А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обмен убийствами" (страница 8)

   Айверсон

   Стоя в укромном местечке на Клеркенуэлл, я ждал, пока Элейн вернется домой. Я видел, как она вышла из такси, расплатилась через оконце с водителем, и, когда он уехал, а она направилась к подъезду, я перешел улицу и нагнал ее.
   – Элейн!
   Она стремительно обернулась, увидела меня и сощурила глаза.
   – Ну и ну! Возвращение блудного сына. Что там произошло? Ты мне не говорил, что за тобой гоняется полиция.
   Я загородил ей дорогу.
   – Я не мог рассказать в клубе, слишком там шумно.
   – Тогда идем со мной, – предложила она, шаря в сумочке в поисках ключа. – Мне кажется, нам есть о чем поговорить.
   – Это уж точно.
   – Как ты узнал, где я живу? – спросила она, когда мы вошли в ее квартиру на втором этаже.
   – Нашел твою фамилию в телефонном справочнике.
   – Но там же полно людей с фамилией Томс.
   Она провела меня в красивую гостиную с уютными кожаными креслами. Сбросив жакет на одно кресло, она повернулась ко мне, ожидая пояснений.
   – Не так уж много. Я сузил список до пяти, а потом позвонил Джонни Хексхэму. Он вспомнил, что ты вроде живешь в районе Клеркенуэлла, а здесь оказалась только одна Э. Томс. Может, тебе изъять свое имя из справочника?
   – Подумаю. – Она посмотрела на мой грязный носок. – Я тебя ни о чем не спрашиваю.
   – Полиция. Ей уже недостаточно просто арестовать человека, подавай им еще и его обувь!
   Она улыбнулась:
   – Будешь кофе?
   – Да, с удовольствием.
   Вскоре мы сидели напротив друг друга в креслах, и она спросила, что случилось с Фаулером и почему меня преследует позиция. Не было смысла утаивать от нее правду, тем более что я ждал честных объяснений ситуации, поэтому я рассказал обо всем, за исключением убийства Тони: я счел излишним сообщать ей об этом. Упомянул лишь, что он сбежал и я не знаю, где он сейчас.
   Она откинулась на спинку и потерла висок. Этот жест напомнил мне о Фаулере.
   – Вот черт! – Казалось, она подвела какую-то черту. – Не могу поверить в его смерть. Бедный старина Рой.
   «Это уж слишком, – подумал я. – Фаулер сам напросился на такой исход встречи, я ему не навязывался со своими услугами».
   – А что было после того, как я удрал из клуба?
   – Подъехали два автобуса с копами, а этот детектив, который был в клубе и пытался тебя схватить, стал допрашивать меня насчет тебя.
   – И что ты ему сказала?
   – Что понятия не имею, о ком он говорит. И он оставил меня в покое.
   – А кто эти люди, из-за которых у Фаулера возникли проблемы? Они у меня в долгу…
   Она подалась вперед и устремила на меня твердый и жесткий взгляд.
   – Послушай меня, Макс, не ввязывайся ты в это дело. Считай, тебе повезло, раз тебя еще не разрезали на куски, и на этом брось.
   – Ты только скажи, Элейн.
   – Ты не обрадуешься, могу тебя заверить. Честно.
   – Ну, это уж мне судить.
   Она помолчала, затем, поняв, что я не отстану, заговорила:
   – В последнее время Рой оказался в сложном положении и обратился к людям, от которых лучше было держаться подальше. Из-за этого клуба он по уши влез в долги.
   – И как же это ему удалось с такими-то ценами? Я бы подумал, он миллионер.
   – Он не умел экономить, а кроме того, пристрастился к кокаину, съедавшему его финансы. Так или иначе, но он начал занимать деньги не у тех людей, ну, и скоро они стали требовать свои денежки назад. И вот тогда-то он окончательно влип. Оказался у них в руках. Они захотели продавать наркотики в «Аркадии», а Рой должен был руководить торговлей.
   – Насколько я слышал, в клубе всегда были проблемы с наркотиками.
   – Да, там всегда шла торговля, и все же не настолько крупная, как предполагали. Еще до моего прихода полиция пару раз обыскивала клуб, однако ничего не обнаружила. Но то, что затеяли с Роем эти люди, совсем другое дело. Это организованная преступная банда.
   – И когда все началось?
   – Точно не знаю. В то время Рой ничего мне не рассказывал. Его уже привлекали за ввоз дури, еще в восьмидесятых, и он отсидел четыре года, так что ему не хотелось снова там оказаться. Торговля велась втихую. – Я кивнул. Элейн говорила правду, я ничего такого не заметил, хотя многие посетители явно по уши накачались этой гадостью. – Но там всегда были наркотики, и если ты знал нужного человека, то сразу мог получить кокаин, экстази и все, что только захочешь. Их продавали несколько человек, в основном вышибалы, но они никогда не держали при себе много, поэтому обвинить их можно было только за хранение одной дозы. Они не орудовали большими количествами. Рой где-то держал наркотики, но я не имею понятия, где именно. Так вот, пару недель назад Рой начал вести себя как-то странно. Поздно появлялся в клубе, закрывался у себя в кабинете, совершенно не занимался делами Я спросила, что случилось, но он отделался от меня какими-то пустыми фразами Затем, через несколько дней, умер наш старший швейцар, и оказалось, его отравили.
   – Отравили? Я и забыл, что людей убивают таким способом.
   – Так сказала полиция. Когда Рои услышат об этом, он чуть с ума не сошел от страха Он и так был взвинчен, но после этого не находил себе места, как будто считал, что следующим будет он. Но все равно не захотел ничего объяснить. Потом как-то вечером, после закрытия клуба, я застала его в кабинете, он был не то пьяным, не то под кайфом, не знаю. Я еще раз потребовала рассказать мне, в чем дело, и, думаю, только тогда он понял, что должен поделиться с кем-нибудь своими тревогами. Поэтому рассказал мне обо всем. О торговле наркотиками, как она была организована, что происходило между дилерами. Он говорил об этом с явным отвращением, ему действительно не хотелось в этом участвовать. – «Лживый подонок», – подумал я, но ничего не сказал. – Но самое страшное – оказывается, он их обманывал, этих своих сообщников. Забирал себе больше, чем они договаривались. Гораздо больше.
   – И как он думал вывернуться?
   Элейн покачала головой.
   – Он признался, что куда-то вкладывал деньги – но не сказал, во что именно, – его вложения должны были принести двойную или даже тройную прибыль. И после получения дохода он собирался отдать этим людям дол г и навсегда от них избавиться.
   – Но из этого ничего не получилось.
   – Да. Вложение оказалось неудачным, а его подельники обнаружили обман еще до того, как он нашел деньги В ночь нашего разговора они сообщили Фаулеру, что им известно о его делишках и они требуют вернуть им долг плюс сто процентов, в противном случае они заберут у него клуб Рой до смерти перепугался. Денег у него не было, а отдавать клу6 тоже не хотелось. Он остался бы ни с чем. Он попросил дать ему время выкрутиться, но их эта просьба не тронута Они не из тех, что готов помочь человеку.
   – В этом я не сомневаюсь.

   – Он сказал, ему дали три дня, после чего он должен будет или вернуть деньги, или отдать клуб. Он боялся, что, если откажется от «Аркадии», они все равно переломают ему ноги за мошенничество. Или даже убьют. И признался, что для встречи с ними ему нужна охрана, но он понятия не имеет, где ее взять. Он не знал, кто из наших вышибал был бы надежен, поэтому не мог на них рассчитывать. Вот он и спросил, не знаю ли я кого-нибудь на стороне, какую-нибудь охранную фирму, которая сможет предоставить ему надежное сопровождение.
   – Почему он спросил у тебя?
   Элейн пожала плечами:
   – Наверное, ему больше не к кому было обратиться. Мы уже некоторое время работали вместе, и, я думаю, он мне доверял.
   Я допил кофе и поставил чашку на стеклянный столик рядом с моим креслом.
   – И ты пообещала подумать?
   Она достала из сумочки пачку сигарет и предложила одну мне. Я уже почти месяц как бросил, но за последние несколько часов понял: моя стойкость долго не продлится. Дела развивались в таком направлении, что меня меньше всего беспокоила проблема, как дожить до преклонного возраста со здоровыми легкими.
   – Спасибо. – Я взял сигарету.
   Она щелкнула изящной черной зажигалкой, протянула мне, затем закурила сама и, скрестив красивые длинные ноги, откинулась на спинку кресла и выпустила в потолок тонкую струйку дыма. Юбка провокационно оголила бедра, и я отчаянно, но без особого успеха старался не обращать на это внимания.
   – А что мне было делать? – спросила Элейн. – Я не хотела в это вмешиваться, но он хорошо ко мне относился, я попыталась ему помочь. Я переговорила с Джонни, а он, выходит, связал Роя с тобой. Мне очень жаль, но я и думать не могла, каким ужасом все это может закончиться.
   – Забудь об этом. Ты в этом не виновата. Но, честно говоря, он наплел тебе с три короба.
   – Послушай, я…
   – Я понимаю, что ты говорила мне правду.
   – Вот именно.
   – Я в этом уверен, но здесь много непонятного. Если Фаулер приехал на эту встречу с документами на клуб, которые вез в кейсе, почему же его убили до того, как он их подписал? И вообще зачем его убили? Тем более он был не один. Как видишь, в этой истории полно неясностей. – Я немного помолчал. – Но одно мне ясно.
   – Я тебе сказала, Макс, не лезь в это дело. Оно того не стоит. – Она смотрела на меня так, как, бывало, смотрела на меня мама. Это выражение словно говорило: «И не возражай!» Я подумал, не один судья или политик дорого заплатил бы за возможность оказаться под началом такой красивой женщины, но лично я находился не в том настроении, чтобы мне указывали, как поступать.
   – Элейн, я хочу знать, кто убил моего друга и кто пытался убить меня.
   – Зачем? Это тебе не поможет. Уверяю тебя, ты ничего не сможешь сделать.
   – И все-таки скажи мне.
   Она устремила на меня пристальный взгляд.
   – Это дело рук Хольцев.
   Я ошеломленно молчал.
   – Ты знаешь, кто это такие?
   – Да, я слышал про Хольцев.
   Любой работающий в этой части Лондона знал или слышал про Хольцев. Руководил этим крупнейшим преступным кланом, орудовавшим в северном Лондоне, уже состарившийся Стефан Хольц, который жил затворником. Было известно, что они ворочали десятками миллионов фунтов и отличались крайней жестокостью. По слухам, когда в клане велась борьба за руководство, погибли десятки людей, но полиция не трогала преступников, хоть и пристально наблюдала за ними. Да, если кто и виноват во вчерашней бойне, это наверняка были Хольцы.
   Элейн вздохнула:
   – Теперь ты видишь, из-за чего я не советую тебе в это ввязываться?
   – Боже! – ахнул я, когда все осознал. – Нечего удивляться почему меня едва не убили.
   – Я не хотела вовлекать тебя в такое дело, – сказала Элейн извиняющимся тоном. – Понятия не имела, что это окажется твоя фирма, а тем более и подумать не могла об их планах убить Роя или твоего друга.
   – Да ведь это же Хольцы! Они способны на все.
   Элейн медленно покачала головой:
   – Черт, вот уж история! И что мне теперь делать?
   – Молчать. Это самое лучшее. Если они узнают, будто тебе что-то известно, то… – Я не договорил, соображая, что она и так меня поняла. – У меня все равно уже появились проблемы Ведь я стал свидетелем двух убийств. Полиция очень надеется поймать и допросить меня. А Хольцы заинтересованы в том, чтобы я не болтал.
   – Но ты же ни в чем не можешь их обвинить! На самом-то деле это твой приятель Тони убил людей, поэтому он единственный, кто может оказаться в трудном положении.
   – Может, да, а может, и нет. Хольцы могут посмотреть на это иначе. Особенно если копам удастся связать кровь на сиденье в моей машине с Фаулером. Как только об этом станет известно Хольцам, я сразу попаду в список их жертв.
   Некоторое время мы молчали. Она смотрела на меня, попыхивая сигаретой, и по ее темным глазам трудно было понять, о чем она думает.
   – Я чувствую себя отчасти виноватой в происшедшем, – произнесла наконец Элейн. Я не стал говорить, что тоже так считаю, надеясь не вспугнуть ее: сейчас мне позарез нужен был хоть один Друг. – Поэтому можешь пожить у меня пару дней, пока все не успокоится.
   – Спасибо, – сказал я. – Я ценю твою заботу.
   – Хочешь выпить? Что-нибудь крепкое?
   – Да, думаю, не помешало бы. А что у тебя есть?
   – Много чего. Твои предпочтения?
   – Бренди, пожалуйста, и пиво, если не возражаешь. – Я решил не слишком стесняться и на всю катушку воспользоваться ее гостеприимством, сколько бы оно ни продлилось. Похоже, она отнеслась к моей просьбе нормально, улыбнулась, встала и сбросила туфли. Ногти у нее на ногах были покрашены ярко-красным лаком, что, говорят, считается знаком страстности. Я тут же забыл обо всех своих проблемах, увлеченный представившимися новыми возможностями.
   Она прошла в кухню приготовить напитки, и я снял мокасин и осторожно последовал за ней.
   – Ты отлично выглядишь, – заговорил я, невольно подумав, что нужно будет купить какое-нибудь руководство по ухаживанию за дамами или хотя бы заучить пару-тройку приличных комплиментов. Я всегда предпочитал прямой подход. Если я видел шанс – а честно признаться, мне казалось, что Элейн предоставляла мне его, – я шел прямо к цели.
   – Спасибо. – Она улыбнулась, разливая по стаканам бренди. – Ты и сам выглядишь неплохо. Похоже, с возрастом ты похорошел. – Она окинула меня быстрым оценивающим взглядом. – К тому же ты заметно раздался в плечах, это тебе идет. В школе ты был слишком щуплым.
   Ну и нахалка!
   Взяв в одну руку стакан, другую я протянул к ее упругой круглой попке, понимая, что здорово рискую, поскольку Элейн была не из тех, кто молча сносит нежелательные знаки внимания, и если она меня вышвырнет, дело мое швах: больше мне некуда податься. Но когда я ласково ее погладил, она бросила на меня взгляд, по которому я понял: после всех неприятностей сегодняшнего дня – а Бог видит, их было предостаточно! – я наконец-то напал на золотую жилу. Наши губы встретились в поцелуе, как в любовных романах, выпускаемых издательством «Миллс и Бун», а ее рука скользнула мне между ног и соблазняюще там задвигалась.
   Выходило, что не так уж много изменилось со времен шкалы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация