А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обмен убийствами" (страница 11)

   Айверсон

   В три часа дня появился Джо, и мы с ним прошли в гостиную. Из-за жары окна были распахнуты настежь, и в комнату врывался непрестанный гул оживленного города.
   – А неплохое местечко ты нашел себе, чтобы скрываться от полиции, – заметил он, опуская на пол сумку с вещами, которые забрал у меня дома.
   Джо уселся в кресло и поставил на стеклянный столик прихваченную по дороге упаковку пива. Я принес с кухни два стакана и опорожнил в них две банки.
   – Ну а где же хозяйка квартиры?
   – Она вышла. – Я опустился в кресло напротив. – Вернется попозже.
   – И долго она намерена держать тебя здесь? Ведь она тебя даже не знает, верно?
   – Я же сказал, мы с ней учились в одной школе.
   – Но, Макс, тебе же не восемнадцать. Вы давно с ней не виделись. Сколько? Лет двадцать?
   Я отхлебнул пива.
   – Ты что? Меньше, конечно.
   – Недостаточно. Поэтому ты поосторожнее. Время меняет людей. Может, она побежала в полицию.
   – Ничего подобного.
   – Ну так или иначе, но скоро она попросит тебя освободить ее дом, точно?
   Я кивнул, не настроенный думать об этом после прошедшей бурной ночи:
   – Да, наверное.
   – Итак, нужно обсудить, как тебе быть. Сегодня утром ко мне приходила полиция и интересовалась твоей персоной. Спрашивали, почему ты ехал в машине, изрешеченной пулями, и почему сбежал, когда тебя остановили, да еще сбил с ног двух копов? Ну, и все в этом роде.
   – И что ты им ответил?
   – А ты как думаешь? Да ничего, сказал только, что всегда считал тебя честным и порядочным человеком и уверен, ты ни за что бы влез в какое-нибудь грязное дело.
   – Как по-твоему, они тебе поверили?
   Он пожал плечами:
   – Трудно сказать… Мне показалось, поверили, но черт их знает… Хорошо, что ты раньше не привлекался. Но они определенно тебя разыскивают, Макс, и это не к добру.
   – А они не могли тебя выследить, когда ты сюда ехал?
   – Нет, я вел себя осторожно. К тому же сейчас ты для них не такая уж важная добыча, чтобы бросить на твои розыски большие силы. Я хочу сказать, пока у них нет доказательств твоего участия в делах посерьезнее, чем поколоченные копы.
   – У меня заднее сиденье в крови Фаулера. Пятно не очень большое, и я постарался его вывести, но один из тех патрульных все равно обратил на него внимание. Не знаю, свяжут они его с Фаулером или нет. А ты как считаешь?
   Он немного поразмыслил.
   – Сомневаюсь. Если они не знают, кто такой Фаулер, а не имеют образца его крови, тогда можно считать, ты вне подозрений.
   Я сделал еще глоток, который здорово меня освежил.
   – И надо же было вляпаться в такую переделку! – Я удрученно покачал головой. – А тебе удалось что-нибудь узнать про эту сволочь Тони? А то я просто понять не могу, какого черта он начал вдруг во всех стрелять!
   – Да поговорил я кое с кем из работавших с ним, но никто не может сказать про него ничего плохого. Он охранял Барри Ануина, оберегал богатых арабов, даже получил через Барри временную работу у Джери Холлиуэлл,[9] и все считают, с делами он справлялся отлично. А у Барри он прослужил довольно долго, больше двух лет, это о чем-то говорит.
   – Значит, что-то произошло. Он мог встретиться с человеком, который пообещал ему большие деньги за эту грязную игру.
   Джо сделал большой глоток пива.
   – А что у тебя? Удалось что-то нарыть?
   Я передал ему рассказ Элейн.
   Услышав имя Хольцев, он выкатил глаза от удивления.
   – Черт, Макс, только этого нам и не хватало! Раз в дело замешаны Хольцы, нужно постараться остаться в тени. С такими людьми лучше не ссориться.
   Я понимал, что он прав и уж если это говорит такой человек, как Джо, то кого мнению стоило прислушаться. Но я не мог смириться с мыслью оставить без возмездия такую подлость.
   – Не обижайся, Джо, но мне чуть не снесли голову. Не будь у меня оружия, сейчас я уже валялся бы на дне Темзы. А это меняет мое отношение ко всей этой истории. К тому же мы потеряли Эрика, а уж он-то никак не заслужил такой смерти.
   – Это точно, и, кроме того, его трудно будет заменить. А сегодня мне звонила его бывшая жена.
   – Вот черт!
   – Именно. Оказывается, он обещал сегодня посидеть с двумя внуками, но не приехал. Вот она и спрашивает, не видели ли мы его. Скорее всего она не знает, что в четверг он работал с нами. Я сказал, мы не видели его с прошлой недели.
   – А какой у нее был голос?
   – Встревоженный. Она говорила, будто это на него совершенно не похоже, ну, что он не пришел, тем более когда дел касается внуков.
   – Так оно и было. Он и для нас был самым надежным товарищем. Припомнить не могу, чтобы он пропустил хоть один день. Как думаешь, она не собирается обратиться в полицию?
   – Пока нет, но в конце концов она так поступит, это ясно. И тогда у нас возникнут проблемы, так как у них появится возможность связать его исчезновение с тобой. Можно только надеяться, что они не слишком серьезно отнесутся к ее заявлению. Все-таки пропал не ребенок, а здоровенный, хоть и пожилой, бывший солдат. Они могут подумать, он просто ввязался в какую-то драку, только слишком уж все совпадает по времени.
   Мне пришлось согласиться с его опасениями.
   – Так или иначе, самое лучшее, что мы можем сделать, – забыть обо всем и записать это в наш опыт.
   – Я считаю несправедливым спустить это им с рук.
   – Макс, пойми, работали профессионалы. Погибли три человека, но в прессе ни звука и никаких разговоров о трупах. Абсолютно ничего! Как будто ничего и не случилось. В стиле Хольцев. Помнишь того ювелира с Хэттон-Гарден, Джо Калински, который сбежал с бриллиантами на четверть миллиона? Три года назад.
   – Да, я что-то читал об этом.
   – Ну, а я слышал, будто он вовсе не сбежал, а к его исчезновению приложили руку Хольцы. Оказывается, он задолжал Крису Хольцу, сынку Стефана, огромную сумму, часть денег, которые они выманили у какого-то простофили, и Крис опасался, что он может их не вернуть. Поэтому заплатил одной из подружек Калински за то, чтобы та позвонила ему и пригласила к себе домой, в Хэмпстед. А когда он туда приехал, его поджидали Крис и несколько его сообщников. Они забрали у него ключ от сейфа, выбили признание, где еще он хранит деньги, а потом убили его. И эту самую подружку. Расчленили их тела в ванной, вымыли все дочиста, так что после них не осталось никаких следов, а ночью вынесли обрубки в чемоданах. Поехали сразу в контору Калински и выбрали оттуда и принадлежащее им, и чужое. А знаешь, как они избавились от частей тел?
   – Удивляюсь, как ты-то об этом узнал.
   – Ну, может, люди и врут, но здорово похоже на правду.
   – И?…
   – Ты когда-нибудь задумывался, откуда берутся эти черви, которые используются для наживки?
   – Нет, мне и в голову не приходило.
   – Так вот знай: их поставляют фермы по разведению червяков, там в огромных вонючих чанах миллионы этих гадов. Один из бизнесов Хольца – как раз такая ферма в Эссексе. Они швырнули останки тел в этот чан, и червяки съели их дочиста, до костей. А потом ребята Хольца размололи оставшееся в пыль и развеяли по ветру. Вот и все. Никаких следов. Пропал, исчез.
   – Если они такие осторожные, откуда ты это знаешь?
   – Мне рассказал об этом один парень, знакомый людей, приставленных к этой работе. Давно уже. Тогда я не придал этому значения.
   – А может, спросить у того парня и о махинациях Фаулера?
   Джо выдавил ироничную улыбку:
   – Не получится. Этим парнем был Тони.
   – С ума сойти!
   – Так что лучше оставь это дело, не лезь в него.
   – Не волнуйся, ты меня уже убедил.
   – Макс, тебе нужно на время убраться из города. По меньшей мере на пару месяцев. Пока все не успокоится. – Он полез в карман джинсов и достал две толстые пачки банкнот, которые положил на стол. – Здесь шесть тысяч. Это деньги за работу в тот вечер. Сними на них какое-нибудь жилье на побережье.
   – Я не могу взять все деньги, Джо. Три тысячи – твои.
   – А половина «Тайгер солюшн» – твоя. Забудь об этом. Это самое малое, что я могу для тебя сделать. Посмотрим, как пойдут дела, и если тебе еще понадобятся деньги, я как-нибудь их добуду.
   – Черт, Джо, прямо не знаю, что и сказать. ~ Я забрал банкноты. – Спасибо, дружище. Огромное спасибо.
   – Для того и существуют друзья, Макс. Помни это.
   И я это помнил, всегда буду помнить. Мы с Джо уже давно вместе. Мы были настоящими друзьями. Мы вместе служили десантниками, и, хотя Джо был офицером, тогда как я никогда не поднимался выше старшего сержанта, мы всегда оставались друг другу верными друзьями, что не часто встретишь в британской армии. Сейчас я был у него в долгу, но если честно, как и всегда. Понимаете, давным-давно я совершил поступок, о котором он и по сей день не догадывается. Но я стал его должником.
   Джо был на два года старше меня и к концу военной карьеры женился на немке, с которой познакомился, когда мы служили в Германии. Немку звали Эльзой, она была двадцати двух лет, очень красивой, но по натуре настоящей шлюхой. Зачем ей понадобилось выходить замуж, понятия не имею. Она не была создана для того, чтобы всю жизнь прожить с одним спутником. Но Джо втюрился в нее по уши и, как большинство мужчин в таком состоянии, абсолютно ничего не замечал. Ходили слухи, что уже после помолвки с ним она продолжала шляться к другим солдатам, но я почел за лучшее не говорить об этом Джо. В конце концов, не мое это дело. Джо сам ее выбрал, так что нечего мне лезть. Я понимаю, это звучит жестоко, но, по моему опыту, люди не склонны испытывать благодарность к тому, кто принес им дурную весть, тем более если она касается его жены и ее любовников.
   А через несколько недель после их свадьбы я неожиданно столкнулся с ней в местном баре. К моему удивлению, она была одна. Эта Эльза была та еще красотка. Мы стали с ней болтать, и она рассказала, что поссорилась с Джо. Я ничего такого не думал, просто предложил проводить ее домой, а затем как-то так получилось… Мы занимались любовью в поле, где со скучающим видом паслись овцы, и я понимал, это произошло в первый и последний раз, и молил Бога, чтобы никто ничего не узнал, но Эльза любому могла вскружить голову. Она была как наркотик. Мы стали постоянно встречаться с ней за спиной у Джо, занимались любовью когда и где попало, в том числе и на их супружеской кровати, что было неслыханной наглостью. Я чувствовал себя виноватым, честно говорю, но при этом еще и ревновал, так как знал: я не был у нее единственным любовником. Но я просто не мог положить этому конец. Это мое единственное оправдание.
   И вот однажды, не больше двух месяцев спустя после той роковой ночи в поле, во дворе местной школы нашли едва прикрытое одеждой тело Эльзы. Лицо ее при помощи какого-то тупого предмета было превращено в кровавое месиво. Началось следствие. Сначала полиция занималась военнослужащими нашей базы, особенно ее мужем, но как только стало известно о ее многочисленных любовниках, в круг подозреваемых включили жителей всех окрестных деревень и поселков, и уже через три Дня арестовали предполагаемого убийцу. Один местный девятнадцатилетний парень Дитрих Феннер поссорился с Эльзой в вечер ее убийства недалеко от места, где нашли ее труп, а все знали, что он был одним из ее любовников. Его уже дважды сулили за жестокое избиение людей. При обыске у него дома нашли орудие убийства – короткую дубинку, налитую свинцом, – и сразу предъявили обвинение. Через полгода его судили и приговорили к двадцати годам заключения; по-моему, слишком мягкое наказание, тем более что уже лет через десять его могли выпустить.
   Понятно, вся эта история стала для Джо настоящим потрясением, но держался он очень хорошо, принимая во внимание унижение, которое он перенес, когда всем стало известно многочисленных связях его молодой супруги. К счастью для меня, полиции не удалось установить нашу с ней связь, поэтому моя дружба с Джо осталась нерушимой. Но главное – эта история положила конец военной карьере Джо. Он понимал, что после случившегося не может пользоваться авторитетом у своих солдат, и, видимо, не ошибался, так как половина из них спали с Эльзой. Через несколько месяцев он уволился из армии и начал новую карьеру в качестве консультанта по безопасности, или как это тогда называлось, наемного охранника. Но я так никогда и не избавился от комплекса вины и все время считал себя обязанным Джо за свое подлое предательство. И теперь я опять оказался у него в долгу. Сказать по правде, я едва не сгорел от стыда.
   – Что с тобой, Макс?
   – Ничего, все в порядке. Просто задремал. Меня сморила влажность и духота. – Я вытащил пачку сигарет, купленную мне Элейн в то утро.
   Джо мрачно уставился на пачку. Таким уж он был, ему всегда хотелось считать меня человеком, который держит слово.
   – И с каких это порты снова начал курить? – спросил он, хотя и взял предложенную сигарету.
   – Понимаешь, когда меня чуть не застрелил один «наших лучших сотрудников, а потом я только и делал, что спасайся от полиции, это сломило мою решимость. Сейчас меня меньше всего волнует перспектива получить рак легких.
   Мы засмеялись и осушили стаканы.
   – Ты спешишь или, может, допьем пиво? – предложил я.
   В последнее время нам редко приходилось вот так сидеть разговаривать, и у меня было ощущение, что такой случай теперь не скоро представится. Мне не хотелось расставаться с другом.
   – Нет, я никуда не тороплюсь.
   Тогда я разлил остальные две банки, и мы сидели, курили и говорили о старых временах: о наших знакомых, о разных переделках, о местах, где нам приходилось служить. Только один раз мы замолчали – когда Джо упомянул Эльзу и его глаза словно заволокло темным облаком, видно, вспомнил обо всем. И я снова остро ощутил свою вину и поспешил перевести разговор на другую тему, пожалуй, слишком явно.
   Приближался вечер, скоро должна была прийти Элейн. Джо собрался уходить, и на прощание мы обменялись рукопожатием, но как-то сухо и угрюмо. Как будто оба знали, что почему-то между нами больше никогда не будет прежних дружеских отношений.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация