А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайна золота инков" (страница 19)

   – Максим? – удивилась Аля. – Какой еще Максим? Ох, извини!
   – Саша, твой телефон выключен, я так волновался… – Было видно, как Максим за дверью нетерпеливо переступает ногами. Потом послышался голос соседки, Максим что-то отвечал ей раздраженно. Машинально Аля отметила, что такое поведение для него раньше было нехарактерно, Максим – воспитанный человек, он всегда умел разговаривать вежливо. Видно, его тоже припекло.
   Аля поняла, что общения не избежать, и со вздохом отворила дверь.
   – Дорогая, с тобой все в порядке? – с порога бросился к ней Максим.
   – А в чем дело? – сухо спросила Аля. – Тебе показалось, что я сбрендила или выбросилась из окна?
   – Нет, что ты. – Кажется, Максим впервые растерялся от ее язвительного тона.
   Немудрено: раньше Аля никогда себе такого не позволяла.
   – Ты не отвечала на мои звонки… – растерянно сказал Максим, – вот… я пришел… Что с тобой случилось?
   – Я спала, – с досадой сказала Аля. – Ты меня разбудил.
   – А почему не отвечала на звонки?
   – Телефон разрядился. – Аля отвела глаза, потом рассердилась на себя и поглядела на Максима твердо.
   Кажется, настал момент поговорить. Сейчас она, не выбирая особенно мягких выражений, быстренько пошлет его подальше. Ничего, перетерпит, она, Аля, больше терпела…
   Но Максим перехватил у нее инициативу. Он рассмеялся и махнул рукой.
   – Ну, извини, я допрашиваю тебя как ревнивый муж! Малыш, ты имеешь полное право на личную жизнь, мы в свое время обо всем договорились!
   «В первый раз слышу, – подумала Аля. – Ни о чем таком мы не договаривались. Значит ли это, что он погуливал от меня на стороне? Меня призывал к честности, а сам… Впрочем, какая теперь разница…»
   Она хотела было объявить Максиму о разрыве, но представила долгий, изнурительный, ничего не проясняющий разговор и помедлила. Максим начнет расспрашивать, что случилось, и понемногу вытянет из нее всю не слишком красивую историю с Федором. Да уж, этот случай характеризует Алю не слишком хорошо…
   – Послушай, что тебе нужно? – внезапно спросила Аля. – Что ты обрываешь телефон? Чего ты от меня хочешь? Ты можешь хоть раз в жизни ответить честно?
   – Я всегда был с тобой честен! – возмутился Максим, впрочем, он тут же смягчил свои слова улыбкой.
   Улыбка получилась какая-то не такая, не то чтобы неискренняя, но слишком поверхностная, что ли.
   Все же Аля знала Максима больше трех лет, и если бы не была сейчас в таком, как мама выражается, разобранном состоянии, то, несомненно, догадалась бы, что с ее любовником творится что-то не то. И остереглась бы его.
   Но Аля была зла на себя, на Федора и на весь мир. И мир этот заслонили ее собственные переживания.
   – Ладно, проехали, – буркнула Аля. И снова Максим промолчал, не стал делать ей замечания, что она употребляет не те слова и выражения.
   – Милая! – сказал он нежно. – Я же вижу, что тебе плохо! Я хочу тебе помочь, ты ведь мне не чужая. Скажи, что я могу для тебя сделать, чем могу тебе помочь!
   Аля уже перестала удивляться: за последние дни он сказал столько ласковых слов, сколько не говорил за все время знакомства!
   – Так что тебе сделать? – повторил Максим.
   «Жениться на мне и позволить родить ребенка, – подумала Аля. – Нет, лучше двух…»
   Она не сказала этого вслух только потому, что внезапно успела сообразить: ей этого совершенно не хочется. Не хочется выходить замуж за Максима и заводить от него детей. Все, перегорело и остыло. Осталась одна горелая поляна, которая порастет через год травой…
   – Но все же… малыш… – Максим подошел ближе и заглянул Але в глаза, потом тронул за руку…
   – Тебе нужен компас! – перебила она его. – Извини, что сразу не догадалась. Я, знаешь ли, и раньше это подозревала, просто много чего с той поры случилось…
   – Ну… ну да, – ответил Максим, – я же говорил, что обещал показать его одному очень влиятельному человеку. И… он не любит ждать…
   – Что же это за человек, перед которым ты так прогибаешься? – не утерпела Аля. – Он кто – руководитель твоей докторской диссертации? Или член комиссии?
   – Ну да, – согласился Максим подозрительно быстро. – Примерно так… ты угадала…
   «Врет! – тотчас уверилась Аля. – Ни за что не стал бы он так стараться для тех… Впрочем, раз он врет, то и у меня развязаны руки».
   – Ты зря так меня добивался, – с явственно выраженным злорадством сообщила Аля. – Дело в том, что компаса у меня теперь нет…
   – И где же он?
   Максим изо всех сил старался быть спокойным, но она успела за три года изучить его достаточно хорошо. И сейчас видела, что он нервничает. Причем здорово.
   – Так где компас? – повторил он, и голос его дрогнул.
   – Я отдала его подруге… – Глядя на то, как вытянулось его лицо, Аля поняла, что ситуация начала ее забавлять.
   – Так забери! – крикнул он так, что Аля вздрогнула.
   Но тут же взяла себя в руки. Что это он себе позволяет? Что они все себе позволяют, как они с ней обращаются?
   Аля почувствовала, что она их всех ненавидит – и шефа с его глупыми приказами, и Федора с его ложью и вероломством, и Максима с его амбициями.
   – Не смей на меня орать! – гаркнула она в ухо Максиму. – И вообще, оставь меня в покое, ты мне надоел, и я не желаю тебя больше видеть! Понятно?
   Да, не таким должно было быть их расставание. Нужно было сказать спокойным голосом несколько весомых фраз, смягчив их улыбкой… Максим – не чурбан какой-нибудь, мужчина с чувствами…
   Однако Алины слова не произвели на чувствительного любовника никакого впечатления, будто и не было их.
   – Ладно-ладно, – нетерпеливо отмахнулся он, – давай звони своей подруге, я тебя отвезу.
   – А ее нет в городе, – с самым невинным видом ответила Аля.
   – Врешь! – прорычал Максим и схватил ее за руку. – Как же мне надоело твое вранье!
   – Ничего не вру! – Аля вырвалась из его рук с трудом. – Сказано тебе, что Дарья взяла компас и уехала в Польшу – и отстань от меня!
   – В Польшу? – растерялся Максим. – Зачем ей? Что ей там понадобилось?
   – А она, понимаешь, очень увлеклась разгадыванием загадки компаса, – посмеиваясь, объяснила Аля. – Поехала тайник в замке искать…
   И осеклась, увидев лицо Максима. Оно было страшно. Он побледнел до синевы, по щекам струился пот, он сжимал зубы, чтобы они не стучали.
   – Что с тобой, Максим? – Алин голос снизился до шепота. – Тебе плохо? Сядь, выпей воды…
   – Дура! – выдохнул он. – Господи, ну какая же ты дура! Ты понимаешь, что своим враньем подписываешь себе смертный приговор?
   – Ты что несешь? – Аля отпрянула от него. – Ты как со мной разговариваешь? Сказала же – пошел вон из моей квартиры! И не приходи никогда!
   И снова он ее не услышал. Он схватил сам себя за волосы и сильно дернул. Очевидно, от боли немного пришел в себя, потому что поглядел на Алю осмысленно.
   – Послушай, – решительно сказал он, – ты не понимаешь, что ситуация очень серьезна. Этот компас… он… он очень важен для одного человека. Человек этот оказал мне самое высокое доверие. И… он точно знает, что компас здесь, у нас в городе.
   «Точно, Дашка же не взяла его, побоялась через границу тащить! – мелькнуло у Али в голове. – Но откуда Максим знает?»
   – Расскажи мне, в чем там дело с этим компасом и какое ты имеешь к нему отношение, – сухо сказала она.
   – Нельзя. – Теперь голос его был почти умоляющим.
   – Тогда уходи! – Аля была тверда.
   – Ну… компас – это только вершина айсберга…
   Тут с Максимом что-то произошло. Он поглядел на Алю скорбно и пробормотал: «Видит бог, я этого не хотел». После чего слова полились из него широким потоком, как будто прорвалась плотина. Он захлебывался и некрасиво брызгал слюной, торопливо бормоча что-то. Аля так удивилась, что не сразу поняла, о чем речь. Впрочем, немудрено.
   Раньше Максим говорил гладкими округлыми фразами, речь его была правильной и богатой, он красиво играл голосом. Теперь же он заикался, мекал и бекал, не договаривал окончаний и едва ли не путал падежи. В словах его не было никакой логики, никакого смысла. Он начинал фразу и бросал ее на половине либо же продолжал предложение с середины, так что ничего нельзя было понять. Мелькали слова «инки», «святые отцы», «Тупак Амару», «Венеция», «Польша»…
   В общем, речь Максима напоминала бред сумасшедшего. Он и выглядел как человек, который тяжко болен. Щеки ввалились, глаза запали и сверкали из-под нависших бровей.
   – Ты поняла теперь? – внезапно спросил он, наткнувшись на Алю темным горячечным взглядом.
   Она поняла только то, что он определенно нездоров. Вдруг внезапно сбрендил. От работы, что ли… А может, у них в роду были сумасшедшие, она же ничего о нем не знает, ни с родственниками он ее не знакомил, ни с друзьями…
   Так или иначе, с больными нельзя спорить.
   – Да, конечно, – неестественно спокойным голосом ответила Аля.
   Он сразу сообразил, что она врет: не зря говорят, что сумасшедшие бывают очень хитрыми.
   – Дура! – заорал он, нависая над ней. – Всегда знал, что у тебя мозги куриные!
   – Что ты, Максик, что ты, не нужно так волноваться… – Аля жалко улыбалась, а сама шарила позади себя в поисках чего-нибудь тяжелого. Ей безумно хотелось двинуть его по голове, а потом связать. И оттащить в ванную. И пустить холодную воду. А потом, когда он придет в себя, высказать ему все. Вот как он, оказывается, о ней думает! У нее – куриные мозги! Сам такой!
   Подумать только, и с этим человеком она мечтала связать свою жизнь! Хотела выйти за него замуж, родить детей, жить с ним долго и счастливо! Терпела вечные разговоры об истории с неаппетитными подробностями вроде похоронных обрядов древних славян (они клали покойников на деревянный помост в лесу и оставляли так. Со временем дикие звери и хищные птицы делали свое черное дело, так что на помосте оставался чисто обглоданный скелет. Отсюда, говорил Максим, и пошли герои сказок. Скелет – это Баба Яга – Костяная Нога, а погребальный помост – избушка на курьих ножках. Аля тогда еще пошутила, что не хотела бы, чтобы ее бабушку глодали дикие звери. И наслушалась от Максима разных слов по поводу обывателей, которые ничего не смыслят в науке).
   Ради этого человека она встречала безмятежной улыбкой все его высказывания по поводу неопрятных жен в старых шлепанцах и застиранных ночных сорочках. Дались ему эти шлепанцы!
   Ох, как хотелось выплеснуть ему в лицо все, что накипело. Выговориться, не следя за своей речью, выплюнуть ему все его насмешки и подкалывания. И еще добавить что-нибудь едкое и злое – например, что в постели он – полный ноль, и ей, Але, всегда было с ним скучно. А уж правда это или нет – пускай потом сам додумывает…
   Она не успела. Максим внезапно схватил ее за горло.
   – Говори! Говори адрес своей подруги!
   – Ква… ква… – прохрипела Аля, по-настоящему испугавшись.
   Психи ведь очень сильные, вот сейчас он ее придушит, а потом, конечно, его посадят в сумасшедший дом, но Але-то от этого легче не станет!
   В конце концов, Дашки нету дома, она в Польше, ничем повредить ей Максим не сможет.
   Она заморгала и попыталась кивнуть. Максим ослабил хватку, она непослушными губами выговорила адрес. Он тут же бросил ее и рванулся к двери.
   Аля опустилась прямо на пол совершенно без сил. Горло болело, но дыхание понемногу восстановилось. Что же это получается? Максим вполне мог ее задушить… Он невменяемый. Бормотал тут какую-то чушь про инков, про их пропавшее золото…
   И вдруг Аля вспомнила свой сон. Ей снились какие-то индейцы. А еще… Господи, тетрадь, тетрадь профессора Любомирского!
   Она сорвалась с места и закружила по комнате в поисках тетради. Вот она, валяется под диваном. Ведь перед тем как заснуть, Аля прочитала удивительную историю, прямо приключенческий роман. Там были древние инки и испанские конкистадоры, красавица принцесса и злобный иезуит! В общем, Хаггард отдыхает!
   Но откуда Максим узнал об этом? Он не видел тетради… Он говорил, что компас скрывает какую-то тайну. И профессор Любомирский, судя по тому, что видела Аля в его кабинете, занимался историей древних инков. Это его тетрадь, его записи. Но для чего его занесло в польский замок Легнице?
   Тут Аля вспомнила, что в тетради говорилось о том, что последняя принцесса инков вышла замуж за поляка. Вот интересно бы это все с Дашкой обсудить!
   Она схватилась за мобильный телефон, но Дашкин номер не отвечал. А потом и вовсе заткнулся. Ну ясно, забыла зарядить. Или бродит по замку, а там нет связи…
   Что-то кольнуло в сердце. Авантюристка Дашка поехала искать сокровища, а Максим говорил про каких-то опасных людей… Как бы чего не вышло. Уж если спокойный и выдержанный Максим совершенно сошел с катушек, то… А может, он все выдумал? Но дневник профессора о чем-то да говорит.
   Дашке грозит опасность, поняла Аля. И в ту же секунду набрала номер капрала Махотека. Он взял трубку сразу же.
   – Ах, пани Александра… – протянул он. – Как раз хотел вам звонить.
   – Что, что случилось? – прокричала Аля. – Что с Дарьей?
   – Ваша подруга пропала, – скорбным голосом сообщил капрал. – Ее не могут найти.
   – Как это? – упавшим голосом спросила Аля. – Ведь она поехала в замок…
   – Да, она прибыла вчера, поселилась в гостинице, а потом пропала. Ночевать не вернулась, и сегодня с утра ее нигде нету…
   – Да что у вас там происходит? – рассвирепела Аля.
   – У нас тут… очень опасные и нехорошие люди… – говорил капрал, – все плохо… но вы не волнуйтесь, мы задействуем все силы… мы ее непременно отыщем…
   Связь прервалась. Аля ошалело поглядела на трубку и отбросила ее в сторону. Опасные люди! Значит, Максим не врал! А она не придумала ничего лучше, чем сообщить ему настоящий Дашкин адрес. Конечно, Дашки там нету, но ведь Петюня прячется где-то на антресолях… Или в холодильнике, или под кроватью…
   Аля набрала номер Дашиной квартиры. Долго никто не брал трубку, наконец послышался тихий голос:
   – Кто это?
   – Петя, ты жив? – закричала Аля. – Никому не открывай, к тебе скоро станут ломиться очень опасные люди.
   – Уже… – прохрипел Петя.

   Пришла в себя Дарья Шаповалова от холода и боли.
   Боль была сосредоточена в затылке, там она дергалась, пульсировала, вспыхивала, немного угасала и оттуда делала вылазки в другие области головы.
   В отличие от боли холод был везде. Холодно было спине, ногам, рукам и всем остальным частям тела, о которых Даша и вспоминала-то нечасто, только по поводу какого-нибудь редкого недомогания.
   Правда, у этого был свой плюс: холод немного приглушал головную боль.
   Даша пошевелилась, приподнялась и попыталась понять, где находится. Еще не мешало бы вспомнить, как она здесь оказалась и что этому предшествовало.
   Успех был частичный: вокруг было темно, как в желудке у кашалота, разглядеть что-либо невозможно. Зато она нащупала под собой голый каменный пол, а рядом – такую же каменную стену старинной кладки. И это немного оживило ее память.
   Даша вспомнила, что приехала в замок Легнице, чтобы найти таинственное сокровище, на которое указывал старинный компас. Далее она вспомнила, как пробиралась по замковой галерее, как тянулась к тайнику, укрытому в арке…
   Как открыла этот тайник…
   И тут она вспомнила все: пакет с наркотиками, экскурсовода, удар по голове…
   Так вот откуда боль!
   По-прежнему не знала Даша только одного – где находится.
   Впрочем, догадаться нетрудно: наверняка преступный экскурсовод, оглушив ее, запер в каком-нибудь замковом подвале и теперь решает, как с ней поступить.
   Возможно, просто оставит здесь. Ее ждет медленная, мучительная смерть от холода и голода.
   Ведь в этом замке наверняка десятки потайных помещений, о которых не знает никто, кроме этого вечно простуженного злодея, и ее, Дашку, никогда не найдут.
   Да, честно говоря, никто и искать не станет: она сама все сделала для того, чтобы никто ни в ближайшем городке, ни в гостинице не знал, куда она отправилась.
   Оценив весь ужас своего положения, Дарья поняла, что рассчитывать может только на собственные силы.
   Первым делом нужно было обследовать тюрьму, чтобы понять, есть ли у нее какие-нибудь шансы выбраться отсюда.
   Даша поднялась на ноги.
   Ее немного качало, голова кружилась, но поскольку вокруг все равно было темно, это не слишком усложняло ее положение.
   Сделав несколько шагов, Даша уткнулась в противоположную стену. Значит, камера невелика.
   Одновременно она сделала еще два открытия, более приятных: во-первых, темнота вокруг только поначалу казалась ей совершенно непроглядной, теперь, когда глаза немного привыкли к ней, Даша увидела слева едва заметную полоску света. Видимо, там находилась неплотно пригнанная дверь. И с этой же полоской света было связано второе открытие: оттуда доносились невнятные звуки человеческих голосов.
   Первым Дашиным побуждением было броситься к этой двери, колотить в нее кулаками и кричать что есть силы, призывая на помощь.
   Но, к счастью, перенесенные недавно несчастья пробудили в ней осторожность, и прежде чем поднимать шум, Даша подкралась к двери и прижалась к ней ухом.
   За дверью действительно разговаривали. Разговаривали двое – один явно экскурсовод, второй тоже показался Даше знакомым.
   – Придется теперь менять тайник! – проговорил простуженный голос экскурсовода.
   – Жаль, очень уж место удобное! – ответил ему второй. – Столько времени им пользовались.
   – Так это место теперь засветилось… – протянул экскурсовод.
   – «Засветилось»! – передразнил его собеседник. – Нечего было ее приводить!
   – Что же – убивать ее? – В голосе экскурсовода прозвучал испуг.
   – Что значит – убивать? Просто немного подтолкнуть! И было бы у нас одной проблемой меньше…
   – Ну да! Ее тело нашли бы, в замок понаехала бы полиция, нам все равно пришлось бы менять канал…
   – Ерунда, тело можно было бы спрятать!
   – Но ее будут искать…
   – Никто ее не будет искать!
   – Но она говорила, что ее подруга…
   – Нет никакой подруги! Я звонил в гостиницу, на этот раз она приехала одна! Позвонили бы в гостиницу, сказали, что у нее дела, заплатили по счетам – и все в порядке! А теперь… теперь проблема остается, и решать ее придется тебе!
   – Но пан Войцех… я надеялся, что мы вместе…
   Ах, это тот сутулый тип, который следил за покойным профессором Любомирским! Тот самый, которого Аля видела возле умирающего профессора…
   Вспомнив подругу, Даша еще больше расстроилась.
   Если бы она уговорила Алю, если бы они поехали вместе, ничего бы этого не случилось!
   Или… или случилось бы, и они сидели бы сейчас вдвоем в этом каменном каземате?
   Даша уселась на каменный пол, подперла подбородок кулаком и пригорюнилась.
   Впрочем, долго находиться в таком положении она не могла: во-первых, это было не в ее характере, во-вторых, пол был слишком холодным и сидеть на нем было неприятно и вредно для здоровья.
   Впрочем, подумала она грустно, о здоровье можно больше не беспокоиться, оно вряд ли понадобится: криминальная парочка за дверью обдумывает, как бы половчее отправить ее на тот свет…
   Ко всем неприятностям Даша почувствовала какой-то мерзкий запах.
   Он почему-то напомнил ей овощной ларек возле дома, куда она время от времени заходила купить картошки или помидоров.
   Даша принюхалась.
   В ее темнице отчетливо пахло подпорченной картошкой.
   Она поднялась и пошла на запах. Не то чтобы у нее были какие-то мысли или надежды, связанные с испорченными корнеплодами, просто ее деятельная натура требовала движения.
   Далеко идти не пришлось – вся камера была несколько шагов в поперечнике. Пройдя ее наискосок, Даша действительно уткнулась в груду порченой картошки, которой был завален дальний угол помещения.
   – Ну вот, – проговорила она вполголоса. – По крайней мере, от голода я здесь не умру…
   Она хотела уже вернуться на прежнее место, как вдруг услышала доносящийся из-под картофельной груды странный звук – едва слышное чавканье.
   – Мама! – прошептала Даша, попятившись. – Там кто-то есть!
   Первое, что пришло ей в голову, – крысы. Конечно, этого следовало ожидать: в таких мрачных подземельях крысам самое место. Тем более что здесь целая куча картошки, которой грызуны могут питаться.
   Как всякая нормальная женщина, крыс Даша боялась и ненавидела. Она немедленно вспомнила жуткие истории об узниках казематов, съеденных крысами.
   Перед глазами встала картинка из школьного учебника, на которой несчастная княжна Тараканова отбивается от осаждающих ее хвостатых хищников.
   Правда, ее немного утешило то, что при наличии такого большого запаса пищи зловредные грызуны, скорее всего, не нападут на нее, а будут и дальше питаться картошкой.
   В следующее мгновение ей пришло в голову, что чавканье не похоже на звуки, которые издают крысы. Либо это крыса какого-то совершенно чудовищного размера, либо… либо это какое-то совсем другое животное!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация