А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайна золота инков" (страница 8)

   Ну что это такое, в конце концов? Ведь Дарья сама назначила ей время, да еще прислала какое-то странное сообщение, напоминая о встрече, – а теперь не хочет открывать!
   А может, она кого-то боится? Да не может быть, Дашка вообще никого и ничего не боится, такой уж характер.
   Аля подошла вплотную к двери и громко проговорила:
   – Дашка, открывай, это я пришла! Перестань придуриваться, я ведь слышу, что ты дома!
   На этот раз замок громко лязгнул, дверь приоткрылась на длину цепочки, и в проеме показался какой-то странный небритый мужчина. Оглядев Алю с ног до головы и явно не удовлетворившись увиденным, незнакомец невнятно пробормотал:
   – Нет, не они…
   Он хотел было снова закрыть дверь, но Аля была начеку. Она подскочила к двери, ловко вставила в проем носок туфли и сердито проговорила:
   – Эй, что за дела! Я приехала к Даше! Между прочим, через весь город после работы тащилась! Мы с ней за несколько дней договаривались. Она дома?
   – Чего вам надо? – зло отозвался мужчина. – Кто вы такая? Что вы ломитесь в чужую квартиру?
   – Что?! – Аля растерялась от такой наглости. – Я – Александра, Дашина подруга, а вот кто вы такой? И что делаете в ее квартире? И наконец – где сама Даша?
   Мужчина уставился на нее чрезвычайно подозрительно, прищурился и произнес:
   – Это они вас прислали?
   – Кто – они? – переспросила Аля. – Не уходите от вопроса! Я вас спрашиваю – где Даша?
   – Наверняка они… – процедил неизвестный. – Вот что, передайте им, что так они ничего не добьются!
   – Да кому – им? Почему я должна кому-то что-то передавать? Я приехала, чтобы передать Даше… – Аля чуть было не сказала про испанский компас, но что-то ее удержало, и она невнятно пробормотала: – Одну важную вещь…
   – Вот она! – воскликнул вдруг мужчина и показал на что-то у Али за спиной. Аля оглянулась, при этом невольно отступила… и дверь тотчас же с лязгом захлопнулась.
   Естественно, за спиной у Али никого не было: она попалась на примитивную и старую как мир уловку.
   Через несколько минут Аля спускалась вниз по лестнице, ругая себя за доверчивость.
   Впрочем, а что изменилось бы, если бы она не попалась? Все равно незнакомец не впустил бы ее в квартиру. А если бы и впустил, ничего хорошего из этого бы не вышло. Явно опасный, подозрительный тип. И куда все-таки делась Дашка? Конечно, можно порасспрашивать соседей, но неудобно беспокоить людей. Неизвестно, какие у Дашки с ними отношения. И если бы Аля хоть раз была уже здесь! Может, она все же напутала с адресом? Но нет, вот же запись в мобильном телефоне – дом пять, квартира шестнадцать. Нет, все-таки с Дашкой что-то случилось…
   После визита ее сообщение казалось Але еще более тревожным и подозрительным. Теперь Аля думала, что это была просьба о помощи. Дашка явно попала в какую-то скверную историю! Вполне возможно, что это связано с компасом. Во всяком случае, Дашка упомянула компас в сообщении…
   Что делать?
   Обратиться в милицию? Но ее там, скорее всего, поднимут на смех. Незнакомый мужчина в Дашкиной квартире? Да это может быть ее любовник! Странное сообщение? Так даже сама Аля не может его толком понять!
   Дашкин мобильник по-прежнему выключен. Аля тяжко вздохнула и поехала домой. Дома вспомнила, что Максим должен был вернуться из Италии третьего дня. Конечно, если ему не продлили пребывание на этой самой замечательной итальянской вилле.
   Странно, раньше ее никогда не одолевала такая забывчивость. Если Максим уезжал в командировку, она считала дни до его возвращения, и только привитое мамой чувство собственного достоинства удерживало ее от постоянных звонков и посылки сообщений. Как-то Максим зло посмеялся над некоторыми влюбленными, которые посылают друг другу глупейшие эсэмэски: «Мой котик, мой зайчик…», «Жду встречи с нетерпением, сгорая от желания…» и так далее.
   Аля никогда так не делала, она скучала молча. И звонила только тогда, когда точно знала, что он вернулся. Но на этот раз просто забыла о дне его возвращения.
   Рука потянулась к телефону. Позвонить? А если Максим захочет приехать? Но тогда нужно что-то приготовить на ужин… Да дело не в этом, Максим – человек непривередливый. Просто нужно будет с ним общаться. Снова следить за своим лицом и словами, слушать его речи, вежливо соглашаться, в общем, строить из себя кого-то…
   Внезапно накатило раздражение. Черт возьми, она так устала! После работы тащилась на другой конец города к Дашке в Автово, да только зря проездила. В конце концов, была бы она ему нужна, мог и сам позвонить!
   Она не успела поразмыслить, что же с ней происходит – ужасно хотелось спать.

   После обеда Алю вызвал к себе шеф.
   Он, как обычно, был не в духе.
   – Ты за последний месяц очень запустила дела! – проговорил он, подняв голову от бумаг и уставившись на Алю мрачным неприязненным взглядом.
   – Ничего подобного, Андрей Ильич! – запротестовала девушка. – Вы же знаете, я была в отпуске, поэтому накопилась работа, но я уже практически все разгребла…
   – В отпуске! – проворчал шеф. – Нашла время в отпуск уходить, когда у нас самая запарка!
   – У нас всегда запарка… – проговорила Аля вполголоса.
   Шеф, однако, услышал.
   – Потому что работать не умеете! – рявкнул он. – А я не могу делать за вас все! Вот, кстати, пока ты была в отпуске, у нас имел место страховой случай. – Он придвинул к ней папку документов. – Ознакомься, выясни, обязательно ли платить, нет ли какой-нибудь зацепки… ну, и поговори с получателем страховки, прощупай, может быть, согласится на частичную выплату…
   Аля тяжело вздохнула: такую работу она ненавидела.
   Шеф очень не любил расставаться с деньгами и каждый раз, когда наступал страховой случай, пытался под каким-нибудь предлогом уговорить получателя сократить выплату. Правда, обычно он сам занимался этим неблагодарным делом, но тут решил взвалить его на Алины хрупкие плечи. Все понятно: наверняка случай очевидный, привязаться не к чему, придется платить всю сумму – и он потом обвинит в этом Алю, устроит ей очередной разнос и срежет премию…
   Но делать нечего: придется отдуваться за внеочередной отпуск!..
   Аля снова тяжело вздохнула: от этого отпуска она не получила ни пользы, ни удовольствия, а расплачиваться придется еще очень долго…
   – На этом все! Выполняй! – проговорил шеф, опустив глаза и сделав вид, что погрузился в работу.
   Все понятно: аудиенция закончена!
   Аля взяла папку, покинула кабинет, вернулась на свое рабочее место и только там прочитала, что же за дело подсунул ей шеф.
   Это был договор страхования жизни. Вещь в наше время довольно редкая. В прежние советские времена граждане страховали свою жизнь и здоровье, поскольку больше ничего у них не было. А сейчас у людей появилось имущество, его-то они и страхуют: квартиры и дачи, загородные дома и многоэтажные коттеджи, машины и яхты – у кого что. А вот жизнь страхуют либо те, кто профессионально связан с риском, либо большие оригиналы.
   Аля углубилась в чтение договора.
   «Страховая компания «Нерль», с одной стороны, и гражданин Любомирский Виктор Николаевич, с другой стороны, заключили настоящий договор…»
   Стоп! Аля перечитала эту фразу еще раз.
   Любомирский Виктор Николаевич! Но ведь именно так звали профессора, который умер на ее глазах в польском замке!
   Может быть, однофамилец?
   Нет, того тоже звали Виктором Николаевичем, да и фамилия достаточно редкая – не Иванов, не Петров, даже не Коваленко.
   Удивительное совпадение!
   Она прочитала основные пункты договора, проглядела все случаи, в которых предусмотрена выплата. Ну да, разумеется, предусмотрена смерть от естественных причин, так что выложить денежки придется.
   В конце было указано имя бенефициара, то есть того, кто получит деньги в случае смерти Любомирского.
   Это имя ничего не говорило Але – Федор Михайлович Корнеев. Видимо, родственник покойного.
   Здесь же был указан адрес Корнеева и два телефона – домашний и мобильный.
   Аля вздохнула и набрала номер.
   Ответил ей приятный низкий мужской голос.
   – Федор Михайлович? – проговорила Аля профессионально-любезным тоном с ноткой дежурного сострадания – может быть, человек глубоко переживает смерть профессора Любомирского. – Извините за беспокойство. Я – сотрудник страхового общества «Нерль». Вы являетесь бенефициаром…
   – Кем? – удивленно переспросил собеседник.
   – Извините, это профессиональный термин… вы являетесь получателем страховки по поводу смерти Виктора Николаевича Любомирского…
   – Что?! – На этот раз собеседник удивился гораздо сильнее. – Какой страховки? Я и не знал, что дядя был застрахован…
   – Теперь знаете. Извините, Федор Михайлович, не могли бы вы приехать к нам в офис? Вы понимаете, такие вопросы не полагается обсуждать по телефону. Вопрос конфиденциальный, и вообще, я должна быть уверена, что вы – это вы…
   – Хорошо, – мужчина неожиданно быстро согласился. – У меня есть два часа свободного времени. Буду у вас через полчаса…
   Она уже хотела отключиться, как вдруг сообразила, что не назвала адрес компании. Продиктовала, положила телефон и задумалась.
   Она не назвала адрес – но и он его не спросил! Как же тогда он собирался приехать, да еще сказал, что доберется за полчаса?
   Впрочем, это не играет никакой роли, в конце концов, их адрес есть в «Желтых страницах».
   Она выбросила вопрос из головы как несущественный и принялась изучать договор, чтобы найти какую-нибудь зацепку.
   К основной части договора были приложены медицинские документы, обязательные при таком виде страхования.
   Аля проглядела их, нашла справку от кардиолога. Судя по ней, сердце у Любомирского было в хорошем состоянии, никакими хроническими недугами он не страдал. Впрочем, сердце – оно на то и сердце, может внезапно отказать у внешне здорового человека…
   За этим занятием время пролетело незаметно, и когда дверь Алиного кабинета открылась, она с удивлением убедилась, что прошло уже сорок минут с окончания разговора.
   На пороге кабинета стоял крупный, широкоплечий молодой мужчина с хорошим открытым лицом и светлыми волосами, подстриженными коротко.
   – Извините, добирался немного дольше, чем обещал. Я Федор Корнеев, – представился он, откровенно разглядывая Алю. – Видимо, это с вами я разговаривал?
   – Со мной. Меня зовут Александра. Присаживайтесь, пожалуйста!
   Аля невольно увидела себя его глазами. Шеф Андрей Ильич не слишком приветствовал на работе разнузданный, по его словам, стиль. Увидев в коридоре девицу в мини-юбке, он не гнушался сам сделать замечание. Так и говорил – вы, дорогая моя, работаете не в борделе, не в кафе-шантане и уж тем более не в стриптиз-баре. У нас солидная организация, люди доверяют нам свое имущество, между прочим, немалое. А как богатый клиент может доверять сотруднице в такой юбке? Да я бы на его месте бутерброда вам не доверил, не то что дачу или машину!..
   Девица краснела и бледнела, а шеф, войдя в раж, мог долго еще распинаться в таком духе. Не все выдерживали такую «психическую атаку». Многие увольнялись по собственному желанию. Рассказывали про одну интересную внешне сотрудницу, которая послала шефа подальше тут же, в коридоре, не стесняясь в выражениях, после чего развернулась на каблуках и ушла из фирмы навсегда.
   Но в основном сотрудники старались соблюдать правила, установленные строгим начальником. Сегодня на Але были довольно скромная, не слишком короткая юбка цвета топленых сливок и оранжевая открытая блузка. В кабинете работал кондиционер, так что пришлось накинуть такой же сливочный пиджачок. Однако макияж… с глазами-то все в порядке, вот губы забыла подмазать после того, как пила кофе! Хорошо хоть прическа на уровне после вчерашнего похода в парикмахерскую…
   Аля повеселела и улыбнулась Федору Корнееву одними глазами.
   Он пересек ее крошечный кабинетик и уселся напротив. Ступал он тяжело, но не от неуклюжести, а от скрытой силы, которой было наполнено все его существо. Фигура казалась бы полноватой, если бы не была такой плотной, крепко сбитой.
   Клиент расположился в ее кабинете свободно, как у себя дома, положил большие руки на стол и вздохнул:
   – Жаль дядю… он был славный старик, большой умница…
   – Ну, не такой уж старик! – Аля вспомнила подтянутого интеллигентного мужчину, скосила глаза на документы. – Всего пятьдесят восемь лет… еще даже не на пенсии…
   – Да, конечно! – Федор кивнул, тряхнув большой головой. – Это я так, по привычке… я ведь знал его, когда был еще совсем маленьким…
   – Примите мои соболезнования! – проговорила Аля привычно. – А что, кроме вас, у него нет родственников?
   – Пожалуй, – ответил Федор после непродолжительного раздумья. – Может быть, только совсем дальние.
   – А почему у вас с дядей разные фамилии?
   – У меня фамилия отца, а Виктор Николаевич – брат моей покойной матери.
   – Вы часто с ним встречались? – Против воли в Алином голосе звучала самая настоящая заинтересованность.
   Это недопустимо, сказал бы строгий шеф. Ты не должна показывать, что интересуешься клиентом в частном порядке. Вовсе не для того клиенты пользуются нашей страховой компанией, чтобы какие-нибудь ушлые девицы вызнавали все об их материальном положении.
   – Не так уж часто, – Федор вздохнул. – Вообще-то я живу в Тюмени, там у меня бизнес, но в Петербурге тоже кое-какие дела, я часто сюда приезжаю, снимаю квартиру. Конечно, старался навещать дядю, но сами понимаете – работа, дела, не всегда удавалось выкроить время. Теперь вот – кляну себя: надо было больше о нем заботиться, чаще бывать… да что теперь поделаешь!
   – Да, скажите… – Аля сделала вид, что сверилась с документами, и снова взглянула на Федора. – Здесь написано, что ваш дядя умер в Польше. Как это случилось? Он был на отдыхе?
   – Вообще-то не совсем. Дядя был историк, профессор. Его интересовала средневековая Польша, исторические памятники, вот он и решил использовать туристическую поездку, чтобы что-то проверить, какую-то свою идею… впрочем, я точно не знаю. Понимаете, он мне рассказывал о своей работе, но я его почти не слушал. У нас с ним были разные интересы, я историю знаю плохо, а в Польше и вовсе никогда не бывал…
   Федор замолчал, потом вопросительно взглянул на Алю:
   – А почему вы задаете все эти вопросы? Что-нибудь не так?
   – Да нет, все вроде бы нормально, просто такой порядок, – успокоила его Аля. – Впрочем, нам понадобится еще какое-то время для завершения формальностей. Сами понимаете, сумма довольно значительная, так что все должно быть тщательно проверено…
   – Да, конечно… – На этот раз голос Федора прозвучал равнодушно. – Я про страховку узнал только сегодня, так что никак на нее не рассчитывал. Впрочем, как вы понимаете, деньги никогда не бывают лишними. А вообще, о какой сумме идет речь?
   – Три миллиона рублей, – сообщила Аля, на всякий случай сверившись с договором.
   – Надо же! – Федор удивленно поднял брови. – С чего это дядя надумал страховаться, да еще на такую солидную сумму? Что ж. – Он взглянул на часы. – Если я вам больше не нужен… у меня сегодня еще много дел.
   – Хорошо, Федор Михайлович, я свяжусь с вами, когда будут готовы все документы. Или если у нас появятся к вам еще какие-то вопросы, – спокойным голосом ответила Аля и опустила глаза.
   – Всего доброго, – сказал он, вставая, – и… спасибо вам…
   – За что? – Аля изумленно вскинула на него глаза.
   – За то, что поговорили со мной по-человечески. – Он улыбнулся, и Але захотелось зажмуриться, настолько улыбка осветила его простоватое лицо.
   – Это моя работа… – протянула Аля растерянно.
   – Да бросьте вы! – громко рассмеялся Федор. – Думаете, если дикий медведь приехал из Тюмени, так он ничего и не понимает? Верно, это ваша работа. Но ведь вы могли совсем по-другому себя вести! Клиентов много, а вы одна… А вы добрые слова нашли, человеческие. Сочувствие выразили… Я, знаете, только с виду такой… непробиваемый, а на самом деле смерть дяди меня как обухом по голове шарахнула, до сих пор в себя не могу прийти…
   Аля смотрела на него – такого большого, сильного, слушала его густой низкий голос и вдруг почувствовала себя маленькой девочкой. Захотелось, чтобы кто-то погладил сильной рукой по голове и взял на себя все ее мелкие и крупные проблемы. Она сделала над собой усилие и улыбнулась Федору мягко и отстраненно.
   – Все будет хорошо. Время все вылечит, так уж устроен мир…
   Потом она встала, чтобы не смотреть на него снизу вверх, а он вдруг взял ее руку в свои большие теплые ладони и мягко пожал. Потом смущенно улыбнулся, в два больших шага пересек ее крошечный кабинетик и вышел.
   – Глупости! – сказала себе Аля после того, как дверь за Федором закрылась. – Просто я знала профессора Любомирского, оттого и подошла к этому клиенту с вниманием…
   – Александра, ты с кем это разговариваешь? – В дверь заглянула офис-менеджер Варвара. – Сама с собой? Мы на обед сегодня пойдем или как?
   – Приятно поговорить с умным человеком, – отмахнулась Аля. – Пойдем, хоть есть не хочется…
   – Еще бы, – ехидно заметила Варвара. – После встречи с таким мужиком аппетит напрочь пропадает. Я две минуты с ним пообщалась и то прибалдела. Красавец такой, да еще и богатый!
   – А почему ты думаешь, что богатый?
   – Да ты что! – завопила Варвара. – Бизнес-то у него где? В Тюмени! А в Тюмени какой у людей бизнес?
   – А какой? – думая о своем, спросила Аля.
   – Я на тебя просто удивляюсь! – ахнула Варвара. – Ребенок пяти лет и то знает, что в Тюмени бизнес – это нефть или газ! Так что богатый он, не сомневайся. А что одет просто, так это даже хорошо, значит, человек привык делом заниматься, а не понты кидать.

   Аля вернулась с работы позже обычного, Варвара уговорила пройтись по магазинам. Она открыла дверь, вошла в прихожую и остановилась в растерянности.
   Что-то не так.
   Она не могла четко сформулировать, что произошло в квартире за время ее отсутствия, только чувствовала несомненные изменения. Неуловимые, неясные, необъяснимые…
   Аля потерла виски, сосредоточилась.
   Да ерунда, не может быть. Наверняка ей просто показалось. Переутомилась на работе, вот и выдумывает черт знает что.
   Надо же, не успела вернуться из отпуска – а словно и не отдыхала. Ну да, конечно, отпуск у нее был не самый лучший. Вот если бы она купалась в теплом море, валялась на пляже, по вечерам потягивала коктейли на террасе отеля – тогда накопившаяся за год усталость прошла бы, как проходит под летним солнцем застарелая простуда…
   Она сбросила туфли, привычно пошарила ногой по коврику, чтобы надеть домашние тапочки…
   Тапочек не было. Ах, ну вот же они…
   Аля точно помнила, что, уходя, она, как обычно, оставила тапочки на коврике у порога, а теперь они оказались посреди прихожей. И синий пуфик передвинут на другое место…
   Аля попятилась, прижалась спиной к входной двери.
   Что происходит? Кто похозяйничал в квартире в ее отсутствие?
   Да нет, не может быть, наверняка глюки. Разумеется, никого здесь не было, просто она сама оставила дурацкие тапки на непривычном месте.
   Кстати, давно пора их поменять!
   Она неприязненно взглянула на стоптанные тапки, всунула в них ноги…
   И снова замерла.
   Из кухни доносился звук льющейся воды.
   Сердце тревожно забилось, на висках выступил холодный пот, во рту пересохло от страха.
   Аля прислушалась…
   Теперь все тихо, вода больше не льется. Наверняка ей послышалось.
   Только было она успокоилась, перевела дыхание, как из кухни донесся новый звук: что-то негромко звякнуло.
   Да что же это такое? Что творится?
   Аля взяла себя в руки, схватила первое, что подвернулось под руку (это оказался зонт, большой, не складной), и медленно, крадучись, двинулась в сторону кухни.
   Оттуда снова доносился звук воды.
   Аля толкнула кухонную дверь и увидела мужскую спину, удивительно знакомый затылок…
   Она не успела еще ничего сказать или даже подумать, как мужчина повернулся, протянул к ней руки…
   Аля выдохнула, уронила зонт и заплакала.
   – Что с тобой, родная? – Максим шагнул к ней, прижал к себе, погладил по голове. – Что случилось? Я тут у тебя хозяйничаю, ужин приготовил…
   Аля рыдала горько, громко, с удовольствием. Сквозь рыдания она проговорила жалобным срывающимся голосом:
   – Ты меня напугал… Так напугал! Я вхожу в квартиру и вдруг слышу, что на кухне кто-то есть!.. Льется вода, и все такое… Представляешь, как я испугалась?..
   – Глупенькая! – Максим гладил ее по голове, по плечам. – Ты же знаешь, что у меня есть ключи от твоей квартиры! И помнишь, что я должен был сегодня вернуться!
   «Только сегодня… – пронеслось у нее в голове, – вроде бы он должен был провести там всего неделю… По моим подсчетам, приехал позавчера или еще раньше…»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация