А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цель вторжения – Земля" (страница 10)

   Глава 11
   Возвращение на Землю

   На секунду обжигающее сибирское солнце закрыла тень. Была ли то птица или облако, крестьянина, усердно пропалывающего грядки с капустой, не заботило. Если за короткое лето он не вырастит достаточно пищи, то суровой зимой будет голодать. А голод в здешних краях – почти верная смерть.
   Крестьянин с ожесточением ударил деревянной тяпкой по сорняку. Тень снова заслонила солнце. Крестьянин запрокинул голову, прикрыл глаза от солнечного света мозолистой рукой и застыл, открыв рот. С неба спускался черный цилиндр.
   – Боже мой!
   Тяпка выпала из окостеневших пальцев. Цилиндр, плавно опустившись на грядки капусты, замер, в блестящем металлическом боку открылся люк, на землю выпрыгнула серебристая фигура, за ней – другая. Пронзительно вскрикнув, крестьянин опрометью бросился прочь.
   – Вернись, дурак! – крикнула ему вслед Надя. – Мы же – космонавты!
   Услышав ее московский акцент и властную твердость в голосе, крестьянин подчинился. Надя, указав на белые домишки в километре, спросила:
   – Колхоз?
   – Д-да, – дрожа, проговорил крестьянин.
   – А телефон там есть?
   – Е-е-есть.
   – Отлично. – Повернувшись к Робу, Надя сказала по-английски: – Я пойду позвоню, скоро вернусь. Держи Српарра внутри. Если мужик его только увидит, то умрет от разрыва сердца.
   Она направилась по грунтовой дороге к ферме. Проводив ее взглядом из-под косматых бровей, крестьянин огляделся и, впервые обнаружив, какой урон полю нанесли незваные гости с неба, истошно взвыл:
   – Капуста!!!
   – Вся Земля в опасности, а он о капусте думает, – устало буркнул Роб, присаживаясь в тени спускаемого аппарата.
   Видимо, часть его чувств передалась крестьянину, и тот удалился суетливой рысью. Вскоре Роб увидел идущую от фермы Надю. Она не прошла и половины пути, как, подняв облако пыли, в поле рядом с капсулой опустился вертолет. Еще не замерли лопасти, а из вертолета уже спрыгнуло отделение солдат и, обеспечивая прикрытие со всех сторон, молниеносно развернулось строем вокруг капсулы.
   «Военные в России оперативны, – с удовольствием отметил Роб. – Эх, если бы здесь во всем был такой порядок».
   Надя приблизилась к вертолету и заговорила с пилотом. Приняв из его рук нечто завернутое в материю цвета хаки, она подошла к Робу и уселась рядом.
   – Я связалась с Москвой, скоро за нами прибудут грузовики, – сообщила она, стирая с лица рукавом смешанный с пылью пот. – Предлагаю, пока есть время, отметить успешное выполнение нашей миссии. – Она раскрыла армейский вещмешок и достала холодную, покрытую капельками влаги бутылку «Зубровки». – О стаканах летчики не подумали. – Содрав пробку, она отпила прямо из горлышка.
   Роб взял у нее бутылку, тоже сделал приличный глоток.
   – Крепка, однако! – воскликнул он.
   Покопавшись в недрах вещмешка, Надя извлекла каравай черного хлеба и батон салями.
   – Больше у них ничего не нашлось.
   – И на том спасибо, – сказал Роб.
   Нарезав хлеб и колбасу, они ели и пили, и Роб чувствовал, что антипатия к нему мало-помалу покидает Надю. Едва они успели худо-бедно утолить голод, пыль на дороге возвестила о прибытии конвоя. Надя встала и, подойдя к самому большому грузовику, что-то приказала шоферу. Тот сразу подогнал грузовик к капсуле и развернул его задней частью к распахнутому люку. Чем меньше свидетелей даже здесь, в самом сердце Союза, тем лучше. Стоит кому-то узнать, что на борту корабля – блеттер, катастрофа неминуема. Раздалась громкая команда, все солдаты, как один, отвернулись. На мгновение из капсулы показался чужак и сразу скрылся в крытом брезентом кузове. Надя и Роб перенесли туда же захваченные Српарром с лунной базы контейнеры с оборудованием и едой. Работая, они изрядно вспотели, а как только закончили, Надя подала знак шоферу, устало опустилась на деревянную скамью рядом с Робом, и конвой немедленно двинулся в путь.
   – Власти в Москве весьма обеспокоены, – сообщила Надя. – Я, конечно, не посвятила их в детали, а лишь доложила, что наша миссия была успешной, и попросила в строжайшей тайне обеспечить нас транспортом. Нас ждут на базе «Розовая». Вряд ли вы о ней слышали.
   – Надя, вы забыли, что я – разведчик. База «Розовая» – секретный подземный центр управления всеми морскими, сухопутными и воздушными силами Прибалтийского района вашей страны.
   Надя удивленно приподняла брови.
   – А разведка у вас работает лучше, чем я считала.
   – Полагаю, военные секреты теперь не имеют того значения, что раньше?
   – Конечно, теперь наши государства – союзники, и мы обладаем тем, что вы, американцы, окрестили побочными преимуществами галактической войны.
   – Согласен. Конец «холодной войны» – единственное благо от появления на Земле чужаков. Обидно, что, пока не разразилась война в космосе, лидеры правительств не понимали, что всякие национальные амбиции – всего лишь семейные склоки.
   – Здесь очень жарко и неудобно, – пожаловался Српарр. Его псевдомех усиленно шевелился. – Очень жарко.
   – Через несколько минут мы прибудем на военно-воздушную базу, – заверила Надя. – Там тебя сразу посадят на самолет, а на его борту есть кондиционер, и температуру можно будет понизить. Потерпи немного.
   – Я потерплю, хотя с каждой минутой чувствую себя хуже.
   Чужак неловко откинулся на спинку скамейки и как будто заснул.
   – Мое правительство уже проинформировано? – спросил Роб.
   – Да. Команда из вашего посольства в Москве сейчас на пути к базе «Розовая».
   – В таком случае я там не понадоблюсь. Они сами установят аппаратуру связи и записи, совместно с вами начнут работу с чужаком. Я же прямиком отправлюсь в Вашингтон, доложу обо всем, что случилось с нами на Луне.
   – Проблем с перелетом в Вашингтон у вас не возникнет, – заверила Роба Надя. – На базе есть сверхзвуковой истребитель. Я имею право им распоряжаться. Пока вы с базы по закрытому каналу спутниковой связи переговорите со своим руководством, его выведут на взлетнуо полосу, заправят и подготовят к полету.
   Слова Нади прозвучали для Роба словно чудесная музыка.

   Двухместный истребитель, быстро набрав крейсерскую высоту, направился с максимальной скоростью в три целых шесть десятых звуковой к Североамериканскому континенту. Убаюканный мерным воем турбин и теплом, Роб задремал и проснулся лишь перед самой посадкой.
   Пронзив плотный слой облаков, самолет замер на посадочной полосе посреди разбушевавшейся грозы. Следуя инструкциям диспетчера, пилот ждал. Вскоре к истребителю подъехал тягач и отбуксировал его в дальний конец аэродрома, вне видимости из зала ожидания. Едва смолкли двигатели тягача, как из тумана вынырнул и опустился на мокрый бетон вертолет ВВС США.

   Армейский эскорт молча препроводил Роба в комнату для совещаний, что помещалась в пентагоновском подземелье. Роб чувствовал себя грязным и небритым, что, впрочем, полностью соответствовало действительности. Навстречу ему, протягивая руку, вышел Боннингтон.
   – Вы успешно справились с заданием, полковник. Примите мои самые искренние поздравления.
   – Спасибо, сэр. Но у меня ничего бы не получилось, не будь рядом Нади.
   – Той прекрасной юной леди? Конечно, конечно… Мы с нетерпением ждем вашего доклада, но прежде вас поздравит еще один человек.
   К Робу подошел высокий, слегка сутуловатый седеющий мужчина, и они крепко пожали друг другу руку.
   – Отличная работа, полковник.
   – Благодарю вас, мистер президент.
   – Боннингтон поделился со мной подозрениями, которые толкнули вас на столь опасную экспедицию, и, признаюсь, теперь я их тоже разделяю. Садитесь же и расскажите нам обо всем, что случилось на Луне. Позже вы встретитесь с членами секретной комиссии, а пока ваш рассказ, если не возражаете, будет записан на магнитофон.
   – Конечно, сэр.
   Роб сел в кресло и принялся медленно и обстоятельно рассказывать. Слушали его не перебивая, с неподдельным интересом, – Боннингтон сидел прямо, президент подался вперед. Когда Роб закончил, президент откинулся на спинку кресла, глубоко вздохнул и погрузился в размышления. Одновременно он вытащил из жилетного кармана упаковку успокоительных, извлек одну таблетку и сунул в рот. Роб отметил, что в уголках глаз президента пролегли морщины, на лице застыла глубокая озабоченность.
   – А что вы сами думаете о случившемся, полковник? – прервал затянувшееся молчание президент.
   – Я считаю, сэр, что блеттерам доверять нельзя. Такого же мнения придерживается и мисс Андрианова. Пока мы были у них, она передала мне записку. В ней было сказано, что блеттерам она верит ничуть не больше, чем оиннам.
   – Какие у вас основания не доверять блеттерам?
   – Те же, по каким мы не верим оиннам. Все заверения блеттеров насчет войны и вторжения голословны. Если опустить все, что наговорили чужаки, то что мы имеем?
   – Что же?
   – Посреди Нью-Йорка приземлился космический корабль с двумя видами чужаков на борту. Очевидно, что организовать эту акцию могла любая из враждующих рас. Пока мы располагаем лишь клятвами обоих, что за произошедшее ответственны их враги, поэтому отклоним уверения и тех, и других, как недоказуемые. Что же остается? Без сомнения, чужаки воюют между собой. У одних – крепость на Луне, у других – энергетическое оружие на Южном полюсе, Земля вовлечена в межзвездный конфликт, чужаки сражаются друг с другом, а мы уже потеряли три города и несколько миллионов человек. Ситуация кризисная, а все действия чужаков напоминают манипуляции фокусника или шоу-представление.
   Президент кивнул:
   – Именно, шоу-представление. Уж в этом-то я кое-что смыслю. Полковник, располагаете ли вы какими-нибудь доказательствами своих слов?
   – Да, сэр. Язык чужаков. Обе расы инопланетян, столь чуждые друг другу, сколь чужды им мы, говорят на одном языке. Почему? Думаю, что если мы ответим на этот вопрос, то выясним суть галактического конфликта.
   – Что-нибудь еще?
   – Остальные мои доказательства скорее субъективны, чем объективны.
   – То есть?
   – Сэр, я чувствую, что и оинны, и блеттеры лгут нам.
   – Роберт, вы понимаете, что выдвигаете против инопланетян серьезные обвинения, не подкрепленные сколько-нибудь убедительными уликами? – спросил Боннингтон.
   – Я не выдвигаю обвинений, сэр, а лишь, как меня просили, высказываю личное мнение. Ведь факт, что мы помимо воли втянуты в галактическую войну, от которой тяжело страдаем, налицо.
   – К сожалению, галактическая война – факт, а с фактами, как известно, не поспоришь. – Президент тяжело вздохнул. – У вас есть какие-нибудь предложения, полковник?
   – Считаю, что необходимо быть чрезвычайно осторожными с инопланетянами, сэр, не верить ни тем, ни другим и помнить, что мы защищаем лишь интересы человечества, а не воинственных пришельцев со звезд.
   Президент кивнул.
   – Согласен. Как вы полагаете, что предпримут русские?
   – Думаю, что пока, как и мы, – ничего. У них те же подозрения относительно пришельцев и никаких улик.
   – Хоть в этом вопросе мы единодушны с бывшими врагами. У вас есть еще какие-нибудь предложения, полковник?
   – Да, сэр, но, боюсь, мои предложения – не совсем то, что вы ожидаете.
   Президент устало покачал головой.
   – Полковник, я не забыл, что вы – первый человек, вступивший в контакт с обеими расами чужаков. Так кому же, как не вам, быть консультантом в вопросах, связанных с ними?
   – Продолжайте, Роберт, – властно сказал Боннингтон. – Если у вас есть идеи, то поделитесь, пожалуйста, с нами.
   Роб расправил плечи, выпрямился в кресле, набрал в легкие побольше воздуха и заговорил, стараясь, чтобы голос звучал ровно:
   – Слушаюсь, сэр. Считаю, что поскольку верить ни тем, ни другим чужакам мы не можем, то и действовать заодно с теми или другими не следует. – Роб замолчал, собираясь с мыслями.
   – Так что же нам остается? – не выдержал президент.
   – Нужно, прикрывая свои истинные планы, притвориться, что мы сотрудничаем и с теми, и с другими, а самим собираться с силами, чтобы при необходимости защитить себя.
   – Но что мы можем предпринять? Чужаки обладают мощнейшим оружием и технологиями, что превосходят наше воображение.
   – К сожалению, сэр, это так. Поэтому нужно быть хитрыми и изворотливыми, как оинны и блеттеры. Нужно, задействовав ученых, выяснить, как работает оружие чужаков, а затем наладить его массовое производство. – Шеф ЦРУ и президент во все глаза смотрели на Роба. Тот, глубоко вздохнув, заговорил вновь: – Считаю, что, тайно вооружившись, нам следует немедля объявить войну обеим расам чужаков и вышвырнуть их с Земли и Луны раз и навсегда.
   Президент от изумления приоткрыл рот, и даже глаза внешне невозмутимого Боннингтона расширились в легкой тревоге.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация