А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайна золота инков" (страница 15)

   Отчего-то это воспоминание испортило Алино настроение. Вдруг стало как-то тревожно, как бывает, когда собирается гроза. Небо еще чистое, и солнышко светит, только далеко в стороне едва просматривается темная полоса. Можно, конечно, не обращать на нее внимания и делать вид, что все прекрасно, но сердце отчего-то неприятно сжимается в тревоге.
   – Глупости! – громко сказала Аля. – Я слишком впечатлительна. Нужно думать о будущем, а не о прошлом!
   И хватит валяться в кровати! Федор сказал, что вернется к обеду. А значит, что он будет голодный, и его надо накормить! И привести себя в порядок, а то он увидит ее, немытую и нечесаную, и убежит.
   Нет, не убежит, тут же поправила себя Аля, с чего это он будет убегать из своей квартиры? Он просто выгонит Алю.
   – Ну, это мы еще посмотрим! – Аля соскочила с кровати и заметалась по спальне в поисках одежды.
   Вчера на ней было скромное серое платьице из натурального хлопка. Сверху курточка, потому что шел дождик. Хлопок – это, конечно, неплохо, однако натуральный материал сильно мнется. Да еще она совершенно не помнит, как снимала одежду. До того ли было… Снова Алю бросило в жар.
   В общем, надевать такое платье нельзя, оно все жеваное. Нужно его выгладить. Да неплохо бы и душ принять…
   Аля осторожно приоткрыла дверь спальни. Коридор тоже огромный, в него выходило много дубовых дверей. Паркет рассохся и скрипел. Ванную она обнаружила с третьего раза, сначала попала в туалет и в кладовку. Незачем говорить, что и ванная, и кладовка оказались неприлично большими.
   Аля приняла душ и долго разглядывала себя в большом чуть мутноватом зеркале. А что, и вовсе даже ничего себе. Глаза блестят, а если накраситься посильнее, то они станут казаться больше и выразительнее. И фигура у нее неплохая, ноги длинные, ни грамма лишнего веса, но и не худосочная.
   Давно пора позабыть о комплексах и жить полной жизнью! Это Максим сделал из нее неуверенную в себе, вечно всего боящуюся размазню! Ах, он такой умный, тонкий и образованный, она, Аля, не знает и десятой части того, что знает он… И чувствует себя от этого неполноценной.
   Ничего, она тоже не совсем дура. Федор – человек простой, слова умные вообще не употребляет, и это не помешало ему стать уважаемым и обеспеченным человеком. И главное – он настоящий мужчина! Аля снова почувствовала, как ее обдало жаркой волной при воспоминании о прошлой ночи.
   В спальне Аля нашла чемодан. Судя по размеру, вещи в нем принадлежали Федору. Ах, ну да, он же не жил раньше в этой квартире, снимал жилье, чтобы не стеснять дядю и самому чувствовать себя свободнее… А теперь квартира принадлежит ему… Если даже страховку профессор Любомирский оформил на племянника, то квартиру-то уж точно завещал ему…
   Рубашка Федора смотрелась на ней как мини-платье, Аля перетянула ее ремнем, получилось неплохо.
   Кухня выглядела мрачноватой. Дубовые шкафы смотрелись неважно, занавески давно следовало выбросить. Не было никаких электроприборов. Аля поставила эмалированный чайник на газовую плиту, которая тоже давно и безуспешно просилась на заслуженный покой. В шкафчиках нашлись банка растворимого кофе, сахар и сухое печенье, в холодильнике – масло, яйца и сосиски.
   Прихлебывая кофе, Аля думала, что приготовить приличную еду из такого скудного набора никак нельзя. Стало быть, нужно заняться собой, а Федор, наверное, что-нибудь принесет. Или же они пойдут куда-нибудь обедать.
   Как хорошо, что сегодня суббота! Аля счастливо потянулась. Не нужно с утра пораньше нестись на работу, никому звонить и отпрашиваться. И вообще, как хорошо, что она живет одна: дома никто не ждет ее заботы, кроме цветов.
   Внезапно Алиных ушей достиг скрипучий звук. Да это же ее мобильник, вчера она поставила его на вибровызов!
   Аля поглядела на номер. Так и есть, Максим. Только не это! Она не может сейчас с ним разговаривать, откровенно говоря, ей нечего ему сказать! То есть, конечно, есть. Вот именно: Але есть что ему сказать. И разговор этот будет коротким.
   «Извини, дорогой, мы больше не будем встречаться. Прости, если что не так, но я поняла, что мы совершенно не подходим друг другу. Так что, прощай…»
   Интересно, как Максим отреагирует на такое заявление? Выйдет из себя, начнет скандалить, упрекать Алю в неверности и так далее? Поступит как многие мужчины в подобной ситуации? Скорее всего, нет. Максим – воспитанный человек, он не раз говорил Але, что со всеми своими дамами сердца всегда расстается мирно, потом мило раскланивается при встрече и обменивается новостями.
   «Вот и проверим! – усмехнулась Аля. – Такой ли он на самом деле, каким старался казаться…»
   Но тут же стала серьезной. Как бы там ни было, такой разговор следует проводить с глазу на глаз. Все же они были с Максимом вместе три года, он не заслуживает, чтобы его бортанули по телефону. Нужно быть с ним помягче и ни в коем случае не говорить про Федора, это ударит по мужскому самолюбию.
   Полная благих намерений, Аля вообще выключила мобильник.
   Она прогулялась по квартире в поисках утюга и не нашла его ни в спальне, ни в кладовке.
   Следующая комната была нежилой. То есть стояла в ней тяжелая массивная мебель, висела большая хрустальная люстра. А на стенах картины. Но видны были только золоченые резные рамы, а сами полотна были завешены тканью. В комнате пахло пылью, да ее и так было видно – на столешнице, на полу. Когда включила свет, оказалось, что половина рожков в люстре не горит. Очевидно, покойный профессор этой комнатой не пользовался, ему и остальных хватало.
   Со временем можно сделать отличную гостиную, подумала Аля и тут же усовестилась – с чего это она размечталась о чужой квартире? Но говорил же вчера Федор, что ему надоела холостяцкая неустроенная жизнь, что он хочет жениться и завести детей, чтобы было кому передать бизнес! И она ему нравится, это точно… Ладно, будущее покажет.

   Аля толкнула следующую дверь и оказалась в кабинете.
   По стенам выстроились книжные шкафы и стеллажи, плотно заставленные толстыми массивными томами – альбомы, монографии, справочники, посвященные культуре древних народов Америки – майя, ацтеков, инков. Между шкафами на стенах висели индейские маски, ритуальные украшения из бус и перьев, фотографии древних храмов, каменных статуй и барельефов.
   В глубине кабинета стоял массивный письменный стол из темного дерева. На нем – старинная бронзовая лампа, а рядом в живописном беспорядке валялись многочисленные фотографии – статуи, храмы, каменные алтари, затерянные среди пустынь и джунглей Латинской Америки…
   Эта комната точно жилая.
   Здесь покойный профессор работал, писал свои статьи, книги, лекции.
   Видно было, что он оставил работу на полпути, отправившись в поездку, из которой ему не суждено было вернуться. И никто еще не прикоснулся к этим бумагам и фотографиям, все здесь оставалось таким же, как при его жизни. Казалось, здесь еще обитает дух покойного Любомирского. Больше того – казалось, что он в любую минуту вернется, чтобы продолжить прерванный труд.
   Аля разрывалась между двумя противоположными желаниями.
   С одной стороны, естественная человеческая деликатность требовала выйти прочь из этого кабинета, не беспокоить обитающую здесь душу умершего.
   С другой – ей хотелось больше и глубже понять, каким человеком был, чем жил и дышал тот немолодой мужчина, который умер у нее на глазах, тот, кого они с Дашкой прозвали Тайным Агентом… Потому что Федор мало что мог рассказать о своем дяде, он сразу признался, что не было у них общих интересов.
   Она же стала случайным свидетелем последних минут его жизни и хотела теперь узнать, чем эта жизнь была наполнена, что предшествовало его поездке в замок.
   И второе желание победило.
   Аля пересекла кабинет, села в глубокое кресло, обитое мягкой зеленой кожей, придвинулась к столу.
   Вот здесь он сидел, здесь работал, за этим столом, освещенным тяжелой бронзовой настольной лампой в форме индейского божества с головой орла и телом змеи.
   Точно такое же божество было изображено на одной из фотографий, которая лежала посреди стола.
   Только на фотографии голова орла была повернута вправо, а орел на лампе смотрел прямо перед собой, как будто высматривал со скалы прячущуюся в долине жертву.
   Аля машинально протянула к лампе руку, взялась за орлиный клюв и повернула его вправо.
   Голова неожиданно легко поддалась. Теперь бронзовый орел выглядел точно так же, как на фотографии.
   Внутри лампы раздался негромкий щелчок, словно пришел в действие какой-то скрытый механизм. И в ту же секунду в массивном основании лампы открылся потайной ящичек, из которого выпал на стол небольшой блокнот в зеленой кожаной обложке.
   Аля удивленно взглянула на блокнот, взяла в руку, чтобы рассмотреть…
   И вздрогнула от неожиданности: в прихожей раскатился дверной звонок.
   Аля испуганно вскочила, как будто ее застали за чем-то неприличным, недозволенным. Впрочем, так и было – она без спроса, без разрешения хозяина квартиры вошла в кабинет покойного профессора, вторглась в его жизнь… пусть его уже и нет на свете, но это нисколько не оправдывает вторжение… разумеется, Федору не понравится, что она хозяйничает в кабинете его дяди!
   Аля хотела положить блокнот на место, но от волнения не смогла запихнуть в углубление лампы. Звонок раздался с новой силой, Аля засунула блокнот под рубашку, выскользнула из кабинета, плотно затворив за собой дверь, подошла к входной двери и, ничего не спрашивая, открыла ее.
   Она была уверена, что за дверью Федор. На ее лице уже расцвела радостная улыбка…
   И тут же растаяла: перед ней возникли двое крепких плечистых мужиков с одинаковыми квадратными плечами, одинаковыми квадратными подбородками, одинаково обветренными квадратными физиономиями, одинаковыми мощными шеями, перехваченными толстыми золотыми цепями. Только на одном была бежевая кожаная куртка, а на другом – черная.
   От незнакомцев исходило ощущение опасной, грозной силы.
   – Ты кто?! – мрачно спросил бежевый, вдвинувшись в прихожую.
   Аля попыталась встать на его пути, но это было так же бессмысленно, как на пути движущегося поезда. Мужик втолкнул ее в прихожую и огляделся.
   – Нет, это вы кто?! – возмущенно воскликнула Аля. – По какому праву вы вламываетесь в чужую квартиру?
   – Хорошая квартира, – проговорил черный, входя следом за приятелем и осмотрев коридор. – Дорогая небось.
   – Я сейчас милицию вызову… – пролепетала Аля, чувствуя, как по всему телу разливается липкий тошнотворный страх.
   – Валяй, – разрешил бежевый. – А Федька где?
   – Он… ушел по делам… – проговорила Аля дрожащим голосом.
   – По делам! – хмыкнул черный, и мужики переглянулись. – У него и здесь дела! Ну-ну…
   – Да все-таки, кто вы такие? – Аля попыталась взять себя в руки, повысила голос, шагнула навстречу незнакомцам.
   Те опять переглянулись.
   – Может, ее возьмем? – предложил черный.
   – Что значит – возьмем? – Аля побледнела, отступила к стене. Там висела светлая куртка, судя по размеру, Федора, Аля задела ее, уронила на пол.
   – А ты все-таки кто? – повторил бежевый. – Жена?
   – Нет… – честно призналась Аля, и тут же у нее в голове сработал какой-то защитный механизм, и она торопливо забормотала: – Вчера только с ним познакомилась… в ресторане… до вчерашнего дня его не знала…
   – Ну вот, – вздохнул бежевый, повернувшись к приятелю. – А ты говоришь – возьмем! Никакого смысла… он из-за нее и пальцем не шевельнет…
   – А квартира хорошая! – повторил черный. – Комнат небось много, и в центре… Можно будет продать за нормальные деньги…
   – Когда Федька придет? – Бежевый снова взглянул на Алю, но теперь уже без практического интереса.
   – Не знаю… он… он не сказал… а вы, наверное, из Тюмени? – Произнеся эти слова, Аля поняла, что допустила ошибку, но исправлять было уже поздно.
   – Так, значит, ты все же что-то про него знаешь? – оживился черный и выразительно взглянул на приятеля.
   – Ну да, он рассказал, что у него в Тюмени бизнес…
   – Бизнес? – Мужики переглянулись и негромко, недобро рассмеялись. – Ну да, а ты уже и губу раскатала! Думала, убила бобра! А какой бизнес, не сказал?
   – Нет… – выдавила Аля. – Какой бизнес бывает в Тюмени? Нефтяной, наверное!..
   – Ух ты! – восхитился тот тип, что был в черной куртке. – Сразу нефтяной. Стало быть, он тебе олигархом представился?
   Аля смолчала, только прислонилась к стене, потому что колени предательски задрожали.
   – Магазинчик там у твоего Федора! – осклабился бежевый.
   – Думал, самый умный, – подхватил приятель. – Открыл магазин всяких деликатесов – фуа-гра, лобстеры, сыры французские, вина дорогие… думал, раз у нас народ богатый, все поведутся на эту хрень. У нас народ хоть и богатый, но простой, мы больше холодную водку уважаем с хорошей закусочкой, чем кислятину французскую!
   – В общем, влез твой Федор в долги, – продолжил бежевый. – За аренду задолжал, то-се… потом кое-кому вовремя не отстегнул, у него и отключили электричество. А у нас в Тюмени не всегда холодно, так что у него все его деликатесы протухли. Пришлось снова занимать, только уже больше… Так что дела у него неважные. Нам с Толяном большие деньги должен, еще кое-кому из серьезных людей…
   – Таким, с которыми шутить нельзя! – добавил напарник. – Один Щебень чего стоит!
   – Брал-то он под свой магазин, – продолжил бежевый. – А когда стали разбираться – оказалось, что этот магазин ничего не стоит: помещение на аренде, товар весь взят на реализацию. А Федор под шумок слинял на Большую землю… а так нормальные пацаны не поступают. Вот мы и приехали с ним покалякать.
   – Может, все-таки возьмем ее? – раздумчиво проговорил черный.
   – А смысл? – вздохнул бежевый. – Он ради нее суетиться не станет, не тот человек! Ты же знаешь Федьку… помнишь, тогда, с Лариской из Костиного ресторана…
   – Да, было дело! – Черный хмыкнул, уставился на Алю недобрым взглядом и проговорил: – Ладно, живи! А Федору своему передай, если еще увидишь его, что друзья заходили, с пламенным сибирским приветом!
   – Именно что с пламенным! – осклабился бежевый. – Если он до конца месяца не рассчитается с долгами – будет ему пламенный привет! Мы-то люди добрые, терпеливые, а вот Щебень не любит, когда его за лоха держат. Может и паяльником…
   Дверь за незваными гостями с грохотом захлопнулась, но Аля еще несколько минут неподвижно стояла посреди прихожей, пытаясь прийти в себя.
   Дикий, животный страх, охвативший ее при виде нежданных гостей, понемногу прошел, но на душе стало темно.
   Ну да, тюменские гости сказали ей, что Федор вовсе не такой удачливый бизнесмен, каким представляется. Он владеет всего лишь небольшим магазином, да и тот весь в долгах… может быть, они все выдумали?
   Да нет, они совершенно не похожи на людей, способных что-то выдумать из любви к искусству, а смысла в этом нет. Им врать совершенно ни к чему. Они за долгом своим приходили, хотели даже ее, Алю, в заложники взять. Да только у нее ума хватило сказать, что она Федору никто, случайная девица, подхваченная вчера в ресторане.
   И те двое поверили, потому что они Федора знают лучше, чем она, оттого и не стали с ней связываться. А если бы она сказала, что они близко знакомы, то вполне могло быть, что эти уроды прихватили бы ее с собой, чтобы шантажировать Федора. А он бы и пальцем не шевельнул, чтобы ее спасти. Кто она ему?
   «Спокойно, – сказала себе Аля, – что-то меня заносит. Этих типов я тоже впервые вижу, может, они нарочно пугали? Хотя зачем им…»
   Но Федор, несомненно, ей врал. Притворялся этаким простым, незамысловатым парнем, слов умных не знает, человек дела!
   Ага, магазин французских деликатесов держит, а сам не знает, что такое фуа-гра!
   С какой целью он врал? Просто распускал перед ней хвост, как все мужчины, хотел показать, какой он крутой и удачливый? Или за этим враньем стоит что-то другое, куда более серьезное?
   Да хватит прятать голову в песок! Разумеется, она, Аля, нужна была ему только для того, чтобы помогла без проволочек получить страховку! Раз он весь в долгах, то страховка окажется очень кстати! Да что там – она его просто спасет! Вон, эти двое из Тюмени уже на квартиру глаз положили!
   Господи, ну какая же она дура! Поверила примитивным мужским штучкам, да Федор не слишком и старался, она сама все додумала! Сама для себя построила мышеловку, даже сыр в нее сама положила! «Сибуй» – ну надо же!
   Аля спохватилась, заперла дверь на замок, повернулась, чтобы уйти из прихожей.
   На полу валялась светлая куртка Федора.
   Она машинально наклонилась, чтобы поднять ее и повесить на прежнее место, чтобы все здесь осталось как было, и увидела какую-то бумажку, выпавшую из кармана. Спереди по куртке шла полоса грязи, как будто велосипедист проехал.
   Аля покачала головой, потом подняла бумажку, равнодушно взглянула на нее.
   Кассовый чек с бензозаправки.
   Иностранный. Все надписи на каком-то славянском языке, но латинским шрифтом.
   Номер помпы, сорт и количество проданного бензина, общая сумма – сто сорок злотых…
   Злотые… это ведь польская валюта, значит, чек с польской бензозаправки.
   Аля невольно вспомнила свою недавнюю поездку. У нее по карманам до сих пор завалялось несколько злотых.
   И вдруг ее словно обухом по голове ударили.
   Чек с польской бензозаправки лежал в кармане Федора.
   Но ведь Федор говорил ей, что никогда не был в Польше! Зачем ему было ее обманывать?
   А зачем он наврал ей про свой успешный бизнес в Тюмени?
   Она снова уставилась на злополучную бумажку.
   Да, никакого сомнения – сто сорок злотых! Ниже отпечатана дата.
   Ей стало совсем плохо.
   Шестое июля. Те самые дни, когда она сама была в Польше. Всего за два дня до смерти профессора Любомирского.
   Как говорил ей симпатичный польский капрал?
   Чтобы определить подозреваемого, он перебрал всех, у кого была возможность совершить убийство и у кого был мотив.
   Ее саму капрал исключил из числа подозреваемых, потому что у нее не было мотива, хотя и была возможность. А вот у Федора как раз мотив есть.
   Она убедилась в этом сегодня, когда узнала, что он должен большие деньги серьезным людям из Тюмени. В этой ситуации страховка профессора может его спасти. Да еще и дорогая квартира, которую он унаследует…
   У Федора есть мотив, но до этой минуты Аля была уверена, что у него не было физической возможности совершить убийство, потому что в момент преступления его не было в Польше.
   И вот злополучный кассовый чек переворачивает все с ног на голову…
   Как же он так прокололся, с чеком-то? А ведь он измазал чем-то куртку еще в Польше, поняла Аля. Приехал и бросил ее в прихожей, носить ее нельзя. Жены-то нету, чтобы проследить, бельишко постирать, вещи в химчистку отдать… На домработницу Федор не зарабатывает.
   Прежде чем вещь стирать или сдавать в чистку, люди обычно карманы тщательно обшаривают, чтобы чего нужного не лишиться. А он сунул чек машинально в карман да и забыл о нем. Ну, вылетело из головы совершенно. У него забот-то здесь, в городе, полон рот. Нужно от кредиторов прятаться, квартиру в наследство оформлять, да еще дурочку из страховой компании охмурять, чтобы денежки скорее выплатили. Земля у него под ногами горит, а тут какой-то чек с заправки, да кто поверит этой бумажке!
   Федор был в Польше именно в те дни, когда убили его дядю, что и делает его подозреваемым. Но даже не это самое страшное. Самое страшное – что он соврал ей, сказал, что никогда не был в Польше, и сказал до того, как узнал о дядиной смерти и об унаследованных деньгах.
   Значит…
   Значит, он знал об этом раньше, до того, как она ему об этом сообщила. А перед ней ловко разыгрывал удивление и неосведомленность. Потому что хотел убедить: он не имеет никакого отношения к дядиной смерти.
   И еще… пустил в ход все свое мужское обаяние, чтобы вскружить ей голову, свести ее с ума, сделать своим слепым орудием. Чтобы она помогла ему получить страховку.
   И это у него почти получилось!
   – Дура, какая же я дура! – воскликнула Аля в полный голос и согнулась пополам, как будто ее со страшной силой ударили в живот.
   Он нашел к ней безошибочный подход, говоря о том, какой он простой, безыскусный, как стремится к семейной жизни, к простым человеческим радостям, любит детей…
   Он угадал с ней на сто процентов, попал в яблочко, прочитал ее как открытую книгу.
   После Максима с его сложными душевными движениями и с его паническим страхом перед бытом, унылой повседневной жизнью, пеленками и кухней Федор показался Але таким настоящим, таким естественным!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация