А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Владыка времени" (страница 8)

   Удар в живот. Увернуться от пули. Крутанувшись, уйти от другой. Это было похоже на странный танец. Что-то хрустнуло под его рукой. Пламя ярости по-прежнему пеленой застилало глаза. Парень метался от одного противника к другому и бил, бил…
   Он не знал, сколько это длилось. Кажется, всего только миг. Вот он стоит среди тонкоствольных осин, наблюдая за бойней, а вот уже в центре поляны. Под ногами разломанная пневматика. Скулят недобитые охотниками собаки, стонут люди. Северин стекленеющим взглядом оглядел место побоища. Бывшие охотники с ужасом отползали от него. У одного была сломана рука, другой лежал неподвижно, без сознания.
   Даже птицы вокруг смолкли. Пугающая, безнадежная тишина…
   – Я… – парень шагнул к ним, чтобы помочь раненым, но люди с ужасом отпрянули от него. – Я не хотел…
   Они кинулись врассыпную, волоча с собой того, кто был без сознания. Они все-таки еще люди. А он?.. Как он мог опять потерять над собой контроль?! Как он мог позволить ярости вырваться наружу? Из него никогда не получится хорошего бойца. Северин опустился на землю, сжал руками виски и глухо застонал. Как же больно! Господи, как же больно! И за что? Почему это творится именно с ним?!
   Бойко закуковала кукушка, обещая кому-то длинную-длинную жизнь, но Северин ее не слышал. Он сейчас не слышал вообще ничего.

   Глава 7
   Неожиданная находка

   Глеб вернулся в школу уже в наступающих сумерках. Он старался собраться и не думать об Ольге, но всякий раз, когда прикосновение ветра к губам напоминало прикосновение ее нежных губ, сердце начинало отчаянно биться.
   Ольга… По-хорошему он не должен с ней встречаться. Ее отец уже заинтересовался школой. Что будет, если он решит навести справки?.. Но ведь Глеб обещал девушке, что не покинет ее. Она доверилась ему и не ждет от него предательства. Предать ее – то же самое, что предать самого себя. Но их дело? Их школа? Глеб застонал.
   – Глеб? Тебе нехорошо? – окликнул охранник. Сегодня дежурил Леха, Серегин сменщик.
   – Нет, спасибо, нормально, – выдавил Глеб. – Все в порядке?
   Он спросил так, для проформы, и вовсе не ожидал ответа.
   – Все, только Александра еще не вернулась, – проговорил охранник, поглядывая на часы. – Поздновато, молодежь, бродите.
   Не вернулась? А она уезжала? Куда? Может, как и он сам, решила встретиться с кем-нибудь? Нет, не может быть. Наверняка по делу… Но уже темно, а Саша водит мотоцикл не так давно… Черт! И ведь даже не позвонила… Или… Глеб взглянул на мобильник. Три пропущенных вызова. Все от Александры.
   «Вот ведь кретин! – разозлился он на себя. – Что-то случилось. Что-то особенное, из-за чего сдержанная Александра трижды набирала его номер. Что-то случилось, а он, разнежившись и погрузившись в собственные чувства, словно проблесками молнии озаряемые сомнениями, забыл обо всем».
   Он уже не оправдал возложенных на него надежд и не может возглавлять вверенную ему группу.
   – Спасибо, Леша, разберусь, – произнес тем временем кто-то его собственным, Глеба, голосом.
   Глеб прошел в школу. Оглядел пустую гостиную, где на столе сиротливо белели разложенные бумаги, и двинулся к Дининой комнате.
   Реакции Динки можно было позавидовать. Она успела свернуть окно с игрой, едва он только прикоснулся к двери.
   Динкина комната была образцом беспорядка. Покрывало на кровати смято, на нем валяется черная футболка с угрожающей надписью «The Truth is in Da’ Death»[6]. Вполне в Динкином духе. Стол тоже весь завален – диски, флешки и тут же всякие щипчики, отвертки, кусачки, куски проводов… Черт ногу сломит! То ли дело комната Глеба или Александры!
   – Я только на минуту, – успокоил девочку Глеб, неодобрительно оглядывая беспорядок. Не ему и не сейчас делать ей замечания.
   – Да? – Дина крутанулась на кресле, на котором умудрялась сидеть целиком, с ногами. Как есть маленький драный котенок.
   – Я ищу Александру.
   – А… – Дина широко зевнула, показывая действительно кошачьи мелкие белые зубки. – Так она уехала за рукописью.
   – Одна? Никого не предупредив?
   – Почему никого? – девочка хитро покосилась на Глеба. – Я вот в курсе. Это ты неизвестно где шляешься. А Саша тебя, между прочим, искала. Хотя на ее месте… – Дина замолчала, окинув Глеба взглядом с ног до головы.
   Этот взгляд показался ему внимательным и совсем взрослым.
   – Ты не петляй, куда Александра поехала? – требовательно спросил он, нахмурившись.
   – Как это куда? – Девочка с невинным видом захлопала длинными густыми ресницами. – Конечно, к этнографу, у которого сборник с былинами… Так что, можно мне продолжать? Я, видишь ли, немного занята…
   – Ага, – хмыкнул Глеб. – Опять мир спасаешь. Ну спасай уж, что с тебя взять.
   Он вышел из комнаты, набирая Сашин номер. Не отвечает. Вот ведь напасть! И Северина нет. А чем бы ему Северин помог? Может, поехать за Александрой? Взять у Дины адрес… Нет, по дороге легко разминуться. Лучше подождать здесь. И чего он, собственно, беспокоится?..
   Глеб подошел к окну, прислонился лбом к холодному стеклу. За окном уже была ночь. Темнота глядела ему в глаза словно с вызовом: ну как, а со мной тебе потягаться по силам?..
   «Движение в Москве плотное, всяких придурков на дороге полно… Вот ведь дуреха, и что одна поехала?» – думал Глеб, сцепив пальцы.
   Десять минут… Двадцать… Теперь он снова ругал уже не Сашу, а себя, коря за пренебрежение собственными обязанностями. Он должен был быть тут, рядом с ребятами. Мало ли что…
   «Еду!» – решил наконец Глеб. Это было лучше, чем сидеть на месте, изнемогая от собственного бессилия.
   И в этот момент в темноте послышался гул и мелькнул слабый отсвет фар.
   «Ну, наконец!» – выдохнул Глеб. И тут же добавил, мысленно адресуясь к Александре: «Ну я тебе сейчас устрою!»
   Она вошла в комнату – стремительная и легкая. Обычно аккуратно причесанные волосы растрепались, под мышкой девушка держала запыленный мотоциклетный шлем и бумажную папку.
   – Что-то ты рано, – едко заметил Глеб, разрываясь между желанием вздохнуть с облегчением и на радостях обнять девушку и желанием тут же пригвоздить ее к стулу, а для надежности привязать веревкой и приколотить гвоздями… Мало ли что…
   – Как получилось. – Александра застыла, словно наткнувшись на невидимую стену, и улыбка ее вдруг погасла. Чирк – и нет. – И тебя тоже, кажется, не было…
   – Не забывай, я глава этой группы, и чтобы она как-то функционировала, необходимо соблюдать порядок, – произнес Глеб, чувствуя, что говорит что-то не то, но не в силах остановиться. – Так вот, я требую от тебя, чтобы впредь ты не проявляла самоуправства и самодеятельности.
   – Ах, это самодеятельность?! – Александра отступила на шаг и с ненавистью уставилась на Глеба.
   Воздух между ними словно сгустился. Казалось, еще чуть, и в нем засверкают молнии.
   – А как еще? – Глеб с силой сжал спинку стула, так что она жалобно заскрипела под его рукой. – Почему ты поехала одна? Ты не можешь представить, что это опасно? Что я волнуюсь за тебя?
   – Ты? Волнуешься? – Глаза Александры сверкали – то ли от ярости, то ли от внезапных слез. – Да ты ни за кого не волнуешься! Ни на кого внимания не обращаешь! Даже не видишь, что…
   Она замолчала.
   – Что я не вижу? – переспросил Глеб, искренне удивленный.
   – Ничего!
   Девушка стрелой выбежала из комнаты.
   Глеб, чувствуя желание убить хоть кого-нибудь, с гневом повернулся к наблюдавшей с порога своей комнаты Динке.
   – А я что? Я ничего, – пробормотала девочка, поспешно исчезая за дверью.
   Глеб тяжело опустился на стул. Он все больше ощущал себя дураком. О чем это Александра? Чего это он не видит? «Может, поговорить с Евгением Михайловичем? Уж он-то наверняка все видит!» – мелькнула в голове мыслишка, но Глеб тут же отогнал ее от себя: нет, не стоит, точно мальчишка, во всем искать помощи взрослых. Он должен справиться сам. Или уйти.

   Александра появилась в гостиной минут через двадцать. Она успела привести себя в порядок, а на лицо вернулось то же спокойное, немного отстраненное выражение.
   – Вот ксерокопия былины из собрания этнографической экспедиции. Весьма любопытная вещь, если вспомнить о нашей Велесовой книге, – заявила девушка как ни в чем не бывало. – О ней тогда Дина сведения в Интернете нашла. Рассказать?
   – Расскажи. – Глеб подвинул стул поближе и приготовился слушать.
   – Конечно, расскажи! – Динка мигом (подслушивала, что ли?!) выбежала из своей комнаты и заняла любимое место в углу дивана.
   – Былина о князе Владимире Красно Солнышко, княгине Евпраксии и богатыре Потоке Власьевиче, – проговорила Александра, опустившись в кресло. – Найдена в рукописном сборнике былин и сказаний этнографической экспедицией во второй половине двадцатого века. Сам сборник представляет собой кустарно переплетенную тетрадь. Оригинал был выкуплен экспедицией и до недавнего времени находился в краеведческом музее одного из городов Мурманской области. Рукопись принадлежит неизвестному автору из числа поморов, представляет собой компиляцию из целого ряда былин и сказаний. Судя по особенностям грамматики и лексики, ее сделали с намного более старого списка, предположительно датированного концом тринадцатого – началом четырнадцатого века. Судя по бумаге, составу чернил и манере написания, дошедший до нас вариант датируется концом шестнадцатого – первой третью семнадцатого века, к тому же времени относятся и оставленные на полях примечания, цифровые и буквенные обозначения. Состояние рукописи очень хорошее, степень сохранности высокая. События в былине приписываются времени правления Владимира Великого, но это общее место для многих текстов подобного рода.
   Все это Александра проговорила привычно-сухо, словно отвечала своему любимому профессору. Глебу очень нравился ее профессионализм и четкий, словно не знающий страстей, голос. Когда Саша занималась любимым делом, она забывала обо всем.
   – Так вот, жил да был в Киеве князь Владимир Красно Солнышко, – рассказывала тем временем девушка. – Все у него было: много земель подвластных, много богатства, много богатырей могучих под рукой его ходили – и старый Илья из Мурома, и Добрыня дядя княжеский, и Алеша поповский сын. А так же был среди них молодой Поток Власьевич. Сам-то лицом красен, одеждой богат, речами сладок. На всех языках мог говорить.
   – Его что, в богатыри за модную одежку и образованность взяли? – спросила Дина.
   – Погоди, тут дальше. И так сладки были его речи, что мог он послов чужеземных уговорить, татар проклятых убедить не нападать на русские земли. А то и заставлял врагов князя воевать друг друга.
   – Погоди, там так и написано? – спросил Глеб.
   – Написано по-древнерусски, но по сути так. Но Поток был славен, скажем так, не только дипломатическими способностями. И в стрельбе искусен он был. Когда выходил он с луком на княжеский двор, сбивал лебедей высоко в поднебесье. Когда всходил он на башню Кремля Киевского и пускал каленые стрелы, поражал врагов княжеских в землях половецких и в землях немецких. А если на берег Черемного, то есть Черного, моря выходил, мог и до Царьграда дострелить.
   – Киллер, – вмешалась Дина, – дипломат и киллер. А что, нужный человек! Или, может, это наш современник был. Попал в прошлое вместе с ракетной установкой и запасом снарядов.
   – Ну да, – улыбнулся Глеб, – а еще он был специалистом по древним языкам, по всем сразу. И к тому же мастер карате и супермен. Ты, Дина, слишком много беллетристики читаешь. И не лучшего качества, замечу. А с сочинениями напряг!
   – Да я… – вскинулась Дина. – Да если б можно было сочинения писать про то, что хочешь!..
   – Хватит ругаться. Слушайте дальше, – прервала их Саша. – Тут написано, что за речи ласковые да за нрав кроткий все любили Потока. Ну да, не Илья Муромец – тот, когда сердит был, с церквей киевских купола сшибал. И полюбился он молодой княгине. Стала она его отмечать, привечать, к себе приглашать, в тавлеи – то есть в шахматы с ним играла, вечера с ним коротала. Хм… – тут Александра покраснела.
   – Ну а что, – вставила Дина, – старый хрыч князь и высокообразованный юноша. Выбор очевиден.
   – Да, все примерно так и вышло. Тут дальше про то, что доброхоты-бояре стали пытаться князю глаза открыть. Непонятно, если Потока все любили, зачем они это делали.
   – Ну мало ли, – вставил Глеб, – завистников всегда хватало… Кстати, а что за странное имя – Поток?
   – Поток, или Потык на древнерусском – птица.
   – Интересно, Поток Власьевич… Святой Власий – одно из имен, под которым языческий бог Велес вошел в христианский пантеон, – задумчиво проговорил Глеб. – То есть Птица Велеса получается… Продолжай, пожалуйста.
   – Князь заподозрил плохое, но почему-то он не мог просто проследить за Потоком. Тут написано, что мудрость покрывала его, то есть Потока, от злых помыслов и чужих взглядов, как Покров Богородицы.
   – Бард-варлок, двадцатый уровень, – вставила Дина, но под суровым взглядом Глеба осеклась.
   – В общем, – продолжила Александра, – князю, конечно, не позавидуешь. И рогоносцем не хочется прослыть, и ценного богатыря не хочется потерять. Но ревность пересилила. У князя в глубоких подвалах за семижды семью замками и запорами, за семью головами – это явно след языческих обычаев, когда для охраны какого-нибудь ценного места или клада клали «головы» – приносили человеческую жертву. Вот там и хранилась Книга сизая голубиная. Тут дальше так и написано – небесная Книга. И почему-то только из нее князь мог узнать все, как есть – изменяет ему княгиня или нет.
   – Эпик левел артефакт, – тихо пробормотала Дина.
   – Князь собрался к Книге… Тут довольно много написано. Он причастился, помолился, составил духовную – странно, зачем?
   – Может, потому, что общение с Книгой было опасно, – предположил Глеб.
   – Может быть. Но вот князь пошел в эти самые подвалы. Идет он, и во дворе его встречает «смерд, человек земляной, слабый, кем земля русская сильна». Смерд оброк привез – то есть продукты, которые в качестве налога он должен князю отдать. Слушайте, тут очень интересный момент. Этот смерд, почти раб, кричит князю: «Не ходи, князь, худо будет!» Не знаю, что после этого было со смердом, но князь пошел дальше. Вышел он со двора княжеского всебогатого. Значит, Книга, если это она, хранилась не в княжеском дворце. И встретился ему гость, купец тароватый, Марко из Царьграда товары привез. Купец Марко Богатый – это персонаж многих былин, почти как Садко. В общем, Марко приехал из Константинополя и несет на княжеский двор дары, как бы налог на импорт. Он вдруг говорит: «Не ходи, князь, голый останешься».
   – Кто о чем, а купец о деньгах, – усмехнулся Глеб.
   – Дальше князь подходит к городским стенам, и там, у ворот, стоят кмети – это княжеские воины, дружинники. У них шеломы сияют, копья вострые, луки тугие и так далее. Они говорят князю: «Не ходи, господине, ущерб славе твоей будет». Как будто все знают, куда он идет.
   – А дальше? – спросил Глеб.
   – Дальше князь встречает священника, попа – «мудрого и пресловутого», который идет с похорон – уже, кстати, дурная примета. И поп говорит: «Не Господен сегодня день, княже, не смотрит на нас Христос Спаситель. Вернись, князь, домой». Но князь приказывает слугам своим побить попа, идет дальше и приходит в этот тайный подвал. К Книге ведет семижды семь ступеней, семь – священное число. И говорит князь «слово сильное» для каждой из семи голов. Тут заметим, что хорош Владимир Креститель, тот еще язычник. Он открывает Книгу и читает ее день и два, и три. В том числе и про измену княгини. А тем временем бояре сажают Потока в темницу, а над городом Киевом собирается черная туча, из которой падают медные люди с железным сердцем, истребляют старых и молодых.
   – Жесть, – заметила Дина.
   – Считается, что это о татаро-монгольском нашествии, – пояснила Саша. – Советники требуют от князя сделать что-нибудь, поднять богатырей, но тот, «очарованный Книгой», приказывает разогнать богатырей из Киева и отравить Потока. А дальше все плохо. Потока травят. Когда медные люди похищают княгиню, он слышит ее мольбы, разбивает двери темницы, но, будучи отравлен, сильно слабеет и погибает под ударами врагов. Богатыри разъехались из Киева, кроме Ильи Муромца, который как раз решил стать монахом в одном из киевских монастырей. Он, несмотря на свой монашеский сан, вступает с пришельцами в борьбу, убивает их без счета – где махнет палицей – улица, где стрельнет из лука – переулочек. Кровь ручьями течет, запруживает Днепр. Но в конце концов медные люди одолевают и его. А князь все читает Книгу! Прямо как наркотик какой-то. Тут в тайный подвал приходят те самые медные люди со своим царем Батыгой – то есть Батыем. Он тут впервые упоминается. Это, возможно, позднейшая вставка. Режут они тело княжеское белое, льют кровь алую и убивают Владимира. А Книгу прячут калики перехожие, старички Божии, в местах нелюдных северных, за семью запорами, за семью заговорами.
   – То есть Книга где-то на севере? – спросил Глеб.
   – Необязательно, – возразила Саша. – С точки зрения Киева, и Владимир, и Москва тоже на севере.
   – Да, любопытная былина, – снова кивнул Глеб. – А это ксерокопия? Можно взглянуть?
   Александра протянула ему папку, и Глеб принялся перебирать бумаги, разглядывая.
   – А это что? – ткнул он в одну из букв на полях. – Как понимаю, это не имеет отношения к тексту.
   – О, таких пометок здесь много. Толи нумерация, то ли… – Александра вдруг вскочила с кресла. – Ну конечно! Как я могла пропустить?! Профессор хвалил меня абсолютно незаслуженно! Я же делала это на уроке, а теперь, как дура, увлеклась содержанием!.. Дай-ка сюда!
   Саша придвинула на стол бумажки и стала пролистывать их, выписывая размещенные на полях буквы. Глеб и Дина с интересом наблюдали за ней.
   – Ну вот, теперь готово! – сказала девушка удовлетворенно. – Если записывать современными буквами, получится вот так…
   – Можно? – Глеб придвинул к себе листок.
...
   РГЩГУФНСМТФГУРЗ / КГПСНУСМЖСУСЁСМ / НКГНГХЦСХШУГПГ / ЕХУЦДЗНГПЗРРСМ / ЕДСОЯЫСМНОЗХЛ / КГФЗПЯБКГПНГПЛ / ФЛЖВХРСЪЛЖЗХЛ / ДСЙЯЗЁСЖГУГ / ФХЗУЗЁСХТСНСМ
   То, что было написано, напоминало бред и никак не походило на текст. Просто набор букв. Возможно, они и вправду не имеют определенного значения и служат для нумерации или выделяют абзац, у которого стоят. Надо рассмотреть их еще с этой точки зрения.
   – Что это? – спросила заглянувшая за плечо Динка. – Похоже на какой-то код.
   – Наверняка, – согласился Глеб. – Посмотрите, тут повторяются черточки. Видимо, они служат для разделения.
   – То есть до черточки – это одно слово? Такое длинное? – спросила Динка.
   Александра покачала головой.
   – Нет, обратите внимание, тут нет коротких слов. Значит, перед нами целые смысловые единицы. Необязательно предложения, – заметила она, разглядывая запись. – Вы же знаете, что в древнерусском не всегда ставились пробелы между словами?
   Глеб кивнул, Динка помотала головой – вот они издержки негуманитарного образования. Впрочем, девочка молодец, сообразительная, так что наверняка наверстает.
   – Я тоже думаю, это шифр, – подтвердил Глеб. – Самым распространенным на Руси был шифр литорея, основанный на замене согласных в то время, как гласные остаются неизменны.
   Все принялись изучать написанное.
   – Нет, – покачала головой Александра. – Непохоже. А если это что-то типа Цезаря? В Цезаре заменялись не только согласные, но и гласные буквы, и весь алфавит словно смещался. Подождите, давайте запишем алфавит, а потом попробуем соотнести его с нашим текстом.
   Перепробовав несколько вариантов, ребята наконец поняли систему. Если отсчитать от буквы три знака вправо, текст становился значительно связанней.
   Получившийся алфавит выглядел вот так:


   Теперь прочитать текст не составляло труда. Так строчка до первой косой черты звучала как: НАЦАРСКОЙПСАРНЕ.
   – Ну вот, – Александра с гордостью оглядела написанное. – «На царской псарне». Похоже, мы на верном пути!
   Они принялись расшифровывать дальше.

   – НА ЦАРСКОЙ ПСАРНЕ, ЗА МОКРОЙ ДОРОГОЙ, К ЗАКАТУ ОТ ХРАМА, В ТРУБЕ КАМЕННОЙ, В БОЛЬШОЙ КЛЕТИ ЗА СЕМЬЮ ЗАМКАМИ СИДЯТ НОЧИ ДЕТИ, БОЖЬЕГО ДАРА СТЕРЕГУТ ПОКОЙ, – прочитал наконец Глеб.
   Ребята переглянулись.
   – Ну, – обиженно протянула Динка, – понятней не стало. Что за царская псарня и мокрая дорога? Это после дождя она мокрая? А если дождя долго не было, то что, клад не найти?
   – Ну почему… – Глеб задумчиво затеребил бумагу. – Мокрая дорога – это река…. Божий дар – наверняка Книга! С храмом, клетью и замками вопросов нет, но вот кто такие ночи дети?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация