А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Обмен убийствами" (страница 10)

   – Наверняка.
   Лицо Макбрайда покрылось потом. Может, от жары, хотя и от страха, конечно. Он понимал, что должен говорить, но страшился будущего.
   – Послушайте, я сказал вам правду. Я не знаю, кому она принадлежит. Пару раз один орел заглядывал в «Элит» и толковал чем-то с Кейзом, а однажды я видел, как он уходил с такой большой сумкой. Я слышал его слова, обращенные к Кейзу вроде в шутку, что, должно быть, он хорошо заработал на этой неделе.
   – Значит, можно заключить, в сумке были деньги? – Макбрайд кивнул. – Но я что-то не пойму Вы же сказали, будто Фаулер забирал себе восемьдесят процентов or продаж, а остальные двадцать доставались охраннику Откуда тогда в «Элит» появлялись все эти сумки с наличными?
   – Говорили, Фаулер забирал деньги и клал в банк, но не все Большая часть возвращалась в «Элит».
   – Что означает: «Элит» и «Аркадия» тесно связаны между собой, не так ли? – Мистер Макбрайд неохотно кивнул. – Человек, которого вы видели в «Элит», кто это был?
   – Джек Мерриуэзер.
   – Так, так…
   Джек Мерриуэзер. Больше известный как Джеки Слэп[6] из-за своей блестящей, как у Мекона,[7] лысины, результат внезапного облысения в юношеском возрасте. Ходили слухи, будто в возрасте шестнадцати лет молодому Джеки пришлось сидеть в одной камере для задержанных с могучим громилой гомосексуалистом по имени Ленни и, отражая непрошеные ласки, Джеки пережил такое нервное потрясение, что у него вылезли все волосы. Эта история наделала шума, так как по поводу метода воспитания несовершеннолетних преступников в виде шоковой терапии, то есть задержания на время в полиции, велись ожесточенные споры. Один ученый предложил заменить это выражением «неожиданный хлопок», и с тех пор к Джеки прилипло это прозвище. Однако позже, когда Джеки Мерриуэзер стал членом преступной банды Стефана Хольца, охотников шутить над ним уже не находилось.
   Теперь мы точно узнали одно – кто на самом деле заправлял «Аркадией» Мерриуэзер работал непосредственно на Нила Вэймена, бывшего одним из ближайших сообщников Хольца, во многих смыслах ею глазами и ушами, с тех пор. как сам большой босс превратился в отшельника Я допрашивал Вэймена несколько месяцев назад, когда eго имя всплыло в связи с обнаруженным в аэропорт Гэгуик ящиком, в котором находились двенадцать автоматов Калашникова. Этот невысокий толстый человечек с редеющей шевелюрой и необыкновенно ясными синими глазами походил на этакого красавца разбойника и поражал изысканной вежливостью, я это хорошо запомнил. Кто-то из высших чинов департамента в шутку заметил, что Нил Вэймен облагородил профессию убийцы, и, должен признать, в нем действительно было что-то харизматичное. Но, как и у всех эти воротил преступного мира, чувствовалось в его вкрадчивых манерах нечто говорившее тебе: если ты вздумаешь встать у него на пути, дешево не отделаешься. С его именем связывали убийства многих людей, в том числе молодой женщины, бухгалтера которая слишком много знала (конечно, его причастия не смогли доказать, он оказался слишком хитрым и изворотливым) и это, на мой взгляд, лишало его образ лоска Раффлза.[8] Я вполне допускал, что для сбора денег он использовал Мерриуэзера. Настоящий крупный преступник не станет этим заниматься.
   – Думаю, вы в курсе того, что Джек Мерриуэзер работает на Хольцев?
   – Да, слышал.
   – Следовательно, можно с уверенностью сказать, будто Хольцу принадлежит «Элит-A», а значит, и «Аркадия»?
   – Вы меня спрашиваете или утверждаете? – вскинулся Макбрайд, используя ту же фразу, что и Элейн Томс накануне.
   – Не валяйте дурака, Макбрайд, – холодно сказал я. – Мы разговариваем с вами здесь только потому, что еще не уверены, как с вами поступить. Однако поскольку до сих пор вы не сообщили нам ничего нового, перед вами по-прежнему маячит перспектива отсидки срока в заключении. Поэтому отвечайте на мой вопрос, если не хотите продолжить этот разговор в участке.
   – Хорошо. Да, думаю, это можно утверждать. Точно мне не известно, владеет ли он этим местом… обоими местами, но до меня доходили такие слухи. Я не любитель расспрашивать о подобных вещах. Понимаете, мне не хотелось бы оказаться враг Стефана Хольца.
   Я изменил тактику:
   – Насколько хорошо вы знали Шона Мэттьюза? Только откровенно.
   – Я с ним ладил.
   – Вы встречались с ним где-либо, помимо работы?
   Макбрайд долго молчал, прежде чем ответить, потом отвел глаза в сторону.
   – Да, пару раз, – наконец произнес он. – Мы ведь с ним бывшие военные, думаю, поэтому он считал, будто между нами есть что-то общее. А остальные ребята его недолюбливали.
   – Почему? – спросил Беррин.
   – Ну, я же сказал, уж слишком он важничал. Вечно хвастал своей силищей, а если подозревал кого-то в утаивании денег, принадлежащих клубу, то становился просто страшным.
   – А ему не случалось кого-нибудь очень обидеть? Настолько, чтобы человек захотел убить его?
   – Как-то раз он поссорился с одним парнем, из постоянных охранников, Джоном Харрисом. Джон уединился в туалете с девчонкой, тогда как должен был работать в зале. Но я не думаю, что это серьезно, – вы же знаете, такое часто случается. Женщинам нравятся охранники, верно?
   – Не знаю, – отрезал я, надеясь, что моя дочь никогда не увлечется таким подонком, как Макбрайд.
   – Но беда в том, что Джон слишком часто этим занимайся. Он всегда цеплял девочек, иногда сразу двух, и, главное, его хватало на двоих, поэтому он отсутствовал минут по двадцать, иногда дольше. Думаю, этим он девчонок и брал. Так или иначе, в тот вечер Шону это надоело, он помчался в туалет, распахнул дверь и вытащил оттуда Джона за мошонку. Джон даже не понял, что случилось – элемент неожиданности, понимаете? – и схлопотал хорошую оплеуху. Нос в лепешку, оба глаза подбиты. Ничего серьезного, но, я думаю, дело в унижении. Шон погнал его через весь клуб с наполовину спущенными штанами и пинком вышвырнул за дверь. Крикнул ему, чтобы он возвращался, когда обуздает свои сексуальные потребности.
   – И он действительно вернулся?
   – После такого-то позора? Нет, конечно. А вы бы вернулись? Если бы с вами так поступили?
   – Когда произошел этот инцидент? – спросил Беррин.
   Макбрайд пожал плечами:
   – Да вроде пару месяцев назад.
   Мы с Беррином переглянулись. Мы не слышали об этой стычке с Джоном Харрисом, впрочем, служащие «Аркадии» не изъявляли готовности помочь в расследовании. Беррин сделал пометку в блокноте. Позднее мы займемся уточнением сексуальной мощи мистера Харриса.
   – Шон Мэттьюз когда-либо делился с вами своими проблемами, которые могли вызвать у кого-то желание убить его?
   Макбрайд замотал головой.
   – Я знаю, он хорошо зарабатывал в клубе, и не думаю, чтобы он питал большое уважение к прощелыгам, покупающим У него зелье. Раза два он признался мне, будто подмешивал к порошку всякие примеси, но сказал, что пошлет к черту каждого, кто вздумает жаловаться на плохое качество дури. Такой уж был Шон – никого не боялся. Он считал себя достаточно сильным, чтобы выкрутиться из любой передряги. Вы понимаете меня?
   Это я очень хорошо понимал. Среди преступников много таких типов, самоуверенных, заносчивых и не осознающих, что ходят по лезвию ножа. Мэттьюз был лишь одним из тех, кто слишком поздно понял, если вообще успел что-то понять, – он на самом деле не настолько неуязвим, как думал.
   – Нам известно об одной истории, когда он свесил человека с балкона своей квартиры, держа его за щиколотки. Вы что-нибудь знаете об этом?
   Макбрайд не смог подавить приступ смеха.
   – Да, помню, он рассказывал. Кажется, это был студент-марокканец. Шон сбыл ему зелье, уверив, будто это сильный наркотик, но товар оказался дрянью, только дерущей горло. Ну парень и решил получить обратно свои денежки, а Шон продемонстрировал ему, как он поступает с таким и идиотами. Парень наверняка И думать забыл, чтобы снова спросить у него деньги.
   – Вам известно имя этого студента? – поинтересовался Беррин.
   – Нет. – Макбрайд покачал головой. – Просто однажды ночью, когда у нас было мало работы, Шон рассказал мне эту историю. Кажется, он упоминал, будто парень уехал не то в Сити, не то в Ислингтон, но я не уверен.
   – Мэттьюз говорил вам когда-нибудь об обмане Хольцев?
   Макбрайд бросил на меня испепеляющий взгляд;
   – Может, Шон был слишком самоуверенным и даже подонком, но уж никак не дураком. Он и в мыслях не держал обирать таких людей, как Хольцы, а если и подумал бы, то никогда никому про это не протрепался бы.
   Я подался к нему и жестко взглянул на него. Мне не нравится, когда на меня вот так смотрит какой-то мелкий жулик, у которого к тому же в голове не мозги, а пустое место.
   – Я вижу, Крейг, вы по-прежнему не желаете нам помочь. И потому у нас нет причин забыть, что вы сидите на мешке с наркотиками, определенно предназначенными не для вашего личного пользования. Что скажете?
   – Слушайте, я и правда не знаю, кто его убил. Клянусь! Мне лучше придумать для вас что-нибудь, да?
   – Несколько свидетелей показали, будто много раз видели Мэттьюза с девушкой, у которой короткие светлые волосы. Мы думаем, что между ними могла быть любовная связь. Известно, она приходила к нему домой, и установлено ее имя – Джин Тэмнер. Вот ее фото. Не очень для нее лестное, но такие уж снимки делают в полиции. – Я достал из кармана фотографию и протянул ему. Он мельком взглянул на нее и тут же вернул, покачав головой. – Хотелось бы надеяться – для вашей же пользы, – вы скажете нам, какие отношения были между ней и Мэттьюзом.
   Макбрайд запыхтел и засопел, словно старательно размышлял, но делал это не очень убедительно.
   – Один раз он упомянул про какую-то девушку, с которой встречался, но ничего конкретного…
   – Крейг Макбрайд, вынужден вас арестовать по подозрению в хранении наркотиков…
   – Ладно, постойте. Не спешите.
   – Что значит, не спешите? У меня борода вырастет, пока я дождусь от тебя показаний!
   – Послушайте, я просто не хочу, чтобы это отозвалось на мне. Серьезно.
   – Что «это»?
   Макбрайд обхватил голову руками, затем посмотрел на нас и шумно вздохнул.
   – То, что я вам скажу.
   Ему не удалось меня тронуть.
   – Мы приведем ваши показания, как полученные от анонимного источника, если получится. А теперь советую говорить.
   – Шон несколько месяцев встречался с одной девушкой, звали ее Джин, но фамилию я не знаю. Они встречались тайно. Мне даже странно, что их видели вдвоем. Он признался мне в этом под сильной дозой. По-моему, он хотел со мной посоветоваться.
   – Что вы хотите сказать?
   – Ну, насчет этой девушки, похоже это та самая, про которую вы спрашиваете. Так вот, она виделась с Шоном потихоньку от своего парня.
   – Такое случается, – заметил я.
   – Но только не на взгляд Нила Вэймена.
   И опять мы с Беррином переглянулись. Эта новость придавала истории новый поворот. Значит, дело касалось нашего благородного разбойника!
   – То есть она была подружкой Нила Вэймена?
   – Так говорил Шон.
   – Боже ты мой! – воскликнул Беррин. – Неудивительно, что они держали свои отношения втайне. Выдумаете, Нилу стало об этом известно?
   – Чего не знаю, того не скажу.
   – А как Шон с ней познакомился?
   – Я слышал, она работала девушкой по вызову в одном агентстве, которым заправляет Рой Фаулер. Оно называется «Райские девушки». Может, там они и встретились.
   Я с любопытством взглянул на него. Мы не знали, что Фаулер владел еще и борделем.
   Беррин закончил записывать в блокноте и поднял голову.
   – А Нил Вэймен, он женат?
   – Да, – ответил Макбрайд, – и жена у него настоящая красотка. Но вы представляете, каковы мужчины, особенно если у них водятся денежки. Все были в курсе, что он развлекался на стороне.
   Беррин взглянул на меня, спрашивая, как действовать дальше. Я задумался, о чем еще спросить Макбрайда и достаточно ли он нам сказал, чтобы снять его с крючка.
   – Еще один вопрос, – произнес я. – У кого вы приобрели эту партию наркотиков?
   Макбрайд тяжело вздохнул, делая вид, будто ему претит выдавать сообщника, а потом назвал нам имя известного местного дилера. Я сразу догадался, что он соврал. Наркотики наверняка поступили к нему от приспешников Стефана Хольца. Сам же Хольц крайне не одобрял употребление наркотиков и в отличие от многих преступных авторитетов сам до них не дотрагивался. Однако его люди занимались поставкой огромного количества кокаина, которое ежегодно проходило через Лондон, так что его личное отношение нисколько не мешало ему губить множество других людей.
   Я перегнулся через спинку дивана, достал миску с порошком и фасовочные пакетики и встал.
   – Если вам станет хоть что-нибудь известно об убийстве Шона Мэттьюза, сообщите мне. – Я вручил свою визитку Макбрайду, который принял ее с явным облегчением.
   – Конечно, конечно! – заверил он. – Спасибо.
   – Где тут у вас туалет? – спросил я, выходя из комнаты. Беррин двинулся за мной.
   – Налево. А что вы собираетесь сделать с товаром? Я перестану им заниматься, только я еще за него не расплатился.
   Я подошел к грязному унитазу, швырнул в него пакетики и высыпал в воду порошок. Потом нажал на спуск и вызвал настоящий водопад, который унес всю эту дрянь.
   – Не огорчайтесь, мистер Макбрайд, – уходя, успокоил я потрясенного хозяина. – На самом деле мы оказали вам «репную услугу.
   Когда мы уселись в машину, Беррин озабоченно посмотрел на меня:
   – Правильно ли вы поступили, Джон? Ну, я имею в виду, что отпустили его. Мы могли бы запросто его арестовать.
   – А в результате утонули бы в бумажной работе и все равно не смогли бы прервать канал поставок Хольца. Иногда стоит упустить маленькую рыбку, чтобы поймать большую. Только сделай одолжение, никому про это не говори.
   – Разумеется, не скажу. Но вы уверены в его правдивости? Думаете, мы достаточно из него выбили?
   – Теперь мы узнали, у кого были мотивы для убийства Шона. Поэтому можно считать, что мы хоть немного продвинулись.
   – Остается их найти.
   – В том-то и дело, дружище.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация