А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Непослушная ученица" (страница 7)

   Миссис Смит-Робинсон улыбнулась и, нацелившись на кого-то еще, торопливо удалилась. Ребекка и Логан продолжили прогулку.
   – Она была права? – поинтересовалась Ребекка.
   – Нет, если верить тому, что сам Спригс сказал полчаса назад, – усмехнулся Логан.
   – Очень дипломатично с твоей стороны.
   – С подобными женщинами я не спорю. Ни единого шанса на победу.
   – Похоже, ты знаешь, кто она такая.
   – Вообще-то да, – признался Логан. – Ее муж руководит комиссией по иностранным инвестициям в Сан-Филиппе.
   – Разве тебе не нужно одобрение этой комиссии?
   – Я уже получил их одобрение. Но она все равно не относится к тому типу женщин, с которыми я хотел бы спорить.
   Девушка отошла и понюхала роскошный цветок кремового цвета. На самом деле ей просто нужно было сохранить дистанцию, поскольку она могла и прильнуть к Логану.
   Она посмотрела на него:
   – Можно я буду расценивать это как комплимент, потому что ты не испытываешь затруднений, споря со мной?
   Он предложил ей свою руку:
   – Спор с тобой имеет свои плюсы. Мне нравится наблюдать, как ты закипаешь. Ты начинаешь потихоньку возмущенно пыхтеть. Сдержанно, даже мило, но все-таки пыхтишь.
   – Неправда! – Она попыталась выдернуть руку, но Логан не отпустил ее.
   – Именно так. И при этом твоя грудь обворожительно приподнимается.
   – Я никогда не пыхтела. – Ребекка говорила спокойно, несмотря на желание скрежетать зубами. – Но даже если тебе показалось, что я это делаю, не следует глазеть на мою грудь.
   – Я пытался, поверь мне, я пытался. Но она действительно обворожительна. И мне нравится видеть, как ты сдерживаешь страсть. Внешне ты спокойна, как сейчас, но твои глаза выдают тебя. В них сверкает огонь. Огонь, который становится всепоглощающим, когда ты занимаешься любовью.
   Ребекка приложила все свои силы, чтобы скрыть реакцию, которую он подметил. Это далось ей с трудом. Наверное, занятие с ним любовью будет похоже на взрыв… Ну, это уже слишком!
   – Достаточно. – Наконец-то она освободила свою руку.
   Он явно развлекается. Она нисколько не сомневалась в этом.
   Логан повел ее дальше.
   Ребекка тихо заговорила:
   – Тебе надо выучить одну вещь, касающуюся королевской…
   Логан притянул ее к себе и поцеловал. Все, что она собиралась сказать, вылетело из головы. Осторожность была сметена внезапным вихрем чувств. Как приятно ощущать его мягкие теплые и ищущие губы на своих губах, его руки, прижимающие ее к крепкому мужскому телу. Образы, которые нарисовал Логан, быстро обрели форму, как только его язык начал поддразнивать ее. Затем поцелуй неуловимо изменился, жар усилился. И Ребекка поняла, что нет ничего недостойного в ее желании стать его ученицей.
   Ее шляпа упала на землю. Через несколько секунд Логан прервал поцелуй и отступил назад. Его глаза потемнели, затем он моргнул и нагнулся, чтобы подобрать шляпу, давая Ребекке возможность прийти в себя.
   – О чем ты говорила? – спросил он.
   – Почему ты сделал это? – Она смотрела на его губы, полные чувственного обещания.
   – Остановился так внезапно? Потому что прошли оговоренные пять секунд. – Он улыбнулся.
   Она должна сосредоточиться. Не на губах Логана, а на его словах. Вместо этого Ребекка стала смотреть на его ухо:
   – Я не о том. Ты начал целовать меня, когда я пыталась кое-что сказать тебе.
   Проклятье, у него даже уши симпатичные! Так и хочется потрогать.
   – Я решил, что это будет лекция и… – Он моргнул. – Потому что я захотел.
   Дразнящего блеска в его глазах, к которому Ребекка привыкла, не было. Да и в поцелуе было что-то далекое от беззаботности.
   – Это была лучшая часть дня, – добавил Логан.
   – О-о, неужели?
   Ребекка в душе согласилась с ним. Поцелуй, без сомнения, был лучшей частью дня. И он обещал намного больше. Логан стал для нее дверью в другой мир.
   Логан мельком взглянул на фотографов, следивших за ними, стараясь остаться незамеченными:
   – Кроме того, отличный кадр для прессы. Это будет работать на нас; в противном случае они сами найдут то, что не послужит нашим целям.
   – Например, как ты зеваешь.
   – Именно.
   Это только его план, его цель, и ничего больше.
   – Предупреди меня в следующий раз, – попросила она.
   – Зачем?
   – Чтобы я была готова. – Чтобы она не растаяла так легкомысленно в его руках.
   Он поразмышлял над ее просьбой, а затем покачал головой:
   – Я предпочитаю неожиданность. Мне нравится то, как ты целуешь меня в ответ, не понимая, что делаешь.
   Он все еще стоял слишком близко. Ей следовало бы сделать шаг назад. Однако желание удерживало Ребекку на месте.
   – Кроме того, – сказал Логан, – я соблюдаю правила. Менее пяти секунд. И сегодня это не повторится.
   Он надел шляпу ей на голову. Посмотрев на Ребекку, он немного сдвинул шляпу – так ему нравилось больше. Затем Логан обхватил ладонями ее лицо, как бы отгораживаясь вместе с ней от остального мира. Ребекка собралась вежливо поблагодарить его, но он, внезапно наклонившись, поцеловал ее – быстро и нежно.
   – В принципе один раз можно выйти за рамки правил. – Логан взял ее за руку, и они продолжили прогулку.
   Всю жизнь Ребекку учили, как вести себя на публике. Но никогда не наставляли в личных вопросах.
   Отец и два брата оказывали ей помощь во всем, что касалось традиций правящей династии. Но этим их помощь и ограничивалась. Дела сердечные и всплеск гормонов не обсуждались – по крайней мере, не при ней. Она и Лекси, жена Рафа, стали подругами. Но то была родственная дружба. Ничего похожего на искренние сестринские отношения.
   Любой шаг в неизвестность Ребекка делала сама.
   Может ли она попросить Логана о большем? Попросить о дополнении к их соглашению? Оговорить… особые условия? Логан был единственным, кто смог бы научить ее любви. У него определенно есть навыки, он не уроженец Сан-Филиппе и не собирается здесь жить.
   – Ты… – робко начала она.
   – Я что?
   – Тебе… нравится… целовать меня? – Это был не совсем правильный вопрос, но, возможно, она получит нужный ответ.
   Его глаза сузились, словно он заподозрил ловушку.
   – Даже слишком.
   – Не только для прессы?
   Логан пожал плечами:
   – Помнишь, мы говорили, что не надо притворяться, что нам нравится еда, если это не так?
   Да, она помнила. Но ему нравится целовать ее? Так же сильно, как ей нравится целовать его? Правда, она не была уверена, что «нравится» – подходящее слово. Оно было слишком простым, слишком пассивным, что ли. Поцелуи Логана вызывали в ней трепет, смущали, заставляли желать… продолжения. Однако он тем не менее целовал ее только из-за их договоренности. Ему не нужно, или он не хочет чего-то большего. Его вполне устраивает видимость отношений. Это может сработать в ее пользу.
   – Я целую тебя, и мне это нравится, – сказал он. – Беспроигрышная ситуация.
   Почему-то в его словах чувствовалась горечь. Ребекка не могла до конца понять, что Логан имеет в виду. Все это стало для нее слишком важным. Теперь ей предстоит не только доказать отцу, что она способна принимать решения и управлять своей жизнью, но и убедить саму себя, что она – женщина. Не принцесса.
   Логан подошел к темно-розовому цветку и дотронулся до него:
   – Знаешь, о чем я думаю, глядя на эти бархатистые лепестки?
   Все еще дразнит, все еще пытается лишить ее самообладания. Ему известно, что подобного рода разговоры, утонченное заигрывание не являются ее сильной стороной.
   – Прекрати. Это просто цветок, ничего больше. – Цветоводы убили бы ее, если бы услышали такое.
   – Я представляю тебя лежащей на кровати, усыпанной лепестками роз.
   – Логан, не надо!
   – Или что?
   – Или я позову миссис Смит-Робинсон.
   Пчела села на розу.
   – Мы сможем поговорить с ней об опылении, – усмехнулся он. – Я уверен, у нее есть мнение на этот счет.
   – Могу я спросить тебя кое о чем? – поинтересовалась Ребекка.
   – Ты можешь спрашивать меня о чем угодно, и я отвечу, но только нужно ли тебе это, потому что я буду отвечать честно. Давай спрашивай. Я умоляю тебя.
   Ах, Бучанан умоляет!
   – Что, если я попрошу тебя…
   Ребекка заколебалась. Не так-то легко сказать то, что было у нее в голове: «Научи меня наслаждению».
   – Продолжай. – Он, конечно, не знал, о чем она собиралась попросить, но в его тоне появилась настороженность, словно Логан понял, что это не легкомысленная просьба.
   – Научи меня…
   Эти карие глаза молили ее продолжать.
   – Ваше высочество, вот вы где! Мы потеряли вас! – Миссис Смит-Робинсон спешила к ним, размахивая программкой мероприятия; группка энтузиастов следовала за ней.
   – Не могли бы вы прояснить кое-что для нас? Любимым цветом вашей матери был абрикосовый или лавандовый?
   Ребекка испытала облегчение из-за того, что их прервали. Она страшилась ответа Логана. У него наверняка нет желания помогать ей. Десятки женщин готовы броситься ему на шею, и их не нужно учить чему-либо.
   Один из помощников принца подошел к Ребекке:
   – Нужно сделать фотографии, мадам.
   – Мой вопрос может подождать, – обратилась она к Логану. – Затем я должна пойти на собрание Фонда принцессы. Встретимся завтра на игре в поло.
   – Что ты хотела спросить?
   – Это не важно сейчас. – Вряд ли она продолжила бы столь личный разговор в присутствии слуг и охранников, стоящих неподалеку.
   Логан схватил Ребекку за запястье. Жар растекся по ее руке, а затем и по телу. Он пристально посмотрел на нее. Его взгляд был серьезен. Наклонив голову, он медленно произнес:
   – Да. Я научу тебя.

   Глава 7

   Ребекка села в машину, которую ей на вечер дал начальник охраны. Никогда раньше она не чувствовала себя столь неуверенно.
   В Сан-Филиппе было не так много высоких зданий, поэтому было достаточно легко найти фешенебельную квартиру Логана в пентхаусе с видом на реку.
   Что означало его «да»? Логан ответил на ее невысказанный вопрос? А что, если это значит: «да, я научу тебя грести на лодке». Он не звонил и вообще не предпринимал не единой попытки связаться с ней. Прошло всего несколько часов, но если она промедлит еще немного, то испортит себе нервы. Ребекка взглянула на телефон, зажатый в руке.
   Трусишка! Нужно или идти до конца, или отправляться домой.
   Считается, что мужчины обожают охоту. Отчаянные женщины, которые бросают себя к ногам мужчин, становятся для них непривлекательными. Но ей не важно, нравится она Логану или нет. Главное – чтобы он… помог ей.
   По старинному мосту, перекинутому через реку, прогуливались пары, держась за руки. Двое, выглядевшие как одно целое… А она сидит в одиночестве.
   Отец хотел с глазу на глаз побеседовать с ней этим вечером. Но Ребекка соврала, заявив, что уже договорилась встретиться с Логаном. При этом девушка знала, что отец уезжает на пару дней в Швейцарию. Похоже, она становится специалистом по вранью…
   Ребекка подняла телефон, затем закрыла глаза, и сомнения заполнили ее.
   Она не сможет пройти через это. Что она вообще здесь делает? О чем только думает? Она не была и никогда не будет обычной женщиной. Она не может доверять ни Логану, ни любому другому мужчине.
   Потому что доверие дает человеку власть над тобой.
   И она совсем не знает Логана. Он слишком непредсказуем. Слишком неудержим.
   Надо возвращаться домой, где безопасно и где она знает все правила. У них с Логаном есть план.
   Хороший план. Безопасный и благоразумный. Не следует выходить за его рамки.
   Телефон, который Ребекка держала в ладони, завибрировал и зазвонил, заставив ее подпрыгнуть от испуга. Имя Логана высветилось на экране.
   – Алло, – спокойно ответила она.
   – Что ты делаешь? – В его голосе звучало любопытство и намек на то, что ему что-то известно.
   Но, может, ей это только показалось?
   – Перечитываю протокол собрания фонда, – произнесла она скучным тоном.
   – В машине?
   – Что? – Ребекка притворилась, что не поняла вопрос. Логан смутил ее. Он не может знать, что она находится около его дома. Девушка огляделась. Около машины никого не было, и никто не обращал на нее внимания. Окна были тонированы.
   – Это ты, не так ли? – продолжал Логан. – Припарковалась у берега. Рядом с фонарем.
   Ее щеки вспыхнули. Как он узнал?!
   – Я… я… я должна идти. Поговорим позже.
   – Ты уверена, что не хочешь увидеться?
   – У меня звонок на второй линии. Кажется, это отец. Пока.
   Ребекка отключила телефон и откинула голову на подголовник кресла, пытаясь успокоиться. Она – принцесса. Подразумевается, что она эксперт по улаживанию деликатных ситуаций. Пора взять себя в руки. Девушка повернула ключ зажигания, включила фары и увидела, как высокий, широкоплечий мужчина с взъерошенными волосами идет к ней, быстро сокращая дистанцию. Ребекка опустила голову на руль, сдаваясь. Она прошла курс экстремального вождения, но демонстрировать свои навыки сейчас неуместно. Это будет позорное бегство.
   Логан подошел к машине и дернул ручку. Ребекка разблокировала дверцы и выключила мотор. Он открыл дверцу и протянул ей руку. Она вышла из машины, не глядя на него. Но в конце концов ей пришлось посмотреть ему в лицо. Его брови были нахмурены, но он был не раздражен, а… заинтересован. Логан окинул ее взглядом, оценивая и постепенно переставая хмуриться. Его дыхание было частым. Он что, бегом бежал? Логан двинулся вперед, Ребекке ничего не оставалось, кроме как пойти за ним.
   Он ни о чем не спрашивал, а она не собиралась что-либо объяснять или извиняться.
   Они пересекли реку. Благоухающий ночной воздух окутал их. Свет мерцал и отражался в чернильной воде и в лужах на мостовой. Впереди прогуливалась парочка, держась за руки; их смех был едва слышен. Где-то вдалеке раздавались гитарные аккорды.
   Ребекка мысленно готовилась к просьбе Логана объяснить все. Или к его насмешкам. Следует вести себя по-королевски. Она не должна оправдываться. И она будет выше его насмешек.
   Но ничего не происходило.
   Они просто шли. Бок о бок. И она не чувствовала себя принцессой. Может быть, это и означает быть обычной?
   Его плечо было так близко. Если бы она была храбрее, то могла бы взять его за руку, положить голову ему на плечо. Но вся ее храбрость испарилась.
   – Джинсы? – неожиданно поинтересовался Логан.
   Ребекка никак не ожидала, что он спросит об этом. Она забыла, что надела джинсы.
   – Я пыталась стать обычной. Не принцессой. Хотя бы на один вечер.
   Они шли дальше. Его молчание сбивало ее с толку.
   – Что ты думаешь? Про джинсы? – робко спросила Ребекка.
   Конечно, она может выглядеть как обычная девушка, но на самом деле ей никогда не стать таковой.
   – Симпатично. – Он отвел руку и шлепнул ее по попке. – Очень мило.
   Никто никогда не шлепал ее по попке.
   Ребекка улыбнулась.
   Логан обнял ее за плечи, притянув к себе. Ее голова уютно устроилась на его плече, которое словно было создано для этого. Ребекка разволновалась. Это было счастье в ее понимании. Она готова была идти так всю ночь, кружа по старой части города.
   Аккорды гитары стали четче, когда они подошли к прибрежному району, где располагались кафе и рестораны.
   – Ты ела? – спросил Логан.
   – Нет. – Она уехала из дворца, не пообедав.
   – Я тоже. – Он повел ее вниз и остановился перед дверью под небольшим зеленым навесом. – Вид не очень красивый, но здесь тихо, а еда…
   – Божественная? – подхватила она с улыбкой.
   Логан улыбнулся в ответ:
   – Еда простая, но хорошая. Я думаю, тебе понравится.
   Они спустились по узким ступенькам в маленький ресторанчик, пропитанный ароматами средиземноморской кухни: оливок, томата и чеснока. Невысокий лысеющий мужчина спешил к ним, широко раскинув руки. Он улыбнулся Логану, но, заметив Ребекку, замер.
   – Стефан, – сказал Логан, – пожалуйста, столик в тихом месте.
   – Конечно.
   Стефан повел их через заполненный ресторан. Гул голосов сменился шепотом, когда люди узнали принцессу. Стефан показал им маленький столик в углу, частично отгороженный от основного зала:
   – Надеюсь, этот вам подойдет.
   Стефан помог Ребекке сесть. Логан сел напротив.
   Пламя свечи мерцало и танцевало между ними.
   Ребекка смотрела на Логана и удивлялась: когда этот раздраженный человек превратился в такого милого?
   Логан откинулся на стуле, глядя на нее. Ощущение, что все это не такая уж хорошая идея, вернулось к Ребекке. Теперь ей точно не избежать его вопросов. Стефан поставил на стол корзинку с хлебом. Ребекка намазала соус песто на маленький треугольный ломтик и ждала. Долго ждала. До тех пор, пока она не смогла больше выносить это.
   – Думаю, тебе интересно, что я делала на улице рядом с твоим домом.
   – Меня интересует другое: каково это, когда люди замолкают просто потому, что ты прошла мимо? Каково постоянно ощущать пристальные взгляды?
   Никто никогда не спрашивал ее об этом.
   – Так было всегда. Кстати, это поможет тебе в твоем деле. – Она старалась не обидеться.
   – Значит, ты находишься здесь со мной ради моей выгоды?
   – Нет. Честно говоря, я сама не очень понимаю, почему я здесь. Мне показалось хорошей идеей приехать к тебе. Отец следит за мной, и это убедит его в том, что у нас настоящие отношения. Судя по всему, у него появились сомнения.
   – А он умен. И это единственная причина?
   – И, – Ребекка глубоко вздохнула, – частично потому, что я хотела видеть тебя.
   Он задумался:
   – А другая часть?
   Ребекка подождала, пока Стефан наполнит два бокала рубиново-красным вином. К тому времени, как он отошел от столика, ее решимость улетучилась.
   – Другая часть не имеет значения.
   – Это всегда имеет значение.
   Ребекка отпила немного вина:
   – Попробуй. Оно божественно.
   Логан засмеялся. Она еще не встречала человека, чей смех был бы таким глубоким и таким теплым. Это ей нравилось в Логане больше всего. Его смех согревал ее, заставлял хотеть его. Каково это – просыпаться от этой улыбки, от этого смеха?
   А еще ей нравилось терпение Логана. Он не форсировал события. Казалось, он наслаждается едой, которая действительно была очень хороша. Ребекка никогда не слышала о ресторанчике Стефана и никогда не обедала в местах, подобных этому. Похоже, она многого не знает о своей собственной маленькой стране.
   Она смотрела на руки Логана, когда он разламывал хлеб. На его губы, когда он пил вино. В его глаза, когда он разговаривал. И думала о том, как эти глаза смотрят на нее. Мечтала, как эти руки прикоснутся к ней, эти губы поцелуют ее.
   Запрещенные мысли для принцессы. Логан, с его равнодушием к королевскому этикету, заставил Ребекку задуматься: каково это – не быть членом королевской семьи. Но она не может, да и не хочет ничего менять.
   Нет смысла желать анонимности, пусть и на несколько недель. Несколько недель, когда все ее слова и поступки не будут тщательно изучены или обдуманы. Несколько недель, когда она сможет сделать что-то настоящее. Работу принцессы в благотворительных учреждениях, школах и колледжах высоко ценили. Она, несомненно, приносила пользу. Но порой Ребекка мечтала стать садовником, или поваром, или маляром. Кем-то, кто в конце дня может отойти и посмотреть, чего он достиг. Это вам не аккуратное разрезание ленточки или посещение мероприятий.
   Ребекка упрекнула себя за эти мысли. Ведь очень многие мечтают жить, как она.
   – У тебя очень выразительное лицо, – заметил Логан. – Все твои мысли и эмоции отражаются в глазах.
   – Я иногда задумываюсь.
   – Это не очень-то лестно для меня.
   – Я не сомневаюсь, что женщины тебе льстят.
   – Не меньше, чем мужчины льстят тебе, – парировал он.
   – Вообще-то они не льстят. Они, как правило, запуганы.
   – Боятся, что им отрубят голову?
   Ребекка улыбнулась:
   – Никто в Сан-Филиппе не был обезглавлен на протяжении нескольких веков.
   – А темницы?
   – Они были переделаны. Освещены. Утеплены. В некоторых даже разместились гимназии.
   Тем не менее Ребекка знала, что именно перспектива лишения свободы держала женихов в страхе. Так что очень благородно, со стороны Логана, продолжать встречаться с ней.
   – Думаю, я отпугиваю мужчин, – призналась она.
   Логан честен с ней, и она тоже постарается быть честной.
   – Ты принцесса. Это легко может выбить человека из колеи.
   – Но не тебя.
   – Не меня.
   – Но дело не только в том, что я принцесса. Я могу быть слишком сдержанной.
   – Я заметил, – кивнул он. – И надменной.
   – Нет. Только сдержанной.
   – Я дразнил тебя, принцесса.
   – Это другое дело. Я не очень разбираюсь, когда люди – а ты в особенности – шутят.
   – Ты все усложняешь. Почему бы не рассмеяться, если тебе смешно?
   Она покачала головой:
   – Слишком рискованно.
   Им подали десерт: большой разукрашенный шоколадный торт и две ложки. Шоколад таял во рту, казалось, торт пропитан им. Они смотрели друг на друга. И тепло, когда она думала о Логане, как и тающий шоколад, наполнило ее.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация