А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайна золота инков" (страница 6)

   Впрочем, характер у Дашки был легкий, отходчивый, и через несколько минут, когда они стояли в очереди на паспортный контроль, она уже смеялась, пересказывая Але то, что та проспала.
   Аля и Даша одними из первых получили багаж, вышли на площадь перед аэропортом, и к Дашке тут же подлетела подруга – тоже весьма внушительных габаритов, хотя до Дарьи ей было далеко. Если пользоваться зоологическими сравнениями, то Дашка напоминала солидную взрослую медведицу, на счету которой много медвежат. Подруга же выглядела медведицей молоденькой, так сказать, на выданье.
   Две медведицы расцеловались, Даша повернулась к Але и сказала, что, к сожалению, не может ее подвезти – у подруги маленькая двухместная машина, и они туда вдвоем-то едва помещаются.
   Аля ответила, что все нормально, простилась с отпускной подругой и поймала такси. Таксист заломил несусветную цену, но ей было уже все равно – она очень устала и хотела как можно скорее оказаться дома. В машине она откинулась на сиденье и выбросила из головы мысль, что очень неприятно прилетать из отпуска, когда тебя никто не встречает. Чувствуешь себя одинокой и никому не нужной.
   Но Максим, наверное, еще не вернулся со своей итальянской виллы. Тем более что Аля вообще не станет ему звонить первая. А маме она специально не стала сообщать время прилета. Мама, конечно, устроит пышную встречу, наймет машину с водителем, купит огромный букет, будет при встрече промокать глаза кружевным платочком, но как только они останутся вдвоем, тут же выскажет Але все, что думает. Только полные неудачницы ездят в отпуск в одиночку, скажет она. Ибо, если женщине не с кем поехать в отпуск, стало быть, дело совсем плохо, и все это видят. Ездить в отпуск одной – значит полностью махнуть на себя рукой. Нет, Аля не в состоянии выслушивать мамины свежие сентенции. Лучше уж спокойно доехать на такси.

   Дома все было точно таким же, как до отъезда, – те же книжки, те же статуэтки, те же комнатные цветы. Только пыли за неделю стало заметно больше, да коралловая фуксия здорово подвяла, несмотря на то что перед отъездом Аля установила сложную и дорогую французскую поливальную систему.
   Вот и верь после этого рекламе!
   Аля любила свою крошечную однокомнатную квартирку, которую оставила ей бабушка. Она обставила ее по своему вкусу, ни с кем не советуясь и не спрашивая разрешения. Мама, как всегда, пыталась все взять на себя, но Аля проявила несвойственную ей твердость. И денег у мамы не взяла ни копейки на ремонт и на мебель, сообразив, что тогда будет трудно отделаться от советов. Она почти год спала на надувном матрасе и питалась одними бутербродами и лапшой из пакетиков, потому что на кухне не было плиты. Зато квартирка получилась очень уютная, Аля чувствовала себя там легко и свободно, ее окружали любимые книжки и безделушки, а также цветы. Цветы остались от бабушки, Аля и сама их любила.
   Сейчас она сделала самое неотложное – полила фуксию, хотела еще вытереть пыль, но поняла, что ей необходимо принять душ, а все остальное потерпит.
   В ванной, как назло, не оказалось шампуня. Она вспомнила, что брала флакон в поездку и перед отъездом из Варшавы сунула его в наружный карман рюкзака. Этот флакон отчего-то злоумышленники не тронули, он остался целым.
   Рюкзачок валялся посреди прихожей, рядом с чемоданом.
   Аля отстегнула клапан, сунула руку в карман…
   Вместо шампуня в руку ей попало что-то тяжелое, холодное, металлическое.
   Она вытащила предмет и уставилась на него в полном и неподдельном изумлении.
   Старинный бронзовый компас – тот самый, который они с Дашкой нашли в тайнике Легницкого замка. Тяжелый, бронзовый, покрытый красивыми сложными узорами и непонятными надписями.
   – Черт! – проговорила Аля, когда прошло первое изумление. – Выходит, я шла через таможню с этой штуковиной в рюкзаке? А если бы меня поймали? Ну, Дашка! Ну, медведица косолапая!
   Положив компас на тумбочку в прихожей, она все же нашла в рюкзаке шампунь и отправилась в ванную.
   После душа стало гораздо лучше, и она посмотрела на происшествие с долей юмора. А когда нашла в шкафу банку кофе и выпила большую чашку с сахаром и сливками – жизнь стала казаться прекрасной и удивительной.
   Однако она все же решила позвонить Даше и раз и навсегда решить вопрос с компасом.
   Дашкин телефон она нашла без труда.
   Та ответила в ту же секунду, как будто ждала звонка.
   – Послушай, – проговорила Аля напряженным голосом. – Я у себя в рюкзаке нашла эту вещь!
   – Чего?! – переспросила Даша. – Это ты, что ли, Алька? А я думала… так чего ты там нашла?
   – Ты сама знаешь, что! – раздраженно ответила Аля. – Зачем ты его сунула ко мне? Ты его хотела привезти – так сама бы и несла через таможню! А то, видишь ли, какая хитрая – использовала меня втемную… разве так можно?
   – Ты про компас, что ли? – переспросила Даша.
   – Тсс! – шикнула на нее Аля. – Не произноси это слово!
   – Ну что ты нервничаешь? – примирительно проговорила Даша. – Я просто подумала – если понесу его сама, буду знать, что он у меня, поэтому занервничаю, а таможенники такие наблюдательные, сразу поймут, что у меня что-то есть, и проверят. А ты не знала, что… он у тебя, поэтому шла спокойно… и я тоже не волновалась, вот они и не заметили…
   – Ну, ничего себе! – возмущенно перебила ее Аля. – Не волновалась она! А если бы меня поймали?
   – В конечном-то счете все обошлось! И потом, даже если бы его у тебя нашли – что бы тебе сделали? Ведь это не наркотики, не взрывное устройство! Не сердись на меня, я понимаю, что поступила по-свински, но хорошо, что хорошо кончается!
   Дашка говорила так убежденно и уверенно, что сердиться на нее было невозможно, и Аля быстро оттаяла.
   – Ну ладно, – сказала она под конец. – Бог с тобой, я не сержусь. Только хочу скорее его тебе отдать.
   – Ой, только не сегодня! – всполошилась Даша. – Сегодня я никак не могу!
   – Да нет, конечно, не сегодня, я тоже хочу отдохнуть с дороги. И порядок в доме нужно навести. Завтра можно?
   – Завтра? – Даша на мгновение задумалась. – Хорошо, давай, после шести я буду дома… хотя дома у меня черт знает что творится… давай встретимся в ресторане «Полента»… это итальянский ресторанчик на Петроградской стороне, там готовят такую замечательную пасту «аль денте»…
   Аля подумала, что на Дашкином месте даже смотреть не стала бы ни на какую пасту, даже самую лучшую, а перешла бы на хлеб и воду, чтобы избавиться от лишних килограммов… впрочем, если она сама не комплексует из-за своего веса, то всем остальным до этого тем более нет дела.
   На следующий день, собираясь на работу, Аля едва не забыла о намеченной встрече и в самый последний момент сунула в сумку злополучный компас.

   На вилле Гремини продолжалась конференция. Докладывал молодой русский ученый Максим Горбунов.
   По окончании доклада в зале раздались жидкие хлопки. Максим сошел с трибуны и поспешно вышел из конференц-зала.
   Он так много ждал от этой конференции, возлагал на нее такие надежды – и так постыдно провалился! Все, о чем он рассказывал коллегам, было пресно, скучно, давно известно. Ему похлопали исключительно из вежливости, особенно за то, что он быстро свернул свой доклад, не стал затягивать.
   Он вышел на просторную мраморную террасу, украшенную античными бюстами, и достал пачку сигарет.
   – Ваш доклад был вовсе не плох, – раздался рядом сильный, уверенный голос. – У вас все задатки ученого, вам просто не хватает материалов…
   Максим удивленно оглянулся.
   Рядом с ним стоял высокий, представительный мужчина с длинными, обильно тронутыми сединой волосами, в отлично сшитом черном костюме и белой водолазке. Незнакомец медленным, артистичным жестом достал золотую зажигалку, поднес ее к сигарете Максима. Максим невольно взглянул на его руку и увидел массивное золотое кольцо с изображением подсвечника на три свечи.
   – Если бы вы воспользовались редкими, уникальными архивами, к которым до вас не имел доступа ни один историк, вы смогли бы проявить свой талант в полную силу, вписав свое имя в историю науки!
   – Кто вы? – удивленно спросил Максим. – Кажется, я не видел вас среди участников конференции…
   – Мое имя вам ничего не скажет, – ответил незнакомец с мягкой улыбкой. – Организация, которую я представляю, существует уже несколько веков, но все это время предпочитает оставаться в тени. Однако возможности у нас очень большие. Впрочем, сейчас мы говорим не о моих возможностях, а о ваших. Я предоставлю вам возможность поработать в самых закрытых, самых секретных архивах ордена Иисуса…
   – Вы иезуит? – спросил Максим со жгучим интересом.
   – Так называют наш орден непосвященные, – незнакомец насмешливо опустил глаза. – Впрочем, и среди членов ордена Иисуса наша организация, Братство Светильника, считается чрезвычайно закрытой и тайной. Но не об этом речь. Я предоставлю вам уникальные документы. Вы откроете самые заветные тайны истории – узнаете, кто скрывался под Железной Маской, как и почему умер Наполеон, кем был загадочный Каспар Гаузер, кто был сожжен под видом Гитлера и куда скрылся сам фюрер – да что там, узнаете такое, о чем никогда и не подозревали!
   – Извините, – перебил Максим незнакомца. – Я взрослый человек и знаю, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Вы тут наобещали мне турусы на колесах, но не сказали главного: что я должен сделать в обмен на ваши удивительные архивы?
   – О, я слышу речь не мальчика, но мужа! – Незнакомец тонко улыбнулся. – Несомненно, я попрошу в ответ о некой услуге. Впрочем, это не составит для вас никакого труда.
   Когда Максим выслушал, чего хочет от него этот таинственный человек, – он едва не расхохотался!
   Действительно, что может быть проще? Особенно для него!
   Правда, затем он перехватил взгляд незнакомца – пристальный, цепкий, холодный – и снова услышал голос:
   – Только имейте в виду, друг мой, – если вы согласитесь на мое предложение, обратной дороги у вас не будет!
   И от этих слов на террасе итальянской виллы словно дохнуло зимним холодом.

   На работе за время Алиного отсутствия скопилось удивительно много дел, к тому же шеф был явно не в духе, и Аля попала ему под горячую руку – в общем, к концу рабочего дня она совершенно забыла о средневековых польских замках, симпатичных полицейских, тайнике, старинном компасе, вообще о том, что была в отпуске. Ей казалось, что она уже много месяцев не покидала шумный, скандальный, прокуренный офис.
   И только выйдя на улицу и пройдя полпути до метро, она вспомнила о назначенной встрече, взглянула на часы и ахнула: до условленного времени оставалось всего пятнадцать минут.
   Аля замахала проезжающим машинам, и почти сразу возле нее остановился скромный «Фольксваген».
   Водитель, неразговорчивый парень лет тридцати, оказался мастером своего дела. Несмотря на пробки, всего через полчаса Аля уже подходила к ресторану «Полента».
   Даша уже сидела за столиком на открытой террасе. В яркой цветной блузке необъятного размера она притягивала к себе взоры, как рекламный плакат. Перед ней стояла огромная тарелка с какими-то маринованными и копчеными вкусностями.
   – Извини, – проговорила Аля, усаживаясь напротив нее. – Пробки, сама понимаешь…
   – Ничего, – ответила Дашка с полным ртом, поэтому у нее получилось что-то вроде «нифефо». – Я не тороплюсь. Давай уже сделаем заказ, а то я ужасно проголодалась…
   – А это что? – Аля выразительно взглянула на стремительно убывающее содержимое тарелки.
   – Это? – Даша недоуменно моргнула. – Так, антипаста, закусочки, чтобы не скучать, пока тебя ждала… кстати, угощайся, – Даша придвинула тарелку к подруге. – Очень вкусно… только вот эту колбаску, извини, я ужасно люблю… – И она выхватила из тарелки какой-то аппетитный кусочек.
   – Возьми сразу компас, а то забудем… – проговорила Аля, потянувшись к сумочке.
   – Да погоди ты! – отмахнулась Даша. – Сначала закажем, никуда не денется… Эй, молодой человек!
   Возле столика возник официант, и Дашка принялась долго и со вкусом перечислять названия блюд. Але она тоже кое-что рекомендовала, но та согласилась только на скромное ризотто с морепродуктами и бокал белого вина.
   – Ты представляешь, кого я сегодня встретила? – затараторила Даша, едва официант отошел. – Ни за что не догадаешься!
   – Даже пытаться не буду. – Аля принялась складывать из салфетки кораблик, чтобы чем-то занять руки.
   – И правильно! – Даша отправила в рот очередную колбаску и проговорила с торжественной театральной интонацией: – Мымру!
   – Мымру? – Аля удивленно подняла брови.
   – Ну да! Можешь себе представить! Я сегодня встречала группу филологов из Голландии, привезла их в университет, они захотели сфотографироваться на фоне главного здания, ну, ты знаешь, конечно, здание Двенадцати Коллегий… только они встали рядком, я навела фотоаппарат, только собралась щелкнуть – и вдруг на первом плане возникла до боли знакомая физиономия! Ну, ты же помнишь, как в Польше она норовила влезть в каждый кадр! Я ей говорю так вежливо, но постепенно начиная закипать, – дама, проходите, пожалуйста, вы нам снимок портите! А оказалось… – Дашка захихикала и подавилась маринованным артишоком, так что пришлось колотить ее по спине, – оказалось, – продолжила она, отдышавшись, – что Мымра работает в оргкомитете той самой конференции, на которую приехали мои голландцы, и пришла их встретить! Так что мне же еще пришлось перед ней извиняться!
   Официант вернулся с заставленным подносом, и Даша набросилась на еду с таким видом, как будто голодала по меньшей мере неделю. Аля не спеша ела ризотто и поглядывала на подругу. Все же в той было какое-то удивительное обаяние, из-за которого на нее невозможно сердиться – и ее непрерывная болтовня, и бурный темперамент, и чудовищный аппетит как-то забавны и симпатичны. Аля решила не беспокоить подругу во время еды: та искренне наслаждалась обильными средиземноморскими блюдами, и мешать ей в такой момент было бы жестоко.
   Наконец Дашка очистила тарелки и откинулась на спинку стула, сыто отдуваясь и сияя от удовольствия.
   – Ну, теперь еще чашечку кофе – и можно переходить к делам! – проговорила она умиротворенно.
   Аля потянулась к своей сумке…
   И в этот самый момент прямо возле террасы ресторана остановился длинный сверкающий лимузин с ярким флажком на капоте.
   Дверца распахнулась, и из него вывалилось совершенно удивительное существо.
   Существо было мужчиной. Чернокожим.
   Впрочем, сказать, что это мужчина – значит почти ничего не сказать. Супермужчина, сверхмужчина, мужчина в квадрате или даже в кубе.
   Огромного роста, широкоплечий и мускулистый, как американский актер Шварценеггер, но при этом черный, как самая черная африканская ночь.
   Как будто этого недостаточно – гигант был облачен в совершенно немыслимый костюм: снизу на нем была юбка из золотистой парчи до колен и сандалии на толстой подошве, а могучий торс изящно завернут в леопардовую шкуру. Самую настоящую. И на плече чернокожего гиганта покоилась голова леопарда с оскаленной пастью и кровожадно сверкающими стеклянными глазами. Шкура была обернута вокруг него довольно свободно, так что окружающие могли беспрепятственно любоваться великолепной мускулатурой.
   В довершение на голове мужчины был фантастический убор из ярких перьев и зубов каких-то экзотических животных.
   Вслед за красавцем из лимузина выскочили несколько суровых широкоплечих мужчин в строгих костюмах. Они рассыпались вдоль террасы, настороженно оглядывая публику и вполголоса общаясь между собой при помощи переговорных устройств. Негр не обращал на них никакого внимания.
   – Боже мой! – выдохнула Аля, уставившись на это чудо в перьях. – Что это? У нас что – снимают очередной фильм про Индиану Джонса? Или в нашем городе гастролирует цирк?
   Даша ничего не успела ответить, потому что великолепный негр кинулся прямиком к ней, перепрыгнув ограждение террасы, и завопил на чистейшем русском:
   – Дашка, свинья ушастая, сколько лет, сколько зим! Надо же, какая встреча!
   И Даша кинулась навстречу и завопила дурным голосом:
   – Мабутка, волчья сыть, ты как здесь оказался? Каким ветром тебя сюда занесло?
   – Потом, потом, все потом! – воскликнул негр и, расцеловав Дашку, потащил к своему лимузину. – Поехали со мной, у меня сейчас будет большая тусовка, а потом мы с тобой поболтаем!
   – Но как же… но что же… но когда же… – пробормотала Аля, переводя взгляд с фантастического негра на свою сумочку, где все еще лежал злополучный компас.
   Перед тем как скрыться внутри лимузина, Даша повернулась к ней и помахала рукой, выкрикнув что-то неразборчивое. Затем дверца захлопнулась, и лимузин стремительно укатил Дашу в сказочный мир райских птиц, мускулистых чернокожих красавцев и леопардов со стеклянными глазами.
   А Аля осталась в полном потрясении за столиком итальянского ресторана. Она тупо смотрела перед собой, пытаясь осмыслить происшедшее.
   Приходилось признать, что, если бы за ней явилось такое чудо природы на сверкающем лимузине, она тоже забыла бы все на свете. Правда, с ней такого произойти не может по определению, она для этого слишком хорошо воспитанная, слишком заурядная, прямо скажем – слишком скучная особа…
   От этих невеселых мыслей Алю отвлек официант, который безмолвно возник возле столика и положил перед ней счет. От стоящей внизу суммы Алины брови полезли наверх. Впрочем, ничего удивительного – Дашка столько всего уплела…
   – Кофе будете? – осведомился официант.
   – Да, пожалуй… – согласилась Аля. – Капучино, только не с корицей, а с шоколадом. Гулять так гулять!
   «Ну, Дашка дает! – думала Аля, тихонько потягивая капучино. – Поела, выпила и сбежала. Если я буду с ней по ресторанам ходить, то быстро в трубу вылечу. Правду говорят – легче убить, чем прокормить…»

   На следующий день дел навалилось еще больше, чем накануне, и Аля совершенно забыла о вчерашнем происшествии. Надо признать, что она не слишком-то и верила, что все это происходило на самом деле – уж слишком необычно выглядел вчерашний великолепный негр. Все это казалось сном или игрой воображения.
   Дело уже подходило к обеду, когда из приемной донеслись какие-то громкие голоса, дверь распахнулась, и на пороге комнаты возникла Дашка собственной персоной.
   Сегодня она была одета еще ярче, чем обычно.
   Дарья щеголяла в просторной блузке из плотной золотистой парчи (эта ткань показалась Але удивительно знакомой, и она вспомнила, что такая же золотистая юбка была на вчерашнем опереточном негре). На шее у Даши было ожерелье из чьих-то зубов, а в волосы лихо воткнуто перо райской птицы.
   Следом за Дашкой тащилась Варвара со стойки регистрации. Она пыталась остановить яркую посетительницу, но это было совершенно бесполезно.
   – Извините, вы все же по какому вопросу? – бормотала Варвара без надежды на успех. – Если по поводу заключения нового договора, то это в четвертый кабинет, к Светлане Николаевне, а если по вопросу страховых выплат…
   – Я знаю, по какому я поводу! – рявкнула на нее Даша. – Я сама как-нибудь разберусь! Видишь ожерелье?
   Варвара молча кивнула.
   – Знаешь, из чьих оно зубов?
   Варвара отрицательно покачала головой.
   – Оно из зубов чересчур назойливых менеджеров! – сообщила Даша, вытолкнула Варвару в коридор и, захлопнув дверь перед ее носом, повернулась к Але: – Привет, подруга!
   – Привет, – отозвалась Аля немного растерянно. – Зря ты так, Варвара девка невредная…
   – А я что? Я ей ничего и не сделала! – отмахнулась Даша. – Я перед тобой хочу извиниться за вчерашнее. Понимаешь, все было так неожиданно…
   – Да ладно, ничего страшного… – Аля махнула рукой.
   – Нет, но все же… я тебя так по-свински бросила… понимаешь, я Мабутку столько лет не видела…
   – А кто он такой? – спросила Аля, не сдержав любопытства.
   – Император… – небрежно проговорила Даша.
   – Кто?! – Аля удивленно округлила глаза. – Самый настоящий?
   – Ну да, – подтвердила Даша, как будто речь шла о чем-то само собой разумеющемся. – Империя, правда, не очень большая, думаю, поменьше Ленобласти…
   – А откуда ты его знаешь? – заинтересованно спросила Аля.
   – Учились вместе!
   И она рассказала историю, которая началась больше десяти лет назад, когда Даша училась в университете.
   В их группе было довольно много иностранцев – двое подтянутых дисциплинированных китайцев, симпатичная девушка из Монтенегро (по-простому – Черногории), один обаятельный филиппинец, хорошенькая белокурая шведка и красивый чернокожий парень из какой-то страны в Центральной Африке.
   Звали его Мабуту Касонго Хлобонго Микелеле, но это имя, естественно, никто из будущих филологов не мог произнести, и его сократили до Мабутки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация