А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цель вторжения – Земля" (страница 17)

   Глава 21
   Ультиматум

   – Полковник Хейуорд, я заявляю решительный протест против того, как вы обращаетесь с нами!
   – Профессор Тиллмен, доктор Лакофф, входите, пожалуйста. Кофе не желаете? Свежезаваренного?
   – Мы явились не ради дружеской беседы! – Тиллмен был так зол, что его лицо пылало, жидкие волосы на голове стояли дыбом. – Вы от нас так просто не отделаетесь!
   – Конечно, конечно, джентльмены. Если не хотите кофе, то я с вашего разрешения налью по чашечке себе и майору Данилову.
   Увидев, что Кирша сидит с закрытыми глазами, откинувшись на спинку кресла, Роб налил лишь одну чашку и указал на окно. Двое ученых, взглянув на застывший на летном поле корабль оиннов, примолкли.
   – Ходят слухи, что был бой с оиннами, – наконец сказал Лакофф. – Вы атаковали корабль оиннов?..
   – Если не возражаете, джентльмены, я расскажу все по порядку.
   – Будем вам весьма признательны, – произнес Тиллмен, будто выплевывая каждое слово.
   Роб, подув на кофе, сделал большой глоток.
   – Оинны неизвестным нам способом все-таки подали сигнал бедствия, и им на выручку прилетел корабль. Майор Данилов и я отправились на переговоры, но оинны, к сожалению, напали на нас, попытались убить…
   – Ужасно! Ужасно!
   – Я тоже так считаю. Но мы – профессиональные солдаты, убить нас не так-то просто. Завязалась схватка, в результате которой мы, понеся незначительные потери, захватили корабль.
   – Да понимаете ли вы, что натворили? – Тиллмен, обуздав гнев, говорил ледяным голосом. – Ввязавшись в стычку с чужаками, вы подвергли опасности всю Землю, будущее всего человечества…
   – Выиграв эту стычку, мы, быть может, спасли человечество. – Голос Роба был столь же холоден, как голос Тиллмена. – Захват корабля, возможно, – то самое счастливое обстоятельство, благодаря которому мы наконец разберемся в технологиях чужаков.
   – Вы – ненормальные! – вскричал Лакофф. – Вы погубили всех нас, оинны будут мстить, на Землю из космоса посыпятся их радиационные бомбы.
   – Пока не посыпались и, возможно, не посыпятся вовсе. Я только что разговаривал с Объединенной Ставкой, их представители уже на пути сюда. Они просят вас немедленно приступить к изучению захваченного нами корабля. У выхода на летное поле ждет машина, а мои люди в корабле проведут вас в помещение, которое, как нам кажется, служит складом запасных частей.
   – К чему заниматься исследованиями, если всему нашему миру скоро конец? – кисло спросил Тиллмен.
   – Вряд ли конец так близок, джентльмены, как вам представляется, – спокойно заметил Роб.
   – Откуда у вас, молодой человек, такая уверенность? – спросил Лакофф.
   – Дело в том, что на корабле чужаков мы взяли в плен бригаду машинного отделения. В бригаде было шестеро чужаков: три оинна и три блеттера; и блеттеры не были ни рабами, ни пленниками оиннов.
   Глаза Лакоффа за толстыми стеклами очков удивленно расширились.
   – Не понимаю.
   – Приземлившийся в Центральном парке корабль – наживка, на которую мы клюнули, защитное оборудование здесь – фальшивка, радиационные генераторы – груды бесполезного металла!
   – Но позвольте…
   – Мы знали, что обе расы разговаривают на одинаковом языке, но не понимали почему. Теперь понимаем. Чужаки действуют сообща. Из чего следует, что и их рассказы о войне между двумя расами, и вторжение на Землю – обман.
   – Но города… Денвер, Мец, Томск… Они, что же, тоже розыгрыш чужаков?!
   – Чужаки хладнокровно убили миллионы людей, чтобы убедить нас в серьезности войны. Оттого-то я и не испытываю угрызений совести, прикончив нескольких из них.
   – И теперь они разбомбят наши города! – закричал Лакофф.
   – Вряд ли. После того как нам стало известно, что две расы чужаков вовсе не ведут войну, что они союзники и что цель всей их затеи – выкачать из нас радиоактивное топливо, бомбежкой наших городов они ничего не достигнут. Я не говорю, что подобной угрозы не существует в будущем, но, пока они не переговорят с нами, наши города в безопасности.
   – Дай-то Бог, чтобы вы оказались правы, – задумчиво пробормотал профессор Тиллмен.
   – Надеюсь, джентльмены, теперь вы понимаете, насколько важна всякая информация, которую вы извлечете из корабля чужаков. И сделайте это как можно быстрей.
   – Да, вы правы, сейчас не до пустых дискуссий, – сказал Тиллмен. – Свои соображения о безумстве вашего поведения я изложу позже, а сейчас мы займемся делами.
   Оба ученых поспешно вышли.
   Как только дверь за их спинами захлопнулась, Кирша открыл глаза.
   – Так ты не спал и все слышал? – спросил Роб.
   – Конечно, но для ведения дипломатических переговоров я слишком устал. Да ты великолепно справился и без меня.
   – Как ты себя чувствуешь?
   – Прекрасно, если не считать того, что после всех сегодняшних уколов я ощущаю себя подушечкой для булавок.
   – Тебе надо бы лечь в госпиталь.
   – Я туда и лягу, как только мы с тобой закончим все дела.
   – Да, дела…
   – Жаль твоего сержанта.
   Роб посмотрел на дно кофейной чашки и кивнул.
   – Грут был отличным парнем. Он спас всех нас, а возможно, и весь наш чертов мир. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы его наградили почетной медалью Конгресса.
   – А мое правительство – орденом Ленина. Он станет первым и, возможно, последним человеком, получившим высшие награды обеих стран.
   Темное окно осветили яркие лучи. Роб и Кирша одновременно повернулись. Над базой, ревя турбинами, пронесся и скрылся в снежных вихрях за защитным экраном сверхзвуковой лайнер.
   – Пилот вовремя заметил корабль оиннов на конце посадочной полосы и теперь зайдет на посадку с другой стороны, – сказал Кирша. – Думаю, что места ему хватит.

   Дверь распахнулась, в комнату управления ворвались генералы Белтайн и Соболевский. Надя Андрианова, войдя последней, плотно притворила дверь.
   – Что нового со времени нашего последнего разговора? – нетерпеливо спросил Белтайн Роба.
   – Ничего, сэр. Новых контактов с врагом не было, ученые, как вы и приказали, исследуют корабль чужаков, докладов от них еще не поступало.
   – Блеттер в Сибири получил послание от командира лунной крепости, – сообщил Соболевский. – Оно очень короткое. Надя, прочитай.
   Надя достала из кармана и развернула лист бумаги.
   – «Немедленно вывезите всех людей с антарктической базы. В противном случае ваши города будут уничтожены». – Надя подняла глаза. – Подписи нет.
   – Волки сбросили овечьи шкуры и теперь открыто угрожают нам, – прокомментировал Белтайн.
   – И мы подчинимся их требованиям? – спросил Роб.
   – Ни в коем случае! – От гнева ноздри русского генерала раздулись. – Объединенная Ставка считает, что чужаки блефуют. Захваченный вами корабль – наш козырь, и мы его так просто не отдадим.
   – Распорядись об усилении охраны корабля, – велел Робу Белтайн.
   Роб схватил телефонную трубку.
   – Половина солдат – в корабль, другая половина охраняет его и возводит вокруг укрепления из ящиков и автомобилей. Смена часовых – каждый час.
   Роб положил трубку и, увидев, что Кирша сообщает генералам подробности захвата вражеского корабля, подошел к Наде.
   – У нас были потери.
   Она кивнула.
   – Я слышала. Бедняга Грут.
   – Он погиб, как и жил, профессиональным солдатом.
   – Если бы вы, профессиональные солдаты, не напали на базу чужаков, то он, да и другие были бы живы.
   – И мы бы до сих пор снабжали радиоактивным топливом чудовищ, которые разбомбили наши города, уничтожили миллионы людей.
   – Но вы не знали об этом, когда шли на риск.
   – Не знали, но…
   – К нам пожаловали гости! – воскликнул Белтайн.
   Люди кинулись к окну. Вначале они увидели лишь баррикаду из автомобилей и захваченный корабль чужаков за ней, затем – другой космический корабль, гораздо меньших размеров. Меньший корабль, сделав несколько кругов над приземлившимся, пролетел вдоль посадочной полосы и сел рядом со стоящими у ангара самолетами.
   – Сэр, – обратился к Белтайну Роб. – Если не возражаете, я, прихватив рацию, выйду и передам чужакам наши требования.
   Белтайн и русский генерал переглянулись.
   Младший по чину офицер не смеет указывать старшему, что тому делать, но намекнуть он все же может.
   Особенно если намек соответствует армейской традиции не посылать на переговоры с врагом офицеров, занимающих высокие должности…
   – Идите, – приказал Белтайн. – Как только доберетесь до корабля, доложите.
   – Есть, сэр.
   Роб распорядился по телефону, чтобы у выхода на летное поле его ждал снабженный рацией автомобиль, и вышел.

   – Подъедешь к только что приземлившемуся кораблю на расстояние десяти ярдов и остановишь машину, – приказал Роб сидящему за рулем сержанту. – Я выйду, ты останешься внутри, двигатель не глуши. Дальше действуй по обстановке.
   – Так точно, сэр.
   Автомобиль покатил к ангарам. Роб поднял телефонную трубку.
   – Полковник Хейуорд – радиооператору. Как слышите меня?
   – Слышу вас отлично, сэр.
   – А генералы?
   – Так точно, сэр, внешний динамик включен.
   – Мы направляемся к кораблю противника. Корабль – точная копия того, что приземлился в Центральном парке. Наш автомобиль останавливается в десяти ярдах от люка. Люк открыт, из него выходит один… нет, два чужака. Я покидаю автомобиль и иду им навстречу. – Роб вышел и остановился между кораблем и автомашиной. – Один из чужаков – блеттер, который командовал лунной базой, его имя – Аплинн; другой – неизвестный мне оинн…
   Встав перед Робом и глядя на него сверху вниз, блеттер прокричал:
   – Человек! Скажи своим, что отныне Землей командуем мы. Если люди не подчинятся нашим приказам, то мы уничтожим Вашингтон и Москву, а затем – и другие крупные города! На размышление у вас – час!

   Глава 22
   Без передышки

   – Я передам ваши требования командирам. – Роб, повторив слова Аплинна в микрофон, укрепленный у рта, и выслушав ответ, заговорил вновь: – Вести переговоры с вами я не уполномочен. Генералы Белтайн и Соболевский просят вас в моем сопровождении на базу.
   – Пусть сами придут сюда!
   Роб бесстрастно передал требование чужака и, получив ответ, сказал:
   – Генерал Белтайн считает, что вести переговоры внутри здания гораздо удобнее, чем на холоде. Генералы гарантируют вам неприкосновенность.
   Чужаки, обменявшись торопливыми репликами, согласились. Роб повел их к базе, размышляя, почему же чужаки пошли на уступки.

   При виде чужаков генерал Соболевский ринулся в наступление.
   – Кто уничтожил три наших города?
   Аплинн отмел слова генерала взмахом огромной ручищи.
   – Молчи, земная тварь! Приказы здесь отдаю только я!
   – Нет. – Белтайн подошел к высокому чужаку, остановился и, глядя ему прямо в лицо, холодно заговорил: – Раньше мы делали все, что вы требовали от нас, только для того, чтобы выиграть время. Теперь время лжи закончилось. Ставлю вас в известность, что мы доставили на Луну и расположили в радиусе километра вокруг вашей базы две сотни водородных и атомных бомб. Если вы откажетесь сотрудничать с нами, то бомбы будут взорваны. Вы поняли меня?
   Блеттер отступил, будто его ударили. Бледный оинн, задрожав, кинулся прочь. У двери Роб свалил его на пол ударом кулака в основание черепа. Из-за двери вышли вооруженные охранники.
   – Обещав вам здесь безопасность, мы солгали вам, как вы прежде лгали нам, – сказал генерал Белтайн. – Ваши жизни висят на волоске. Вы будете отвечать на вопросы или умрете.
   По знаку генерала Соболевского Роб поднял трясущегося оинна на ноги.
   – Оинны и блеттеры не воюют между собой, а участвуют в заговоре против нас, – сказал русский генерал, приблизив свое лицо на расстояние дюйма к лицу чужака. – Корабль, якобы потерпевший крушение, приземлился в Нью-Йорке, чтобы убедить нас в реальности войны. Битва, которую вели отсюда оинны с флотом блеттеров, – надувательство. Расположенное здесь оружие – бутафория. Вы обманывали нас, чтобы получить ядерное топливо. Мои утверждения верны? Отвечай же!
   Оинн было заговорил, но блеттер пролаял какую-то команду. Оинн ответил ему на том же языке, последовал короткий обмен репликами, и чужаки погрузились в молчание.
   Вперед вышла Надя.
   – Блеттер по имени Аплинн приказал оинну, которого зовут Огед’у, хранить молчание. Огед’у возразил, что мы и без того все уже знаем и всем им – конец.
   Аплинн, выставив перед собой заканчивающиеся острыми кривыми когтями пальцы, с визгом бросился на оинна. Прозвучал выстрел, другой; пули с глухим стуком вошли в тело блеттера, развернули его, опрокинули на пол; вопящего оинна забрызгала зеленая кровь из ран. Кирша, тяжело дыша, опустился в кресло, положил автоматический пистолет на колени и, указав на труп, сказал:
   – Аплинн назвал оинна хиляком и предателем и заявил, что убьет, чтобы тот не болтал. Я решил, что лучше пусть умрет блеттер, чем оинн.
   – Верное решение. – Белтайн пересек комнату и склонился над скулящим оинном. – Не бойся, я не причиню тебе вреда, а лишь помогу встать. – Он поднял оинна на ноги. – Теперь садись. – Он пододвинул кресло. – Оинны и блеттеры не воюют между собой? Говори!
   – Да…
   – Ну вот и славно. Вы притворялись, что воюете, чтобы получить от нас радиоактивные материалы?
   – Да, но многие годы назад действительно была ужасная война. Уцелели немногие. Все записи утеряны, и мы не знаем, кто с кем воевал, уцелели ли наши родные планеты и даже где они.
   – Так вы – отступившие… или, возможно, дезертировавшие солдаты! – воскликнул Роб. – В вашем распоряжении – всего одна крепость, несколько маленьких кораблей и совсем немного топлива!
   – Нас осталась лишь жалкая кучка и с каждым поколением становится все меньше, – тихо заговорил Огед’у. – Говорят, что под действием радиации наши гены мутировали, и многие из нас рождаются без тех или иных органов. Почти все мы пользуемся протезами. Оборудование изнашивается, многое мы уже не в состоянии отремонтировать. Когда мы попали в окрестности Солнечной системы, у нас оставалось всего четыре корабля. Один из них было невозможно починить, и мы использовали его, чтобы заманить вас в ловушку. Мы хотели лишь выжить. Освободите меня. Теперь у нас есть топливо, мы уйдем и никогда не вернемся сюда… Ваша раса очень жестокая, вы так любите убивать… Освободите меня.
   – Решать не нам. Мы лишь доложим правительствам, а пока они будут совещаться, ты побудешь здесь. И радуйся, что до сих пор жив. – Как бы мрачно напоминая о разыгравшейся только что трагедии, Соболевский пнул ногой труп блеттера.

   Была срочно созвана сессия ООН. Пока делегаты дебатировали, на антарктической станции, доставив представителя блеттеров на Земле и коммуникационное оборудование, приземлился самолет из России. Огед’у рассказал Српарру о случившемся. Надя, без смущения подслушав их разговор, доложила в смежной комнате генералам.
   – Оинны – прирожденные лгуны. Огед’у заявил, что он нам ничего не сказал, но мы сами разгадали их замыслы, а Аплинн в гневе бросился на нас и был хладнокровно убит. Теперь Српарр докладывает эту версию в крепость на Луне.
   – Тем лучше для нас, – заметил генерал Белтайн. – Защищая себя, Огед’у в переговорах с чужаками будет на нашей стороне.
   – А не солжет ли он затем и нам? – спросила Надя.
   – Не исключено, но мы примем меры предосторожности.
   Белтайн не сказал, что это за меры, а Надя не спросила.
   Через двадцать часов, проявив чудеса стремительности, Объединенные Нации приняли решение. Чужаков привели в комнату, где уже сидели генералы Соболевский и Белтайн, Роб и Надя. Русский генерал на безукоризненном английском медленно зачитал решение.
   – По поручению ООН я информирую вас, что сегодня на специальной сессии большинством голосов было принято следующее решение: «Мы, народы Земли, не желаем воевать ни с оиннами, ни с блеттерами, ни с их объединенными силами. Если все инопланетяне немедленно покинут Солнечную систему, то расположенные на Луне вокруг их крепости водородные бомбы не будут взорваны. Пленникам на антарктической станции позволено погрузиться на борт крейсера и покинуть Землю. Меньший космический корабль останется у нас в качестве мизерной платы за причиненный людям вред». – Соболевский аккуратно положил бумаги на стол перед собой. – Это сообщение вы немедленно передадите своим руководителям. Товарищ Андрианова, подготовьте, пожалуйста, перевод на языке инопланетян.
   Надя передала перевод Српарру, тот включил коммуникатор, потянулся к наушникам, но его остановил Роб.
   – Наши специалисты установили, что этот аппарат снабжен громкоговорителем. Используй его вместо наушников.
   Српарр, одарив Роба враждебным взглядом, щелкнул тумблером, связался с лунной базой и в полной тишине зачитал текст решения ООН. С Луны последовали протесты, но люди стояли на своем, и чужакам не оставалось ничего, кроме как согласиться.
   – Вы не оставили нам выбора, – пожаловался Огед’у.
   – Войну затеяли вы, а закончим ее на таких условиях мы, – решительно сказал генерал Белтайн и спросил, повернувшись к Робу: – Что там Тиллмен, закончил?
   – Да, сэр. Все работы на крейсере чужаков завершены, ученые вернулись.
   – Сопроводите Огед’у на корабль, проследите за освобождением пленных и вместе со всеми нашими солдатами возвращайтесь сюда.
   – Есть, сэр.
   Роб с Огед’у направился к выходу.
   – А как же я?! – закричал Српарр.
   – Ты останешься здесь и будешь поддерживать связь со своими, – сказал генерал. – После того как ваша крепость покинет Луну, тебя подберет твой корабль.
   Выбора у блеттера не было, и он с тоской глядел через окно, как Огед’у достиг корабля и как оттуда вышли солдаты. Вскоре вернулся Роб и доложил:
   – Все люди покинули крейсер врага.
   Белтайн повернулся к блеттеру:
   – Дай сигнал, чтобы ваш корабль стартовал.
   Блеттер подчинился. Через окно люди видели, как захлопнулась крышка люка, крейсер задрожал, оторвался от земли и, набирая скорость, скрылся среди облаков. Тут ожил громкоговоритель перед Српарром.
   – Они вышли за пределы атмосферы и заняли устойчивую орбиту вокруг Земли, – перевела Надя.
   – Но по условиям договора они должны сразу лететь на Луну! – вскричал Соболевский.
   Из передатчика донеслись слова Огед’у. Говорил он по-английски, и в его голосе теперь исчезли нотки покорности:
   – Наш крейсер находится на низкой околоземной орбите. Передайте своим Объединенным Нациям, что на борту нашего корабля – десятки мощных радиационных бомб. – Огед’у на секунду замолчал, а когда заговорил вновь, его голос звенел ликованием: – Теперь все встало на свои места, приказы отдаем мы. Слушайте первый. Немедленно уберите с Луны все водородные бомбы. Если вы не сделаете этого, то мы через час разбомбим ваш большой город, еще через час – другой, еще через час – третий и не прекратим бомбардировок, пока вы не подчинитесь нам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация