А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обмен убийствами" (страница 12)

   Воскресенье,
   четырнадцатью днями раньше

   Гэллен

   В то утро в участке было тихо. Самая трудная ночь недели осталась позади, и из камер постепенно выпускали пьяных, драчунов, мелких жуликов и других задержанных, которым в выходной «повезло» оказаться под арестом. Снова вовсю сияло солнце. Ведущая по радио радостно прочирикала, будто уже седьмой день подряд солнце светит больше десяти часов в сутки. Ожидалось, что температура достигнет двадцати девяти градусов по Цельсию, то есть восьмидесяти четырех по прежней шкале. Все свободные от дежурства отдыхали, хотя в такую жару уровень преступности обычно здорово возрастал. Люди становились вспыльчивыми и несдержанными, тем более в многолюдном городе; учащались случаи ограбления, поскольку из-за невероятной духоты все спали с распахнутыми настежь окнами. По тем же причинам больше происходило изнасилований. Но кому хочется ловить преступников в такое жаркое августовское воскресенье?
   Вот здесь-то и крылось самое главное. Мне хотелось! Мне не терпелось установить имя умника, который надеялся уйти безнаказанным после убийства Шона Мэттьюза. Я хотел доказать ему, что он ошибается.
   Но не все в нашей команде разделяли мое нетерпение или хотя бы методично занимались работой. Уже второе утро подряд выделенное для расследования убийства Мэттьюза помещение оставалось пустым, когда я вошел туда около половины девятого. Здесь должны были находиться Беррин и инспектор Каппер, мой непосредственный начальник, но их отсутствие меня не удивило. В тот день Беррину особенно не хотелось идти на службу, ведь из-за этого ему приходилось прерывать свидание с девушкой, а за предыдущие четырнадцать дней у него случился всего один выходной, поэтому вряд ли он появился бы раньше меня. А что касается Каппера, то в те дни, когда у старших до рангу был выходной, он позволял себе здорово задерживаться. И эта вольность очень сильно его характеризовала, поскольку доказывала его умение при помощи подхалимажа и изворотливости создать настолько искаженное представление у начальников о его способностях и усердии, что он сумел получить звание инспектора, фактически не обладая ни одним из требуемых для этой работы качеств. Это был детектив, не раскрывший ни одного преступления, государственный служащий, который терпеть не мог свою работу, и командир, не умевший командовать. Каждое его слово было насквозь пронизано ложью и фальшью, а его привычка исподтишка гадить коллегам стала поистине легендарной. Однако при всем этом ему чертовски везло. Его предшественник на должности инспектора, Карл Уэлленд, по единодушным отзывам, отличный и добросовестный офицер, вынужденный уволиться, когда у него обнаружили рак в последней стадии, дал возможность Кап перу занять его место в отсутствие других подходящих кандидатур. Уэлленд умер почти год назад, и Каппер продолжал упиваться властью, которую ничем не заслужил. Так где же справедливость?
   У себя на столе я увидел записку Нокса с номером телефона одного из бывших служащих нашего департамента, Азифа Малика, теперь работавшего в СО7 – отделении Скотленд-Ярда по расследованию организованной преступности. Малик ушел из участка за месяц до меня, но я о нем слышал, как и все в полиции. Он долго служил под началом детектива сержанта Дэнниса Милна, того самого, который по ночам становился наемным убийцей. Насколько я слышал. Малик не имел никакого отношения к преступлениям своего бывшего босса и был совершенно чистым, но после скандала он счел невозможным оставаться в участке и через несколько месяцев перевелся в Скотленд-Ярд. Сначала Нокс не очень хотел привлекать его отделение к расследованию случая Мэттьюза, так как боялся, вдруг они заберут у нас это дело. Но во время нашего вчерашнего разговора его заинтересовала ниточка «Джин Тэннер и Нил Вэймен», и он согласился с моим предположением, что один из работников СО7, который собирает досье на крупные фигуры организованной преступности Лондона, может навести нас на какой-нибудь след. В записке он добавлял (Нокс обожал писать записки), что должно продолжить разыскивать Фаулера и при необходимости расширить границы поисков.
   Я налил себе кофе и набрал номер мобильного телефона Малика. Он попросил меня прислать ему эсэмэску, и я написал, кто я такой, почему звоню и зачем прошу о встрече.
   Отключившись, я неохотно набрал номер моей бывшей жены. На звонок ответил живший у нее мистер Крестоносец, судя по голосу, только что проснувшийся.
   – Это звонит человек, служебную карьеру которого вы испортили, – сдержанно сообщил я ему. – Мне хотелось бы поговорить с Кэти, если не возражаете.
   Он сердито посоветовал мне в следующий раз не звонить так рано, поскольку по воскресеньям они предпочитают поспать подольше.
   – Передайте ей трубку, – попросил я. – Это насчет Рэйчел.
   Кэти взяла трубку, тоже недовольная, и я слышал, как Кэррир жалуется ей, будто я его обругал. Нужно отдать должное этому парню, он был прирожденным доносчиком. Не случалось тории, о которой он не рассказал бы ей. Кэти сухо заметила, что мыдавно перестали называть друг друга уменьшительными именами, и, не желая ее сердить, я поспешил извиниться и спросил могу ли забрать Рэйчел на следующие выходные.
   – А ты сумеешь это согласовать со своей работой? – с изрядной долей сарказма поинтересовалась она. – В прошлый раз когда ты хотел ее взять…
   – Да, да, я помню. Но сейчас я наверняка получу выходной. Я не видел девочку уже почти месяц и не подведу ее.
   – Обещаешь? Ведь она будет ждать тебя, а ты возьмешь и расстроишь все ее мечты.
   – Не разрешай ему видеться с ней, – донесся до меня голос Кэррира. – На него нельзя положиться.
   Не в первый раз я задумался, чем этот кретин взял Кэти. Мне всегда казалось, что она отлично разбирается в людях и способна с первого взгляда распознать подлеца, и меня поражало то, как сильно я заблуждался на этот счет.
   – Обещаю, – неохотно выдавил я. – Я сдержу слово. Я заберу ее в пятницу вечером, а в воскресенье привезу обратно.
   – Спасибо, это будет очень мило с твоей стороны. Приезжай около шести, сможешь?
   – Конечно, в шесть буду.
   Я хотел еще что-то сказать, но она оборвала меня, заявив, будто ей нужно еще немного поспать.
   – Увидимся в пятницу, – попрощалась Кэти любезно и положила трубку, а я уставился на телефон, думая, что раньше она никогда не валялась так долго в постели по воскресеньям.
   – Доброе утро, Джон. Приятно видеть тебя столь рано и уже поглощенным работой.
   Я поднял голову и увидел входившего Каппера, с небрежно перекинутым через руку пиджаком и с вежливой улыбкой на губах. На выцветшей желтой рубашке уже проступил и темные круги от пота. Странно, подумалось мне, насколько часто естественные функции организма у неприятных людей сопровождаются таким же неприятным эффектом. Может, это нечто вроде справедливости, Божье наказание за вредность? Во всяком случае. мне нравилось так думать.
   – Доброе утро, сэр.
   – Все в порядке? – Он махнул рукой в сторону телефона, и я испугался, уж не слышал ли этот кретин мой разговор.
   – Отлично. А у вас?
   – Хорошо. Провел дома спокойный вечер и в кои-то веки пораньше лег спать. Так что чувствую себя великолепно. – Он бросил пиджак на свой стол и направился к чайнику. – Хотите кофе?
   – Нет, благодарю, я только что выпил.
   Каппер завел светскую болтовню, пока готовил себе кофе и дожидался, когда закипит чайник, а я подыгрывал ему, делая вид. будто мне интересно слушать эту ахинею, и время от времени вставляя замечания. Дело в том, что Каппер относился к человеку нормально только в том случае, если видел в нем пользу для себя, а меня он наверняка находил перспективным и был уверен, я не всегда буду под его начальством. Такая ситуация меня устраивала. Капперу казалось, мы с ним хорошо ладим, и хотя я терпеть его не мог, тем не менее предпочитал поддерживать с ним нормальные отношения. За время работы в полиции я усвоил, что надо стараться не наживать себе врагов. Прагматизм – вот как это называется.
   Каппер подтащил стул и уселся с чашкой кофе по другую сторону моего стола.
   – Ну и как все прошло с охранником? – поинтересовался он после того, как объяснил свое вчерашнее отсутствие на работе «семейными обстоятельствами» – понимай как хочешь. Каппер был холостяком и отличался такой мерзкой наружностью, что каждая порядочная девушка и ее родители держались подальше от него, как от собачьего дерьма на тротуаре. Сейчас он сидел с этакой дружеской улыбкой, обнажавшей торчащие вперед желтоватые зубы.
   Я коротко доложил, что нам практически не удалось выяснить ничего нового, за исключением сведений о подружке Мэттьюза. от которой может потянуться ниточка к крупным воротилам преступного мира, и об оскорбленном Мэттьюзом Джоне Харрисе.
   – А кто занимается Харрисом? – спросил он.
   – Старший инспектор поручил это констеблю Бойд. Очевидно, она примется за него сегодня.
   Он удовлетворенно кивнул. Я не стал говорить ему про Вэймена и о привлечении к расследованию С07. Пусть сам Нокс скажет об этом на завтрашнем совещании, а пока можно было подождать. Мне не хотелось, чтобы Кап пер взял след, нащупанный мной с таким трудом.
   – Значит, про Фаулера так ничего и не известно? – задал вопрос он.
   – Абсолютно ничего. Хотя он может знать эту Джин Тэннер.
   – Каким образом?
   – Помните, я говорил, что она проститутка? Оказывается, она работала в борделе, которым на самом деле или предположительно заправляет Фаулер.
   – Вот как?
   – Да, это заведение называется «Райские девушки».
   По лицу Каппера я сразу догадался, что ему знакомо это название, но по каким-то причинам он предпочитает об этом умолчать.
   – Гм, интересно… – Некоторое время мы сидели молча. – А откуда у вас сведения об этом борделе?
   – От Макбрайда, сообщившего нам большую часть информации.
   – Слышать не слышал об этом заведении, – слишком уж подчеркнуто заявил он. – Думаете, он говорит правду?
   Я пожал плечами, не собираясь признаваться, что мы выудили у него показания при помощи шантажа.
   – Думаю, правду. А какой ему смысл лгать?
   Каппер согласно кивнул:
   – Да, пожалуй, никакого.
   В этот момент появился Беррин, который выглядел потрепанным, но куда лучше, чем накануне утром.
   – Поздновато являетесь на работу, – заметил, вставая, Каппер.
   Беррин поспешно извинился и уселся на свое место. Каппер строго указал ему на необходимость привести стол в порядок и вернулся к себе. Если он считал выгодным ладить со мной, то не видел необходимости церемониться с этим неоперившимся новичком. Кроме того, Беррин окончил полицейский колледж, а Каппер терпеть не мог образованных коллег, хотя никогда бы в этом не признался. Пару секунд Беррин сохранял подобающий случаю пристыженный вид, затем скорчил гримасу за спиной Каппера и пересел на стул, который тот только что освободил.
   Мы с ним стали составлять план мероприятий на сегодняшний день, и я украдкой взглянул в сторону инспектора, который с серьезным видом пялился в дисплей компьютера. Меня до чертиков интересовало, что он знает о публичном доме «Райские девушки» и не окажутся ли нам полезными его сведения.

   Рой Фаулер не отвечал ни по одному из телефонов, клуб «Аркадия» был закрыт; мы не смогли установить адрес заведения «Райские девушки»; а на улице нещадно пекло, когда Беррин остановил машину неподалеку от дома Джин Тэннер. Согласно данным регистрации сделок на недвижимость, она приобрела квартиру в этом доме в 1998 году, когда он еще строился, ей принадлежало 30 процентов стоимости квартиры, а остальные 70 – кредитору. По данным банка, она ни разу не пропустила срок платежа. Ясно, Джин получала из какого-то источника достаточно большие средства, что могло указывать на ее связь с состоятельным гангстером Нилом Вэйменом, который наверняка был богаче любого другого ее любовника. Нас интересовало, любил ли он ее настолько, чтобы убить своего предполагаемого соперника Шона Мэттьюза.
   Но когда я нажал на кнопку изящного домофона, Джин опять не отозвалась.
   – И что будем делать? – произнес Беррин.
   – То, что приходится делать всем копам. Ждать.
   – Она могла куда-нибудь уехать. Этак нам придется потерять еще черт-те сколько времени.
   – Слушай, Дэйв, я не собираюсь уходить отсюда и не намерен предупреждать ее по телефону о нашем приходе: думаю, у нее есть что скрывать, лучше нагрянуть внезапно, поэтому приготовься к ожиданию.
   – Но даже если она действительно девчонка Вэймена, что это нам дает? – спросил он, прислонившись к стенке крыльца. – Мы понятия не имеем, встречалась ли она с Мэттьюзом. И как все это соотносится с Фаулером?
   – Вообще-то говоря, я и сам не знаю. – Я тоже задавал себе эти вопросы. – Ну хоть послушаем, что она скажет. Если она относилась к Мэттьюзу лучше, чем он заслуживал, а к его убийству как-то причастен Вэймен, то вряд ли ей это понравится, и тогда мы сможем ее разговорить.
   Беррин неуверенно кивнул:
   – Что ж, пожалуй. Может, нам пока перехватить где-нибудь чашку чаю? У меня пересохло в горле.
   – А куда это ты опять таскался вчера ночью? – невольно проворчал я, видно, от зависти.
   Он сказал, будто ездил в бар с одной из самых хорошеньких девушек из нашего участка, и начал со смаком повествовать о подробностях, но у меня не было настроения слушать его после того, как сам я провел вечер в одиночестве перед телевизором и тупо смотрел это жуткое шоу «Знаменитые звезды их глазами»,[10] поэтому я сердито нажал кнопку звонка соседней квартиры. Через секунду там раздался голос пожилого мужчины. Я представился, поднял к видеокамере удостоверение и спросил, можно ли войти.
   – Конечно, – отозвался он, явно заинтересованный.
   Наверху лестницы нас встретил очень низенький джентльмен лет семидесяти с удивительно большой головой, не соответствующей его хрупкому телу, что придавало ему сходство с Ити.[11] К тому же эта голова была увенчана гривой густых седых волос с желтоватым оттенком, а на носу красовались темные очки в толстой оправе. За его спиной стояла женщина в цветастом платье, выше его ростом и лет на десять моложе. Они дружелюбно улыбнулись, когда мы подошли к ним.
   – Доброе утро, – сказал джентльмен, когда мы предъявили ему свои удостоверения. – Мы – супруги Лэкеры, Питери Маргарет. – И он неожиданно крепко пожал мне руку.
   – Не хотите ли чаю? – Маргарет снова улыбнулась.
   – Да, спасибо, с удовольствием, – согласился я, подумав, как редко приходится встречаться с такими приветливыми людьми.
   Они проводили нас в заставленную мебелью квартиру и пригласили сесть в несколько старомодной гостиной.
   – Итак, чем мы можем вам помочь? – спросил Питер Лэкер, усаживаясь в кресло напротив. – Надеюсь, ничего страшного не случилось?
   – Нет-нет, ничего такого, – успокоил я. – Просто нас интересует одна из ваших соседок, мисс Джин Тэннер. Как я понял, она живет на одном с вами этаже.
   – Да, в соседней квартире. Надеюсь, она не попала в беду?
   – Я тоже искренне на это надеюсь. Нам нужно поговорить с ней об одном деле, о котором она может что-либо знать, – туманно пояснил я. – Мы заезжали вчера, но не застали ее, и сегодня она тоже отсутствует. Вы не знаете, она никуда не уехала?
   – Не думаю. Вчера вечером она определенно была дона. Мы ее слышали.
   – Как это – слышали?
   Он смутился.
   – Джин – хорошая соседка, не поймите меня неверно, пожалуйста, но к ней в гости приходят мужчины, и порой она с ними ссорится. Вчера вечером мы слышали громкие голоса.
   – Как будто кто-то ссорился?
   Он кивнул.
   – И сколько человек, по-вашему, участвовали в ссоре?
   – Всего двое. Джин и какой-то мужчина. Я не узнал «о голос.
   – С Джин ничего не случилось? – поинтересовалась миссис Лэкер, подходи с подносом, на котором стояли четыре крошечные фарфоровые чашки с чаем и тарелочка, с печеньем.
   Я успокаивающе улыбнулся, пока она усаживалась рядом с мужем.
   – Нет-нет! Но нам очень нужно поговорить с ней. Значит, сегодня утром вы ее не видели? – Оба покачали головой – А эта ссора… Она показалась вам серьезной?
   – Не очень, – сказал мистер Л экер. – Просто они довольно громко кричали.
   – И это было недолго. – Миссис Лэкер передала мне чашку с чаем. – Джин живет довольно уединенно и тихо, она совершенно нас не беспокоит. Правда, Питер?
   – Да, конечно. Она здесь давно уже живет, года три-четыре Я спросил, как часто ее навешают мужчины, но они не могли дать точного ответа.
   – Время от времени, – заметил мистер Лэкер и добавил что они с женой понимающе относятся к вопросам секса и не возражают против таких встреч.
   Позиция, на мой взгляд, слишком снисходительная. Они также не смогли сказать наверняка, часто ли Джин ругалась со своими гостями. Мистер Лэкер, изменив свое прежнее заявление, заверил нас, что это происходило очень редко. Миссис Лэкер не вспомнила больше ни одной ссоры, кроме вчерашней.
   В итоге их показания вызвали у меня некоторые сомнения. Я сделал глоток чаю и поставил чашку.
   – Если можно, я хотел бы еще раз позвонить в ее квартиру. – Я встал, и Беррин, который с аппетитом хрустел печеньем, неохотно последовал за мной. – Мистер Лэкер, вы не могли бы показать ее дверь?
   – Да, конечно. – Он провел нас через квартиру и вышел на лестничную площадку, где указал на дверь в конце коридора: – Вон там.
   Мы с Беррином подошли к квартире и громко постучали. Тишина. Немного выждав, я постучал еще раз. Если она была дома, то не могла не отреагировать. Я прижался ухом к двери и стал вслушиваться. Ни звука. Подергал ручку двери, но она оказалась запертой. Тогда у меня возникла одна мысль. Довольно нелепая, но в такой неудачный день меня она не очень смутила.
   – А у вас, случайно, нет ключей от квартиры мисс Тэннер. мистер Лэкер?
   – Есть, но я не уверен…
   – У меня есть основания предполагать, что с ней могло что-то случиться, – сказал я ему, – и я хотел бы это проверить. Но для этого нужно попасть в квартиру. Вы можете зайти с нами и убедиться: мы не сделаем ничего предосудительного.
   – О Боже! – ахнул он. – Подождите, я сейчас принесу ключ.
   Он поспешил к себе, а Беррин вопросительно посмотрел на меня.
   – Не волнуйся, – прошептал я. – Я знаю, что делаю.
   И последнее мое заявление оказалось очень знаменательным. Вскоре появился мистер Лэкер с ключом, а за ним и встревоженная супруга.
   – От души надеюсь, что с ней не случилось ничего плохого, – сказала она. – Она всегда была такой приятной девушкой.
   – Я уверен, все в порядке, – произнес я, забирая ключ, – но лучше в этом убедиться.
   Я повернул ключ в замке и медленно открыл дверь.
   Квартира Джин была обставлена совершенно в ином стиле, чем у Л экеров, и входная дверь вела прямо в просторную гостиную с не отделенной стенкой современной кухней справа. На стене напротив двух дорогих кожаных диванов был укреплен широкоэкранный плазменный телевизор, и, в общем, жилье Джил казалось строгим и вместе с тем изысканным. И кроме того, каким-то необжитым. Вся посуда была чистой, включая стеклянную пепельницу на чайном столике в центре комнаты. И никаких признаков ссоры.
   – Да, денег у нее явно хватает, – пробормотал Беррин, с восхищением оглядывая обстановку, особенно телевизор.
   – Она никогда не говорила, чем зарабатывает на жизнь, – заметила миссис Лэкер, войдя следом за нами, тогда как ее муж задержался на пороге. – Здесь очень красиво, правда. Питер?
   Питер кивнул.
   – Такая кухня стоит кучу денег. А столы с мраморным верхом – это же целое состояние!
   Беррин издали взглянул на меня, спрашивая, что делать теперь, когда мы оказались в ее квартире. Но я и сам не знал. Я надеялся обнаружить хоть какие-то намеки на то, где она может сейчас находиться, но здесь ничего не оказалось. Квартира выглядела так, словно всю ее старательно убрали и вымыли, что несколько настораживало.
   Дальше шел небольшой коридорчик, слева от нас.
   – Заглянем туда, – предложил я.
   Беррин хотел мне что-то сказать, но из-за Лэкеров воздержался. Впрочем, я и без слов его понял. Он беспокоился, что мы вторглись в частное жилище без ордера на обыск, в связи с чем адвокат Джин мог подать на нас жалобу. Разумеется, это серьезный вопрос, однако сейчас я об этом не думал.
   – Я к ней ни разу не заходила, – смущенно призналась миссис Лэкер, подходя к кухонной нише и оглядывая металлические кастрюли и сковородки, висящие на стене. – Здесь так красиво.
   – Только, пожалуйста, ничего не трогайте, – попросил я. – И вы, мистер Лэкер.
   Мы проследовали в коридор, а мистер Лэкер продолжал стоять в дверях, оглядываясь с каким-то подозрением, как будто старался понять, кем работает Джин и как она ухитрилась обзавестись такими дорогими вещами. Похоже было, он наткнулся на верное заключение и понял, что на самом деле относится к вопросам секса не так снисходительно, как ему казалось.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация