А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обмен убийствами" (страница 22)

   – Мы занимаемся расследованием одного убийства и предполагаем, что некто из бывших сотрудников компании, в то время работавших в Боснии, сможет пролить свет на некоторые моменты, которые не совсем нам ясны.
   – А именно?
   – К сожалению, пока не могу вам сказать, сэр.
   – Что ж, со своей стороны, я, к сожалению, не был в Боснии. И за свою жизнь не посетил ни одну из республик бывшей Югославии.
   Я так и знал, что разговор будет непростым.
   – Но вы руководили этой компанией, сэр, поэтому мы к вам и пришли. И я уже говорил по телефону, это не займет много времени.
   – А что вы хотите узнать?
   – Как долго компания принимала участие в боснийском конфликте?
   – Наш первый контракт был заключен в октябре девяносто третьего, когда стало ясно, что Запад намерен оставаться в стороне и безразлично смотреть на жестокое обращение с мусульманским населением Боснии. Контракт предусматривал обучение солдат армии БМА.
   – Какой армии?
   – Боснийской мусульманской армии. Контракт оказался удачным, поэтому мы заключили еще несколько. Мы действовали до вступления в силу Дейтонского мирного договора в декабре девяносто пятого года.
   – До меня дошли предположения, что некоторые из ваших сотрудников остались на территории Боснии и после этого.
   – Эти предположения ошибочны, – холодно заявил Леппел. – На территории, помимо наших людей, находились и наемники, оказывавшие услуги, подобные нашим, хотя и более низкого качества. Именно они и остались в стране после перемирия. Как только вступил в действие Дейтонский договор, наши контракты были прерваны и мы уехали.
   – Вы можете сказать, кто финансировал работу, которую ваша компания выполняла в Боснии?
   – Газетчики писали, будто нам помогали деньгами группировки фанатиков, но это неверно. Однако поскольку у нас конфиденциальные отношения с партнерами по бизнесу, будь то «Контракты» или «Советы», я не могу это комментировать.
   Я кивнул:
   – Что ж, понятно. Не припомните ли вы общее количество ваших сотрудников, побывавших в Боснии за эти два года?
   Леппел задумался, как будто подсчитывал в уме.
   – Я бы сказал, человек сорок, может, чуть больше. Босния была самой крупной операцией «Контрактов».
   – Я понимаю, мистер Леппел, что вы сами не посещали страну, но не знаете ли вы, кто из ваших людей был связан с так называемыми моджахедами, борцами за исламский фундаментализм, которые в это время тоже сражались в этом регионе?
   – Да, я знаю, что они там находились, но, по моим сведениям, никто из наших сотрудников не поддерживал с ними связь. Вы не должны забывать: эти фундаменталисты ненавидят всех европейцев, считая их неверными. Некоторые из них даже были связаны с Усамой бен Ладеном, поэтому они никогда не общались с нашими людьми, хотя формально мы находились на одной стороне. Могу я поинтересоваться, к чему ведут эти вопросы?
   – Мы только пытаемся создать себе представление, сэр. – Я достал из кармана фотографию Мерриуэзера и военного, встал и показал ее Леппелу. – Вам знаком человек слева?
   Не глядя на меня, он медленно кивнул:
   – Да, это Тони Фрэнкс.
   Это имя, как и лицо солдата, тоже показалось мне знакомым, но я все равно не мог вспомнить, откуда я мог его знать.
   – А того, кто рядом с ним?
   Он опять кивнул:
   – Фамилия его Мерриуэзер, а вот имя забыл.
   – Джек, – подсказал Беррин.
   – Да, да, Джек, правильно!
   – Эта фотография из «Шпигеля».
   – Я знаю.
   – Статья написана на немецком, и мы ждем, когда сделают перевод. А вы не подскажете, о чем она?
   – Это была клевета. Я едва не возбудил против них судебное дело.
   – О чем в ней говорилось?
   – В ней утверждалось, будто консультанты «Международных контрактов», которых они называли наемниками, принимали участие в поставках наркотиков через Боснию в Западную Европу. Они не привели ни единого неопровержимого доказательства, только поместили вот эту фотографию, но все равно испортили репутацию организации и множества людей, служивших в ней, каковые, что бы там ни говорили, оказывали очень важную помощь. Как только эта статья вышла в свет, у меня начались проблемы. На нас сразу набросился Скотленд-Ярд, начал обо всем расспрашивать, и нам пришлось прервать снабжение нашего клиента. Вот почему я не очень-то охотно готов вам помогать.
   – Я вас понимаю, сэр, но еще раз заверяю, у меня нет намерения заниматься расследованием деятельности вашей компании или вас лично, меня интересует только раскрытие убийства. Леппел внимательно посмотрел на меня, словно раздумывая, можно ли мне верить. В ответ я устремил на него бесстрастный взгляд, поняв, что переиграл этого лицемерного негодяя.
   – Как я уже сказал, они не упоминали никаких имен, но заявили, будто наши консультанты были партнерами крупных фигур среди организованной преступности в Британии и пользовались конвоем Объединенных Наций для доставки контрабанды в Западную Европу. Но у них не было никаких доказательств.
   – А если честно, мистер Леппел, вы не думаете, что один-два ваших служащих могли быть связанными с руководителями преступных группировок?
   – Это фото было сделано почти через два года после того, как мы свернули свою деятельность в Боснии. Судя по фотографии, по меньшей мере Тони Фрэнкс сотрудничал с ними, а может, и еще кто-то, но это была исключительно их инициатива. Лично я ничего об этом не знал, пока не появилась эта статья.
   Я кивнул, размышляя, правдив ли Леппел. Он говорил с искренним возмущением, и все же трудно было судить наверняка.
   – Вы знаете, где сейчас находится Тони Фрэнкс?
   – Когда я слышал о нем в последний раз, он работал в компании под названием «Тайгер солюшн», которая принадлежит двум бывшим сотрудникам «Контрактов».
   «Тайгер солюшн»! Мы опять возвращались к ним.
   – Вы можете назвать нам их имена? – Я хотел получить подтверждение.
   – Один из них – Джо Риггс, а второй – Макс Айверсон.
   – Вы не в курсе, они как-то связаны с Джеком Мерриуэзером или с кем-то из его сообщников?
   – Нет, насколько я знаю, нет.
   – У вас есть где-нибудь список служащих «Контрактов» которые находились в Боснии?
   Он вздохнул:
   – Я так и думал, что вы про него спросите. Нет, его у меня нет.
   – Но не могли бы вы нарыть его для нас?
   Он снова вздохнул:
   – Это означает, что придется проверить все давние дела компании, но я, конечно, могу, как вы выразились, нарыть эти данные. Хотя это займет довольно много времени.
   – Я буду вам чрезвычайно признателен, сэр, если вы предоставите нам полный список. Это очень поможет в раскрытии нашего дела.
   – Я посмотрю, что у меня получится.
   Я встал, а за мной и Беррин.
   – Благодарю вас, мистер Леппел. – Я протянул ему руку. – И спасибо, что вы уделили нам время.
   Леппел коротко пожал мне руку.
   – С вами было намного приятнее иметь дело, чем с теми полицейскими, которые приходили до вас.
   – Приятно это слышать.
   – Если будете разговаривать с Тони, передайте ему от меня привет, не возражаете? – сказал он, провожая нас к лифту.
   Я пообещал это сделать.
   – Значит, у вас с ним были нормальные отношения?
   – Он был хорошим товарищем и превосходным профессионалом. С такими людьми приятно иметь дело.
   Выйдя из здания, я посмотрел на часы. Было двадцать минут пятого. Улицы Сити уже заполнились нарядно одетыми служащими, словно муравьями, снующими в обе стороны с крайне озабоченным видом.
   – Сержант, значит, вы считаете, этот тип, Тони Фрэнкс, имеет отношение к убийству Мэттьюза? – спросил Беррин, когда мы направлялись к станции метро «Мургейт».
   – Он связан с Хольцами, хотя и не напрямую, и опять же косвенно связан со змеиным ядом. Не так уж много, но хоть что-то. А тебе его имя ничего не говорит?
   – Нет, я о нем ни разу не слышал. А вам?
   – Мне оно знакомо, но никак не могу вспомнить откуда.
   – Он ведь работал в «Тайгер солюшн», верно?
   – Да, эта фирма постоянно всплывает в разговорах. Придется еще раз навестить Джо Ригтса, но, мне кажется, лучше это сделать через день-два. Хорошо бы иметь хоть какие-то доказательства, чтобы нажать на него, а сейчас у нас их не так уж много.
   – Но все-таки мы уже немного продвинулись. – В первый раз в его голосе не прозвучало тоскливой безнадежности.
   Вход на станцию метро был перекрыт охраной, а уличное движение почти остановлено. Я набрал по мобильному номер Малика, но тот не ответил, поэтому я послал ему SMS с просьбой срочно перезвонить. Я намеревался вернуться в участок, но к тому моменту, когда мы с Беррином дошли до Олд-стрит, было уже без двадцати шесть, поэтому идти на работу не стоило, и мы с ним попрощались.
   Но, возвращаясь домой на метро, обливаясь потом от духоты, я никак не мог выбросить из головы имя Тони Фрэнкса. Оно так тревожило меня, что я вышел и поспешил в участок, надеясь успокоиться, когда удовлетворю свое любопытство.
   Как обычно, наша комната была пуста, и это меня очень устраивало. Я включил компьютер и, пока он разогревался, приготовил себе чашку кофе, после чего вошел в базу данных на преступников. Затем набрал имя: Фрэнкс Энтони.
   Только один человек с этим именем.
   Я открыл файл, и на экране появилось фото симпатичного молодого человека с короткими черными волосами и со спокойным, чуть насмешливым выражением лица. Это был тот самый военный, который красовался на снимке рядом с Джеки Слэпом. Согласно данным базы, в декабре 1997-го он был арестован по подозрению в поставках в страну наркотиков, но отпущен без предъявления обвинения. Он ни разу не был осужден и не привлекался по другим правонарушениям.
   Я всматривался в его фото, изо всех сил стараясь вспомнить, почему мне знакомо его лицо. Кажется, я допрашивал его по какому-то делу. И сравнительно недавно. Преступление было серьезным, но Фрэнкс не был в числе подозреваемых. Он с готовностью отвечал на все вопросы, и в его тоне звучала озабоченность. Я вспомнил, что он произвел на меня приятное впечатление. Он еще говорил, будто работает охранником. И однажды был телохранителем Джери Холлиуэлл.
   А потом вдруг все прояснилось в памяти, и я растерялся: никак не мог понять, что это могло значить. Я разговаривал с ним у него дома, так как Тони Фрэнкс жил на той самой улице, где несколько месяцев назад в холодное и сумрачное февральское утро в последний раз видели живым тринадцатилетнего разносчика газет Роберта Джонса.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация