А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обмен убийствами" (страница 18)

   – Теперь о Ниле Вэймене, – сказал я. – Мне известно про некоторые его не очень благовидные делишки, но хотелось бы знать, что на него есть у вас. – Я решил не говорить о своем визите к нему в «Семь колоколов», поскольку это показывало меня не в очень хорошем свете.
   Он отрезал солидный кусок телятины и сунул его в рот, явно наслаждаясь вкусом жареного мяса.
   – Извините, – прожевав его, улыбнулся он. – Да, Вэймен – очень любопытный тип. Он присоединился к семье в середине семидесятых, тогда он был вымогателем. Считают, что на нем по меньшей мере одно убийство по поручению Стефана Хольца, совершенное в семьдесят восьмом, когда ему был двадцать один год, но он изворотливый и хитрый гад и сразу пошел у них на повышение. Он ближе всего к Стефану из всех посторонних и является его главным советчиком, особенно теперь, когда Стефан стал жить взаперти. Думаю, во многих отношениях Вэймен самый опасный из них, потому что так же умен, как и Хольц если не умнее, и к тому же обладает отвагой. Членам семьи Хольц в этом смысле до него далеко. Оба брата Стефана мертвы: один, Терри, десять лет назад умер в тюрьме от сердечного приступа, второй, Кэс, погиб в прошлом году в автомобильной катастрофе. А из троих его сыновей Томми сидит в тюрьме, Робби деятельность отца не привлекает, а Крис не отличается большим умом.
   – Про Криса я слышал.
   – Просто отвратительный ублюдок, ни на кого не похож. Все Хольцы – жестокие, некоторые даже очень, но в основном для них убийство – это просто вопрос бизнеса. Это их не оправдывает, отнюдь, но, во всяком случае, они убивают только ради денег. Тогда как Крису доставляет наслаждение причинять человеку физическую боль. Он из тех мерзавцев, которые в детстве с наслаждением отрывают лапки пауку, вы таких знаете. По сути, самый настоящий убийца, хотя внушает людям такой страх и ужас, что его ни разу не привлекали: против Криса никто не смеет свидетельствовать.
   – Вы думаете, за убийством Шона Мэттьюза может стоять Нил Вэймен?
   – Будьте реалистичным, Джон. Что у нас есть? Показания человека, который убит.
   – Значит, имя Джин Тэннер вам тоже ничего не говорит?
   Он покачал головой:
   – Абсолютно ничего.
   Я не хотел сдаваться.
   – Я не вижу, зачем Макбрайду было врать. Он сказал, будто всем известно о любовных похождениях Нила Вэймена за спиной у жены. Это верно?
   – Ну, действительно, ни для кого не секрет, что у него есть любовницы, и, как и все остальное, он старается держать это в тайне. Мы следим за ним и сумели сфотографировать со многими женщинами, ни одна из которых не является его женой, но мы установили личность только двух его спутниц, а среди них нет Джин Тэннер. Я все равно еще раз посмотрю сам и пришлю вам по электронной почте всю собранную нами информацию на этих женщин вместе с фотографиями.
   – Я убежден, что убийца Мэттьюза расправился и с Макбрайдом, только не знаю почему. На мой взгляд, убийство, когда на месте не остается никаких улик, указывает на опытного и изворотливого преступника вроде Нила Вэймена.
   – Но у вас нет мотива.
   – Пока нет.
   – Как бы там ни было на самом деле, не Вэймен заставлял жертвы принимать смертельные дозы наркотика, хотя допускаю, что за этим стоял он. Но имейте в виду, он никогда не совершает поступков, которые могут привлечь к нему внимание полиции. В отличие от Криса Вэймен прежде всего делец, бизнесмен. Да, подлый и мерзкий преступник, но тем не менее он не станет рисковать своим положением. И даже если он имел отношение к Данным случаям, вам придется потратить уйму времени, чтобы это доказать.
   Я кивнул: мне и так не давали об этом забыть.
   – Да, конечно. Никто и не говорит, что это будет легко и просто. – я подцепил вилкой картофелину. – Хорошо бы найти босса Мэттьюза, Роя Фаулера. Вам известно, кому на самом деле принадлежит этот клуб «Аркадия»? Я слышал, будто им заправляют Хольцы, но у меня нет ничего конкретного.
   Малик покачал головой:
   – Точно не знаю. У них невероятное количество подставных компаний; так и должно быть, когда вам постоянно приходится отмывать миллионы фунтов. Я поспрашиваю у ребят из нашей группы, может, они в курсе, но не очень на это надейтесь.
   – Значит, у вас нет никаких сведений об этой организации да? В первый раз за весь разговор Малик ответил уклончиво:
   – Боюсь, это засекреченная информация, Джон, и вы это понимаете.
   – Ладно, буду вам очень благодарен, если поспрашиваете у своих коллег.
   Малик обещал это.
   – Извините, что не слишком-то вам помог, – смущенно улыбнулся он.
   – Но это стоило ленча, – заверил я, – да и шел я сюда скорее с надеждами, чем с твердой уверенностью, что смогу многое установить. Но если вы снабдите меня сведениями о сообщниках Вэймена и о его женщинах, это будет просто здорово. И я пожалуй, угощу вас кофе.
   Малик улыбнулся:
   – Я не откажусь от этого.
   Я попросил принести кофе – для меня капуччино, а ему черный, и разговор перешел на другие темы, в основном о работе в его прежнем и моем нынешнем участке. Ему не о чем тосковать, заметил я: Каппер все такой же безмозглый зануда, Нокс по-прежнему мечтает дослужиться до звания суперинтенданта, старший босс тоже не поумнел. Мы даже посмеялись, но вскоре Малик взглянул на часы и сообщил, что ему пора.
   Мы с ним встали одновременно, причем оказалось, я намного выше его ростом, и попрощались.
   – Желаю вам удачи с этим делом, Джон, – произнес он, – но соблюдайте осторожность. Хольцы, а тем более Нил Вэймен, не такие люди, которых легко поймать. Если дойдет до крайности, они не задумываясь пошлют пулю и в копа.
   Удивительно поднимающее настроение замечание, как только может получить человек в среду днем.

   Беррин наконец появился на работе после вымышленной атаки летнего гриппа, поэтому я не пригласил его на ленч с Маликом, а засадил за изучение показаний свидетелей. После трех дней домашних обедов, где его вовсю баловали, у нас ему не приходилось рассчитывать вкусно поесть. И еще этот подлец выглядел очень загорелым, что наводило на некоторые размышления по поводу подлинности его болезни. Когда я вернулся в участок, он допрашивал человека, у которого обнаружили восемьсот фунтов в фальшивых купюрах. Очевидно, в участке никого выше его рангом не оказалось, а качество подделки купюр было таким высоким, что при допросе присутствовал еще один полицейский в штатском.
   В ожидании окончания допроса я записал все сведения, полученные от Малика. Потом на всякий случай проверил электронную почту, но он еще не прислал мне обещанную информацию, что меня не удивило. Дел у него было невпроворот, а моя просьба могла и подождать, тем более я не ожидал получить ничего сногсшибательного. В комнате для расследования убийства Шона Мэттьюза сегодня было пусто и тихо, я сидел в одиночестве. Почему-то это вызвало у меня сочувствие к Мэттьюзу, хотя вряд ли он его заслуживал. Было что-то оскорбительное в том, как мало внимания его смерти уделяли в полиции.
   Я набрал номер неуловимого инспектора Берли, ожидая услышать запись на автоответчике, как и раньше. На предыдущие два звонка он не ответил, но на этот раз я его застал.
   – Берли, – угрюмо рявкнул он в трубку. Даже его манера говорить по телефону отталкивала.
   – Хэлло, сэр, – постарался я произнести как можно вежливее. – Это сержант Гэллен.
   – Опять вы! Какого черта вы меня беспокоите?
   – Меня интересует, обнаружили ли вы Джин Тэннер?
   – Слушайте, я уже говорил вам, а потом повторял и вашему инспектору: когда мы ее найдем, то дадим вам знать.
   – А вы действительно хотите ее найти?
   – Вы желаете, чтобы я разместил объявление о ее розыске на первой странице «Таймс»? Или ходил по домам и расспрашивал соседей? Да, мы ее разыскиваем, но у нас не так много людей и средств, поэтому потребуется время.
   – А вы вообще достигли какого-либо прогресса?
   – Я бы достиг большего прогресса, если бы меня не обременяли записи на автоответчике от людей, подобных вам.
   – Черт, если бы вы с самого начала позволили вам помочь.
   – Не смейте на меня ругаться, Гэллен, – заорал он, но на этот раз мне было наплевать на него.
   – Вам, наверное, платят за то, чтобы вы работали по этому делу через пень колоду? Вы поэтому затягиваете расследование?
   – Ах ты, дерьмо! Ты ответишь мне за эти слова!
   Кажется, мы с ним одновременно бросили трубки, и я долго еще смотрел на аппарат, гадая, что заставляет некоторых людей идти служить в полицию. В случае с Берли причиной было, вероятно, желание портить людям жизнь. Я надеялся, он не пожалуется на меня Ноксу, который понятия не имел, что я надоедаю Берли своими звонками.
   Затем, скорее по привычке, я позвонил по обоим телефонам Роя Фаулера. Я заранее знал, что он не ответит, так оно и случилось. После этого я набрал номер «Аркадии» и спросил человека, снявшего трубку, давал ли о себе знать Фаулер. Мне сообщили, что он не звонил и не появлялся, а также добавили заинтересовавшую меня информацию об увольнении Элейн Томс. Ее домашнего телефона ни у кого не было, мы не нашли его и в досье по убийству, поэтому мне пришлось заглянуть в телефонный справочник. Дома ее не оказалось, мне ответил мужчина, вероятно, ее друг или сосед. Я представился и попросил ее перезвонить. Мужчина на том конце провода вежливо поинтересовался, в чем дело, и я выдал ему типовую фразу, мол, это обычное полицейское расследование. По правде говоря, я хотел узнать, почему она уволилась и не может ли она что-либо добавить к своим первоначальным показаниям. Конечно, это походило на попытку ухватиться за соломинку, но ведь, не задав вопроса, не получишь ответа.
   Когда Беррин вернулся с допроса, мы еще раз обсудили дело Мэттьюза, но ничего нового в нем не появилось. Около пяти мне позвонила Элейн Томс. Казалось, настроение у нее было получше и разговаривала она куда вежливее, чем в прошлый раз, но к ранее сказанному она ничего не смогла добавить и сейчас.
   Через пятнадцать минут я отправился домой и на выходе столкнулся с Тиной Бойл. Мы не виделись с ней два дня, потому что ее перебросили заниматься изнасилованием тринадцатилетней девочки и поручили работать с жертвой. Думаю, она отлично для этого подходила. У нее в характере было нужное соотношение чувствительности и силы воли.
   Мы остановились, и я спросил, хорошо ли продвигается расследование ее нового дела, она ответила, что, как и все случаи изнасилования, довольно трудно, тем более что жертва такая маленькая девочка.
   – Принимая во внимание все с ней происшедшее, держится она довольно уверенно, но знаешь, Джон, просто сердце разрывается, когда смотришь на нее.
   Во взгляде Бойд чувствовалось настоящее страдание, и я мог только утешить ее утверждением, что девочка слишком мала, поэтому еще успеет оправиться от нанесенной ей травмы, хотя сам мало в это верил.
   – А тебе удалось узнать что-нибудь в связи с этой версией отравления? – в свою очередь, задала она мне вопрос.
   – Нет, и я по-прежнему не уверен, будто чего-то добьюсь.
   Когда Бойд вывели из нашей группы, я забрал у нее записи относительно яда, которым был отравлен Шон Мэттьюз. Записи оказались очень подробными, но ни на какой след не навели.
   – Похоже, ты просмотрела все возможные версии.
   – Да, я проверила самые явные, но, думаю, мы что-то упустили.
   – А ты не искала похожие случаи в Интернете?
   – Пару раз порылась там, но, как только вводишь ключевые слова, на экране появляются тысячи совершенно неподходящих справок. Иногда мне кажется, что Интернет переоценивают как средство, помогающее узнать все о каком-либо вопросе. А потом ты же знаешь, как здесь на это смотрят. Начинаешь рыться в Интернете, и все думают, будто тебе нечего делать. Здесь относятся к новшествам, как в старину луддиты.[14]
   – Думаю, мне стоит полазить по Интернету дома, я давно купил компьютер, просто все некогда посидеть за ним.
   – Такова наша жизнь, – сочувственно вздохнула она.
   Я хотел предложить ей зайти куда-нибудь выпить, но не успел и рот раскрыть, как в коридоре появился взволнованный Нокс.
   – Тина, Джон, привет. – Он остановился и взял меня под локоть. – Извините, Тина, у нас кое-какие подвижки по делу Мэттьюза. Джон, мне нужно срочно с вами поговорить.
   Я наскоро попрощался с Бойд и вернулся в комнату вместе с Ноксом.
   – Что случилось, сэр?
   – Речь идет о пятне на сиденье машины, на днях остановленной патрульными. Ну, по поводу которой вы звонили в участок.
   – И?…
   – Это кровь. И попробуйте догадаться чья?
   – Не могу сказать, сэр.
   – Не кого иного, как самого мистера «Аркадия», Роя Фаулера. Она совпала с образцом крови, которую мы у него брали, когда посадили за управление машиной под воздействием наркотиков.
   – Ну и ну!
   Он повернулся и многозначительно уставился на меня;
   – Кажется, я знаю, что произошло.

   Вскоре к нам присоединились вызванные Каппер, Хансдон и Беррин. Каппер поинтересовался моим разговором с Маликом.
   – Он не общался в последнее время с Дэннисом Милном? – спросил он с ехидной усмешкой, подтаскивая себе стул и усаживаясь.
   – Да, недавно получил от него почтовую открытку. – Я тоже улыбнулся. – Оказывается, тот открыл гостиницу в Боурнмаусе. Говорит, будто предоставляет скидки полицейским инспекторам и пенсионерам.
   Капперу моя шутка нисколько не понравилась, так как попытка уколоть меня сорвалась, но все-таки он сдержался и ничего не сказал. Хансдон зевнул.
   – Итак, джентльмены, – призвал нас к порядку Нокс, – У нас важные новости.
   Затем он пересказал вновь прибывшим о результатах анализа пятна крови в машине, после чего сел, выпрямившись, словно кол проглотил. Последовала пауза, во время которой все переваривали услышанное.
   – Значит, волк в овчарне! – театрально воскликнул Каппер.
   – Моя версия такова, – произнес Нокс, оглядывая нас всех по очереди, таким образом привлекая внимание к своей речи. – Фаулер заказал убийство Мэттьюза. Он воспользовался ядом, дабы это выглядело несчастным случаем, но, очевидно, не думал, что мы легко сможем установить истинные причины смерти. Поэтому я не считаю, будто в деле замешана криминальная группировка. В таком случае Мэттьюза просто застрелили бы. Мотив Фаулера – наркотики. Нам известно, что в «Аркадии» шла крупная торговля наркотиками, известно, что заправлял ею Мэттьюз, и мы почти уверены, что организатором торговли был Фаулер. Я полагаю, Мэттьюз обманывал Фаулера, тот об этом узнал и рассчитался с ним. Но у Мэттьюза наверняка имелся партнер по бизнесу. Тот, кто вместе с ним занимался распространением наркотиков, и этим человеком был Макс Айверсон. И он, и Мэттьюз – бывшие солдаты, служившие в одном полку, и, надеюсь, мы установим, что они были знакомы. Айверсон узнал об убийстве Мэттьюза Фаулером и решил ему отомстить. Может, он его просто избил, но скорее всего убил, а сам где-то затаился.
   – Звучит достаточно правдоподобно, – кивнул Каппер.
   Я не был в этом уверен. Принимая во внимание полное отсутствие доказательств, подтверждающих связь между Айверсоном и Мэттьюзом, версию Нокса можно было назвать чисто теоретической.
   – А Макбрайд? – поинтересовался я. – Он-то здесь при чем? И как насчет Хольцев?
   – Вообще-то не знаю, – честно признался Нокс. – Возможно, дело Макбрайда никак с этим не связано. А что касается Хольцев, я просто поверить не могу, чтобы они воспользовались таким легко установимым и редким ядом, дабы избавиться от конкурента по бизнесу.
   – Пожалуй, это верно, – искренне признал».
   Мне не очень-то в это верилось, но с логикой спорить трудно. Действительно, расправляться с противником при помощи яда довольно нетипично для гангстеров.
   – Так или иначе, нужно найти Айверсона и послушать чт он сможет сказать в свое оправдание. Подробные сведения о нем вместе с фотографией у нас уже имеются, нужно передать их в другие отделения полиции. – Он взглянул на Хансдона. – Пол, этим займетесь вы, договорились? – Тот кивнул. – В следующую среду выходит очередной вы пуск телепрограммы «Криминальный мир», нужно будет поместить фото Айверсона в серии портретов разыскиваемых преступников. Надеюсь, мы получим отклик Кроме того, я достану ордер на обыск квартиры Фаулера. – Он обернулся к Капперу: – Фил, вы с Полом пойдете туда, глядишь что-нибудь нароете. Одновременно как можно пристальнее изучайте прошлое Фаулера, может, это наведет нас на какие-то следы. Я уверен, в этом деле он главный подозреваемый.
   Затем Нокс обратился к Беррину и ко мне:
   – Джон, в этом «Тайгер солюшн», или как он там называется, что-то происходит. Может, это случайное совпадение, но тот пропавший человек – Эрик Хорн – работал на них и до сих пор еще не объявился, верно?
   – Насколько мне известно, сэр, его еще не нашли. Вчера я звонил его бывшей жене, и она сказала, что пока он не появлялся. Она очень встревожена, сэр.
   – Не знаю, как мы упустили тот факт, что он и Айверсон работали в одной фирме! Но все равно вы с Дэйвом идите туда снова и побеседуйте с людьми, особенно с его партнером. Там определенно что-то не так, и я хочу знать, что именно.
   Его желание полностью совпадало с моим. Я очень надеялся, что версия Нокса подтвердится, так как в противном случае у нас окажутся разрозненные кусочки мозаики, собрать которую в определенную картинку будет труднее день ото дня.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация