А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайна золота инков" (страница 16)

   Она даже подвела под это теоретическую базу, внушив себе, что Федор – сибуй, а все потому, что ей до боли, до безумия хотелось простого семейного счастья…
   Ее затошнило от отвращения к самой себе, к Федору, к жизни, которая всегда норовит ударить по самому больному. Она едва успела вбежать в ванную, наклониться над раковиной, и ее вырвало. После этого стало немного легче, но все равно Аля не хотела больше ни минуты оставаться в квартире, где только час назад она была почти счастлива и где ее так подло, так грубо обманули.
   Она быстро собралась, кое-как причесалась, а когда с отвращением сбросила с себя рубашку Федора, на пол выпал блокнот в зеленой кожаной обложке.
   Аля глянула растерянно. Ну да, она нашла его в кабинете профессора. Он был спрятан в лампе…
   Это было совсем недавно и невероятно давно, когда она еще была счастлива, еще верила в людей.
   Или, по крайней мере, в одного человека. Когда считала, что ей сказочно, невероятно повезло, что жизнь наконец-то повернулась к ней своей светлой стороной, что она встретила человека, с которым у нее получится создать семью… Какая дура! Но это она уже себе говорила. И неоднократно.
   Теперь все изменилось. Вряд ли Аля сразу поумнела, но стала другим человеком.
   Прежняя Аля не взяла бы чужой блокнот, а положила бы его на место. Или отдала бы Федору. Это не ее блокнот, не ее квартира, не ее тайна.
   Но теперешняя Аля, ставшая гораздо старше и циничнее, положила блокнот к себе в карман. Она решила прочесть его на досуге. Может быть, записи помогут ей что-то понять, помогут в чем-то разобраться. Во всяком случае, Федору она его не отдаст.
   Через час она уже была дома.
   Ей хотелось только одного: остаться в пустой квартире, запереться на все замки, никого не видеть и не слышать. Ни Максима, ни Федора – никого.
   Аля влезла в удобные домашние тапочки, в старую уютную вязаную кофту, растянутую на локтях, уселась в кресло и уставилась в пустоту перед собой.
   Через некоторое время затекла шея, и вообще сидеть стало скучно и неудобно. Захотелось лечь на диван и капризничать и чтобы кто-нибудь приносил то сладкого чаю, то кофе с молоком, то какао, то булочку со сливками, то слоеный пирожок с грибами. Еще шоколадных конфет, яблок и бананов, а она, Аля, чтобы от всего отказывалась и отворачивалась к стене молча.
   Нет, так не пойдет. Лечь-то она может, но никто не станет прыгать вокруг нее и предлагать разные вкусности. Только сама себе может принести, но это совсем неинтересно.
   Она тут же принялась перебирать события последних дней и корить себя за то, какой дурой оказалась.
   Через некоторое время она поняла, что это занятие ей надоело. Ну дура, так что же делать? Хорошо еще, что судьба послала этих двоих из Тюмени в то время, когда Федора не оказалось дома. Ей не пришлось с ним объясняться.
   Аля поежилась, сообразив, что объяснение – не самое главное. Если Федор узнает, что она нашла чек… Нет уж, она никому ничего не собирается рассказывать! Вот бы ее шеф Андрей Ильич обрадовался, что Федор попадает под подозрение в убийстве. Еще бы, столько денег фирме сэкономит! Платить-то не придется…
   Аля стукнула кулаком по диванной подушке. Все такие умные, хотят чужими руками жар загребать. Нет уж, пускай сами во всем разбираются, Аля никому больше не собирается помогать. Ни польскому капралу, ни собственному шефу. Потому что, если это дело выплывает на свет, все узнают, как паршиво поступил с нею Федор. А он небось станет все отрицать – не был в Польше, и все. Наверняка в паспорте у него никаких отметок нету. А чек – что чек? Мало ли откуда Аля его взяла? Нарочно ему подсунуть хотела, потому что он ее бросил. Бесится баба, от ревности с ума сходит.
   – Все мужики сволочи! – сказала Аля громко.
   Не помогло.
   Нет, надо чем-то занять голову.
   Не в телевизор же пялиться, от этого станет еще хуже! И еще есть ужасно хочется. Вот всегда с ней так: как понервничает – так на еду тянет.
   Аля со стоном выползла из кресла и потащилась на кухню. Холодильник был пуст, как дачный поселок зимой. В шкафчике она нашла пакет сухарей с маком. Лень было даже ставить чайник.
   И тут она вспомнила о блокноте покойного профессора.
   Сходила в прихожую, нашла блокнот, вернулась в кресло и открыла зеленую книжицу на первой странице.
   Тетрадь была исписана мелким четким почерком, вполне разборчивым. Аля закусила сухарь и принялась читать, засыпая страницы крошками и маковыми зернышками.

   Завершив завоевание великой Империи Четырех Стран, империи Инков, вице-король Перу дон Толедо в удивлении узнал, что все немыслимые сокровища поверженной империи куда-то исчезли.
   Императорская казна была почти пуста, удалось найти жалкие гроши. То же самое и в столицах провинций, и в крупных городах. А ведь, если судить по отчетам сборщиков податей, которые удалось прочесть при помощи перешедших на сторону испанцев местных чиновников, все подданные империи до самого последнего времени исправно платили налоги. Больше того, вице-королю доносили, что сокровищница Верховного Инки совсем недавно была полна. Кроме несметного количества золота и серебра, бесследно исчезла огромная статуя бога солнца Инти, отлитая из чистого золота.
   Когда испанцы захватили в плен бежавшего в джунгли Верховного Инку Тупака Амару, вице-король лично допросил его, чтобы узнать судьбу сокровищ.
   Низложенный император держался поистине с королевским достоинством, на все вопросы испанца отвечал гордым молчанием и переносил пытки, не издав ни стона.
   Впрочем, дон Толедо не подверг Тупака Амару самым страшным пыткам, которые всякому развязывают языки: все же лицо королевской крови, хоть и язычник. Вокруг вице-короля было полно доносчиков, и каждое его слово, каждое действие вскоре становились известны в Мадриде, во дворце Его Католического Величества. Король и так уже дал понять, что недоволен жестоким обращением с Верховным Инкой – ведь тот король, а значит, в какой-то мере ровня Филиппу Второму. И если дон Толедо не проявляет должного почтения к императору Инков – не значит ли это, что он не питает верноподданнических чувств и к своему королю?
   Не сумев ничего добиться от Тупака Амару, вице-король приказал казнить его.
   Его Католическое Величество, дон Филипп, был против такого решения, но король далеко, а дону Толедо нужно управляться с тысячами непокорных индейцев, и живой император ему совершенно не нужен: живой император – это повод для бунта, возможный полководец индейских армий.
   И без того уже лазутчики доносили, что горные племена, знаменитые Воины Туч, неспокойны.
   Поэтому в день казни Тупака Амару вице-король распорядился выставить на улицах Куско удвоенный караул, а пленного императора на пути к эшафоту сопровождал отряд хорошо вооруженных людей.
   В этот день в столицу стеклись огромные толпы индейцев. Все хотели последний раз взглянуть на своего законного владыку.
   Вице-король не решился выйти на площадь, он наблюдал за казнью с балкона своего дворца.
   Тупак Амару и на эшафоте держался с королевским достоинством. Он отверг предложение епископа перейти в католическую веру и перед смертью обратился к верховному богу Инту, чьим потомком, по преданию, был.
   Индейцы громко оплакивали своего владыку, но, к счастью, обошлось без мятежа.
   А вице-король остался один на один со своими проблемами: индейцы непокорны, из разных концов империи что ни день приходят известия о волнениях, для подавления которых приходится посылать вооруженные отряды; из Испании доходят слухи, что король им недоволен из-за недостаточно высоких налогов; и собственные капитаны, командиры испанских отрядов, ворчат, что им приходится терпеть тяжелый климат и опасную жизнь среди дикарей за слишком малые деньги.
   Требовалось одно: золото.
   Ему нужно было золото инков, золото Тупака Амару.
   Вице-король не терял надежду найти сокровища казненного императора: после него осталась вдова с маленькой дочерью, принцессой Манко Ютан.
   Вдова императора была не только женой Верховного Инки, но также и его сестрой: как египетские фараоны, правители империи инков женились на своих сестрах, чтобы сохранить в неприкосновенности текущую в их жилах священную кровь великого предка, бога солнца Инту.
   Значит, вдова Тупака Амару с самого детства посвящена в тайны королевской семьи, и она не может не знать, где ее покойный супруг спрятал свои несметные сокровища.
   К тому же она женщина, а женщина не может быть такой стойкой, как мужчина, как воин, как король. Если Тупак Амару доверил ей свою тайну, рано или поздно эта тайна станет известна испанцам.
   Так рассуждал вице-король Перу дон Франсиско де Толедо, но он не учел одного: вдова Тупака Амару была не просто женщина. Это была индейская женщина, больше того – женщина из королевского рода инков, и она мало в чем уступала мужчинам.
   Чтобы овладеть ее тайной, вице-король окружил вдовствующую императрицу заботой. Он отвел ей несколько комнат в своем дворце, выделил несколько служанок, няньку для дочери. Разумеется, служанки должны были день и ночь следить за царственной пленницей и докладывать своему истинному хозяину о каждом ее слове, о каждом поступке. Однако женщина не говорила ничего лишнего: то ли понимала, что окружена соглядатаями, то ли и впрямь ничего не знала.
   Теряя терпение, дон Франсиско приказал служанкам не только слушать и смотреть, но и всячески наводить ее в разговорах на нужную тему. Но и это не помогло.
   Служанки заводили разговоры о былом величии и богатстве своей пленницы, о том, какой роскошью она была окружена во дворце своего отца, а потом – мужа. Императрица довольно равнодушно подтвердила, что дворец Верховного Инки и впрямь был куда роскошнее резиденции вице-короля.
   Тогда хитрые служанки спрашивали, не хочет ли она вернуть что-то из прежнего богатства. На это пленница отвечала, что хотела бы вернуть своего казненного мужа, все остальное ей безразлично.
   Убедившись, что обычные меры не приносят желаемого результата, дон Франсиско решил обратиться к той силе, которую сам побаивался, но от которой надеялся получить существенную помощь: к Католической Церкви.
   Дон Франсиско долго откладывал это решение.
   Конечно, никто так не умеет выведывать чужие тайны, как монахи и священнослужители. Наверняка они смогут найти подход и к пленной императрице.
   С другой стороны, вице-король знал, что Церковь – такой помощник, чье содействие обходится недешево. Особенно же дорого обойдется помощь епископа Куско дона Кристобаля Ортего, хитрого и жадного старика, который делал вид, что верой и правдой служит двум господам: королю в Мадриде и папе в Риме. В действительности же дон Кристобаль служил самому себе, собственной тугой мошне.
   Епископ следил за каждым шагом вице-короля и о каждом его слове и даже помышлении немедленно докладывал в Рим и в Мадрид. Поэтому, если привлечь его к делу, рано или поздно все будет известно и папе, и королю. Мало того, дон Кристобаль наверняка потребует, чтобы вице-король выделил щедрую долю сокровищ Церкви, да и себя не обидит.
   Так что большой вопрос, стоит ли игра свеч.
   В то время когда вице-король бился над решением этой непростой задачи, ему сообщили, что в Куско появился новый человек.
   Это был довольно молодой священник, прибывший из самого Рима с таинственным поручением от папской курии. Сам епископ пытался выведать у него суть, действовал и строгостью, и лаской, и убеждением, но посланец Рима отделался общими словами – мол, содействовать укреплению матери нашей Католической Церкви среди новообращенных христиан Нового Света, бороться с ересью и прочее. Епископ обиделся и затаил неудовольствие, однако прямо ссориться не посмел.
   И вот как-то утром вице-королю доложили, что его просит принять святой отец Линарди.
   Дон Франсиско не знал о цели визита, но согласился принять священника.
   Тот оказался человеком энергичным.
   Он не стал ходить вокруг да около, а сразу же сообщил вице-королю, что представляет интересы не столько папской курии, сколько недавно созданного в Риме ордена Святого Иисуса.
   – Орден наш создан волей Его Святейшества Папы с целью противодействия народившимся в последнее время вредоносным ересям. Под видом обновления и реформирования Церкви еретики угрожают самому ее существованию. Поэтому борьба с ними является для Церкви вопросом жизни и смерти…
   – Слава Господу, у нас в Перу и вообще в Вест-Индии не слыхали пока о Реформации, – перебил вице-король иезуита. – Так что не думаю, святой отец, что у вас здесь будет много работы…
   – Позвольте мне закончить, дон Франсиско! – проговорил священник. – Я знаю, что Реформация пока не проникла в эти отдаленные места, и будем надеяться, что не проникнет. Но глава моего ордена кардинал Сполетти прислал меня сюда с другой, тоже очень важной целью. Нам известно, что огромные сокровища империи инков не найдены. Нам известно также, что казненный вами император Тупак Амару унес тайну сокровищ в могилу…
   – Вот это да! – воскликнул вице-король в замешательстве. – Кажется, до Рима отсюда не один месяц пути! Как же это вы узнаете там все наши секреты, да еще так быстро?
   – Узнавать раньше всех важные тайны – это большое искусство, которым члены нашего ордена овладели в совершенстве! – проговорил священник, скромно опустив глаза. – Смею заверить вас, что у нас глаза и уши везде, где есть хотя бы несколько католиков, даже в столь отдаленных местах, как это. Но я хотел бы сделать вам выгодное предложение, дон Франсиско.
   – Слушаю вас, – вице-король весь обратился в слух.
   – Как я уже сказал, вы казнили Верховного Инку. Это была ошибка…
   – Я принял вас не для того, чтобы выслушивать нотации! – проговорил вице-король.
   – Я не учу вас, а только констатирую факт. Казнью Тупака Амару вы вызвали недовольство короля, потеряв единственного человека, который точно знал о местонахождении сокровищ, и, кроме того, увеличили недовольство туземцев, особенно – воинственных горных племен…
   – Повторяю, что не собираюсь слушать поучения какого-то молокососа! Если я казнил Тупака Амару – для того были серьезные причины. Он мог стать знаменем и главой восстания…
   – Простите, дон Франсиско, но советы моего ордена с пользой для себя выслушивают многие коронованные особы, включая и вашего короля. А насчет восстания – поймите, дон Франсиско, что мертвый император гораздо скорее может стать его знаменем, чем живой. Попомните мое слово: не пройдет и двадцати лет, как мы увидим ужасное восстание, которое зальет всю вашу страну кровью. Однако говорить об этом поздно, и я пришел не для этого. Я собираюсь предложить вам помощь.
   – Когда мне предлагают помощь, то, прежде чем узнать, в чем она заключается, я всегда хочу узнать, во что она мне обойдется.
   – Это весьма разумно. Итак, вы казнили Тупака Амару, но у вас осталась его вдова. Вы пытаетесь выведать ее тайны, но пока у вас ничего не выходит. Так вот, дон Франсиско, я хочу помочь в этом деле. Я умею выведывать чужие тайны, это моя специальность.
   – Какова цена?
   – Вы пожертвуете на нужды нашего ордена четверть найденных сокровищ. Если, конечно, они будут найдены. Согласитесь, это очень скромно. Епископ взял бы с вас не меньше половины, при этом неизвестно, добился бы он результата или нет…
   – Вы разговариваете не как священник, а как рыночный торговец! – усмехнувшись, проговорил вице-король.
   – Наш орден создан для того, чтобы спасти Святую Католическую Церковь. Ради этой великой цели мы будем делать все, что придется, – воевать и торговаться, подслушивать и наушничать, даже, если придется, лгать и убивать. Мы руководствуемся только двумя непреложными правилами: цель оправдывает средства и все допустимо ради вящей славы Господней! Золото инков может дать нам мощное оружие против еретиков. Мы сможем кого-то просто купить, кого-то переубедить силой оружия или другими столь же весомыми аргументами, сможем создать новые университеты, на кафедрах которых верные истинному учению профессора станут внушать молодежи подлинные католические ценности. Именно поэтому кардинал Сполетти благословил меня на поездку в вашу страну.
   – Что ж, ваше предложение стоит обдумать. В любом случае я почти ничем не рискую – вряд ли у вас что-нибудь получится…
   – Думайте, дон Франсиско, но думайте не слишком долго!
   Священник поклонился и вышел, благословив вице-короля.

   И дон Франсиско действительно не заставил себя ждать. Он рассудил, что молодой энергичный иезуит и впрямь может чего-то добиться, и распорядился допустить его к пленной императрице.
   Результат ошеломил его: уже на следующий день ему доложили, что императрица согласилась принять католичество.
   Церемония крещения вдовы Тупака Амару прошла в главном соборе Куско и была обставлена со всей возможной пышностью: еще бы, это знак, что католическая церковь одержала еще одну большую, важную победу. Крестным отцом пленницы стал сам вице-король, крестной матерью – его супруга. При крещении женщине дали имя Елизавета, в честь одной из наиболее почитаемых святых.
   Епископ Куско лично крестил вдовствующую императрицу.
   Он с трудом сдерживал свое недовольство: ведь у него ничего не получалось с этой упрямой язычницей, а молодой иезуит едва приехал в Перу – и вот, пожалуйста, результат налицо! Об этом, несомненно, узнают в Риме и, не дай бог, подумают, что он, дон Кристобаль, состарился и ни на что не пригоден…
   Впрочем, хорошие стороны можно найти в чем угодно: после крещения императрицы многие индейцы согласились вслед за ней добровольно принять христианство, а уж это епископ не преминул сделать своей личной заслугой.
   Добившись крещения императрицы, отец Линарди продолжил свои усилия. Его настоящей целью было золото инков, а это значит, что он должен был заставить пленницу открыть ему свою тайну.
   Теперь у него имелся мощный рычаг воздействия на несчастную женщину: он лично разъяснял ей догматы и правила католичества и в первую очередь рассказал о таинстве исповеди. Убедившись, что новообращенная католичка вполне поняла важность этой процедуры, он объявил, что для нее настало время исповедаться и получить первое в ее жизни причастие.
   Однако в исповедальне молодого иезуита ждало разочарование.
   Вдова Тупака Амару честно пыталась вспомнить все свои грехи. Она говорила о том, что в доме своего отца не раз давала волю гневу, о том, что как-то раз приказала убить воина, который во время ежегодного жертвоприношения богу Инту нечаянно наступил на ее тень, о том, что отправила на плантацию служанку, которая поцарапала ее гребнем.
   Иезуит внимательно выслушивал ее и отпускал грехи, но не они интересовали его: он старательно подводил женщину к сокровищам инков, к тому, где они спрятаны, – но та делала вид, что не понимает его, или и впрямь не понимала.
   В конце концов, он решил пока отступить и выждать: терпение и выдержка всегда приносят плоды.
   Приняв католичество, вдовствующая императрица обрела несколько большую свободу. Теперь она посещала церковные службы, принимала участие в придворных праздниках и приемах.
   Епископ требовал, чтобы дочь императрицы, маленькую принцессу Манко Ютан, которая была крещена под именем Екатерины, поместили на воспитание в один из монастырей. Однако тут он натолкнулся на сопротивление иезуита.
   Он оправдывался тем, что дал слово императрице, но в действительности надеялся, что рано или поздно женщина передаст дочери свою тайну.
   Однако время шло, вдовствующая императрица старела, ее дочь росла, но иезуиту не удавалось получить никаких сведений о пропавшем сокровище. В Риме были им недовольны, и на место отца Линарди прислали другого человека, более энергичного. Впрочем, ему тоже ничего не удалось добиться, и в очередном докладе руководству ордена новый агент иезуитов написал, что, по его мнению, легендарное золото инков исчезло без следа. Либо оно и впрямь пропало в непроходимых джунглях, либо вдова Тупака Амару ничего не знает о месте, где оно спрятано.
   Прошло еще несколько лет.
   Дочь последнего императора инков стала взрослой девушкой, невестой. Она была красива необычной, экзотической красотой, и хотя у нее не было значительного приданого, к ней сватались многие знатные испанские дворяне. Кто-то – из-за ее красоты, кто-то, возможно, из-за слухов о том, что юная принцесса знает тайну несметных сокровищ своего казненного отца.
   Однако принцесса отказала испанским аристократам, заявив, что они слишком худородны для дочери императора и правнучки бога Инту, и по обычаю предков отдала свою руку и сердце родственнику, молодому человеку из знатного инкского рода.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация