в воняющую кисло-сладким запахом гниль. Запах был стойким, невзирая на холод в помещении. Местами на теле белели гладкие кости. Вся одежда истлела. Ни оружия, ни фамильного перстня не было. Если бы не лишившаяся сознания мама, он бы и сам свалился, но нужно было не дать ей упасть, и Витар сдержался. В ушах предательски шумело, голова кружилась, тошнота грозила вот-вот исторгнуть содержимое желудка. Спасли стражники. Они вывели его и вынесли мать. Маг наложил на них заклинания исцеления, и все прошло.
   Что происходило потом, помнил смутно. Допрос, доставка тела домой, похороны – все как во сне. Вывел его из этого состояния на следующий день после похорон Молния. Он надавил на несколько точек на голове, и Витар вышел из ступора.
   – Очнулся? – спросил хмуро.
   Вулар, срочно приехавший из столицы, Витар и Молния сидели в гостиной.
   – Кажется, – со стоном ответил младший, – но лучше бы не просыпался.
   В носу упорно стоял кисло-сладкий запах.
   – А где мама?
   – В родительской спальне. Она повредилась рассудком, и целитель сказал, что он бессилен. Может, время поможет. Никого не узнает. Молчит и ест, ест и молчит. Ходит в туалет и обратно. И все. Из спальни не выходит. Если бы Нара еду не носила, то и не ела бы ничего, – ответил старший.
   Витар рванулся к матери, но был остановлен братом:
   – Стой! Успеешь еще. Надо поговорить, мне сегодня нужно уезжать на службу. Ты остаешься за старшего в доме, брат, береги мать. На тебе финансы и хозяйство. Нара поможет, она тоже остается. – Помолчал и добавил, грустно улыбнувшись: – Тебе придется стать взрослым, Витар. Впрочем, как и мне.
   – Я тоже буду помогать. И убийц найду. – Глаза Молнии сверкнули, сразу подтвердив прозвище.
   Тяжесть в груди Витара мгновенно сменилась жаждой мщения, заполнив собой все: от волос на голове до ногтей на ногах.
   – Я с тобой!
   – Остынь, мальчишка, и не вздумай. Это чернокнижники, заклинание тления. В нашей тайной страже следователь из столицы работает и помощники Спасителя на ногах. Без тебя справимся. Правильно сказал Вулар: на тебе мать и дом.
   После отъезда брата и ухода Молнии Витар сходил к матери.
   Это было тяжелое зрелище. Всегда красивая, добрая и любящая мама превратилась в пожилую женщину с пустыми глазами. Она полностью ушла в свой мир и ни на что не реагировала. Теперь она могла часами стоять, сидеть, лежать в одной позе, не шевелясь, с застывшим лицом. Отвлекалась на еду, туалет и сон. Иногда он заходил к ней ночью и осторожно подолгу смотрел на спящую, боясь разбудить. Во сне она была прекрасна! Лицо оживало: она то улыбалась, то хмурилась, то поднимала в удивлении брови. По-детски причмокивала, что-то шептала и видела, наверное, прекрасные сны. Но стоило ей проснуться, и сказка кончалась. Брат привозил лекарей из столицы, но те только разводили руками:
   – Ее душа спряталась от мира и не хочет обратно. Слишком сильное для нее оказалось потрясение. Целительство бессильно. Может, другое сильное потрясение и заставит ее вернуться, но я бы не советовал. Обратитесь к служителям.
   Обращались. Бесполезно.
   На следующий день после отъезда брата Витар пошел в городскую стражу.
   – Где комнаты тайной стражи? – спросил у дежурного.
   Тот внимательно оглядел посетителя и, видимо узнав, молча проводил на третий этаж. Граф осторожно постучал в неприметную деревянную дверь.
   – Войдите, – раздался усталый голос.
   В комнате было два стола, стулья, кушетка у стены и один допросный стул. Витар вздрогнул, увидев металлические скобы для фиксации конечностей. В кабинете находился седой худой пожилой мужчина с воспаленными глазами. Он сидел за столом у окна и работал с бумагами.
   – Присаживайтесь, граф, вот стул рядом с моим столом.
   Юноша присел на краешек «обычного» стула, на который показал хозяин кабинета. Решительность напроситься в помощники «найти и наказать» куда-то испарилась, но ненависть не уменьшилась.
   – Давно хотел поговорить с вами, и вот вы сами пришли. Я следователь столичной тайной стражи Терус Грунис, а вы, видимо, Витар нор’Гардус?
   Юноша кивнул.
   – Обстоятельства нашего знакомства печальные, но мы делаем все, что можем.
   – Их найдут? – Сжав кулаки, граф пристально смотрел на Теруса.
   – Непременно, а с вашей помощью еще быстрее.
   – Что мне делать? – Витар привстал со стула. – Я на все готов, только бы отомстить мерзавцам.
   – Присядьте, в этой комнате убийц вашего отца нет. – Следователь задумчиво уставился перед собой, бросив бумаги. – Скажите, у вашего отца были враги, недоброжелатели? Может, он дал в долг кому-нибудь крупную сумму, не слышали?
   Витар долго вспоминал.
   – Нет, что вы, он ни с кем не конфликтовал на моей памяти, а деньги… откуда они у нас? Вы наверняка выяснили наше положение.
   – Хорошо. Может, вспомните ссоры, которым вы не придали значения? С соседями, например.
   – Не припомню.
   – А что мог делать ваш отец в районе речного порта и с кем, если знаете?
   – Порта? – удивился граф, и в его голове закрутились мысли. Думал недолго. – Вы знаете, с неделю назад, когда я возвращался из школы и уже подходил к дому, заметил выходящего от нас Ярутоса. Это купец. Живет на нашей улице через два дома от нас. Я тогда еще удивился, что ему у нас делать? По-моему, он торгует тканями, и тогда я предположил, что мама хочет заказать себе платье. Когда зашел домой и хотел спросить про него отца, меня чем-то отвлекла мама, а потом я забыл. Точно! Отец тогда целый вечер был расстроенный. Как я сразу не догадался, это Ярутос, сволочь! – выкрикнул и вскочил с покрасневшим от злости лицом.
   – Спокойно, молодой человек! Сядьте! При чем здесь Ярутос и какая связь с портом?
   – Самая прямая! – Юноша сел и заелозил по стулу. – В детстве я дружил с его сыном, так он мне хвастался, что у них целый склад в порту с тканями и они могут хоть всю графскую гвардию одеть, и мундиры будут лучше, чем у моего отца. Вот туда отец и ходил, я уверен, все же сходится! Быстрей посылайте людей, а хотите, и я пойду! Даже непременно меня возьмите!
   – Тихо, тихо, граф! Возьмите себя в руки. Прекрасно понимаю ваш порыв, но так не делается! Тем более с черными. Спокойно. В нашем деле нужна холодная голова. Проверим, проследим. Только прошу вас, без самодеятельности. Вот, попейте. – Налил из графина холодной воды в чистую керамическую кружку.
   Витар обхватил посудину обеими руками и жадно к ней присосался. Внезапно возникшая жажда стала уходить, а с нею и нервное напряжение.
   – Все, господин Терус, я успокоился. Так чем я могу помочь? Я буду держать себя в руках, обещаю.
   Следователь надолго задумался, изучающе разглядывая графа. Тому стало даже неловко.
   – Скажите, вам, благородному графу, не претит помогать страже?
   – Я сказал, что готов на все, значит, готов. Отец воспитывал нас не чваниться титулом и сам подавал пример в этом. Да у него друзья были только из простолюдинов! Один Молния чего стоит. Благородных почти и не было. Только старые, еще с гвардии. А наши благородные родственники посмеиваются над нами или жалеют, а это еще хуже. Я все замечал в детстве, только не придавал значения. Нет, господин следователь, не претит. Тем более отомстить за отца… и за маму. Да я всех чернокнижников готов… – Он снова сжал кулаки.
   – У вас появится такая возможность, уверяю вас, если не передумаете. – Терус снова внимательно оглядел юношу. – А пока слушайте, что надо сделать.
* * *
   Был пасмурный вечер. Порывы северного ветра бросали в лицо брызги дождя вперемешку со снежной крупой. Витар стоял на грязной мостовой в войлочной шапке с ушами и по горло закутанный в теплый плащ. Отворачивался от порывов ветра и терпеливо ждал. Холодно.
   Ярутос, кутаясь в теплую одежду, быстро приближался к дому.
   – Ярутос! Подойди ко мне! – крикнул Витар.
   Купец удивленно посмотрел на младшего графа и подошел.
   – Здравствуйте, граф, сочувствую вашему горю.
   – Да мне плевать на твое сочувствие! Я все знаю про тебя и твоих дружков и если еще не рассказал про вас помощникам Спасителя, то только потому, что сам хочу их наказать, и ты мне в этом поможешь.
   – О чем вы говорите, ваше сиятельство? Ничего не понимаю. Сочувствую, у вас горе. Отец, мать. Но я тут при чем? Вы, извините, умом повредились, что ли? Конечно, шестнадцать лет – и такое горе! Может, поспособствовать с лекарем? И вам в том числе?
   Внезапно сверкнула шпага, и ее кончик уперся прямо в горло купца. Тот замер.
   – Не надо выставлять меня сумасшедшим. Или ты, смерд, сводишь меня с убийцами отца, или я иду к помощникам. А тебе жизнь останется только в одном случае: если я сам покараю преступников. – Убрал шпагу и продолжил с явным сожалением: – Жаль, Молния мне не верит. – Его глаза лихорадочно блестели.
   Ярутос стоял бледный, периодически сглатывая не существующую во внезапно пересохшем рту слюну. Наконец, хрипло ответил:
   – Ваше сиятельство, я совершенно ни при чем, поверьте мне. Я… я, пожалуй, смогу свести вас с людьми, которые помогут… облегчить вашу боль.
   Витар развернулся и бросил через плечо:
   – Я пошел к помощникам.
   – Стойте, – прохрипел купец, догоняя графа и преграждая ему дорогу. – Поймите меня правильно. У меня семья, дети. А те люди… они страшные! Я боюсь за них!
   Граф, казалось, не замечал его и смотрел в сторону задумчивым взором.
   – Хорошо. Сегодня, как стемнеет, подходите к лавке амулетов Григора, я буду там и покажу вам убийц. Даже смогу вывести их по одному, они мне доверяют. Вы прекрасно владеете шпагой, я знаю. Пообещайте, что меня не тронете.
   Витар более осмысленно посмотрел на него и бросил с презрением:
   – Обещаю. Я буду там.

   Операция по захвату прошла образцово. Сначала купец увел Витара на окраину города, где оставил ждать в переулке, а сам вошел в стоящий рядом особняк, якобы чтобы вывести преступника. Только он скрылся в доме, как в графа из глубины переулка полетела черная молния, сотканная из тумана. Вокруг Витара полыхнула «сфера Жизни», и тут же, словно из-под земли, в переулке появилось множество людей, закутанных в черное. От них в глубь переулка полетели много «ловчих сетей», переполненных силой. Отряд сразу разделился: половина направилась в дом, половина в переулок. Одновременно стражники перекрыли все выходы из дома и всего квартала.
   Граф ворвался в дом вместе со стражей. Как ему хотелось самому убить Ярутоса! Ненависть переполняла все его существо, и одного черного он все же успел зарубить.
   Заметил, как из коридора вылетела очередная «черная молния», и прыгнул туда. Снова полыхнула защита, ему выдали отличный емкий амулет, и лицом к лицу с Витаром оказался обычный молодой человек, чуть старше его. Ни за что не скажешь, что это злобный чернокнижник, скорее заурядный благородный. Только в глазах плескалась звериная ярость, а в руке сверкал кинжал. Витар рубанул его шпагой по шее и едва не захлебнулся от хлынувшей в открытый рот крови черного. Закашлялся и успокоился. Нет, ненависть не прошла, а перешла в другое качество: стойкое желание давить их всегда и медленно.

   – Их в вашем городе было шесть человек, бывшие маги-недоучки. У пяти из них не хватало силы Дара, и им пришлось покинуть академию, один ушел из-за денег, – рассказывал Терус Витару, – и тут прибыл эмиссар из-за гор. Следят они, что ли? Работать нам еще и работать. Так вот, раздает книги, все объясняет, и пошло-поехало.
   Жертвы приносили в разных местах, в основном бродяг и крестьян. Постепенно осели у вас. Ярутоса наняли уже здесь. Он приводил им людей на заклание. Однажды избавился так от своего кредитора, и вот их, идущими вместе, увидел ваш отец. А потом обратил внимание, что ростовщик пропал, а он как раз заложил у него материны серьги. Да-да, не удивляйтесь, он делал так периодически. Тогда и вспомнил про Ярутоса. Зашел к нему, спросил и объяснил, почему именно у него интересуется. Тот пообещал выяснить, а сам рассказал об этом визите новым друзьям. Те подготовили расправу. Купец зашел к твоему отцу сообщить место, где якобы скрывается ростовщик. Тогда вы его и видели выходящим из вашего дома.
   Все было бы шито-крыто, пропал бы человек, и все, если бы не фамильное кольцо. Им с огромным трудом удалось истощить и пробить защиту, кроме того, одного отцу удалось зарубить. Пришлось им бежать, прихватив раненого. Держите перстень и шпагу, они по праву ваши, Вулар отказался. – Следователь торжественно вручил их младшему нор’Гардусу.
   – Благодарю, – серьезно кивнул Витар. – Можно вас попросить об одной услуге?
   – Какой?
   – Разрешите и дальше работать с вами. Хочу давить чернокнижников везде, где они есть.
   Следователь задумался.
   – Только тайным агентом. Ваша известность нам не нужна, а вот происхождение и воспитание очень пригодятся. И мне понравилось, как вы вели себя при встрече с купцом, хотя еще очень молоды. Думаю, у нас получится плодотворное сотрудничество. Да и деньги вам не помешают.

   С того времени прошло три года успешных операций с внедрением, но… в основном к заговорщикам против графа Шелтонского. И вот почти две недели назад его вызвал Терус.
   – Слышал о побеге из нашего здания?
   Они уже давно были на ты.
   – Конечно, ты, по-моему, тоже пострадал.
   – Только ты не знаешь главного – все они были в ошейниках.
   Витар присвистнул:
   – Ничего себе!
   – Возьми, почитай, что нам про них известно. – И дал четыре тонкие папки.
   – Не густо, – скептически произнес граф и углубился в чтение.
   – М-да, странно все как-то. Про графа Флокского проверили? А то разыскной лист смешной какой-то.
   – Проверяем, скоро должен прийти ответ. Наших агентов там нет, пришлось с герцогства туда посылать. Ждем.
   – Так вот, вчера совершено нападение на караван купца Гранда. Сам купец явно казнен – ему, лежащему, отрубили голову, а товар не украден. Забрали оружие, амулеты и деньги. Уже понял, кто это сделал?
   – Разумеется! Сам так же поступил бы с предателем.
   – Да хрен с ним, с купцом, твоя задача: постараться держаться рядом с этой бандой, а еще лучше войти в ее состав с целью сообщать Самому, – Терус поднял палец вверх, – куда направляются, их цели, задачи и все остальное. Особо обратить внимание на самого молодого, Егора ор’Кравеса – очень интересный молодой человек. Постарше тебя года на два-три, но ужасно талантливый маг. Сам им очень заинтересовался. Будь готов, как только их обнаружат, гнать коней к ним. Придумай легенду внедрения. Тебе в помощь будет Виконт на первое время. Иди, думай. Перед выездом тебя обязательно вызовет Сам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация