А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайна золота инков" (страница 14)

   – Так, пани Александра! – проговорил капрал после непродолжительной паузы. – Дело в том, что со смертью пана профессора не все чисто. То есть совсем нечисто. Первоначальная причина смерти не подтвердилась. Пан профессор умер не от инфаркта…
   – А отчего? – спросила Аля без особенного интереса. – От инсульта? От солнечного удара?
   Она понимала, что говорить так о покойном неделикатно, но слова вырвались сами.
   – Пан профессор был убит.
   Аля поперхнулась. Готовые вырваться слова застряли у нее в горле.
   Она вспомнила полутемную замковую часовню и человека, лежащего на ступенях перед статуей. Человека с полными страдания глазами. Профессора Любомирского, которого острая на язык Дашка обозвала Тайным Агентом.
   И еще вспомнила: буквально за минуту перед тем, как она нашла умирающего профессора, мимо нее пробежал сутулый тип с совершенно безумными глазами.
   Как же его называл простуженный экскурсовод? Ах да, конечно, пан Войцех!
   Еще тогда, в замке, он показался Але очень подозрительным!
   – Но как же… – проговорила Аля, переварив удивительную новость. – Ведь его осмотрел врач… даже целых два… и они не нашли признаков насильственной смерти!
   – Верно, пани Александра! – подтвердил капрал. – На теле пана профессора не было видимых ран, никаких признаков насильственной смерти, которые можно было бы найти при первичном осмотре. Но при подробном осмотре полицейский врач нашел у него на руке едва заметный след укола, поэтому он настоял на вскрытии. И вскрытие показало…
   Капрал неожиданно замолчал, и Аля подумала, что он нарочно делает паузу, чтобы помучить ее неизвестностью. Но в следующий момент она услышала в трубке какой-то голос, который что-то спросил по-польски, и короткий ответ капрала.
   – Прошу пани извинить меня, – проговорил он затем. – То мои коллеги… так на чем я остановился?
   – Вы сказали, что вскрытие показало…
   – Что пан профессор умер от яда, который вызвал остановку сердца.
   – Ужас какой! – выдохнула Аля. – Значит, ему вкололи яд…
   Перед ее глазами снова возник сутулый мужчина с выпученными глазами. Может быть, это он убил профессора?
   – А какой яд? – спросила она.
   – В том-то и дело, уважаемая пани! – Капрал невольно понизил голос. – Наш эксперт ни разу не сталкивался с таким веществом. Оно очень редкое, это микотоксин…
   – Что? – переспросила Аля. – Какой токсин?
   – Токсин, вырабатываемый редчайшей разновидностью грибов.
   – Ужас какой! – повторила Аля.
   Перед ее глазами все еще стояло мертвое лицо профессора. И еще… еще она вспомнила записку с планом, которую он отдал ей перед самой смертью. И компас, который они с Дашкой нашли в тайнике на следующий день.
   – Пан капрал… – начала она. – Я должна вам сказать…
   Она хотела выложить ему всю эту историю, но тут до нее вдруг кое-что дошло.
   – Так я у вас, наверное, числюсь в подозреваемых? – выпалила она. – Ведь это я первой оказалась возле трупа! И какое-то время была с ним наедине…
   Капрал немного помолчал, прежде чем ответить, и это молчание показалось Але достаточно красноречивым. Наверняка ее действительно подозревают!
   А если она сейчас расскажет о компасе, подозрение перерастет в настоящую уверенность! Если она взяла у профессора план и, пользуясь этим планом, нашла старинный компас, да еще и вывезла его из страны, – выходит, у нее был мотив и для убийства…
   – А что вы хотели мне рассказать, пани Александра? – проговорил капрал, не ответив ей насчет своих подозрений.
   – Что хотела сказать? – Аля встревожилась. – Ах да! Я в тот день видела одного пана… такой сутулый тип, очень неприятный… он шел в замке следом за профессором, а потом выбежал из той часовни, где позже я нашла Любомирского. Он был очень взволнован!
   – Взволнован? – переспросил капрал. – То неудивительно! А не помните ли вы, пани, каких-нибудь его примет?
   – Ну, я же говорю – такой сутулый, неприятный… ах да! Он разговаривал с экскурсоводом, и тот называл его «пан Войцех»!
   – Войцех? – переспросил капрал и сделал небольшую паузу, вероятно, чтобы записать имя.
   Затем он проговорил совсем другим тоном, доверительным и задумчивым:
   – Вы спросили меня, пани Александра, подозреваю ли я вас… не обижайтесь, дорогая, моя профессия принуждает подозревать каждого. Не просто подозревать – проверять, была ли у данного человека возможность совершить преступление, способ и мотив. Насчет возможности – вы, пани, действительно номер первый. Вы находились возле тела пана профессора, были там одна, так что вполне могли сделать укол. Теперь – способ убийства… это убийство совершено таким способом, который не требует физической силы, то есть убийцей вполне могла быть женщина…
   Але казалось, что каждым своим словом капрал вбивает гвозди в ее гроб. Еще немного – и он предъявит ей обвинение. Единственное, что ее немного успокаивало, – то, что их с капралом разделяли сотни километров и несколько государственных границ. Пусть он ее обвинит, арестовать-то все равно не сможет…
   Да, он сможет передать улики своим российским коллегам! Ведь погибший профессор – гражданин России!..
   Но следующие слова капрала успокоили ее.
   – Так что, признаюсь, я вас какое-то время подозревал, – продолжал пан Махотек. – До самой последней минуты. Пока вы не сказали, пани, где работаете…
   – При чем тут моя работа?
   – Притом пани, что у вас нет мотива. Больше того: для вас смерть пана профессора – большая неприятность, потому что вашей фирме придется выплатить наследникам Любомирского страховую премию, и довольно большую…
   Вот как! Он уже знает даже про размер страховой премии! Вроде не прерывал разговор, а уже успел выяснить! Здорово работает пан капрал!
   – Да, вы правы, для нашей фирмы смерть профессора – событие неприятное, – подтвердила Аля и облегченно вздохнула, надеясь, что капрал этого вздоха не услышит.
   Она хотела рассказать капралу про тот разговор между Войцехом и экскурсоводом, который они с Дашкой подслушали на следующий день, – у этих двоих явно были какие-то секретные дела. Но услышала Дашкин голос: «Молчи! Капрал тогда спросит, отчего ты раньше ему ничего не сказала, а также, за каким чертом мы потащились в замок второй раз. Ты – не я, начнешь мямлить, он живо тебя расколет. Молчи!»
   «И то верно», – подумала Аля, вешая трубку.

   Не успела Аля закончить разговор, как ее вызвал шеф.
   Он сидел за столом мрачный как туча.
   – Ну что, – проговорил вместо приветствия. – Какой прогресс в деле Любомирского? Удалось уломать наследника? Удалось уговорить его на частичную выплату?
   – Нет, – честно призналась Аля. – Но, Андрей Ильич…
   Однако шеф не дал ей договорить.
   – Что значит «нет»? – загремел он на весь кабинет. – Чем ты занималась все это время? Ворон за окном считала? Я же ясно поставил перед тобой задачу!
   – Я просила обращаться ко мне на «вы!» – ответила Аля резко.
   Шеф как раз замолчал, чтобы набрать воздуха, и Алины слова отчетливо прозвучали в тишине. Шеф покраснел как рак и выпучил глаза. Он хотел обрушиться на Алю с новыми обвинениями, но она проговорила, воспользовавшись паузой:
   – Я не считала ворон, как вы изволили выразиться, а занималась делом. И выяснила, что возникли важные аспекты, которые могут повлиять на выплату…
   – Какие еще аспекты? – недовольно проворчал шеф, но Аля видела, что он заинтересовался.
   – Я связалась с Польшей и выяснила, что профессор Любомирский не умер…
   – Что значит – не умер? – раздраженно переспросил шеф. – Что он, жив, что ли?
   – Нет, конечно. Он не умер естественной смертью – его убили.
   – Вот как?! – Шеф забарабанил по столу пальцами. – И что это нам дает? Убийство предусмотрено среди страховых случаев?
   – Предусмотрено, – кивнула Аля. – Но пока идет следствие, мы не можем получить официальное заключение. А значит, не можем выплатить страховку.
   – Ну, это уже кое-что… – Шеф прикрыл глаза, и Аля буквально увидела, как у него в голове закрутились шестеренки – он просчитывал, что можно выжать из новой информации.
   – Ну, отсрочка платежа – это уже кое-что, – повторил шеф после короткой паузы. – Мы хотя бы сможем прикрыть финансовые дыры. Но я вижу еще более интересную возможность. Ведь по любому законодательству страховка не может быть выплачена, если ее получатель виновен в страховом случае…
   – Что вы хотите сказать, Андрей Ильич? – удивленно переспросила Аля, до которой не сразу дошла его идея.
   – Я хочу сказать, что если этот племянник убил своего дядюшку, то ему не видать страховки как своих ушей!
   Аля потеряла дар речи. Она заморгала, покрутила головой, чтобы там все встало на свои места, и только после этого проговорила:
   – Но, Андрей Ильич, это же бред! Этого просто не может быть! Он вообще не был в Польше!
   – Он? – Шеф перегнулся через стол. – Александра, ты на кого работаешь – на меня или на этого племянника?
   – На вас, разумеется…
   – Так вот, не забывай об этом! Не забывай, что твой заработок напрямую зависит от результатов нашей финансовой деятельности, то есть конкретно – от того, заплатим мы страховку или нет! Вот как ты должна на это смотреть!
   – Все-таки я не поняла – чего конкретно вы от меня хотите? Что я должна делать?
   – Ну почему тебе все надо разжевывать! – проговорил шеф, недовольно поморщившись. – Ты ведь, как я понял, вышла на польскую полицию?
   – Ну да, узнавала, как продвигается расследование смерти профессора…
   – Так вот, если ты на них вышла – постарайся деликатно дать им понять, что этот самый племянник вполне мог быть причастен к дядиной смерти. Деликатно, но настойчиво!
   – Но это же чушь! – воскликнула Аля. – Я же говорила вам, что Федор вообще не был в Польше!
   – Ну и что? Главное, чтобы он попал в круг подозреваемых. Следствие может тянуться очень долго, и мы можем на весь этот срок заморозить выплату. И имей в виду, Александра: это не совет. Это приказ. Ты поняла?
   – Поняла, – ответила Аля, опустив глаза в стол.
   Она представила открытое, привлекательное лицо Федора Корнеева и подумала, как будет разговаривать с ним, если выполнит приказ шефа и станет оговаривать Федора перед польской полицией. Не станет она этого делать! Пусть шеф увольняет ее!
   – Я могу идти? – спросила она, поднимаясь из-за стола.
   – Можешь пока! – И шеф снова погрузился в свои бумаги.
   «Ну и скотина!» – подумала Аля, с грохотом отбросив стул.
   – А ну вернись! – прогремел голос шефа ей в спину.
   Голос был такой злобный, что Аля подумала, уж не сказала ли она последние слова вслух. Но ни капельки не испугалась. Что он может ей сделать? Уволит вот прямо сразу, не сходя с места? Как бы не так, у Али множество дел в работе, клиенты привыкли сотрудничать с ней, так что вполне может быть, что когда она будет работать в другой страховой организации, то переманит всех своих клиентов. Такое случается сплошь и рядом, так что совершенно непонятно, с чего это она позволяет шефу на себя орать.
   – Что еще случилось? – устало спросила она. – Мы разве не договорили?
   – Александра, – неожиданно мирно начал Андрей Ильич. – Ты вроде бы неплохой сотрудник, голова у тебя на месте, мозги нормально работают, ничего не путаешь и не забываешь. В общем, для женщины очень неплохо. Выдержанная, исполнительная, с клиентами вежливая.
   – Вас послушать, так меня в ближайшем будущем повышение ждет! – усмехнулась Аля. – Или хотя бы премия солидная, в размере месячного оклада…
   – Ну хватила! – надулся шеф. – Сейчас не то время, чтобы зарплату прибавлять, еле-еле на плаву держимся… Люди, понимаешь, стали деньги считать, не все понимают, что страховка не зря платится. Думают, обойдется как-нибудь, проскочат на шермачка… Но ты меня не отвлекай! Хочешь знать, почему ты при всех своих деловых качествах никогда не станешь успешным бизнесменом?
   – Так и знала, что вы похвалы обязательно ложкой дегтя разбавите, – снова усмехнулась Аля.
   Шеф не обратил внимания на ее шпильку.
   – Потому что жалостливая ты очень, – заявил он. – Сильно порядочная и правдивая. В бизнесе так нельзя. В бизнесе только жесткие выживают. Вот и сейчас. В принципе фирма, конечно, может заплатить такие деньги по полису этого профессора… как его?
   – Любомирского, – подсказала Аля.
   – Но если имеется хоть малейшая возможность не платить или заплатить меньше, мы должны эту возможность использовать. Это бизнес, понимаешь?
   «Нет», – подумала Аля.
   – Вот я и говорю, не понимаешь, – грустно кивнул шеф, – ладно, иди уж…
   Аля выскочила за дверь и только там закрыла рот. Однако шеф научился читать мысли!

   Ресторан, куда Федор привез Алю, оказался довольно большим сумрачным помещением, совершенно пустым.
   – Отчего так? – спросила Аля официанта.
   – Недавно только открылись после ремонта, – улыбнулся он, – не все знают…
   – Да нам и лучше! – уверил его Федор. – Мы толпы не любим!
   Они выбрали столик в углу, подальше от эстрады, хотя официант уверял, что музыка у них тихая, не будет беспокоить.
   Кухня в ресторане была французская, во всяком случае, именно это пытались донести до посетителей авторы меню. Аля с любопытством читала звучные названия блюд:
   – «Ноа-де-Сен-Жак», «Филе-миньон с луком-шалотом», «Сердца артишоков в прованском масле», «Улитки по-бургундски», «Крем Каталон…» Ой, а что же это все значит?
   Официант принялся было объяснять, что сердца артишоков – это кусочки, вырезанные из середины, улитки по-бургундски – виноградные улитки, запеченные в масле с травами…
   – Да ладно! – остановил его Федор. – Что это за птичьи названия – фуа-гра, тет-де-муань…
   – Это сыр такой, – заторопился официант. – Переводится с французского как «голова монаха». Такая головка круглая, аккуратная, вроде как у монаха выбрито…
   Аля невольно перевела взгляд на появившегося посетителя с внушительной плешью на затылке, напоминающей монашескую тонзуру, и фыркнула.
   – В общем, нам бы чего попроще, – повторил Федор. – А то еще опозоришься, не зная, как всю эту красоту кушать…
   Он так и сказал «кушать», а не «есть». Аля невольно вспомнила Максима – уж этот-то не допустил бы никакой ошибки! Его речь всегда была даже слишком правильной, он и ее, Алю, не стеснялся поправлять, когда она машинально вставляла в разговор сленговые словечки. Максим называл их мусором и так морщился, что Але казалось, что она съела что-то несвежее. Хотелось немедленно прополоскать рот. Все-таки она слишком впечатлительная!
   Федор совсем не такой. Ну и что, что неправильно употребляет некоторые слова, ерунда. Зато он сильный и мужественный. Он – сибуй.
   Филе-миньон оказалось просто телятиной, лук-шалот совершенно не напоминал лук – ни по вкусу, ни по виду. Федору расторопный официант принес огромный кусок мяса на большой тарелке. Они заказали еще бутылку красного вина.
   Аля выпила залпом полбокала и почувствовала, что сумрачный ресторан показался приветливее и веселее. Пришло несколько посетителей, на эстраде материализовался пианист в смокинге и заиграл что-то приятно-интимное.
   Федор вооружился ножом и кровожадно взглянул на мясо. Аля немедленно представила его в рыцарских доспехах, или лучше в черном бархатном камзоле с белым кружевным воротником. Вокруг Федора сидят такие же, как он, бароны и их верные вассалы, пируют в средневековом замке после победы над врагом. Перед Федором на блюде лежит целая кабанья нога, он отрезает от нее огромные куски острым охотничьим ножом и ест. Сок брызжет на камзол и вокруг, но Федор не обращает на это внимания. Он берет огромный серебряный кубок и пьет за здоровье своего короля.
   – О чем ты думаешь? – Федор отложил приборы и взглянул на Алю.
   Она тут же выболтала ему все свои мысли.
   – Никогда в жизни не был в средневековом замке! – рассмеялся Федор. – Но, наверное, ты права, не чувствовал бы там дискомфорта. Я – человек небалованный.
   Аля хотела расспросить его о делах в Тюмени, но в последнем проблеске здравого смысла сообразила, что он может понять ее расспросы неправильно. Полно девиц, которые оценивают нового знакомого по размеру его кошелька. Але не то чтобы все равно, бедный Федор или богатый, она и так знает.
   Наверное, она все же задала какой-то вопрос, и Федор скупо рассказал о себе. Сам он родом из Перми, родители давно умерли, еще до того, как он перебрался в Тюмень и завел там бизнес. Был женат, но недолго, детей нет. С дядей виделся редко. Правда, в последнее время зачастил в Петербург – здесь тоже появились дела. Откровенно говоря, надоела холостяцкая неустроенная жизнь, дело идет к сороковнику, пора устраиваться солиднее. Нужно еще успеть детей вырастить, чтобы передать потом бизнес по наследству.
   Аля подумала, что не привыкла к такой откровенности.
   – Думаешь, я тороплю события? – спросил Федор. – Но говорил ведь, что не приучен ходить вокруг да около. Как отец говорил – ну их на фиг, эти цирлих-манирлих!
   За разговором они незаметно выпили бутылку вина, и к десерту официант принес Федору коньяк, а Але – рюмку ликера зеленого цвета.
   После ликера и удивительно вкусного мороженого под названием «Каталонский крем» Аля почувствовала, что совершенно опьянела.
   «С чего это меня так развезло? – лениво думала она. – Ах да, целый день ничего не ела, потом выпила натощак… Надо обязательно кофе заказать…»
   Кофе помог, но не до конца. После него расплывающиеся предметы стали четче, а смазанное лицо Федора, напротив, показалось удивительно красивым и родным.
   «Ну и что, что я выпила лишнего, – счастливо думала Аля. – Даже хорошо, на трезвую голову я никогда не решилась бы на то, на что решусь сейчас…»
   Она тут же испугалась, что Федор вызовет такси и отправит ее домой. Или проводит до подъезда, вежливо поблагодарит за прекрасный вечер и отбудет восвояси. Максимум, на что она может рассчитывать, – это торопливый поцелуй у подъезда под внимательным взглядом соседки Фелиции Петровны. У старухи бессонница и сердечная недостаточность, она задыхается, поэтому в любую погоду сидит возле открытого окна, днем и ночью. А зрение у нее неплохое, так что завтра весь дом будет знать, что Алю поздно вечером провожал домой мужчина. Да и наплевать бы на них на всех, но дома вполне может ждать Максим. Он ведь последнее время стал совершенно непредсказуемым…
   Алины страхи оказались напрасными. В такси Федор дал шоферу вовсе не ее адрес.
   – Куда мы едем? – встрепенулась Аля.
   – Ко мне, – шепнул Федор. – Так надо…
   – Но…
   – Не спорь, – он закрыл ей рот поцелуем.
   Прижимаясь к нему в сладкой истоме, Аля вспомнила, что на набережной Канала Грибоедова жил профессор Любомирский, у нее в страховом договоре был его адрес.
   Дальше она соображала плохо. Мчалась машина по пустым темным улицам, Федор держал ее в своих объятиях, нес на руках по пустынной парадной лестнице… Чудесно было ощутить рядом тяжелое и сильное мужское тело, позабыть все страхи и условности, быть самой собой, стонать от счастья и заснуть потом, чувствуя, что ничего плохого с ней больше никогда не случится, что этот человек возьмет на себя все ее проблемы…

   Утром сквозь сон Аля почувствовала, как кто-то легонько ущипнул ее за щеку.
   – Малыш, я пошел по делам, – услышала она ставший уже родным голос. – Ты спи. Я вернусь к обеду.
   Аля, не глядя, взяла руку Федора и поцеловала. Он растрепал ее волосы и ушел.
   Хлопнула дверь, но сон пропал. Аля полежала немного, глядя в высокий потолок с красивой лепниной. Квартира у профессора Любомирского была большая, хорошая, в старом доме дореволюционной постройки. Аля не успела осмотреться вчера – не до того было. При воспоминании о том, что случилось вчера вечером на этой вот старинной кровати красного дерева, Алю бросило в жар. Она счастливо вздохнула и села.
   Спальня была огромной. В эту спальню вполне поместилась бы вся Алина однокомнатная квартирка вместе с балконом, да еще влез бы кусочек от лестничной площадки. Два больших окна полукруглой формы закрывали старинные плюшевые портьеры – зеленые, с золотыми шнурами. На кончиках шнуров – кисточки.
   Аля вспомнила, как бабушка в детстве водила ее в гости к своей старинной подруге. Там тоже была большая квартира и такие же портьеры на окнах, только не зеленые, а малиновые. И еще там был мальчик… как же его звали… нет, не вспомнить. Такой лобастый, в очках… Он показывал Але старинную книжку с черно-белыми картинками, которые назывались гравюрами, и все время дергал кисточки на золоченых шнурах от занавесок. Одна кисточка оторвалась, и мальчик тут же свалил все на Алю. Ее как гостью не ругали, но было очень неудобно, даже бабушка не поверила, что Аля не трогала кисточки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация