А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цель вторжения – Земля" (страница 7)

   Глава 8
   К Луне

   Роб мерил шагами зал ожидания аэропорта Далласа – сверхзвуковой самолет из Москвы опаздывал, а до встречи с главой ЦРУ Боннингтоном оставалось чуть больше двух часов.
   На прием к нему Роб записался без труда, но Соединенные Штаты находились в состоянии войны, работы у разведывательного управления было невпроворот, и, как ни настаивал Роб на срочности своего дела, явиться ему было назначено лишь через целых четыре дня. Но, как философски заметила по этому поводу Надя, нет худа без добра – она успела слетать на родину, а Роб, всесторонне проанализировав события, последовавшие за посадкой посреди Нью-Йорка корабля инопланетян, составил обстоятельный рапорт.
   Наконец самолет «Аэрофлота» благополучно сел. Время поджимало. К счастью, должность Роба позволяла в экстренных случаях использовать служебный «Кадиллак» с эскортом из двух мотоциклистов, и до штаб-квартиры ЦРУ в ничем не примечательном городишке Мак-Лин, штат Вирджиния, они с Надей домчались под завывание сирены всего за час. Еще час ушел на преодоление заслона из охраны личных секретарей шефа разведывательного управления. Наконец, ровно в два за их спинами захлопнулись двери кабинета Боннингтона.
   – Здравствуйте, полковник Хейуорд. Мисс Андрианова, еще месяц назад не поверил бы, что увижу вас в своем кабинете. – Говорил Боннингтон со старомодной вежливостью и легким английским акцентом – сказались, видимо, обучение в Оксфорде и долгая служба в Европе. – А что, теперь такие времена, что при необходимости и полковник Хейуорд может быть приглашен в Кремль?
   В вопросе Боннингтона содержался намек на то, что ему прекрасно известно, откуда прибыла Надя.
   – Уверяю вас, сэр, что шансов попасть в Кремль у полковника Хейуорда столько же, если не больше, чем было у меня оказаться в вашем кабинете.
   – Вы так считаете? – Боннингтон слегка приподнял брови.
   – Да, сэр. Рапорт, который я передала своим руководителям, был подготовлен с любезной помощью полковника, я же, в свою очередь, принимала участие в составлении его рапорта. Эти и некоторые другие факты доказывают, что в вопросах инопланетян между нашими странами нет секретов.
   – Странные времена, странные партнерства. – Боннингтон взвесил на руке толстую папку, которую ему вручил Роб. – Весомые аргументы, не так ли, Роберт?
   – Да, сэр.
   – Изложите, пожалуйста, вкратце суть своего рапорта.
   – Слушаюсь, сэр. В нем говорится, что мы вступили в галактическую войну на стороне оиннов, даже не зная толком, с кем воюем. Все, что нам известно о наших врагах, блеттерах, мы узнали от оиннов, меж тем не существует ни единого неоспоримого доказательства их правдивости.
   – Разве вы забыли Денвер? Не знаете, что всего одна сброшенная там радиационная бомба меньше чем за секунду подняла температуру в клетках всех живых организмов в радиусе десяти миль до ста градусов, и люди буквально сварились в собственной крови?
   – Никак нет, сэр, не забыл. Спору нет, у инопланетян совершенное оружие – люди мертвы, а все их дома и вещи в целости и сохранности, и ни малейшего радиационного фона. Но о том, что смерть полумиллиона жителей Денвера – дело рук блеттеров, нам известно только со слов оиннов. А вдруг оинны сами сбросили эту радиационную бомбу?
   – А вы представляете, полковник, в какую лужу мы с вами угодим, если ваши суждения окажутся ошибочными?
   – Конечно, сэр, но все имеющиеся на сегодняшний день улики подтверждают наши подозрения.
   Боннингтон, нахмурив густые черные брови, бросил папку на стол перед собой, встал и подошел к книжной полке.
   – Скажу по секрету, вы не единственные, кто ставит слова оиннов под сомнение. – Он коснулся скрытой кнопки, полка плавно отползла в сторону, открыв бар со множеством разнокалиберных бутылок. – Что будете пить, мисс Андрианова? Или можно называть вас Надей?
   – Конечно, Надей. Мне бурбон со льдом, пожалуйста.
   – А вам, Роберт, наверно, водку? Протянутые через океан руки дружбы и все такое прочее…
   – Нет, спасибо, сэр, я тоже буду бурбон.
   – Как, впрочем, и я. – Боннингтон разлил виски по стаканам. – Вернемся к вашему рапорту. На мой взгляд, вами проделана прекрасная работа.
   – Сэр, но вы же его еще не чита… – Роб умолк на полуслове.
   Боннингтон понимающе улыбнулся и кивнул:
   – Сынок, ваш рапорт лежал на моем столе, как только вы закончили первый черновик. Если не ошибаюсь, при составлении рапорта вы использовали компьютер в своем офисе?
   – Да… Но…
   – На столе одного из моих сотрудников стоит терминал, подключенный, конечно, с согласия министерства обороны, к компьютерной сети Пентагона. Времена нынче, конечно, странные, однако мы не могли пройти мимо разведчика ВВС США, который сотрудничает с агентом советской спецслужбы… Так вот, ваш рапорт подводит черту под всеми рапортами, научными отчетами, слухами и подозрениями, о которых нам в последнее время стало известно из самых различных источников.
   – Можно узнать, сэр, в чем их суть? – спросила Надя.
   – Почему бы и нет? Наши ученые до сих пор не разобрались, как работает лучевое оружие или любой другой прибор оиннов. Приземлившийся корабль блеттеров настолько нам чужд, что техники не знают, с какого конца к нему подступиться, а вскрывать все приборы подряд не хотят, не без основания опасаясь взрыва или других «сюрпризов». Наши союзники не раз заверяли нас, что предоставят всю необходимую информацию, но их обещания до сих пор остаются только обещаниями. Они твердят: «Пока нет времени, но, как только защитим Землю, займемся просвещением людей». Ваш рапорт показывает мотивы поведения оиннов в новом свете, но, боюсь, вывести их на чистую воду в ближайшее время не удастся. Будем ждать подходящего случая.
   – Вы не совсем правы, сэр, – возразил Роб. – Кроме оиннов есть их противники, блеттеры. Нужно вступить в контакт с ними и разобраться, что к чему.
   – Вступить в контакт с блеттерами? – Боннингтон улыбнулся и наполнил опустевшие стаканы. – Легче сказать, чем сделать.
   – Нет, сэр, вовсе нет. У Советов наготове большой ракетоноситель «Мужество». Предполагалось, что он доставит в исследовательскую лабораторию на Луне пятерых русских ученых, но началась заварушка с инопланетянами, на обратной стороне Луны высадились блеттеры, и проект отменили. Конструкторы ракеты уверяют, что их детище с тем же успехом забросит на Луну наш вездеход и двух добровольцев. Так вот, мы с Надей и есть эти добровольцы.
   – Вы – добровольцы?
   – Да. И Надя уже заручилась поддержкой Москвы.
   Боннингтон серьезно взглянул в глаза Наде, а затем – Робу.
   – А если блеттеры, как нас постоянно уверяют оинны, действительно безумны? Вы понимаете, что тогда произойдет с добровольцами?
   – Да, сэр, – сказал Роб. – Они погибнут. Но в этом случае задача будет решена – значит, оинны говорят правду.
   – Докопаться до истины – единственный для человечества шанс уцелеть в галактической бойне, – добавила Надя. – И ставка в две человеческие жизни в этой дьявольской игре не так уж и высока.
   – Согласен. – Боннингтон тяжело вздохнул. – Но почему лететь должны именно вы?
   – Я владею языком оиннов, – сказала Надя. – Если блеттеры не знают ни одного из языков людей, то, возможно, им известен язык их давних врагов. Компетенцию же Роба вообще вряд ли кто оспорит: он профессионально подготовлен для подобной миссии, и к тому же именно он первым вошел в корабль чужаков, а затем успешно вел с ними переговоры.
   – Сдаюсь, убедили. – Боннингтон поднял трубку телефона. – Считайте, что вам обеспечена моя поддержка. И все остальное, что необходимо, в придачу. Я проинформирую все заинтересованные департаменты правительства. Им, кстати, как и вам, не по душе работа в потемках. Роб, вам вручат документ за подписью президента, удостоверяющий, что вы официальный представитель США у блеттеров. Возьмите его с собой на Луну.
   Надя, улыбаясь, похлопала по своей сумке.
   – У меня такой же от Политбюро. Со всеми печатями и визами. Надеюсь, ваш будет столь же впечатляющим.
   – О да, со звездно-полосатым золотым тиснением и прочим. – Боннингтон внезапно стал серьезным. – Как представлю, что вы шагаете по Луне, вооруженные лишь глупыми клочками бумаги… Если бы не крайние обстоятельства…
   – Но обстоятельства действительно вынуждают, сэр. – Роб поднялся. – Осталось совсем немного времени.
   – Времени не осталось вовсе. Удачи. Она вам очень пригодится.
   Пока шла подготовка к полету на Луну, космическая война продолжалась. Радиационным бомбежкам подверглись еще два города. – Мец на севере Франции и Томск в Советском Союзе. Оинны объявили, что защитные сооружения на Южном полюсе требуют дополнительных поставок ядерного горючего. Напуганные масштабами бедствия, страны ЕЭС и Советский Союз с готовностью начали снабжать оиннов урановыми изотопами, Соединенные Штаты к тому времени уже исправно вносили свою лепту в оборону Земли. Многие фабрики и заводы по всей Земле были переоборудованы и, работая день и ночь, выпускали по чертежам оиннов массивные части генераторов излучения. В правительствах ряда стран с удивлением обнаружили, что окончательную сборку и настройку генераторов оинны проводят только самостоятельно, и никому из людей неизвестно, как устроены эти приборы. На вопросы оинны отвечали, что идет война, они заняты, но, как только опасность минует, они предоставят людям всю интересующую тех информацию.
   Как ни спешили правительства США и Советского Союза, подготовка к полету заняла пять дней. За это время луноход доставили в Россию и погрузили на спускаемый аппарат, баки ракеты заправили топливом, все системы проверили и перепроверили, был рассчитан и введен в бортовой компьютер курс. Робу приходилось прежде работать в космосе на секретных спутниках ВВС США, и он обучил Надю обращаться со скафандром.
   Стартовали они без обычных в таких случаях толп журналистов и пожеланий доброго пути. Существовал определенный риск, что оинны наблюдают за всеми объектами, покидающими атмосферу Земли, но выбора у людей не было. Что касается блеттеров, то они находились на обратной стороне Луны, и опасаться их до посадки не приходилось.
   Пошел предстартовый отсчет.
   – Роб, а мы не ошибаемся? – спросила Надя, пристегиваясь к противоперегрузочному креслу.
   – Весьма вероятно, Надя, но мы, наверно, об этом даже не узнаем.
   Роб протянул руку и, коснувшись пальцев Нади, удивился, до чего они холодны. Она сжала его ладонь и улыбнулась. Впервые со времени их знакомства он осознал, до чего она хороша, и тут же пожалел, что их отношения были только официальными.
   – Роб, я простая славянская женщина, и мне страшно. – Она выпустила его руку. – Блеттеры… О, если бы только поговорить с ними… Скорей бы уж старт!
   Ее желание вскоре исполнилось. Их вдавило в противоперегрузочные кресла, и через считаные минуты первая ступень ракеты, выводя за пределы атмосферы, отделилась. В наступившей за оглушительным воем турбин тишине они ожидали атаки врага, но ее так и не последовало. Программа компьютера была рассчитана на минимальное время нахождения корабля рядом с Землей, и через две-три минуты, показавшиеся Робу и Наде вечностью, ракета легла на курс к Луне.
   – Пока все идет нормально, – сказал пилот, майор Коба – веселый украинец с изрядной примесью татарской крови, о чем свидетельствовал разрез его глаз. – Мы целы и с каждой секундой уносимся все дальше от радаров оиннов.
   – И приближаемся к тем, кто засел на обратной стороне Луны, – мрачно заметила Надя. – Один их выстрел, и от нас останется только облачко радиоактивного газа.
   – По мне, все равно, убьют ли нас одним выстрелом или десятью, – сказал пребывающий в прекрасном расположении духа Коба. – И вообще, Наденька, попасть, не видя ракеты, им будет довольно сложно. Мы пролетим всего в нескольких тысячах метров над поверхностью Луны, и если ублюдки-оинны верно сообщили нам координаты вражеской базы, то ракета даже не появится над горизонтом в поле зрения блеттеров. А лучи радаров, как известно, в безвоздушном пространстве не изгибаются. Оттого-то вам и предстоит прогулка в сотню километров на американской заводной тележке. Я спущу вас, махну ручкой, подожду на стационарной орбите. Затем, подобрав вас, стыкуюсь с «Мужеством», который будет все это время болтаться на орбите вокруг Луны. Затем обратно к Земле, даю, как запланировано, радиосигнал, чтобы снайперы на Южном полюсе ненароком нас не сбили, сажусь, и мы дома. Все очень просто.
   – Боюсь, далеко не все так просто, как вам представляется, товарищ Коба, – сказал Роб. – А теперь помолчите, пожалуйста, мы с Надей вздремнем, впереди у нас много работы.

   Коба оказался прав: над Луной они пронеслись по низкой траектории, каким-то чудом не задев самые высокие пики, в высчитанное компьютером мгновение от ракеты отделился и мягко прилунился посадочный модуль. Через час луноход был выгружен, Роб и Надя помахали на прощание майору и осторожно заняли кресла. На Земле было решено, что радиосвязью в движении пользоваться не стоит, а потому Роб, кляня неуклюжие перчатки, вытянул из скафандра провод, воткнул штекер в гнездо коммуникационного устройства лунохода и спросил Надю:
   – Готовы?
   – Вы ничего не замечаете?
   – Нет. А что?
   – Роб, ведь мы же на Луне! Забудьте хотя бы на минуту о блеттерах и оиннах, оглянитесь вокруг. Красотища-то какая!
   – Ничего особенного. – Роб усилием воли отвел глаза от подсвеченных серебряным светом солнца остроконечных гор, бархатистых теней-провалов и ярких немигающих звезд на фоне бездонной черноты космоса. – Пора в путь.
   – Как всегда, для мужчины прежде всего война…
   Горестно вздохнув, Надя пристегнулась к креслу, и Роб надавил на акселератор. Луноход дернулся, слегка развернулся, ложась на высвечивающийся на гирокомпасе курс, и поехал к вершине пологого холма. Надя обернулась и взглянула на скалы позади, но луноход вскоре перевалил через гребень, скалы скрылись, и она перевела взгляд на горы впереди.
   Протекавшее в безмолвии путешествие походило на сон: луноход, объезжая кратеры и крупные камни, мягко катил вперед; километры тянулись за километрами; каждый следующий холм был как бы близнецом предыдущего; впереди и чуть слева на черном небе неподвижно висело ослепительно яркое Солнце; позади клубилась поднятая широкими колесами пыль.
   Внезапно Роб дал задний ход, и луноход заскользил по склону, на который только что взобрался.
   – В чем дело? – спросила Надя.
   – Не знаю. Если мы не сбились с курса, то находимся сейчас километрах в десяти от базы блеттеров. Я заметил впереди что-то блестящее, хотя, возможно, просто померещилось. – Отстегнув ремни, Роб долго смотрел на Надю и наконец добавил: – Если пойдете за мной, то держитесь в нескольких ярдах позади. Если я остановлюсь, значит, стоп.
   Он вылез из лунохода и двинулся вверх по пыльному склону. Внезапно остановился, повернулся и махнул рукой, подзывая Надю. Она поспешила присоединиться к нему.
   Роб и Надя плечом к плечу стояли на склоне, так что над гребнем поднимались только шлемы их скафандров, и разглядывали скалу, вздымающуюся перед ними посреди равнины. Вершина скалы была облицована тускло сияющим металлом. Вдруг на скале что-то сверкнуло, должно быть, повернулось следящее устройство, и они почувствовали колебание лунной почвы под ногами. Роб коснулся своим шлемом Надиного.
   – Вот и добрались, – услышала Надя прошедший через материал шлемов голос Роба. – Это – крепость блеттеров.
   Надя повернула голову и обнаружила, что Роб смотрит ей в глаза.
   Их путешествие закончилось, впереди была последняя и самая опасная часть миссии.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация