А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Всё в порядке" (страница 1)

   Александр Рушкин
   Все в порядке
   Стихи

   Предисловие

   Прошло четыре года с момента выхода в свет первого стихотворного сборника Александра Рушкина «Слушай сердце». В течение всех этих лет автор оставался верен себе и продолжал писать стихи (правда, не так много, как хотелось бы). Стихи эти совершенно разные по жанру и стилю: есть среди них абсолютно серьезные, стихи-раздумья и стихи-воспоминания, есть метапоэтические строки (т. е. стихи о поэзии и стихах), встречаются также строки полушутливые и даже откровенно ироничные.
   Практически все стихи А. Рушкина, и это хотелось бы отметить особо, по-прежнему сфокусированы на человеке (даже если в них в аллегорической форме речь идет о животных: «Останусь волком», «Охота») и, как всегда, предельно откровенны. Эта откровенность делает честь автору и заставляет поверить тому, о чем он пишет. Его строки неизменно несут в себе сильный эмоциональный заряд, и им свойственна какая-то удивительная внутренняя энергетика.
   В стихах А. Рушкина, отражающих в той или степени личный опыт автора и его жизненную позицию, мы видим лицо и видим характер. Он отнюдь «не застегнут на все пуговицы» и не боится при всей своей серьезности выглядеть чуть ироничным (хотя сквозь иронию нередко проглядывает печаль) или по-человечески ранимым («Не читай стихов моих») и даже в чем-то беззащитным («Я остался один. Совершенно один. Даже спорю теперь сам с собою»).
   Порой он беспощаден к самому себе («Да – графоман!») и нередко видит смысл там, где другие его не замечают («Странный потолок»). Будучи реалистом, хотя и не чуждым романтики, он прекрасно понимает, что совершенства нет – да и быть не может на этой Земле, хотя это отнюдь не означает, что к нему нет смысла стремиться, как в жизни, так и в строках. В этом сборнике – так же, как и в первом, – широко и разнообразно представлена любовная лирика автора, отличающаяся подкупающей, а иногда и прямо-таки обезоруживающей искренностью.
   Стихи А. Рушкина порой весьма оригинальны и в то же время просты и даже прозрачны по своей смысловой структуре; он умеет органически сочетать разговорные вольности речи с четкой манерой изложения, не стесняясь при этом в выражениях и называя вещи своими именами. В этом мне лично видится своего рода внутренний – пусть даже и неосознанный – протест, своего рода неприязнь к различного рода табу, негласно налагаемым на человека чуть ли не с момента его рождения. Можно осторожно предположить, что данная тенденция (типичная, кстати, для нашего времени) не всем придется по душе; впрочем, это уже дело вкуса.
   И все же жесткие, но четкие по своему замыслу и исполнению строки А. Рушкина несомненно имеют свою внутреннюю логику и притягательную силу. С ними можно соглашаться или не соглашаться, но они истинно реактивны – в том смысле, что побуждают к ответной реакции, к желанию вступить в дискуссию или даже в жаркий спор с автором.
   Такому поэту непременно нужен понимающий читатель, нужна обратная связь, которая давала бы ему дополнительную внутреннюю энергию и мотивацию. И пусть вышедший теперь его второй сборник будет для него таким стимулом и такой мотивацией.
   В. И. Шувалов,
   доктор филологических наук,
   профессор МПГУ, член Союза писателей-переводчиков
   и Чеховского общества при Союзе писателей России

   * * *

   «Зачем плодить четверостишья фальши?»
А. Рушкин
   Есть люди, которые пишут хорошие стихи. Александр Рушкин пишет не просто хорошие, а правдивые стихи как о себе, о своем внутреннем мире, так и о жизни в целом, о мире внешнем – таком, каким тот предстает в его глазах, поэтому, в первую очередь, его поэзию отличает открытость души и отсутствие фальши:

Я не играю посредством рифм
И не играю мышцами,
Просто живу на пределе сил,
Чувств и своих возможностей.

   По мере прочтения книги перед глазами читателя ярко вырисовывается многогранный образ автора, который то называет себя «графоманом», то влезает в шкуру «мухи», размышляя о жизни с ее точки зрения, то «звереет», превращаясь в медведя-шатуна, готового свернуть горы ради любимой, то заверяет нас, что свобода волка – превыше всего:

Остепениться? – будка, кость и цепь...
По мне, так лучше оставаться волком.

   Читатель понимает, что лирический герой автора многое пережил в своей жизни, не раз опускаясь на дно, можно сказать, в самые дебри, о чем свидетельствуют следующие строки:

Задыхаюсь: мне нечем дышать, просто незачем больше дышать.

* * *

И крепкие напитки
Не лечат боль.

* * *

…на дно…
И созерцать запретные глубины.
Я сам мечтал, пускай давным-давно,
Увидеть мир глазами субмарины.
Не всплыть уже, а впрочем,… и не нужно.

* * *

Скупые стены морга
Мне нарисуют дружеское «Welcome!»

* * *

Перебежав дорогу кошкой черной,
В тиши ночной любовницей покорной
Ласкает грудь щемящая тоска.

   Эта «щемящая тоска» возникает и у читателя, когда автор рисует нам картину холодного зимнего Города, где на самом деле зима царит в сердцах и душах людей, а не за окном: «здесь даже люди обрастают льдами», «там тоже кто-то прячет тело в кокон / из одеял, но вряд ли он согрет». Мир представляет собой жалкую картину скучного карнавала, наполненного «наигранным весельем», в котором «день наступил, а победила тьма». Тогда поэт обращается к Художнику и просит нарисовать ему Жизнь, но тот в ответ смотрит «печальными глазами» и достает простой (не цветной) карандаш. Однако сам автор, в отличие от многих, не может смириться с такой картиной мира, его лирический герой, достигнув самого дна, когда «давно расстрелян весь боекомплект», заставляет себя подняться и призывает всех нас не отрекаться от веры, веры в чудо:

Отбунтовал, да только как смириться,
Когда страной торгуют на глазах…

* * *

Ломаются мачты, обшивка бортов.
Не сломлен железный мой дух:
Признать поражение я не готов…

* * *

Разбит граблями твердый лоб,
Не отрекайся. Вера в чудо…

   Так в какое же чудо верит сам автор? Впуская в сердце Весну («капель звенит надеждой»), он ждет Любви, чтоб «ощутить, что все еще, быть может, изменится в обманчивой судьбе». Несмотря на то, что во многих строчках лирический герой признается нам в своей «грешной жизни» («Да только я – ни капли не святой, мне непривычен запах благовоний. Грешил, грешу и буду. Я такой!», «Ты – не Ассоль. Мое имя – не Грей», «Я слишком груб и холоден в любви»), трудно представить его циником. В глубине души это – романтик, который продолжает «строить замки из песка», обращается к любимой: «Стань героиней снов», отправляя ей «поцелуи с ветром» и ловит ответные «поцелуи как выстрелы»:

И до утра не дам тебе покоя
Мечтой заветной, проникая в дом.
В твоих глухих, зашторенных покоях
Я буду беспокойным мотыльком.

* * *

всякий раз трепещу,
превращаясь в мальчишку…

* * *

Приберусь у себя в шкафу…
Если хочешь, тебя одну
Будет память моя беречь.

* * *

Я с высоты влюбленными глазами
Найду тебя среди чужих людей.

   Нередко влюбляясь, как в первый раз, поэт «сходит с ума», хотя и признается читателю, что «трудно и больно снова любить, душой выгорая заживо», пишет и сжигает свои стихи («Я не грущу, что умерли стихи, Отпетые еще до панихиды»), сравнивает любимых с прекраснейшими цветами в его «гербарии», а счастье – с солнцем, которое через отведенное небесами время отпускает на волю в небо:

Отпущу на волю счастье...
… смотреть на солнце долго,
К сожаленью, невозможно…

   Александр Рушкин, «поставив душу трепетно на кон», не признает математических законов («и потом – дважды два не равно четырем. Посылаю их к черту!»), он в чем-то похож на вихрастого мальчишку, страдающего максимализмом, чей девиз: «смеяться до колик, до спазмов в груди, рубить – так рубить сплеча». Но в то же время автор – человек взрослый, тщательно исследующий свою душу:

Живет душа под мишурой одежд,
Но важно ли, во что она одета?

* * *

Я, собственной души
патологоанатом,
Бессмертная, терпи!
Эксперимент идет.

* * *

Как тяжело от собственных открытий!

* * *

Вселенная – во мне.

   В поисках смысла жизни лирический герой путешествует по миру, рассказывает нам о Тибете, о горных тропах, где, блуждая одновременно в нескольких реальностях, он изучал буддизм, пытаясь найти самый лучший Храм – Небесный и свой собственный Путь, отличный от шаблонного, ведь поэту «хочется смотреть на все сквозь призму живого сердца»:

О, сколько раз мы выбирали Путь –
Привычный путь шаблонов и традиций!

* * *

Я – странник. Увы, мне не стать мудрецом.

* * *

Постой, палач. Ты придержи топор.
Дай посмотреть в сияющее небо…
…Быть может, я найду дорогу к Богу,
Которую найти пока не смог.

* * *

Но если мечтал я увидеть храм,
То лучший из всех – небесный.

   Книга «Все в порядке» – это увлекательное путешествие по нашему миру глазами многогранного человека, который щедро и откровенно делится с читателем своими чувствами и мыслями в поэтической форме, настраивает на поиск выхода из любой тяжелой жизненной ситуации и придает каждому уверенности в том, что все будет хорошо. Доброго Пути!
   Александра Крючкова,
   поэт, прозаик, член МГО Союза писателей России лауреат международных премий в области литературы

   Все в порядке!


Если время настало платить по счетам,
Об отсрочке не стоит молить кредиторов.
Голой пяткой ударю, как будто в там-там,
По последней упругой доске коридора.

Дальше – только эфир, запах свежей доски,
От которой остались занозы на пятках…
Это раньше я мог бы сказать: «Пустяки!»
А теперь, усмехаясь, скажу: «Все в порядке!»

   Переболел


Переболел. Морозный воздух грудью
Вдыхаю, набираясь новых сил.
Я обманул жестокую колдунью,
«Целебных» трав настой не пригубил.

Повисла черной ширмой катаракта,
Но правда болью по сетчатке глаз
Мне резанула очевидным фактом:
Как мог желать? Как мог мечтать о Вас?

Сухие губы, жаждущие влаги.
И руки, позабывшие тепло...
Бессильный хмель позавчерашней браги
Метнулся вслед на мутное стекло.

Я дверь закрыл. Морозный воздух грудью
Вдыхаю, силы новые коплю.
Я обманул коварную колдунью –
Другую я по-прежнему люблю.

   Не читай стихов моих


Не читай стихов моих. Не надо.
Не ищи ответы на вопросы.
В жарком зное дремлющего сада
Золотом обманывает осень.

Избежать нельзя противоречий –
Истина уклончива и зыбка.
Кто я? – просто глупый человечек
С нежной и задумчивой улыбкой.

Во сто крат правдивее и чище
Твоих писем искренние строки.
Я их жду, как ждет у церкви нищий
Медный грош от прихожан жестоких.

Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация